ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

28 ноября 2016    Источник: Настоящее время

Гибель подростков в Стругах Красных требуют проверить по шести статьям УК

Еще раз проверить обстоятельства гибели псковских подростков потребовал депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг. Он написал обращение в Следственный комитет и Генеральную прокуратуру. По его мнению, в событиях вокруг смерти подростков может быть установлен состав преступлений по шести статьям Уголовного кодекса, в том числе «Доведение до самоубийства».

В доме в поселке Струги Красные двое подростков, сбежавшие от родителей, нашли сейф с оружием, вскрыли его и обстреляли полицейских. Во время штурма они были найдены мертвыми.

Следствие заявило, что по результатам баллистической экспертизы оружие сотрудников Нацгвардии против подростков не применялось. По предварительным данным, дети погибли от выстрелов в упор из охотничьего оружия.

События под Псковом довольно широко освещались, и до сих пор заявлялось лишь то, что следственные органы расследуют преступление, которое совершено самими подростками. Но Лев Шлосберг, депутат Псковского областного Собрания, уверен, что преступления могли быть совершены в отношении подростков, погибших в Стругах Красных.

— Что вы имеете в виду, Лев?

— Я исхожу из того, что произошла большая трагедия. Погибли двое молодых людей, фактически — дети, и больше никто не погиб. Мы должны исходить из того, что единственными реально потерпевшими в этой ситуации являются погибшие, и их близкие, во всяком случае, те люди, которые были с ними действительно близки.

Дело в том, что события в Стругах Красных 14 ноября могли не развернуться по такому страшному сценарию. То, что случилось, во многом произошло из-за того, что к школьникам, которые просто сбежали из дома, каждый из своей семьи, приехали родители девушки, мать и отчим, и потребовали, чтобы она немедленно возвращались домой. Она отказалась, и в ответ было подано заявление в полицию о том, что молодой человек взял девушку в заложники.

Предполагаю, что отчим мог подать такую идею, он сотрудник силовых структур.

— А для чего он мог это сделать?

— Он хотел, чтобы приехали силовые структуры, просто силой изъяли его падчерицу из этого дома. Он как человек, привыкший к аргументам силы, возможно, решил, что в этой ситуации именно таким путем можно решить проблему.

Семьи не благоприятствовали контактам детей. Но если семья Дениса с пониманием относилась к любви сына, то семья Катерины резко отрицательно приняла эти отношения. Там много личных семейных вещей, которые сейчас обсуждать просто не нужно.

— Но какие преступления, на ваш взгляд, могли быть совершены в отношении подростков?

— Нуждается в проверке информация от самой Катерины, сказанная ею в последних видеозаписях, о том, что и мать, и отчим ее избивали. Это преступление, оно квалифицируется по статье Уголовного кодекса «Побои».

Необходимо понимать, что в тот момент, когда мать и отчим сделали заявление в полицию о захвате заложника, они сформировали определенную технологию действий силовых структур на месте события. Это заявление было заведомо ложным. Они знали, что это ложное заявление. Это было в их понимании способом привлечь внешние силы, силы государства, к разрешению семейной проблемы, которая не носила общественно опасного характера.

Затем нельзя не обратить внимание на то, что в доме, где постоянно никто не жил (это дом был построен отцом отчима девушки, в этом доме он был прописан сам, но не проживал), хранилось оружие — пистолет и два охотничьих ружья с патронами, которые, безусловно, несли в себе угрозу. По закону оружие может храниться только в месте постоянного проживания гражданина. Человек может быть прописан в Москве, жить в тех же Стругах Красных...

— Но не может хранить в пустом доме.

— Дети, сбежав в этот дом, не по городу же им ходить зимой, оказались в доме, где оружие было доступно. Какой прочности были ящики с оружием, мы не знаем. Факт в том, что физически это оружие никто не охранял, контроль за домом не осуществлялся. Человек, который был собственником этого оружия, за ним не следил. Таким образом, дети оказались рядом с теми вещами, которые в итоге принесли им смерть.

Очень важное обстоятельство заключается в том, что сама методика переговоров с детьми была избрана и полицией, и потом Национальной гвардией, строго исходя из версии, что это ситуация с заложником. Они говорили только с Денисом, как с лицом, которое совершило преступление.

— Я хочу еще добавить: я знаю, что вы в том числе попросили СК проверить, почему не было психолога на месте событий.

— Есть специальный приказ МВД, который обязывает полицию в случае взятия заложников немедленно привлечь психолога к переговорам.

— А в той части проверки, о которой вы указываете, «Доведение до самоубийства», вы бы хотели, чтобы проверили кого?

— Я считаю, что по этой статье должны быть проверены родные и близкие этих детей. К сожалению, это неизбежно. Должны быть проверены все люди, которые вели с ними переговоры в тот роковой день, включая представителей силовых структур, насколько грамотными были их действия. Потому что есть предположения, что ультиматумы и угрозы штурма в итоге привели детей в тупик, в воронку, и между ужасом и смертью они выбрали смерть.

Очень важно: мы должны очень внимательно исследовать общение этих детей в интернете, в том числе в «Перископе», потому что есть предположение, что на связь с ними могли выйти люди, которые напрямую подстрекали их к совершению самоубийства и таким образом тоже ускорили трагическую развязку.

— Что вам сказали в Следственном комитете? Они восприняли это обращение всерьез?

— Я абсолютно уверен в том, что заявление о проведении проверки по шести статьям Уголовного кодекса будет воспринято всерьез. Я отнес его в канцелярию. Я ожидаю действий Следственного комитета: в соответствии с законом в течение 30 дней с момента подачи этого заявления. У меня нет никаких предположений, что оно не будет рассматриваться со всей процессуальной строгости. Я исхожу из презумпции абсолютной добросовестности следственных органов и их заинтересованности в установлении правды.

Отдельный запрос я подал в Генеральную прокуратуру с требованием провести служебную проверку в отношении прокурора Псковской области Сергея Белова. Согласно закону, при организации межведомственного взаимодействия силовых структур при пресечении любых противоправных действий прокурор исполняет координирующие функции. Он отвечает за то, чтобы все ведомства работали в рамках закона, в рамках регламента. Он был на месте в тот день, в моем понимании, главным лицом, облеченным полномочиями защищать права и свободы несовершеннолетних. По моей оценке, он вел себя ненадлежащим образом, проявил бездействие, и это также подлежит оценке вышестоящей прокуратурой.

Автор: Тимур Олевский

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!