ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

31 октября 2017, 18:00   Источник: lukinews.ru

Слияние судов стимулирует угасание районов Псковской области

Псковское областное Собрание депутатов выдвинуло проект федерального закона об упразднении пяти районных судов. Документ теперь поступит в Госдуму для рассмотрения.Единственным из депутатов, публично выступившим против одобрения законопроекта, был представитель партии «Яблоко» Лев Шлосберг. 

Редакция Luki-news попросила политика разъяснить свою позицию. 

– Лев Маркович, выступая на сессии, Вы заявили, что депутаты, внося предложение о сокращении районных судов, вмешиваются таким образом в прерогативу судебной власти. Почему? 

– Ни один из 44 депутатов областного Собрания инициативу о внесении данного законопроекта на рассмотрение Госдумы не заявлял. С такой инициативой вышел областной суд. 

Ситуация получилась очень двусмысленная. Псковский областной суд не имеет права выходить с законодательной инициативой в Государственную думу Российской Федерации. Но такое право есть у Верховного суда Российской Федерации. Кроме того, по Конституции России, к субъектам, обладающим правом законодательной инициативы, относится и законодательные собрания регионов, например, Псковское областное Собрание. 

В Псковской области, как и во всех регионах, есть мировые суды, которые полностью финансируются за счет средств областного бюджета, и судьи, которые отправляют правосудие в мировых судах, избираются тайным голосованием депутатами областного Собрания. То есть, грубо говоря, это наши областные суды. 

Федеральные суды – это вертикаль судебной власти. Все федеральные судьи назначаются указами президента. У нас нет ни одного федерального судьи, у которого был бы иной порядок назначения. То есть источник их легитимности – это именной указ президента, в котором упоминается как фамилия, имя и отчество судьи, так и суд, где он будет отправлять правосудие. 

Мое убеждение заключается в том, что законодательному собранию Псковской области неэтично вмешиваться во внутреннюю структуру другой ветви власти, которая нами, во-первых, не формируется, и во-вторых – не финансируется. Это принципиальная вещь. 

Если суды считают необходимым свою оптимизацию, то они должны организоваться во всех субъектах Российской Федерации сами, и эту инициативу должен заявить Верховный суд. 

Сейчас, судя по всему, Верховный суд – я сразу оговариваюсь, что это моё предположение – не захотел перед судебным сообществом выступать в качестве оптимизатора судебной системы. В Верховном суде сочли, что им это не к лицу. Очевидно, что какими-то неформальными решениями – допустим, советом судей, есть такая общероссийская коллегия – они изучили судебную нагрузку. Она рассчитывается статистически и на каждый суд, и на каждого судью. И, безусловно, в маленьких районах Псковской области, где меньше субъектов экономической деятельности, меньше жителей, меньше число судебных сборов – в этом смысле некоторые суды Псковской области выглядят менее загруженными. И так по всей стране. 

Соответственно, были сделаны рекомендации областным судам облегчить финансовую нагрузку на федеральный бюджет через реорганизацию судов. То есть вместо того, чтобы воспользоваться правом законодательной инициативы самому, Верховный суд «подтолкнул» областные суды (возможно, не только наш) к тому, чтобы предложить областному Собранию депутатов воспользоваться правом законодательной инициативы и внести проект федерального закона в Государственную думу для его последующего рассмотрения. 

И там Верховный суд сделает вид, что он согласился с псковской инициативой. Это, видите ли, Псковское областное Собрание депутатов решило сэкономить средства федерального бюджета, а заодно сократить рабочие места и уменьшить поступления в местные бюджеты. Вот эта логика –возмутительна. 

– То есть якобы инициатива пошла снизу, а не сверху? 

– Да, возможно, Верховный суд так представит, что это Псковское областное Собрание просит упразднить суды. Они пытаются это представить инициативой с места. Что это не Верховный суд, а Псковская область проанализировала судебную нагрузку и, соответственно, решила, что некоторые суды не нужны. Вот и вся история. Если это так, то это – нечестно. Если смотреть на саму процедуру – это нечестно. 

– Правильно ли я понимаю, что Ваше основное возражение касается процедуры выдвижения такого законопроекта, но не сути?

– Нет, по сути законопроекта у нас также есть возражения. Они заключаются в следующем. Этот законопроект исходит из того, что в пяти районах – Плюсском, Палкинском, Локнянском, Куньинском и Новоржевском – жизни больше не будет. Это некий социально-экономический прогноз. Этот законопроект заключается в том, что в экономике этих районов уже ничего не будет происходить, население не будет расти и развиваться и, соответственно, не будет потребности в массовом отправлении правосудия. 

– Вы имеете в виду, что область таким образом констатирует… 

– Область ничего не констатирует. Констатирует только судебная статистика. То есть областной суд таким образом косвенно вмешивается в некий прогноз социально-экономического развития Псковской области. Как сказал господин Севастьянов [Алексей Севастьянов, депутат Псковского областного Собрания депутатов, член фракции «Единая Россия» – ред.], у нас скоро в районах останутся глава района, председатель районного собрания и судья. 

– Жизни не будет потому что судей уберут оттуда, или соглашаются с тем, что жизни не будет, и поэтому заберут судей? 

–Они считают, что судопроизводство не будет востребовано. И таким образом констатируют отсутствие перспектив жизни. 

В каждом районе, где реорганизуется суд, предполагается сохранить судебное присутствие. В том же здании. И там будет сидеть либо один, либо даже двое судей. Но при этом возникает очень много сложностей внутри системы отправления правосудия. В частности, есть проблемы с работой электронной системы «Правосудие», организованной территориально. В результате реорганизации будут сокращены администраторы судов, которыеразмещают судебные решения на сайтах. 

Как вы знаете, у нас реформируется правоохранительная система, включая УВД, и у нас уже есть некоторые межрайонные ОВД. И если система этой системы вступит в противоречие с судебными участками, то возникнут споры по территориальной принадлежности дел. Может получиться так, что в одном районе не совпадают полицейская и судебная структуры. Для ведения уголовных дел это существенно. 

Кроме того, гражданам обещают – просто обещают! – что судьи, при необходимости рассмотрения дел в составе коллегии из трех судей либо судом присяжных, будут ездить в районы, где реорганизованы суды, будут приезжать к людям навстречу. А по факту мы знаем уже – в Усвятском, Красногородском и Пустошкинском районах, где суды ранее были реорганизованы, граждан вызывают в близлежащие районы. У судейнет времени ездить к гражданам. В итоге из Усвятграждане едут в Невель, из Красногородска – в Пыталово, а из Пустошки – в Опочку. 

– То есть не судей приближают к жителям, а …

– …А жителям говорят «нужно в суд – приезжайте». То есть жизнь показала, что система работает не так, как обещала.

– Раз уж мы затронули эту тему, по сокращению персонала – есть ли у вас данные, сколько будет сокращено рабочих мест? 

– Это тот вопрос, который я задавал Кондратьеву [Валерий Кондратьев, председатель Псковского областного суда – ред.] на заседании комитета по законодательству за день до сессии. Я спросил, существуют ли проекты штатных расписаний реорганизованных судов. Он сказал – конечно же, нет. А там ведь очень серьезная ситуация. 

В Локнянском суде сегодня трое судей. В остальных судах, которые предполагается сократить – по двое судей. Где останется один судья, как, допустим, в Усвятском или Красногородском районах? А где будет двое судей, как в Пустошкинском районе? Неизвестно. 

К каждому судье «привязан» помощник судьи и секретарь судебного заседания. То есть каждый судья создает еще два рабочих места. Кроме того, в суде работает администратор, человек, который ведет электронные дела и также исполняет обязанности по выводу судебных решений на сайт суда. Эта штатная единица сокращается

По секретарям судебного заседания и по помощникам судьи – это конкурсная процедура. То есть, как сказал Кондратьев: если штатная единица судьи вдруг перейдет (я условно говорю) из Локнянского суда в Бежаницкий, то у тех же работников – помощника судьи и секретаря судебного заседания – появляется возможность участвовать в конкурсе на вновь открывшееся рабочее место – в соседнем районе. Это, скажу мягко, – издевательство! 

Человек живет в Локне, у него там дом, семья, дети, земля. Рядом – соседний районный центр. Если человек хочет сохранить свое рабочее место как государственного гражданского служащего в суде, он должен принять решение, что он готов переехать. Потому что квартиру ему не дадут, суды сейчас не обеспечивают квартирами никого, кроме судей, и это отдельная процедура. А просто государственных гражданских служащих не обеспечивают. 

Это реформа, которая, несомненно, приведет к сокращению целого ряда рабочих мест. Вместе с прекращением полномочий судьи закрываются два рабочих места – помощника и секретаря судебного заседания. И после упразднения суда эти люди должны искать работу. Найти высокооплачиваемую работу для юриста с высшим образованием в сельском районе сейчас практически невозможно. Этих рабочих мест просто нет. Их нет в адвокатуре, в полиции, в прокуратуре и следственном отделе, потому что там осталось работать по несколько человек. Эти люди просто выбрасываются на рынок труда! Прогноза по их трудоустройству не существует. 

Сейчас я вижу от 10 до 15 сокращающихся рабочих мест, более точный прогноз дать невозможно. И при этом вижу сокращение поступлений в местные бюджеты. Потому что не секрет, что суды в целом финансируются хорошо. Соответственно, с заработной платы судьи, помощников судей, секретарей судебного заседания, администраторов судов исчисляется подоходный налог. Он «расщепляется» и поступает в местный бюджет и в областной бюджет. 

Для каждого района есть свои процентные соотношения поступления подоходного налога, которые утверждаются ежегодно при принятии областного бюджета. Подоходный налог всех работников судов за месяц– десяткитысяч рублей, может быть, где-то свыше ста тысяч рублей. Это – деньги! Районы живут настолько бедно, что вынь из бюджета 100-150 тысяч рублей подоходного налога в месяц – и это почувствуется. 

И вот этот социально-экономический прогноз, мало того, что сам по себе является пессимистичным, он при этом еще и стимулирует угасание районов. Потому что изымает часть подоходного налога из дефицитного бюджета. 

– Планирует ли Псковское отделение «Яблока» дальнейшие действия, протестного характера? 

– Хороший вопрос. Областное Собрание всего лишь заявило федеральную законодательную инициативу, путь которой в Государственной Думе может быть очень долгим.Этот законопроект не относится к числу приоритетных. 

Я уже отправил письма во все 5 реорганизуемых судов и сообщил их работникам, что готовлю обращение в Судебный департамент при Верховном суде РФс аргументами против поддержки этого проекта закона. 

Но если председатель областного суда действовал по неформальному, но тем не менее указанию Верховного суда или совета судей, то у них уже есть заранее сформированная позиция. Но, тем не менее, никто не запрещает бороться в рамках закона. 

Соответственно, если я получу дополнительные аргументы, а [26 октября – ред.] часть из них уже была обнародована, потому что Локнянский районный суд (все судьи, включая председателя) и Новоржевский районный суд (там были только работники суда, государственные гражданские служащие), письменно обратились в адрес областного Собрания. И было видно, что для Валерия Николаевича Кондратьева это был чувствительный момент, он был встревожен этими обращениями. Остальные суды смолчали, но это не означает то, что они согласны. 

Я не исключаю, что я получу от районных судов качественную аргументацию для обращения в Судебный департамент с мотивированным письмом о нецелесообразности принятия данного закона. То есть бороться, несомненно, можно и нужно. Я это буду делать как депутат областного Собрания, который голосовал против этой законодательной инициативы. 

Вчера, кстати говоря, за выдвижение этой инициативы проголосовали 28 депутатов. Все они депутаты из «Единой России». Ни одна другая политическая партия этот законопроект не поддержала. Но были даже депутаты из «Единой России», которые проголосовали против законопроекта или воздержались при голосовании. То есть не все «единороссы» поддержали проект. Потому что люди понимают, что этот законопроект, по сути, губителен, и он не принесёт Псковской области ничего хорошего. 

Мы ведь уже отказывались его принять в этом году. Буквально в конце весенне-летней сессии он вносился,но не был подержан тогда администрацией области, и его попросили отозвать, чтобы не было конфликта на сессии. И в тот раз Валерий Кондратьев его отозвал. Но сейчас на фоне смены власти этот законопроект поступил вновь. 

Я знаю Валерия Николаевича Кондратьева как человека на самом деле очень спокойного, грамотного, не агрессивного. Я знаю, что сам он (это моё личное мнение как политика) не стал бы так настойчиво инициировать внесение этого законопроекта. Очевидно, есть заинтересованные люди и есть некие «толчки» в спину Кондратьеву. 

Думаю, меняется политическая ситуация, и в этой изменившейся политической ситуации возникли дополнительные аргументы. Очевидно, что это происходит за рамками парламентского процесса, и видеть это мы не можем. Так бывает, к сожалению.

Константин Завистовский

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!