ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

05 апреля 2018, 06:00   Источник: Псковская Лента Новостей

Лев Шлосберг: Государство несет ответственность за то, какие способности людей, общества, народа оно раскрывает

Руководитель Псковского областного отделения партии «Яблоко», депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг на прошлой неделе стал гостем программы «Особое мнение» в прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» и высказал свою позицию по поводу состоявшихся выборов президента России, а также рассказал о планах псковских «яблочников» на новый избирательный цикл и ответил на вопросы радиослушателей. Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы.

Александр Савенко: Здравствуйте, уважаемые слушатели. В прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» «Особое мнение». У микрофона ведущий программы, главный редактор интернет-портала «Псковская лента новостей» Александр Савенко. И мы продолжаем подводить итоги президентской кампании и обсуждаем контуры сентябрьских выборов губернатора Псковской области. За минувшую неделю в нашей студии побывал целый ряд руководителей региональных отделений политических партий, а сегодня со своим особым мнением у нас Лев Шлосберг, руководитель областного отделения партии «Яблоко», депутат регионального парламента. Здравствуйте, Лев Маркович.

Лев Шлосберг: Александр, добрый день. Хотя не очень добрый день, к сожалению, сегодня. Здравствуйте, радиослушатели.

Александр Савенко: Начнем с темы завершившейся президентской кампании. Прежде чем поговорим об основных общих итогах, я хотел бы спросить вас о результате кандидата от партии «Яблоко» - партии, членом которой вы многие годы уже являетесь. Кандидат от «Яблока» Григорий Явлинский и вопреки вот этим декларируемым задачам набрать 10% голосов набрал немногим более одного процента, что, конечно, всеми оценивается однозначно как поражение, провал кандидата от партии «Яблоко». Хотелось бы, Лев Маркович, для начала понять: вы разделяете такие оценки? И в партии понимают ли причины вот этого неудачного выступления Григория Алексеевича на президентских выборах и какие из всего этого можно сделать выводы, какую работу над ошибками необходимо вести?

Лев Шлосберг: Саша, спасибо за все вопросы. Я отвечу на каждый. Все-таки начну не с президентских выборов, не с результата нашего кандидата. Сегодня день большого траура, он не объявлен официально в стране, но его переживают все чувствующие люди. В Кемерово случилась страшная трагедия вчера, точное число жертв неизвестно…

 

Александр Савенко: Более 60 на данный момент.

Лев Шлосберг: Утром было объявлено, что 64, есть предположение, что, к сожалению, эта цифра будет расти, и среди них очень много детей. Это самая крупная трагедия с гибелью детей после Беслана, то есть после 2004 года. Я никогда не был в Кемерово, но у меня есть знакомые, которые там жили (сейчас не живут). Но это абсолютно страшное событие и сегодня не думать, не говорить об этом невозможно. Вряд ли нас услышат люди, которые лично связаны с этой трагедией. Но чувство солидарности в горе, которое должно объединять людей, нас всех заполняет сегодня, и я высказываю свои слова сопереживания, соболезнования, сочувствую всем жертвам этой страшной трагедии. Не могу, к сожалению, ожидать какой-то справедливости: это не первая такая страшная трагедия, но одна из самых страшных, которые мы пережили за время нашей жизни. Поэтому сейчас мы можем только сказать соболезнования родным погибших и пострадавших. Вот такое у всех нас сегодня настроение.

О выборах: выборы завершились отвратительно, такой результат во многом был предсказуем, не именно такой численно, а такой в качественном плане. Могу сказать, что главный результат этой избирательной кампании (и это логичный результат четырех лет «посткрымской» России): у нас сформирована путинская Россия, она появилась и сформировалась окончательно по итогам выборов 18 марта.

Это очень своеобразное состояние и государства, и общества, когда в обществе гражданские права, гражданские ценности, уважение к правам человека, уважение к чужому мнению, уважение к ценности человеческой жизни и ценности судьбы одного человека является ничтожным, когда общество консолидировано на страхах, фобиях и мифах и глубоко советский человек (я думаю, что это понимают все, в том числе и сторонники Путина), глубоко советский человек Владимир Путин возглавляет эту систему, лицом которой является воинствующий милитаризм – это хорошо понятно тем, кто помнит советское время.

Это очень конкретные, очень яркие призывы уйти в прошлое, в архаику, в том числе в советскую архаику, и при этом, что может казаться многим людям парадоксальным, но это действительно так, Путин – левый популист. Он не консерватор, он не демократ, он не либерал – он левый популист, то есть это абсолютно безответственный политик, вся сила которого держится на мифе об этом политике. А реальнее качество его управления по всем объективным данным статистики, в том числе официальной российской статистики, какой бы она ни была, является чудовищно провальным.

Бывают такие исторические эпохи, когда вы идёте в одну сторону, а эпоха бросает вам в лицо ветер, дождь и грязь. Вот мы вышли на выборы именно в такую эпоху, получили свою порцию этой грязи, и это закономерный результат того состояния, в котором находится сегодня российское общество.

Александр Савенко: Когда вы выходили на эту кампанию, вы не предполагали…

Лев Шлосберг: Абсолютно правильный вопрос, Александр, абсолютно правильный. И внутри партии обсуждалась также эта развилка. В таких условиях, при таком политическом состоянии общества и такой общественной атмосфере имеет ли смысл выходить на выборы кандидату, который идет абсолютно в другую сторону и призывает страну идти не в ту сторону, куда страна идет десятками миллионов голосов с удовольствием, как писал Сергей Александрович Есенин, «задрав штаны, бежит за комсомолом». Идти в другую сторону – это очень серьезная ответственность и это требует большого мужества. У нас в партии тоже высказывалось мнение о том, что в этих выборах просто не нужно участвовать, нужно пропустить этот ход: пусть люди сойдут с ума и потом спустя какое-то время поймут, что они сошли с ума. Такое решение тоже могло быть принято, но абсолютным большинством голосов в партии было принято решение о том, что должен быть кандидат и должна быть заявлена другая политическая позиция.

Александр Савенко: По вашему мнению, результат Григория Явлинского на выборах что-то в этом смысле доказал? Как вы считаете, правильно предлагали те, кто предлагал все-таки отказаться от участия в выборах?

Лев Шлосберг: Результат не доказал абсолютно ничего, но он показал то состояние, в котором находится общество. Отдельно скажем ещё о цифрах этого результата, но, тем не менее, сегодня в России нашлось 770 тысяч сторонников Явлинского и той позиции, которую он занимает. Эта цифра – часть диагноза состояния российского общества. Я не могу быть уверенным, конечно, что эта цифра абсолютно достоверна, как и другие цифры этой избирательной кампании, потому что есть уже много свидетельств того, что Центризбирком во главе с Памфиловой превзошел Центризбирком во главе с Чуровым: это и математические доказательства, и видеодоказательства. Работали видеокамеры на участках, а комиссии, наверно, не осознали, что видеокамера не только смотрит, но и «пишет». То, что было показано на весь мир, - это позор. И то, как Центральная избирательная комиссия реагировала на эти события и нижестоящие комиссии реагировали на эти события, показывает, что независимая избирательная система в России отсутствует. Но я остаюсь сторонником мнения, что даже в таких условиях политик должен выходить на выборы и говорить то, что он считает нужным сказать. Он должен известить общество, предупредить общество о грядущей катастрофе. Явлинский это предупреждение сделал так, как он мог и должен был это сделать. Но он совершенно не вписывался в эту избирательную кампанию, абсолютно.

Александр Савенко: Что вы имеете в виду?

Лев Шлосберг: Я поясню. Явлинский – это воспитанный, образованный, внутренне, психологически и психически, спокойный европейский политик, который полностью понимает, что происходит, отдает себе отчет обо всем том, что творится со страной и с обществом, понимает, в какую сторону катится страна и к чему это может привести. И всё, что чувствует и понимает, он облек в целом в достаточно взвешенные формулировки, то есть он не хватался за голову, не бился головой о стену…

Александр Савенко: …никого не поливал водой, не плакал.

Лев Шлосберг: Никого не поливал водой из стакана, не выражался нецензурно. Он разговаривал с людьми. Вы знаете, что Явлинский – единственный кандидат в президенты, который приехал в Псковскую область. Лично он был в Пскове и в Гдове, я был почти на всех встречах, кроме, к сожалению, встречи с журналистами в пресс-центре «Псковской ленты новостей», но я посмотрел запись полностью от начала и до конца: Явлинский везде разговаривал с людьми. Сейчас такое время в нашей стране, когда люди, с одной стороны, хотят, чтобы с ними разговаривали, но слышат только тех, кто кричит, или тех, кто поднимает истерику. Тех, кто говорит спокойно, люди не слышат, даже когда люди говорят спокойно о неспокойных вещах.

Звонок радиослушателя: Добрый день. Меня зовут Андрей, я из Новосокольников. Лев Маркович, добрый день!

Лев Шлосберг: Добрый день, Андрей Петрович, я узнал вас по голосу.

Радиослушатель: Спасибо. У меня реплика такая: я в прошлом работник полиции, и четыре года моей службы было связано с работой в МЧС. Но я могу сказать: причина (моя оценка такая, субъективная, возможно) кроется, конечно, в тотальной коррупции, которая присутствовала, но, во всяком случае, это был 2004-й… 2004, 2008 год, и, в общем-то, система была выстроена вертикально, я это точно знаю, из Москвы на Псков, и Псков уже распространял свои щупальца по всем регионам, по всем поднадзорным объектам. Собственно, вот это и была одна из причин, что я там просто не смог проходить службу: это было настолько всеобъемлюще, настолько гнило, что… Я уверен (я встречаюсь еще со своими коллегами бывшими), в общем все это осталось, то есть, как говорил сантехник, нечего менять унитаз – система сгнила. В общем, причину я вижу только в этом. Но это система не только, конечно же, в системе МЧС – вся структура, в общем-то, и силовых органов пронизана этим. Поэтому то, что произошло, - это тотальная коррупция в системе МЧС. Спасибо, Лев Маркович.

Лев Шлосберг: Это был, я так понимаю, отклик Андрея Петровича (мы знакомы) на ту страшную трагедию, которая произошла в Кемерово.

Александр Савенко: По всей видимости, да.

Лев Шлосберг: Спасибо за звонок, Андрей Петрович.

Александр Савенко: Да. Лев Маркович, возвращаемся к тем темам, которые обсуждали до звонка радиослушателя. Напомнили вы о том, что Григорий Явлинский – единственный из всех кандидатов на пост президента побывал в эту кампанию в Псковской области, состоялось здесь достаточно много встреч и… Показывают мне, что есть еще один звонок. Давайте прервемся, поговорим о Явлинском в Пскове чуть позже.

Звонок радиослушателя: Добрый день, меня Григорий зовут, я из Пскова. Я вот слушаю вашу передачу, и ваш гость как-то так поливает, поливает власть, но тут же вот сейчас вспоминали 2004 год (вам звонил там Андрей). А вы не понимаете, что 2004 год – это отголоски тех годов, когда руководили вот эти либералы, в том числе и Явлинский…

Александр Савенко: Как принято говорить, лихие 90-е.

Радиослушатель: Ну, да, да. Это же все оттуда. Так вот они наруководили, это отголоски идут – и он же нам говорит, что виноваты все мы, живущие. И второй у меня такой… как сказать? Реплика (или как ее назвать)? 700 тысяч человек проголосовало за Явлинского. Вы считаете их хорошими людьми или умными людьми, а значит, все остальные, которые проголосовали за Путина, там, порядка 60 миллионов, - это что, не люди или что?

Александр Савенко: Понятно. Александр Савенко: Ваше мнение мы услышали, Лев Шлосберг готов ответить.

Лев Шлосберг: Спасибо вам, Григорий. Я отвечу на все ваши вопросы по порядку. Первое: либералы никогда не руководили Россией, вообще никогда. Ни в царское время, ни в постсоветское время либералов у власти в России не было. Большевики были, бандиты были, необольшевики, которые как раз и руководили Россией в начале 1990-х годов, были – но либералов не было у власти в России никогда. Явлинский никогда не руководил Российской Федерацией, кроме короткого периода, когда он был первым заместителем председателя Совета министров СССР господина Силаева и пытался реформировать Советский Союз таким образом, чтобы советская экономика не рухнула вместе с реформами. Тогда он был одним из руководителей страны. Но когда его программа реформ не была принята ни Ельциным, ни Горбачевым, он добровольно ушел в отставку. Ни в какие 90-е годы Явлинский страной не руководил, более того, вся программа реформ «Яблока», начиная с предложений Явлинского 1991 года – это была программа, альтернативная действиям правительства Ельцина, Бурбулиса, Гайдара и Чубайса. Альтернативная! Мы категорически не принимали тот способ реформ, который проводили эти люди, категорически!

Миф, сознательно воспроизводимый в российском обществе, о том, что либералы в 90-х годах руководили Россией и Явлинский развалил всё, - это совершенно понятная, пропагандистская, очень примитивная, но весьма работающая спецоперация против оппозиционного демократического политика. Мы критически высказываемся о 90-х годах потому, что шанс на свободу и демократию был бездарно растрачен именно в это время, когда больше половины страны, десятки миллионов людей, намного больше, чем 18 марта, проголосовало за Путина, были сторонниками демократии и хотели демократии. Но вместо демократии они получили бандитизм. Не нужно называть 90-е годы правлением либералов. Не было либералов у власти в России. Посмотрите внимательно нашу несчастную историю.

Что касается моего отношения к избирателям Явлинского и к избирателям, которые проголосовали за Путина: я уважаю избирателей Явлинского и действительно считаю их честными, порядочными и сильными людьми. Это не означает то, что я не уважаю избирателей Путина. Тут сказано, их почти 60 миллионов – на самом деле, по официальным данным, 56, по методам математического анализа – около 46 миллионов людей проголосовали за Путина. Он все равно победил, но счёт, конечно, имеет значение: 10 миллионов вброшенных голосов с помощью фальсификаций – это чудовищное преступление, но за это преступление в России не то что не сажают – его даже не расследуют.

Мое отношение к избирателям Путина спокойное, уважительное и сочувствующее. В очень многих странах мира, в том числе в ХХ веке, абсолютное большинство голосов на выборах оказывалось у политиков, которые вели страну к катастрофе, и Россия не исключение. Я очень сожалею, что десятки миллионов людей оказались в плену угара милитаризма, поиска врагов, восприняли образ осажденной крепости, когда мы – страна, окруженная врагами, нас все хотят уничтожить и захватить, а Путин – наш спаситель.

В России снова получилась парадоксальная ситуация: человек, который поставил нашу страну на грань войны и готовит ее к войне своими выступлениями, изменениями в бюджете, изменениями во внешней и военной политике, в том числе в военной политике за пределами России – и в Украине, и в Сирии, – этот человек воспринимается многими жителями нашей страны как миротворец. Так сработала государственная пропаганда, то есть черное стало белым, белое стало черным.

Я очень сочувствую всем тем людям, которые голосовали за Путина искренне. Сочувствую, потому что настанет время, когда эти люди осознают, какое это было страшное голосование. Я со всеми этими людьми готов общаться вне зависимости от того, как они голосовали 18-го марта, вообще за кого бы они ни голосовали: за Путина, за Явлинского, за коммунистов, за Жириновского или вообще не ходили голосовать. Политик должен общаться со всем народом в любой ситуации, пока есть возможность общения.

Я не исключаю, уважаемый Григорий, что мы с вами прошли последние в истории нашей страны президентские выборы, потому что Путин – это пожизненный руководитель России, он не намерен никуда уходить, никуда. Я не удивлюсь, если в ближайшие три года будут предложены и приняты такие изменения в Конституцию, которые отменят выборы президента, власть перейдет к так называемому сильному премьеру, и этим премьером окажется Путин.

А для того, чтобы не создавать ему противника в обществе, сильного политика, прямые президентские выборы просто отменят, потому что еще один эксперимент с посиделками Дмитрия Анатольевича Медведева едва ли будет возможен в новой экономической и политической ситуации.

Так что не исключено, что нас с вами ждут серьезные изменения государственного устройства России, которые оформят пожизненное правление Путина. И тем дольше это будет продолжаться, тем чаще – и вы в том числе – будете вспоминать не 90-е годы, а 80-е годы. Судя по голосу, вы, наверно, помните Леонида Ильича Брежнева. Есть такой образ политика – руководителя нашей страны, который называют «Прежнев». Вот Владимир Путин – это не Брежнев, но это «Прежнев», и массовое, десятками миллионов голосов голосование за «Прежнева» – это тяжелое отражение того состояния, в котором находится российское общество сегодня.

Александр Савенко: Сказали вы о том, что не исключаете вариант развития событий, при котором нынешние президентские выборы были последними и произойдут какие-то изменения. При этом я вспоминаю, что ранее же появилась информация о том, что вы планируете участвовать в качестве кандидата в следующих президентских выборах 2024 года. В том случае, если эти изменения действительно произойдут, каковы будут ваши действия именно в этой плоскости? Что же вы будете тогда делать, кандидат от партии «Яблоко»?

Лев Шлосберг: Саша, как вы понимаете, я не останусь без работы: до тех пор, пока в России существуют демократические избиратели, у демократических политиков будет работа. Поэтому плакать над выборами президента мы не будем. Возможные изменения в государственном устройстве России будут в любом случае предметом серьезной общественной дискуссии, и если в нашей стране будет ликвидирован выборный пост президента, это потребует мощнейших перемен во всей государственной машине, включая усиление парламента, усиление влияния правительства, усиление влияния региональных властей, поэтому, пытаясь перенастроить эту систему, власти неизбежно так или иначе будут искать какие-то противовесы и балансы.

Когда это встанет в повестку дня, будем обсуждать. К слову говоря (надеюсь, что нас ещё слышит Григорий), в 1993 году Явлинский лично и вся наша тогда еще не партия, а группа сторонников, потому что «Яблока» не было как политической организации в 1993 году, предупреждали, что ельцинская Конституция, куда было заведено вот это безобразие – два срока подряд со словом «подряд», понимая, что можно посидеть два срока на стуле, потом посидеть на стульчике сбоку один срок и потом снова вернуться на два срока – мы предупреждали: граждане, вам предложили Конституцию диктатуры. Диктатуры! В ней зашита диктатура, она проявится рано или поздно, потому что если выбрать костюмчик, такого рода кольчугу, то под эту диктатуру появится и тело. Мы разъясняли в российском обществе…

Александр Савенко: И как обычно, оказались правы…

Лев Шлосберг: Да, к сожалению, это предупреждение сбылось. Не только мы так говорили – многие специалисты по конституционному устройству говорили: нельзя принимать Конституцию за полтора месяца на коленке, нельзя делать ее конкретно под Бориса Николаевича Ельцина, под усиление его власти, потому что будет и следующий человек, и неизвестно, как он воспользуется этой системой. Кстати говоря, уж если говорить о Конституции, мы сейчас все зубами держимся за её вторую главу – «Права и свободы человека и гражданина», но нужно вспомнить, что Конституцию не приняли на референдуме. Референдум не состоялся: более половины избирателей не проголосовало за Конституцию, в том числе потому, что люди были шокированы событиями осени 1993 года. И на самой Конституции написано: принята не референдумом, хотя он был объявлено, а «принята всенародным голосованием». Нашли некий синоним, для того чтобы спрятаться за этим синонимом.

А через год уничтожили все документы по голосованию за Конституцию, полностью: ни бюллетеней, ни списков избирателей – ничего уже невозможно было найти. Так создавались основы нынешнего Российского государства. Неудивительно, что оно сейчас так кровоточит, наше государство. Его построили на большой крови, очень большой крови и большой трагедии. Поэтому государство так ломается.

Звонок радиослушателя: Здравствуйте. Раиса Ивановна, Бастионная, 13. Хочу сказать, я с утра плачу по этим жертвам. И это только потому, что у нас порядка нет в стране. И почему говорят, что Путин ни в чем не виноват? Почему ж он не виноват? Он не наводит порядок нигде. Что ж это такое творится? Кто что хочет, то и делает! Я так возмущена, что даже тем, которые шли голосовать за Путина, я говорила: ну, не обижайтесь, если вас на огонь понесут и будете жариться. И вот мои слова просто сбылись. Но в первую очередь виноват только Путин, что такое разгильдяйство сделано в стране.

Лев Шлосберг: Раиса Ивановна, спасибо большое за звонок. Мне трудно комментировать то, что вы сейчас говорите. Многие люди плачут со вчерашней ночи, видя то, что произошло в Кемерово и не имея никакой возможности помочь несчастным, потому что все страшное уже случилось. А вопрос об ответственности первого лица – это ключевой вопрос для государства, которое устроено так, как наша страна: государство, фактически управляемое в ручном режиме одним человеком. И то, что говорил Андрей Петрович в начале нашего эфира, – тотальная коррупция, на которой были построены силовые структуры, это действительно так, и это общеизвестно.

В конце концов, любой предприниматель знает, сколько нужно заплатить чиновнику МЧС для того, чтобы проверка пожарной безопасности прошла без замечаний. И любой предприниматель знает: если его заказали, то как бы у него ни был оборудован офис, производство, как бы ни были выполнены инструкции, он не сможет пройти противопожарную проверку, потому что есть заказ на то, чтобы его уничтожить.

Система тотальной коррупции может быть вылечена только жесточайшими, действительно вертикальными мерами. Отвечает за эту политику Путин. Сегодня всю ночь околопрезидентские круги обсуждали, полетит или не полетит Путин в Кемерово. Пока что, во всяком случае, информации об этом нет. Пока решение о трауре общенародном не объявлено.

Всю вчерашнюю ночь ведущие российские каналы – Первый канал, «Россия 1», НТВ – показывали развлекательные передачи, а в сумасшедшей передаче Соловьева обсуждалось величие Путина, какая-то политическая конфигурация 2018 года, люди выступали, бряцали оружием, обсуждали Великобританию, обсуждали события в Сирии, обсуждали события в США – всё, что угодно, обсуждали. В это время дети погибали.

Наша страна находится в таком состоянии, когда лизоблюдство, лесть по отношению к первому лицу стало признаком высшей политической квалификации. Я надеюсь, Раиса Ивановна, что ваше ужасное предсказание, которое вы говорили людям 18 марта, не касалось конкретных событий в несчастном Кемерово. Вы говорили скорее, я так вас понимаю, об огне ада, который ждет всех людей, которые плохо жили во время земной жизни.

Вы же видите: уже обещаны новые экономические меры, которые очень серьезно ударят по людям – и повышение подоходного налога (там, правда, обещают нищих освободить, тех, кто получает меньше прожиточного минимума), и другие меры, повышение пенсионного возраста. Власти ждали 18 марта, получили голоса и пошли делать то, что запланировано.

Я очень надеюсь, что у нас осталась возможность говорить с людьми, объясняться, обсуждать то, что происходит в стране, высказывать свое мнение, в том числе здесь, в эфире «Эха». Большое спасибо, что вы слушаете и так переживаете все, что происходит. Большое вам спасибо.

Александр Савенко: Очень много у нас сегодня звонков. Лев Маркович, возьмите наушники. Здравствуйте, вы в прямом эфире.

Звонок радиослушателя: Да-да, Лидия Ивановна я. Ребята, вы там все это болтаете, кого-то, Путина (эта женщина позвонила) и все… При чем здесь Путин? Чиновники на местах разгильдяи, проверять их больше! Неужели в доме погаснет свет в каком-то городе, что-то – Путина приглашать? На месте тьма чиновников: областные собрания и прочие ведомства и все – их надо чистить, проверять чаще, понимаете? При чем здесь Путин? Неужели куда-то что-то в доме или что-то – Путин виноват, Путин. Да разве он может это все сделать, ну? Вы извините, пожалуйста, но разве это сделает один человек по всей стране? Во всех городах губернаторы, областные собрания, мэры, пэры, там, ведомства и все – Путин виноват! Ну какая ерунда такая! Плохо работают на местах чиновники, большие зарплаты – ни хера не делают! Все!

Александр Савенко: Ваше мнение понятно, спасибо!

Лев Шлосберг: Лидия Ивановна, спасибо большое, что вы позвонили. Я постараюсь коротко прокомментировать то, что вы сказали. Лидия Ивановна, мы не возлагаем всю ответственность на Путина за то, что случается в конкретном месте.

Александр Савенко: Тем более если мы говорим о кемеровской трагедии: там не исключена версия детской шалости.

Лев Шлосберг: Тем более если мы говорим о трагедии в Кемерово. Лидия Ивановна, Путин отвечает за государственную систему, которую он построил и возглавляет. Вот о чём мы говорим, когда говорим о коррупции и безответственности. В течение нескольких недель в Псковской области было невозможно спокойно встретиться с чиновниками органов исполнительной власти. Это был февраль и март. Они разъезжали по районам области и занимались политической агитацией за Путина. Только после 18 марта можно застать на месте чиновника, сесть с ним за стол, положить бумаги и сказать: «Ну, вот теперь давайте поговорим о деле». Такая ситуация. Поэтому вы совершенно правы, когда говорите о необходимости ответственности людей здесь, на месте. Но успешность этих чиновников, губернаторов, мэров и областных собраний оценивается федеральными властями по тому, какой результат в голосах и процент был получен за Путина.

Уже прошло 10 дней после выборов – все аналитические компании России продолжают составлять рейтинги: явка за Путина, голосование за Путина, в сравнении с 2012 годом больше-меньше за Путина. И тем, кто в хвосте, - всё, каюк: они будут лишены своих должностей. Не потому, что у них что-то плохо управляется или у них происходят катастрофы, или у них не выполняется бюджет, а потому, что избиратели в этом регионе проголосовали за Путина меньше, чем в 2012 году, или, что еще страшнее, меньше, чем в соседних регионах. Вот так настроена система, и за это отвечает лично Путин.

Звонок радиослушателя: Здравствуйте, Лев Маркович. Меня зовут Елизавета, я ваша коллега – историк. Я хотела сказать, что на самом деле очень часто зависит все равно зависит от конкретных людей на местах. Потому что, например, вот был в каком-то из обращений Путина призыв, что не надо рубить деревья вокруг деревень, что надо деревни сохранять, - и сразу, буквально через два-три дня местные власти, например, дали разрешение на вырубку деревьев прямо в нашей деревне. То есть даже не рядом с деревней, а в деревне. И какие бы ни были указы, все равно местные мелкие, самые мелкие чиновники, я имею в виду глав районов, администрации местные, они делают так, как их левая нога захочет. Поэтому, знаете, конечно, там общая политика может быть одна, но все равно конкретный человек, если он неграмотный, не соображает и вообще непонятно как оказался на своем месте… Нам все равно ничего здесь не сделать.

Сегодня, например, в 12 часов дня я позвонила в лесное ведомство о том, что у нас через дорогу рубят лес. До сих пор мне, например, не ответили. Сказали: «Мы сейчас проверим, кто там законно-незаконно рубит», - до сих пор нет ответа. Это же не то что там Путин им запретил отвечать или еще что-то – это просто общее безразличие деревенского населения вообще к чему бы то ни было и неграмотность. То же самое касается: мы сколько лет сражались с палами травы, с тем, что пожарные отказываются выезжать на вызовы. Это ж тоже не общее – это просто им неохота выезжать. В Ленинградской области фиксируют даже сами количество палов травы: вот там было возгорание. Здесь даже не фиксируется. У нас год от года типа меньше становится палов, меньше пожаров, а в реальности, если посмотреть, ты едешь, и у тебя вдоль дороги везде все сожжено, как будто бы немцы только что прошли, понимаете?

Поэтому говорить о том, что за все ответит президент, это, я считаю, голословное утверждение, потому что местные на местах люди совершенно не заинтересованы, они живут по принципу «после нас хоть потоп». Они наворуют, сами добьются своего, чего они захотят, и, собственно, уходят. И плюс общая безграмотность населения, когда люди не понимают того, что они, вырубая лишнее дерево… Вот у нас сосед плотину устроил – затопил все окрестности, превратил в болото сельскохозяйственные угодья. То есть они не понимают того, что просто они сами себя губят. И президент здесь ни при чем.

Александр Савенко: Елизавета, спасибо огромное. Ваша позиция понятна. Лев Шлосберг готов прокомментировать вашу точку зрения.

Лев Шлосберг: Елизавета, большое спасибо. Вы сказали очень важную мысль: человек, живущий на месте, отвечает за то место, где он живет. Если он не молчит, если он грамотен, он может защищать себя. Вы правильно говорите о том, что многие люди безграмотны и незнание прав, незнание законов, незнание процедур дает возможность многим чиновникам злоупотреблять своей властью.

Учитывая, что вы сказали о каком-то конкретном событии сегодня, связанном с вырубкой леса, что вы в 12 часов позвонили, очевидно, в комитет по природопользованию, который у нас занимается контролем за лесодобычей, пожалуйста, после двух часов, когда завершится наш эфир, позвоните мне по телефону 911-691-97-47 – это мой личный телефон. Или если вы есть в социальных сетях, напишите мне «ВКонтакте» или где у вас есть аккаунт, в «Одноклассниках», и сообщите информацию, я напишу запрос в ведомство господина Муратова, и они объяснят, где, что и почему пилится сегодня.

Звонок радиослушателя: Алло, здравствуйте. Зовут Цыганков Сергей, город Псков. Я хотел бы сказать по поводу выборов, недавно прошедших. Мне кажется, было недостаточно времени выделено кандидатам, кроме одного, чтобы свою программу более выразить. И еще хотелось бы сказать, может, надо было показать нашу глубинку, чтобы люди, которые в городах живут и думают, что все хорошо, видели бы, как дела обстоят на самом деле.

Александр Савенко: Ясно. Спасибо, Сергей, за ваше мнение. Я бы, наверно, вот этот комментарий нашего радиослушателя дополнил тем, что вернулся бы к вашим словам о том, что Григорий Явлинский приезжал сюда, в Псковскую область, можно сказать, в нашу глубинку, проводил здесь встречи, говорил на те темы, которые людям близки, понятны. Как мне показалось, в этот раз старался быть ближе к народу, если вспоминать его кампании прошлых лет, в том числе говорил какие-то такие категории, которые не так часто вообще у демократических кандидатов возникают при обсуждении.

Лев Шлосберг: Я кратко прокомментирую то, что сказал Сергей. Сергей, вы абсолютно верно оценили соотношения времени, предоставляемого кандидатам. Совершенно очевидно, что во всех общенациональных средствах массовой информации действующий президент занимал не просто ведущее место – именно под его избирательную кампанию были определены сроки послания президента Федеральному Собранию, которое должно было быть оглашено в конце года перед началом будущего: в предыдущие годы оно проходило в первые дни февраля – это лично Путин, так ему было удобно, сдвинул на начало февраля, в этот раз оно состоялось 1 марта. Поездки Путина по стране, его выступления, встречи по хронометражу времени всеми каналами освещались в несколько раз дольше, чем встречи с другими кандидатами. То есть несмотря на то, что выборы были отрежиссированы и высушены до предела, даже в такой ситуации машина государственной пропаганды работала на одного человека, зарабатывая тот результат, к которому она стремилась.

Если картину того, как на самом деле живет страна, показывать по российскому телевидению месяц, всего один месяц просто показывать репортажи из наших Усвят, из нашей Пустошки, из наших Бежаниц, из нашей Плюссы, показывать, как реально живет наша страна, у нас будут другие результаты голосования. Ничего не нужно делать, не нужны политические выводы, не нужно даже обсуждать, Путин должен был провести газ, или Медведев, или губернаторы, или «Газпром» с Миллером, а оглядеться по сторонам и показать всей стране, что есть Россия, где живут люди. Просто показывать разговоры с людьми, как они живут, что у них болит, о чем они плачут. И у нас были бы другие результаты выборов, притом везде – от депутатов сельского поселения до выборов президента.

Но эту печальную и трагическую картину в ходе выборов президента тем более не показывали. Буквально вчера я прочитал заметку, кажется, на сайте газеты «Новые известия», там опубликовано интервью с социологом, который несколько месяцев подряд ездил по стране и брал интервью у людей о качестве жизни. Просто ездил по глубинке. Он ездил по регионам в Сибири, на Дальнем Востоке, на Урале, в европейской части. И человек рассказывает: «Я приехал домой – я не могу спать, мне хочется безостановочно пить, потому что то, что я увидел с такой высокой концентрацией, каждый день разговаривая с людьми, это такая безнадега, из которой непонятно как выбираться».

Несовместимость парадной картины государства, этих потемкинских деревень, этого яркого телевидения, этих торжествующих ведущих с реальной жизнью... По-моему, вчера вечером Соловьев в споре с Николаем Злобиным (это известный политолог) был очень показательный диалог: Злобин мягко заметил, что, к сожалению, экономическое состояние России не соответствует понятию «великая держава», а Соловьев, улыбаясь, ему ответил: «А понятие великой державы не имеет вообще никакого отношения к экономике». «А к чему имеет?» – спросил его Злобин. «Великая держава – это способность уничтожить весь мир», – улыбаясь, сказал Владимир Соловьев. Приплыли. Это прямое следствие недавнего послания президента всему российскому и не только российскому народу.

Поэтому могу сказать вам, Сергей: нам предстоит очень тяжелый путь. Тот уникальный общественный шанс (возвращаясь к началу нашего разговора, к долгой ремарке псковича Григория, когда он сказал про 90-е): к концу 80-х – началу 90-х годов десятки миллионов людей в России хотели перемен, еще даже в Советском Союзе хотели, искренне желали, надеялись, что это принесет лучшую жизнь. И тот шанс, тот запас энергии, огромный запас энергии, который был тогда у людей, был бездарно растрачен.

Для того, чтобы появился еще один такой шанс, нам предстоит работать долгие годы и очень упорно, не ожидая быстрых результатов сегодня, завтра, послезавтра. Нужно будет много трудиться. Власти обманули народ, и долгие годы, десятилетия народ этого не забудет.

Александр Савенко: Давайте я все-таки вернусь к тому вопросу, который я уже дважды безуспешно пытался озвучить. Григорий Явлинский побывал в Псковской области, единственный из кандидатов имел возможность здесь донести непосредственно на месте свою точку зрения на все основные вопросы. Но при этом, как мы помним, здесь достаточно сильное региональное отделение, которое вы, Лев Маркович, возглавляете многие годы, есть здесь депутаты во многих муниципальных образованиях. И при всем при этом показатель кандидата от партии «Яблоко» в Псковской области если и выше общероссийского, то ненамного: если не ошибаюсь, чуть более полутора процентов – далеко не то, на что могли бы рассчитывать и хотели бы видеть. Здесь в чем причина такого положения дел? Почему Явлинский даже в Псковской области проиграл той же Ксении Собчак, избирательный штаб которой в нашем регионе, по сути дела, не вел никакой работы, в отличие от вас?

Лев Шлосберг: Расклад общественного мнения в этой президентской кампании сложился до президентской кампании. Мы находились изначально в очень сложной ситуации: мы вышли на выборы с политиком, который 25 лет говорит обществу о том, что дважды два – четыре. И в том числе – говорит это власти.

Александр Савенко: Может быть, пришло время сказать что-то иное?

Лев Шлосберг: Да, и вот появляется человек, который говорит: «Общество, я открыл военную тайну (или я открыла военную тайну): дважды два – пять!» «О! – говорит общество. – Круто! Новое лицо, красивое, и новая версия: оказывается, дважды два – пять. Давайте попробуем проголосовать, вдруг получится». Это полушутка, вы понимаете. На самом деле очень трудно говорить обществу одно и то же одному человеку десятки лет подряд.

Александр Савенко: Так нет, если серьезно, не пришло ли время сказать что-то новое? Может быть, конечно, повторяя, что дважды два – четыре, но и говорить что-то новое.

Лев Шлосберг: В этой избирательной кампании, если касаться роликов, которые шли по телевизору, это было новое, но я не уверен, сам не уверен, что это…

Александр Савенко: Вы про 10% ангорской шерсти для свитера?

Лев Шлосберг: …да, и про 10% россиян в списке «Форбс». С точки зрения рекламной продукции это интересная продукция, с точки зрения политической задачи я не уверен, что это успешная политическая продукция.

Александр Савенко: А вы, кстати, принимали участие в обсуждении того, какой будет агитационная кампания?

Лев Шлосберг: Я обсуждал частично с федеральным штабом содержание газет, которые выходили, я не был ни их редактором, ни автором, федеральный штаб полностью определял содержание президентской избирательной кампании. Мы высказали несколько своих рекомендаций в ходе кампании, более того, мы их апробировали именно в Пскове. Именно после встречи в Пскове стали вестись прямые интернет-трансляции всех встреч Явлинского с избирателями в каждом городе – это мы сделали первые и сказали штабу: «Делайте так, чтобы эти записи сохранялись, люди могли их смотреть и после встреч».

На нашем регионе была отработана массовая работа по оповещению сторонников о встрече с кандидатом, в том числе через кол-центр в Пскове, и те 350 человек, что пришли в Пскове на встречу с Явлинским, они узнали о встрече из личных звонков. Тогда еще не была разрешена агитация в СМИ, мы не могли ни в одном СМИ дать объявление: «Граждане, приедет Явлинский, приходите на встречу с ним». Агитация в СМИ началась только 17 февраля, то есть мы другим способом оповещали людей. Формы специальных приглашений на встречи и многие другие вещи кампании мы здесь апробировали.

Но выяснилось, что обида на происходящее во всем мире по отношению к нашей стране, которая сформирована российским телевидением, пропагандой, ощущение вражеского окружения, ощущение того, что и внутри страны у нас где-то рядом должны быть предатели, вот же она, пятая колонна, и возможно, это «Яблоко» и Явлинский – ну кто же еще, больше никто такой на выборы не вышел, всё это привело к такому очень тяжелому результату.

Звонок радиослушателя: Здравствуйте, Лев Маркович. Галина Николаевна. Я хочу вам сказать, вот мне так кажется, вы титанический труд делаете, за нас бьетесь, но, мне кажется, бесполезно. Не зря нам прививали низменные чувства, как нам нравится падать вниз и дальше вот так. Спасибо за внимание.

Александр Савенко: Спасибо.

Лев Шлосберг: Галина Николаевна, я очень признателен вам за искренний звонок. Сегодня поток искренних звонков людей, вне зависимости от того, что они высказывают. Галина Николаевна, я вам скажу: нет рабских народов, нет холопских народов, нет народов, предрасположенных к падению вниз. Государство несет ответственность за то, какие способности людей, общества, народа оно раскрывает. Государство за это ответственно.

У нашей страны было несколько исторических периодов уникального развития, раскрытия способностей людей, когда люди раскрывались фантастическим образом. Это было в конце XIX века после земской реформы Александра II и других реформ, когда страна оказалась заполнена талантливыми земскими врачами и учителями, деятелями культуры, предпринимателями, мастерами промышленности и бизнеса. В начале ХХ века в России раскрылось исключительное количество талантливых людей в культуре и искусстве – несопоставимое со всем окружающим миром. В 50-е и 60-е годы прошлого века, после падения сталинского гнета, когда хоть немного отпустили государственную узду, выдающиеся деятели культуры снова появились в нашей стране.

Россия – это страна свободного народа, но ему не дают раскрыться. Беда нашей страны в том, что людям государство не доверяет, их не уважает и не дает им раскрыть свои свободные способности.

Звонок радиослушателя: Здравствуйте, господа, Иван беспокоит. В советское время ГОСТ и санэпиднадзор следили за качеством промтоваров и условиями труда и отдыха трудящихся, и это не было кошмаром, я же помню. А теперь, значит, Дворкович и Медведев, назначенные, кстати, Путиным, распорядились: не надо кошмарить бизнес. Вот причина вчерашней трагедии. Это мое мнение. Бесконтрольность, никакого контроля, бизнес что хочет – то и делает. Вторую неделю мы после выборов машем кулаками. Слушаю я запись бесед Максима с Явлинским: Крым отдать под американскую военно-морскую базу, Донбасс отдать Галичине, русских не жалко. Я не согласен с этим, Лев Маркович. В бардачные 90-е кто-то сдал американцам в аренду пол-Сахалина с полезными ископаемыми, причем на коварных для России условиях. Лев Маркович, вспомните, пожалуйста, фамилию этого деятеля, кто отдал пол-Сахалина американцам тогда еще. Спасибо. Извините.

Лев Шлосберг: Иван, спасибо за звонок. Отвечаю по порядку, надеюсь, я ничего не пропустил. Первое: никогда ни Явлинский, ни «Яблоко», ни я, никто другой из нашей партии не предлагал отдать Крым под военно-морскую базу США, этого не было никогда и совершенно точно Явлинский не мог об этом говорить. Что касается Донбасса: Донбасс – это признаваемая Россией территория Украины, Россия не оспаривает государственную территориальную принадлежность Донбасса. Никакой Галичины сейчас нет. Я понимаю, о чем вы говорите – вы говорите о Западной Украине, где очень резкое, радикально резкое отношение к нашей стране, особенно в силу военного конфликта между Россией и Украиной. Но не стоит вопрос, чтобы «отдать Донбасс Галичине». Есть государство Украина, ее частью является Донбасс. В Донбассе продолжается война, которая была начата там нашей страной, к сожалению, Иван, к нашему стыду. И там погибли как украинцы, так и наши граждане, в том числе жители Псковской области. И до сих пор никто не остановил эту войну.

Если удастся хоть как-то в ближайшее время эту войну остановить, то у нашей страны появится шанс перестать катиться вниз, о чем сейчас говорила нам Галина Николаевна. Это принципиальная ситуация: вскрыв границу с Донбассом, сделав её черной дырой, мы пустили в Россию огромное количество нелегального оружия и наркотиков. У нас сейчас худшая по состоянию безопасности граница из всех границ нашей страны, которых многие тысячи километров протяженности, самая худшая граница – это граница с Украиной в части Донбасса. Ее в полной мере не контролирует никто – ни мы, ни украинцы. Но это всё начала наша страна, и об этом нельзя молчать.

Что касается Крыма (вернусь к Крыму): в Крыму необходим честный законный референдум – сколько раз об этом говорили Явлинский и «Яблоко». Тот референдум, который признает мир. Иначе ситуация войны России с окружающим миром не закончится никогда. Многие люди из ближайшего окружение Путина, к слову, в момент принятия решения о вхождении в Крым были против. Но Путин лично принял это решение, такова была в тот момент его психологическая установка – сделать такое действие, такой шаг. Он сам, я уверен, не предполагал, чем это все закончится, и теперь не знает, как оттуда вылезти.

Мы можем десять раз сказать о том, что Крым – это Россия, только кто его освоит экономически? Там нет Сбербанка до сих пор, там нет ни одной легально работающей в мире российской компании. Любой, кто сунется туда, будет экономически ликвидирован, потому что не сможет работать нигде за пределами России. И это не шутки, это совсем не шутки.

Нельзя так решать территориальные споры. После 1945 года, после окончания Второй мировой войны ни одна страна в Европе не осмелилась на такие действия. Вдумайтесь (я извиняюсь, что мы сейчас сместились в эту сторону, но вы спросили – я не буду уходить от ответа): наша страна подписала два договора о дружбе и сотрудничестве с Украиной. Подписал президент Ельцин и подписал президент Путин. И этими договорами два президента России гарантировали территориальную целостность Украины, а Украина, соответственно, нам гарантировала базу Российского военно-морского флота в Севастополе, который оставался русским городом при таком статусе.

Это был компромисс после распада Советского Союза. Так случилось: Сталин нарисовал на карте границы союзных республик, а потом в 1991 году огромное государство распалось по этим границам. И после этого распада страны договорились между собой, как жить. Этот баланс нельзя нарушать.

Про Сахалин и соглашения о разделе продукции, о которых вы сказали, но немного другими словами: «Яблоко» и Явлинский предлагали совершенно другой подход к освоению нефтяных и газовых месторождений, но правительство и Государственная Дума приняли другую концепцию, абсолютно коррупционную концепцию, и она была реализована. Это по сути такая же история, что с «500 днями»: Явлинский предлагает в конце 1980 – начале 1990-х нормальный путь развития страны, включающий сохранение сбережений советских людей, ограничение инфляции и создание частных собственников, пока у людей есть деньги. Вместо этого реализуется шоковая терапия. Теперь Явлинскому говорят: «Ты автор шоковой терапии». Так это воспринимает массовое человеческое сознание.

То же самое с соглашениями о разделах продукции на Сахалине: «Яблоком» и группой экономистов во главе с Явлинским предлагалась другая концепция освоения этих месторождений – но реализована была правительственная и думская концепция, однако в массовом сознании авторство якобы того, что реализовано, приписывается Явлинскому, хотя он не имеет к этому никакого отношения, он предлагал другой способ решения экономической задачи. У нас коррупционный парламент утверждал каждое соглашение о разделе продукции. Поэтому, пожалуйста, будьте внимательны к истории нашей несчастной страны, у нас есть уроки, которые мы должны извлекать, не перевирать историю, а осмысливать ее.

Александр Савенко: Совсем немного времени остается у нас до окончания эфира. Предлагаю под занавес все-таки обратиться к теме грядущего избирательного марафона по выборам губернатора Псковской области. Есть и у меня вопросы, и у читателей «Псковской ленты новостей». Ну и, как мне кажется, на данный момент, если мы говорим о губернаторских выборах и о вас – представителе партии «Яблоко», руководителе регионального отделения, тут вопросов главным образом два: первый - это что касается перспектив прохождения муниципального фильтра, второй – возможности вхождения «Яблока», ее кандидата в какие-то коалиции, предвыборные тактические союзы. Ну и вот есть в этой связи вопрос читателя ПЛН, который представился как Николай Кузьмин: «Лев Маркович, насколько вы оцениваете возможным пройти муниципальный фильтр? Будете ли для этого вступать в коалиции? А то мы, ваши избиратели и одновременно «ваша коалиция» с ваших слов, хоть и за вас, но помочь с прохождением муниципального фильтра мы не сможем».

Лев Шлосберг: Отвечаю Николаю Кузьмину и вам, Александр: прохождение муниципального фильтра – это задача политика, выходящего на выборы. На сегодняшний день «Яблоко» обладает большим числом депутатов и в большем числе муниципалитетов, чем в 2014 году, когда мы впервые пытались пройти муниципальный фильтр. Тогда мы смогли собрать 149 подписей из 157 необходимых: не хватило 8, притом из пяти разных районов. Сейчас у нас есть депутаты в 19 из 26 муниципалитетах второго уровня, то есть нам одного муниципалитета не хватает для территориальной комплектности фильтра и, соответственно, нам еще нужно некоторое количество подписей районных, сельских и городских депутатов…

Александр Савенко: Сколько примерно?

Лев Шлосберг: Я полагаю, что нам нужно наш запас подписей увеличить примерно в два с половиной – три раза. Насколько я понимаю, муниципальный фильтр будет уточняться Избирательной комиссией области на момент назначения выборов, это будет от 100 до 110 подписей в зависимости от числа действующих депутатов на тот день. У «Яблока» сегодня есть 38 мандатов и, соответственно, нам нужно будет умножиться почти на три.

Александр Савенко: Ну да, а если говорить просто, если ничего не изменится, муниципальный фильтр вы пройти не сможете.

Лев Шлосберг: В 2014 году у нас было 22 или 23 партийных депутата в 12 муниципалитетах, в том числе 16 депутатов районных собраний, но мы собрали 149 подписей из 157. Это были личные отношения с людьми, это был не вопрос отношений партий – это был вопрос отношений к социально-экономической политике Турчака и вопрос отношения к социально-экономической программе оппонента Турчака в моем лице. На этом мы смогли создать коалицию депутатов муниципальных образований, которые поставили свои подписи за мое выдвижение: в одном только Гдовском районе было собрано 25 подписей, и еще в трёх районах – свыше 10. То есть у нас были ударные районы, где депутаты нам очень сильно помогли с подписями: они сознательно подписывались за меня, понимая, что я являюсь альтернативой политике Андрея Турчака. Сейчас, на мой взгляд, «Яблоко» в большей степени готово к прохождению муниципального фильтра, чем тогда. Насколько жестко будет вести себя власть, будет ли она мешать нам так же, как мешала в 2014 году, или не будет мешать – мы узнаем только по факту избирательной кампании.

Совершенно очевидно, что прохождение муниципального фильтра – это вопрос личных переговоров с депутатами в первую очередь и во вторую очередь вопрос переговоров с политическими партиями. Если каждая политическая партия, представленная в областном Собрании депутатов, выдвинет своего кандидата, то свой запас, если так можно сказать, депутатских подписей она передает своему кандидату.

Александр Савенко: Так там этих подписей практически ни у кого и нет.

Лев Шлосберг: Практически ни у кого и нет. Соответственно, все будут общаться с другими депутатами, самовыдвиженцами, беспартийными депутатами. В 2014 году я пытался вести переговоры с Коммунистической партией Российской Федерации, там было несколько депутатов, чьи подписи не были востребованы тогдашним кандидатом от КПРФ. Но мои коллеги по переговорам меня обманули: именно в тех районах, где подписи были в наибольшей степени нужны, они сделали так, что я их не смог получить.

Александр Савенко: И в этот раз вы с коммунистами и их союзниками по вот этому Региональному народному совету, который был на прошлой неделе презентован, вы собираетесь вести какие-то консультации?

Лев Шлосберг: Я постоянно общаюсь со всеми участниками политической жизни, в том числе с коммунистами. Насколько я понимаю, все политические партии Псковской области находятся в процессе осознания своих возможностей и перспектив. На мой взгляд, коалиции политических партий вокруг тех или иных кандидатов в губернаторы Псковской области возможны, потому что это выборы мажоритарные, по сути одномандатные, и коалиция партий вокруг внятной социально-экономической программы возможна, если политические вопросы уходят на второй план, а социально-экономические выходят на первый. Я не исключаю, что такие коалиции с нашим участием или без нашего участия могут появиться. Мы не возражаем против этих коалиций с другими политическими силами. Возражений с нашей стороны нет, но это вопрос единой социально-экономической платформы по развитию Псковской области.

Александр Савенко: Вот на этой ноте предлагаю закончить наше общение сегодня. Будет, я думаю, в дальнейшем у Льва Шлосберга возможность ответить на другие вопросы, которые сегодня не успел я задать, и рассказать о том, что происходит в региональном отделении партии «Яблоко» поближе к выборам. Благодарю наших радиослушателей за то, что были сегодня так активны, задали много вопросов, и напомню, что вместе с нами этот час был Лев Шлосберг, руководитель регионального отделения партии «Яблоко». Спасибо за то, что нашли время прийти к нам, и до новых встреч в эфире. До свидания.

Лев Шлосберг: Спасибо большое, Александр, большое спасибо всем, кто нас слушал, и отдельное спасибо всем, кто задал свой вопрос. До свидания, всего доброго!

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!