ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

22 мая 2018, 11:00   Источник: Псковская Лента Новостей

Лев Шлосберг: «Главная политическая задача оппозиции – стать властью»

16 мая гостем очередного выпуска программы «Двое на одного» в прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) стал депутат Псковского областного Собрания, руководитель Псковского регионального отделения партии «Яблоко» Лев Шлосберг. Ведущие программы - главный редактор радиостанции Максим Костиков и главный редактор ЭПИ «Псковская Лента Новостей» Александр Савенко - обсудили с ним текущее положение псковского «Яблока» в региональной политике, подготовку областного отделения партии к сентябрьским выборам губернатора и глав районов, а также другие актуальные темы общественно-политической повестки. Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы.

Александр Савенко: Здравствуйте, дорогие друзья! В прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» программа «Двое на одного» - совместный проект Псковской Ленты Новостей и радио «Эхо Москвы в Пскове». У микрофона мой коллега, главный редактор радиостанции Максим Костиков.

Максим Костиков: Добрый день.

Александр Савенко: А меня зовут Александр Савенко, главный редактор Псковской Ленты Новостей, и вместе с нами сегодня Лев Маркович Шлосберг, руководитель регионального отделения партии «Яблоко», депутат областного Собрания. Лев Маркович, здравствуйте.

Лев Шлосберг: Саша, Максим, радиослушатели, добрый день.

Максим Костиков: Лев Маркович, мы хотели бы с вами поговорить, так как достаточно давно уже не встречались, в большей степени о деятельности руководимой вами партии «Яблоко» в регионе, о том, какое место сегодня «Яблоко» занимает в системе политических координат в Псковской области, о ваших взаимоотношениях с властью, оппозицией, потому что мы помним это, скажем так, в прежнем политическом цикле. Что сейчас? Как вы сами определяете, где находится партия «Яблоко»? Какие ваши основные цели и задачи в текущем политическом сезоне? Как строятся ваши отношения с действующим исполняющим обязанности губернатора, с его новой старой командой? Как выстраиваете отношения с другими партиями, которые заявляют, что они оппозиционные: со «Справедливой Россией», с коммунистами, с ЛДПР? Вот тот круг вопросов, с которого мы хотели бы начать.

Лев Шлосберг: А можно как-то ранжировать по очередности? Там было пять вопросов – с какого начинать?

Максим Костиков: Вы можете в любом порядке, у нас свободная беседа, а не интервью.

Лев Шлосберг: Хорошо. «Яблоко» является оппозиционной политической партией – и в России, в Псковской области.

Максим Костиков: Так и запишем.

Лев Шлосберг: Не просто запишете – желательно запомнить. Цель оппозиционной политической партии – бороться за власть, чем «Яблоко» и занято в Псковской области всеми имеющимися силами.

Максим Костиков: Чудесно. Достаточно ярко вы выступали в прошлом году и в минувшие годы, часто с критическими замечаниями в адрес экс-главы Псковской области Андрея Турчака, были одни – наряду с Олегом Брячаком – из таких последовательных и жестких критиков действующего на тот момент губернатора, какими только словами его не называли…

Лев Шлосберг: Вежливыми, сугубо литературными, но жесткими.

Максим Костиков: Это дискуссионный вопрос, насколько они были вежливые, но литературные, да.

Лев Шлосберг: Ничего за рамками русского литературного языка.

Максим Костиков: Однако вот уже полгода, я бы сказал, что градус этой риторики значительно упал, да? Я про нашего нового главу региона, исполняющего…

Лев Шлосберг: Вашего?

Максим Костиков: Ну, мы же в Псковской области живем, да.

Лев Шлосберг: Хорошо.

Максим Костиков: Поэтому, как же так, чтоб вежливо… вежливое обращение. И как-то не слышно от вас ни грозных речей, ни ярких заявлений, ни искрометных колонок в газете «Псковская губерния» в адрес действующей власти, в адрес новой команды, в адрес тех проектов, которыми там занят господин Ведерников. Его социально-экономический курс не подвергается с вашей стороны никакой критике. Что изменилось? Это какой-то нетрадиционный «медовый месяц» между вами и новым губернатором либо это какая-то новая стратегия?

Лев Шлосберг: Максим, вы нарисовали картину, которая полностью не соответствует действительности.

Максим Костиков: Как обычно: с этого всегда начинается как раз разговор.

Лев Шлосберг: Как обычно, с этого всегда начинается разговор. Теперь давайте детали: частности, хвосты и уши. Итак, в течение всего руководства областью временно исполняющим обязанности губернатора я выступаю с критикой социально-экономической и бюджетной политики администрации Псковской области. Я думаю, что вы продолжаете следить за тем, как живет и существует Псковское областное Собрание депутатов. У нас было несколько принципиальных моментов за последние полгода, которые рассматривались на сессиях.

Первое – это, безусловно, проект бюджета, против которого я голосовал и детальный анализ которого, особенно в части межбюджетных отношений и невыполнения критически важных инфраструктурных обязательств, я показывал, поправки к которому мной вносились, и эти поправки были отвергнуты парламентским большинством. Я выступал против долговой политики, под которой подписались администрация области и Министерство финансов. Всё, что касается принципиальных оценок: они были даны и высказаны публично, опубликованы и в печатном виде, и в виде видеозаписей.

За последние прошедшие в этом году четыре сессии областного Собрания депутатов я выступал с принципиальной оценкой конкретных отраслей экономической деятельности Псковской области. Такое ощущение, что Максим Эдуардович только сейчас слышит рассказы про сессии областного Собрания.

Максим Костиков: Неправда! Ну что ж вы меня совсем!.. Я слежу за сессиями.

Лев Шлосберг: Хорошо.

Максим Костиков: Я, конечно, в отличие от Александра Михайловича, он смотрит все трансляции и еще плюс к тому вашу…

Александр Савенко: Конспектирую.

Максим Костиков: …передачу «Шлосберг Live» знает наизусть. Мне кажется, он самый ваш верный поклонник.

Лев Шлосберг: Хорошо. Тем не менее, вопросы задает Максим Эдуардович – отвечаю Максиму. Было обсуждено несколько принципиальных вещей: это школьный подвоз, который является нерешенной системной проблемой Псковской области. Свыше 95% школьных маршрутов нарушают федеральные СанПиН по продолжительности. На минувшей сессии я выступал с отчетом о положении дел в ЖКХ, конкретно о долговых обязательствах бюджета области перед ресурсоснабжающими организациями и долгах юридических лиц, в том числе бюджетных учреждений и граждан перед комплексом ЖКХ. Это внешне спокойное, может быть, на ваш взгляд, выступление с совершенно жестокими цифрами вызвало очень серьезную реакцию, в том числе внутри администрации. Ко мне подходили чиновники и говорили: «Наконец-то, слава богу, кто-то об этом сказал и озвучил эти цифры».

Поэтому сказать, что каким-то образом изменился градус оценок или изменились сами оценки – это совершенно не так. Более того, оценки являются последовательными. Я могу напомнить, что одной из моих поправок к областному бюджету было увеличение на 50 млн рублей с небольшим расходов на субсидии ресурсоснабжающим организациям, чтобы прекратить банкротство конкретно предприятий ЖКХ, в том числе в Псковском районе, которое фактически перешло в летальную стадию. Но эти поправки не были поддержаны, и организации обанкрочены. И эти проблемы поднимались мной все эти полгода (будем называть «полгода Ведерникова»). Я предупреждал о том, что пять дополнительных соглашений с Минфином, которые Татьяна Алексеевна Баринова подписала под выкрученные руки 29 декабря, невыполнимы, и уже в марте в бюджет области были внесены поправки, инициированные врио губернатора и нарушающие эти дополнительные соглашения с Минфином. Я всё это озвучиваю на каждой сессии. На мой взгляд, функция оппозиционного депутата заключается в том, чтобы аргументированно излагать критику позиции власти. Должна быть альтернатива.

Максим Костиков: Согласен с вами.

Лев Шлосберг: Я эту альтернативу представляю, на мой взгляд. Если вспомнить предшествующие три-четыре года, когда я поднимал эти же самые проблемы (может быть, ЖКХ я не уделял тогда столько внимания, как уделяю сейчас). И, наконец, последнее, чтобы прояснить отношения с исполнительной властью: 31 мая господин Ведерников будет выступать на сессии областного Собрания с отчетом о деятельности администрации области в 2017 году, эта дата назначена им по согласованию с председателем областного Собрания.

Все фракции, в том числе и «Яблоко», направили свои вопросы Ведерникову (я направил шесть вопросов, связанных с социально-экономической политикой в минувшем году). Понятно, что Ведерников будет отчитываться по итогам правления Турчака, он был назначен 12 октября, тем не менее, он обязан по существу отчитаться не только о своей работе, даже не столько о своей работе, сколько о работе администрации области как органа государственной власти.

Все эти шесть вопросов являются принципиальными, и по каждому из них у меня существенные расхождения, если не сказать больше – альтернативная позиция по отношению к той политике, которую проводит администрация области. То есть я не вижу никаких изменений в части последовательности критики.

Максим Костиков: А я вижу. И я могу пояснить, в чем, да? Чтоб вы меня в мифотворчестве не обвиняли.

Лев Шлосберг: Да, поясняйте.

Максим Костиков: Лев Маркович, возможно, в том, что касается содержательной части, вы действительно последовательно выступаете примерно с одних и тех же позиций, поднимаете одни и те же вопросы социально-экономического развития региона, которые вы видите, там, проблемными, острыми. Я говорю в большей степени о, скажем так, внешней, публичной политической стороне. То есть о той лексике, о том пафосе, с которым мы помним ваши выступления в прошлом: они были обращены лично к действующему губернатору и иногда носили роль – вот тут Саша мне не даст соврать – такую форму, я не знаю, обличительных проповедей, да?

Александр Савенко: Да более того, Лев Маркович же создавал движение сопротивления – так это, по-моему, называлось?

Максим Костиков: Сопротивления, да! Мы прекрасно помним ваши прямые обвинения в лицо губернатору с жесткими оценками, нелицеприятными, иногда на грани фола. Хоть вы и называете их вежливыми и корректными, но это такой вопрос, дискуссионный. И мы помним вот этот накал дискуссий и ответные выпады в ваш адрес со стороны губернатора или членов его команды. Сейчас вот этот градус, эта тональность поменялась. Может быть, вы с этим не согласны, но нам как журналистам видится это именно так. Содержательно – да, вы там отстаиваете вопросы подвоза детей в школы или еще какие-то вопросы ЖКХ, но это не перешло в формат политической дуэли между потенциальными кандидатами в губернаторы. А мы подводим вас к этому. Вот что-то поменялось в этом? У вас, может быть, установился личный человеческий контакт с губернатором, вы нормально с ним взаимодействуете, вы вежливо и корректно с ним общаетесь, он не отправляет вас в Одессу – вы не называете его могильщиком. Ну вот как? Мы про это здесь.

Александр Савенко: Так что ваш губернатор.

Лев Шлосберг: Первое: когда господин Ведерников был назначен, я сделал исчерпывающее, на мой взгляд, заявление и, если не ошибаюсь, «Псковская лента новостей» его также публиковала, что я не верю в варягов во главе Псковской области как в людей, способных ею эффективно и перспективно управлять. Эта позиция не изменилась, она была заявлена – она остается прежней. Второе: что касается политической дуэли с господином Турчаком, – я отвечал. Это не он отвечал мне, это я отвечал ему. Он создал целый ряд (и вы об этом писали и говорили много), я бы сказал, не то что информационных поводов –политических событий, не отвечать на которые было невозможно. Действительно, Ведерников таких событий не создавал за последние полгода, он не вынуждал ни меня, ни каких-то других представителей политической элиты отвечать ему в той или иной жесткой тональности. Это действительно так.

Я не считаю, что политик, в том числе находящийся в оппозиции, должен инициировать политическое противостояние в публичной сфере, если идёт диалог по альтернативе социально-экономической политики властей. Я считаю, что самая главная задача оппозиции – это предлагать альтернативу, объяснять, с чем и почему мы не согласны. Если со стороны действующей администрации (неважно, врио губернатора, его заместителей, каких-то других политических деятелей) будут предприняты любые атаки на партию, на нашу команду, на меня лично, ответы будут в той же степени исчерпывающими, как при Турчаке. В данный момент таких атак не было и, собственно говоря, инициировать политическую дуэль в публичном пространстве для удовольствия даже уважаемой прессы я не считаю нужным.

Максим Костиков: Ну и отлично! Вот видите, значит, все-таки что-то поменялось, идет культурный диалог, обмен мнениями, позициями.

Лев Шлосберг: Я пока не могу сказать, что это диалог, у меня нет понимания, что это диалог. У нас было две встречи с Ведерниковым за полгода, и он присутствует на некоторых вопросах повестки дня сессий областного Собрания. Я думаю, что сейчас Ведерников вообще продолжает присматриваться к Псковской области, поскольку он, на мой взгляд, не готовился к должности губернатора и не ожидал этого своего назначения. У него идет период адаптации к региону и к совершенно новой работе, которая никогда ранее знакома ему не была.

Александр Савенко: С политическим заместителем господина Ведерникова Николаем Цветковым встречаетесь – а тут как у вас дела? Как диалог?

Лев Шлосберг: С момента его назначения на эту должность мы не встречались ни одного раза. Мы встречаемся в коридорах администрации, поскольку мы все ходим по одним и тем же кабинетам одного и того же здания, но личных встреч у нас не было.

Максим Костиков: Просто мы помним, что у вас были достаточно непростые отношения с всесильным вице-губернатором Жаворонковым, который…

Александр Савенко: Ну, не сразу, вначале были достаточно, мне кажется, теплые отношения.

Максим Костиков: Да, вначале у вас были теплые отношения, а потом уже…

Лев Шлосберг: У нас не было теплых отношений никогда – у нас были нейтральные отношения с Жаворонковым во время начала деятельности администрации Турчака.

Максим Костиков: Я бы даже назвал это сотрудничеством. Ну, не будем дискутировать.

Лев Шлосберг: Ну, когда депутат областного Собрания обращается с запросами…

Максим Костиков: Вы тогда еще не были депутатом.

Лев Шлосберг: Я стал депутатом в 2011 году, Турчак стал губернатором в 2009 году.

Максим Костиков: Как раз я говорю про 2009-2010 годы, когда вы, по-моему, нормально взаимодействовали.

Лев Шлосберг: У нас был период непродолжительного нормального взаимодействия по вопросам культурного наследия, пока не началось разрушение музейной собственности Псковской области и пока не были приняты некоторые неприемлемые, в моём понимании, решения по объектам культурного наследия.

Максим Костиков: Да оставим это в прошлом, вернемся к настоящему.

Лев Шлосберг: Давайте оставим в прошлом, вернемся в 2018 год.

Максим Костиков: Да. Итак, если с Жаворонковым были, там, в конце уже такие, не очень приятные отношения и даже фактически доходило до личностного конфликта, то как сейчас?

Лев Шлосберг: С кем?

Максим Костиков: Ну, вот с командой нового губернатора, там, с какими-то людьми.

Лев Шлосберг: Нет никакой команды нового губернатора, её не существует.

Максим Костиков: Так.

Лев Шлосберг: Насколько мне известно, какие-то новые люди пришли в пресс-службу администрации, я ни с кем из них не пересекался, не знаю их имен, не знаю их лиц, я не знаю, кто там сейчас работает.

Максим Костиков: Управление внутренней политики?

Лев Шлосберг: Я не общаюсь с управлением внутренней политики, у меня нет с ними никаких дел.

Максим Костиков: Спасибо.

Александр Савенко: Очень интересно. У меня вопрос в продолжение вообще разговора об изменении вашей позиции, изменении риторики, градуса, как здесь прозвучало. Я же не только о сессии областного Собрания в прямом эфире слушаю и вашу программу по понедельникам вечерами, я еще и…

Максим Костиков: Рекламирует без конца.

Александр Савенко: Да, я еще хожу и на всякие публичные мероприятия политические и в начале мая побывал на очередной акции сторонников Алексея Навального и, к своему огромному удивлению, увидел вас там. Насколько я понимаю, вы впервые присоединились к сторонникам господина Навального. Ну и, наверно, поясню в двух словах, почему это вызвало у меня такое изумление: весь же предыдущий год мы были свидетелями, так сказать, различных проявлений ваших крайне непростых отношений с оппозиционером Навальным, да?

Лев Шлосберг: У нас есть принципиальные стилистические разногласия.

Максим Костиков: У вас был диалог – и заочный, и очный.

Александр Савенко: Так что же вас подвигло приехать туда? Да, и можно было, наверно, ожидать, что вы приедете туда и будете жечь, что-то там такое прозвучит из ряда вон выходящее на такой акции за два дня до инаугурации Владимира Путина. Но при этом вы выступили так, что…

Лев Шлосберг: Александр не понял, о чем я выступил. Хорошо, я поясню.

Александр Савенко: Я понял, о чем вы выступили. Достаточно блекло, а многие говорили о том, что вы выступили откровенно беззубо - одно из самых слабых ваших выступлений.

Лев Шлосберг: Это ваше мнение, Александр, оно не совпадает с мнением тех людей, которые были на митинге.

Александр Савенко: Почитайте социальные сети, кстати.

Максим Костиков: Тут вопрос...

Лев Шлосберг: Знаем мы эти социальные сети.

Максим Костиков: Подвопрос у меня…Меня, правда, не было в это время в Пскове, но мне даже Александр позвонил, говорит: «Вот сенсация: Лев Маркович пришел на, так сказать, сборище…»

Александр Савенко: Приехал на велосипеде.

Максим Костиков: Приехал на велосипеде на сбор.

Александр Савенко: С супругой.

Максим Костиков: На сбор товарищей Навального. Я был прямо в шоке, думаю: «Ну как же так?» Действительно, весь прошлый год вот эта заочная и очная дискуссия, плюс и сами некоторые члены партии «Яблоко» говорили о том, которые еще и одновременно являются сторонниками Навального, что вот вы там как-то сердились на тех, кто ходит на их сборища.

Лев Шлосберг: Нет, не сердился. Максим, давайте расставлять точки над i.

Александр Савенко: Сразу исключал из партии.

Лев Шлосберг: Что?

Александр Савенко: Шутка.

Лев Шлосберг: Нет, у нас никто не исключён из партии. Друзья, ситуация следующая: меня впервые пригласили на митинг, организованный группой поддержки Навального. Я принял приглашение, потому что это было не приглашение поддержать Навального, это было приглашение обратиться к людям, притом в основном к людям молодым. Я совершенно сознательно выступил так, как я выступил. У меня вообще нет никаких вопросов к Путину: все эти вопросы у меня состоялись давно. Мне важно было дать понять примерно двумстам молодым людям, которые пришли на митинг, что Путин конечен, что они все переживут Путина.

Очень скверное дело для политика – очень скверное – выступать перед молодежью с заявлением о бесперспективности нашей политической жизни и ситуации. Нельзя бить людей по крыльям. Это люди, которые начинают свою политическую биографию. У меня была в этом выступлении конкретная задача: ободрить людей, придать им оптимизма, сил и уверенности в том, что мы победим. Это была совершенно конкретная задача, и именно так полностью было построено выступление, сознательно, это не была импровизация: вот я вышел к трибуне и секунду думал, о чем сказать, – я знал, что именно это я хочу сказать.

Александр Савенко: И вы хотели сказать, призвать молодых людей, чтобы они жили без царя в голове? Это тоже была домашняя заготовка?

Лев Шлосберг: Александр, вы перефразировали то, что я сказал. Я совершенно четко сказал людям: важно не создавать себе кумиров.

Александр Савенко: Ну, слово «кумиров» там вообще не звучало. Вы говорили о том…

Лев Шлосберг: Важно не создавать себе царей. Саша, у меня очень странное впечатление, что вы мне рассказываете то, о чем я выступал. Это тоже определенный жанр, но тогда мне нужно уступить вам микрофон, и вы расскажете слушателям, что я говорил, а я буду слушать вас.

Максим Костиков: Принимается.

Лев Шлосберг: Я поясняю: важно было сказать этим молодым демократам (а это молодые демократы) о том, что они должны бороться за свою страну, за свою землю, за свой город, за свою область, за то место, где они живут, что они должны делать все возможное для того, чтобы не опускать руки, чтобы не разливался этот безысходный пессимизм бессмысленности действий. Я стоял перед ними, я видел их лица – они меня слушали. Там было очень высокое внимание, они даже подошли ближе к трибуне. Выступление было небольшое – пять минут, но я видел, что они меня слушают и они понимают, о чем я говорю. Моя главная задача была – ободрить этих людей. Я им сказал: мы не должны создавать себе царей, мы не должны их придумывать для своей жизни, чтобы потом с ними бороться, потому что создание демократических царей – это тоже известный политический бизнес, и в том числе это касается истории с Алексеем Навальным. Поэтому я могу сказать по тому отклику, который я получил…

Максим Костиков: А с партией «Яблоко» нет?

Лев Шлосберг: А с партией «Яблоко» нет. Тот отклик, эмоциональный и интеллектуальный, который я получил от людей, которые присутствовали на митинге, я же не ушел после выступления, я остался до завершения митинга, и мы говорили с этими людьми – я видел, что они меня поняли. Собственно говоря, я выполнил именно ту задачу, которую я перед собой ставил. Мне нужно было придать этим людям оптимизма, это была главная задача в этот день. Совершенно ясно, что Путин навсегда. Обсуждать это бессмысленно, он не уйдет никогда, пока не закончится его жизнь. И объяснять это еще раз людям, которым 20 лет, что люди, возможно, вы будете жить при Путине еще 20 лет? Это всем понятно.

Максим Костиков: Лев Маркович, вы сказали, что «передо мной стояли молодые демократы». А вы уверены, убеждены, что все, кто приходит на митинги Навального, - это прямо демократы?

Лев Шлосберг: Нет. Я могу сказать, что такое демократ.

Максим Костиков: Вам не кажется, что там такая «жук и жаба» в хорошем смысле этого слова? То есть там, мне кажется, много кто туда приходит. Мне сложно назвать там…

Лев Шлосберг: Максим, на любой митинг приходят разные люди. Митинг открытый.

Максим Костиков: Гоша Ариец-то вряд ли молодой демократ.

Лев Шлосберг: Я не знаю, что он там делал и я не знаю, кто его приглашал. Дело совершенно не в этом. Я в основном лично знаю ту аудиторию, которая пришла. То есть большую часть из этих людей я уже видел, мы где-то пересекались в жизни. Это люди, которые признают смену власти через выборы, через голосование людей, и в этом смысле они демократы. Они при этом могут быть либералами, консерваторами, либертарианцами, социалистами – там выступали разные люди. Мы сейчас говорим не об идеологическом профиле, а о признаваемости необходимости смены власти по воле народа. И в этом смысле они все демократы, и я демократ, и вы демократы.

Максим Костиков: Вот вы просто бросили фразу о том, что не надо создавать своего демократического царя, в том числе и Навального, да? Но как бы члены движения Навального, если можно так сказать, и другие демократы обвиняют в том числе и вас, и вашего партийного лидера Григория Явлинского, может быть, не в авторитаризме, но в том, что вот тоже попытки какого-то вождизма, сохранения вот этих вот руководящих рычагов без сменяемости, что приводит периодически к конфликтам внутри партии: там сейчас вот в московской организации конфликт, в петербургской организации конфликт. Что это? Это элементы становления демократической партии? Но, с другой стороны, уже с 1993 года-то много времени прошло. Либо все-таки есть такая проблема?

Лев Шлосберг: Конфликты в московском региональном и петербургском региональном отделении «Яблоко» – это борьба за власть в этих региональных отделениях. Это показывает, что партия жива, и эти региональные отделения живы, и есть за что бороться. Есть разные политические силы внутри этих региональных отделений, которые борются за влияние и за власть в этих отделениях, и там ничего просто не завершится. Но это показывает, что они живы. Что касается сменяемости и несменяемости, мы единственная в России политическая партия из крупных политических партий, которые были в этом веке в парламенте хотя бы некоторое время, у которой трижды сменилось руководство. Сначала два срока председателем партии был Явлинский, затем – два срока Митрохин (с сокращением второго на один год), и сейчас – Эмилия Слабунова. То есть мы сменили трех председателей партии на протяжении 16 лет. Я считаю, что это нормальная сменяемость власти в партии.

То, что один из основателей партии – Явлинский – обладает в партии колоссальным влиянием и продолжает пользоваться авторитетом, – это вопрос его влияния и вопрос его авторитета. В этом я не вижу абсолютно ничего плохого.

Александр Савенко: Лев Маркович, у меня вопрос в продолжение ваших слов о том, что вот эти конфликты в городских отделениях партии – это свидетельство того, что организации живы, идет борьба за власть. В псковской организации, насколько я понимаю, такой борьбы ни сейчас не происходит, ни ранее мы не наблюдали ее. Вы на протяжении уже десятилетий возглавляете региональное отделение. По вашей логике это что, свидетельствует о том, что это неживое отделение у нас?

Лев Шлосберг: Это свидетельствует о том, что пока что большого числа желающих положить голову на плаху и при этом пытаться летать в Псковской области в «Яблоке» нет. Вот о чем это говорит.

Александр Савенко: А на этом же митинге, кстати, выступал Николай Кузьмин. Вы присматриваетесь?..

Лев Шлосберг: Николай Кузьмин – член партии «Яблоко», он остается членом партии «Яблоко», и я уважаю Николая Кузьмина.

Александр Савенко: А он?..

Максим Костиков: Но несмотря на то, что он является активистом Навального, да?

Лев Шлосберг: Я уважаю Николая Кузьмина. Он является членом партии «Яблоко» и будет оставаться членом партии «Яблоко» столько, сколько будет считать для себя необходимым.

Максим Костиков: Я просто сейчас здесь…

Лев Шлосберг: Более того, он один из жертвователей регионального отделения партии «Яблоко», он также жертвует деньги на нашу работу.

Максим Костиков: Но просто я знаю, что в других отделениях, в том числе в Москве, было много случаев, когда людей исключали из партии за то, что они поддерживали мероприятия Навального, как-то участвовали.

Лев Шлосберг: Нет, за участие в мероприятиях Навального не исключали никого. Исключение из членов «Яблока» происходило в ситуациях, когда еще 10 лет назад члены партии открыто участвовали в создании движения «Солидарность» и создавали другую политическую структуру, которая была протопартией. По этому поводу было принято специальное решение съезда. Кроме того, часть членов партии в провинции участвовала в движении НБП (деятельность организации запрещена в России решением суда - ред.), что также являлось участием в деятельности другой, пусть и незарегистрированной, политической партии. За это людей исключали. За участие в движении Навального не был исключен ни один человек.

Александр Савенко: Я хотел бы перейти к теме выборов, предстоящих в сентябре, не только губернаторских, но и глав семи муниципалитетов. Интересует, конечно же, и позиция «Яблока» на этот счет, но и второй момент здесь, мне кажется, очень интересный: ведь много говорится в последнее время о том, что оппозиции необходимо объединяться на этих выборах, для того чтобы побеждать. Вспоминается успешный опыт предыдущих кампаний, когда при объединении усилий, когда не выдвигается бесчисленное количество кандидатов от различных партий, удается избрать представителя одной из оппозиционных сил главой района. В частности, прошлый год мы помним. Ну и в этой связи, конечно, не могу не сказать о том, что левые силы сейчас предпринимают попытку объединиться, говорилось даже о возможности проведения праймериз. «Яблоко» как-то, в отличие от той же «Гражданской инициативы», которая присоединилась к левым, к КПРФ, к «Справедливой России», «Яблоко» как-то вне этого процесса. Хотелось бы узнать почему. Не верите вообще в возможность объединения этих сил изначально?

Максим Костиков: Или не хотите с ними иметь никаких дел?

Лев Шлосберг: Я не заметил никакой консолидации левой оппозиции. Есть процесс, который идет внутри ведущей левой политической партии – и в России, и в Псковской области – КПРФ: выборы своего кандидата в губернаторы. Эта партия выдвинет того кандидата, которого она решит выдвинуть. Она может предложить другим политическим силам – большим, малым, особо малым, каким угодно – поддержать их кандидата. Если они поддержат – это будет названо коалицией. Если они не поддержат, то они просто не поддержат. Мне ничего не известно о партии «Гражданская инициатива» в Псковской области, я не знаю, кто её представляет и не имею представления о том, что эта партия в Псковской области делает, в какие коалиции она входит.

Максим Костиков: Ну, там Олег Брячак от «Справедливой России» участвовал тоже в каких-то консультациях, встречах.

Лев Шлосберг: Я сомневаюсь, чтобы Олег Брячак сейчас участвовал в консультациях по выдвижению единого кандидата от так называемых левых сил. Мне кажется, Олег Михайлович сейчас решает вообще совершенно другие задачи – и политические, и экономические.

Максим Костиков: Он нам говорил об этом здесь в эфире, поэтому мы не вправе его…

Лев Шлосберг: Олег Михайлович вправе говорить всё, что считает нужным.

Александр Савенко: Он, кстати, как и вы, уже заявил о том, что намеревается участвовать в выборах президентских 2024 года.

Максим Костиков: То есть число кандидатов-псковичей растет.

Лев Шлосберг: Я думаю, что к 2024 году можно будет провести выборы президента России в отдельно взятой Псковской области. Давайте займемся этим отдельно.

Максим Костиков: Хорошо. Итак, как вы планируете строить свое участие: в контакте, во взаимодействии с остальными представителями условно оппозиционного лагеря? С тем же Алексеенко от КПРФ, с тем же Брячаком от «Справедливой России», еще, там, с ЛДПР Минакова, с непарламентскими партиями – будете с ними как-то объединяться, консолидироваться, определяться по единому кандидату, по кандидатам в главы районов, делиться муниципальным фильтром?

Лев Шлосберг: Коллеги, давайте по порядку. Первое: политическая система России (и Псковской области) такова, что кандидата на должность губернатора может выдвигать только политическая партия – и никто больше. Самовыдвиженцы в Псковской области запрещены. Это возможно по федеральному закону, но Избирательный кодекс Псковской области самовыдвижения на выборах губернатора не допускает – так проголосовало большинство депутатов. Соответственно, каждая политическая партия имеет право выдвинуть кандидата, выйти с ним к муниципальным депутатам и главам муниципальных образований, попытаться получить в сумме 7% от общего числа муниципальных мандатов, включая глав, при этом по так называемой второй части фильтра нужно получить 10% от числа глав муниципальных образований, депутатов районных собраний и городских дум…

Радиослушатель: Здравствуйте, господа! Иван беспокоит вас. Лев Маркович, лично вам и вашим товарищам я желаю много викторий в нашей Псковской области, это точно.

Максим Костиков: Спасибо.

Радиослушатель: Уважаю вас, Лев Маркович. К вам много вопросов. На канале РБК сенатор Умар Джабраилов рассказал, что у него куча денег и он деньги впендюривал в картины и прочие произведения искусства. Это не мой лексикон – это лексикон сенатора, Лев Маркович. И дальше: сенатором его назначили. И вопрос первый: кто у нас назначает сенаторов? Первый вопрос. Далее: сенатор Сулейман Керимов оформлял фазенды на том же берегу, где наша псковская фазенда замечательная. А когда французские жандармы взяли наших сенаторов за причинное место, Матвиенко Валентина очень сильно заволновалась. Вопрос: почему? И почему она не переживала, когда, будучи губернатором Петербурга, бывший торговец табуретками торговал Петербургом? И последний…

Максим Костиков: Иван, давайте ближе к Псковской области.

Радиослушатель: И последний: кто предложил торговцу мебелью пост министра обороны? Может быть, его тесть? Все у меня, все.

Максим Костиков: Спасибо.

Лев Шлосберг: Уважаемый Иван, я отвечу коротко. Членов Совета Федерации назначает либо губернатор, либо Законодательное собрание региона, по два представителя у каждого региона есть в Совете Федерации, они назначаются двумя ветвями власти. Что касается господина Керимова и беспокойства госпожи Матвиенко: бизнес, особо крупный бизнес в России – это касается и Керимова, и Джабраилова – теснейшим образом связан с властью, он финансирует власть косвенно, через вложения чиновников в их бизнес, то есть чиновники являются аффилированными лицами в этом бизнесе и, кроме того, предоставляют политические деньги для проведения избирательных кампаний и других дел. Это называется коррупция. Соответственно, одни участники такого рода сделок беспокоятся за других участников такого рода сделок. К народу и обществу это не имеет никакого отношения. Теперь возвращаемся…

Максим Костиков: Оставим Керимова с Джабраиловым, вернемся к нашим псковским делам.

Лев Шлосберг: Да, теперь вернемся к нашим делам. Соответственно, для того чтобы преодолеть муниципальный фильтр, нужно выполнить соответствующий норматив областного законодательства, и каждая партия со своим кандидатом будет стремиться это сделать. На мой взгляд, какая бы то ни было коалиция при таком подходе – и законодательном подходе, и фактическом политическом подходе – возможна только в том случае, если какая-то партия остается без кандидата: либо не выдвигает его в принципе, либо кандидат сходит с дистанции и не доходит до выборов, либо выходит на выборы, но потом снимает свою кандидатуру. Тогда возможна какая бы то ни было коалиция. Сегодня по той картине, которую я вижу по выборам губернатора Псковской области, никто не собирается сниматься, никто не собирается уходить, все хотят дойти до конца (вопрос: до какого конца). Но, тем не менее, я пока не вижу никаких признаков коалиционного взаимодействия. Думаю, что его не будет.

Максим Костиков: Спасибо. Исчерпывающе. А то, что касается глав районов, будет ли здесь у вас какая-то кооперация? Там, вы идете в Пустошке, вы идете в Опочке?

Александр Савенко: Ну, в Пустошке никто не идет.

Максим Костиков: Ну, я условно говорю, да.

Лев Шлосберг: Да, в Пустошке выборов главы район не будет, в Опочке будут. Я могу сказать, что парламентские фракции ведут между собой диалог по выборам глав районов. Далеко не у всех партий есть кандидаты во всех районах, скажу мягко (имеются в виду партии, не принадлежащие власти). Вообще, найти и вырастить кандидата на главу района, способного не только победить, но и управлять районом, – это очень сложное дело. Поэтому я предполагаю, что по некоторым из районов такое коалиционное соглашение будет достигнуто, но говорить об этом можно будет только после завершения периода выдвижения кандидатов. Потому что уже были случаи в Псковской области, когда одна партия (не буду говорить какая) говорила другой партии (тоже не буду говорить какой): «Мы вас поддержим». Потом наступает последний день выдвижения – и эта партия выдвигает своего кандидата. Такое было, поэтому я воздержусь пока от комментариев, но могу подтвердить, что по выборам глав районов консультации между фракциями идут.

Александр Савенко: Конкретных фамилий не будете называть никаких?

Лев Шлосберг: Нет, не буду: это неэтично, это закрытый разговор.

Александр Савенко: Но, по крайней мере…

Лев Шлосберг: Но я подтверждаю, что такие переговоры ведутся.

Максим Костиков: Вот, кстати, к вопросу об этичности…

Лев Шлосберг: Я не исключаю, что по некоторым из районов такие соглашения будут достигнуты. Но везде схема этих соглашений будет одна. Вот есть, допустим, две партии (не будем представлять большую коалицию, это практически невозможно), которые договорились о взаимной поддержке. Всегда это означает то, что у одной из двух партий нет кандидата на главу района. И вторая партия делает выбор: либо присоединиться к тому кандидату, который есть у другой партии, либо просто ничего не делать.

Максим Костиков: То есть, скорее всего, просто КПРФ и «Справедливая Россия» поделят…

Лев Шлосберг: Это ситуативные коалиции, они, как правило, в большинстве случаев обусловлены отсутствием кандидатов у другой партии. Но бывают случаи качественных личных отношений между людьми, когда представители одной партии поддерживают представителя другой партии в силу сложившихся уважительных многолетних отношений между кандидатом и другими политическими деятелями на местах. Один такой случай в нашей практике был, поэтому…

Максим Костиков: Ну, это в Плюссе?

Лев Шлосберг: Нет, речь идет о Гдовском районе.

Максим Костиков: А, Гдов.

Лев Шлосберг: Мы глубоко уважаем Александра Моисеева, гдовского лидера КПРФ и, более того, в 2014 году, когда мы впервые с Юрием Павловым выходили на выборы главы района, уже тогда он был доверенным лицом Юрия Павлова и его поддерживал и три года спустя последовательно занял ту же самую позицию и честно отработал избирательную кампанию, несмотря на то, что против него, как и против Павлова, был направлен поток персональной дискредитации именно в качестве мести за его последовательную позицию. Поэтому такие случаи поддержки бывают, но редко.

Максим Костиков: Лев Маркович, в наших встречах с представителями оппозиции – с Брячаком от «Справедливой России», с Алексеенко – я бы сказал, что в их словах звучала такая некоторая обида на вас, если можно так выразиться, что не очень лицеприятно вы оценивали их предвыборный альянс на прошлой муниципальной кампании в 2017 году и, в общем-то, давали такие оценки, что вам с ними не по пути и не хотите участвовать в союзе людей, за которых платит беглый олигарх. Лексика была, может быть, немножко иной…

Лев Шлосберг: Лексика была точно другой, да.

Максим Костиков: Да, другой, но смысл был такой.

Лев Шлосберг: Нет, и смысл был другой, я поясню. Во время избирательной кампании в Псковскую городскую Думу я действительно публично, по-моему, несколько раз, в том числе в этом эфире, заявлял, что «Яблоко» ни при каких условиях не присоединится к коалиции, политическим менеджером которой является Михаил Савельевич Гавунас.

Максим Костиков: Именно.

Лев Шлосберг: Это политически, этически и административно невозможно. Соответственно, речь шла не об оценке действий КПРФ, «Справедливой России» и других участников коалиции – речь шла о недопустимости, неприемлемости для нас этой коалиции. То, что я вижу сейчас (это моя оценка ситуации): Коммунистическая партия в Псковской области извлекла уроки из этого коалиционного союза: сейчас я этого союза у них не вижу, он не просматривается и вряд ли он где-то проявится на выборах глав районов, поскольку, в моем представлении, эта политическая партия потерпела ущерб от участия в этой коалиции. Что касается Олега Михайловича Брячака, он решает свои локальные и личные задачи в рамках этой коалиции и будет продолжать решать эти задачи, потому что возможности выскочить из этой кареты у него уже нет.

Максим Костиков: Я имею в виду, после этого у вас форточка не захлопнулась в переговорах с КПРФ и «Справедливой Россией»?

Лев Шлосберг: Мы никогда не вели политических переговоров со «Справедливой Россией», вообще никогда. Что касается КПРФ, у нас есть диалог с господином Алексеенко, я поддерживаю их законодательные инициативы, как, кстати говоря, поддерживаю социальные законопроекты Натальи Викторовны Тудаковой, лидера фракции «Справедливой России» в областном Собрании депутатов, поскольку считаю их качественно подготовленными, и в этом смысле противоречий у нас нет. Вообще, в части законодательной политики у нас сложилась практика, когда все оппозиционные партии поддерживают (за редким исключением) законодательные инициативы коллег из оппозиционных партий, то есть здесь есть определенная солидарность оппозиционных законодателей. Диалог с фракцией компартии у нас идёт постоянно, мы нормально общаемся. Я не вижу со стороны господина Алексеенко никаких отрицательных эмоциональных отношений ко мне как к депутату и представителю «Яблока».

Радиослушатель: Здравствуйте, меня зовут Андрей. Надеюсь, господа ведущие не забракуют мой вопрос: он такой, чуть-чуть, может, странный, но все как-то…

Максим Костиков: Покороче, пожалуйста.

Радиослушатель: Да-да-да. Лев Маркович, следили ли вы за своим коллегой, так называемым Николом Пашиняном, который в Армении? Условно говоря, это в масштабах Армении такой же Шлосберг, только в Армении. Следили ли вы за его действиями, почерпнули ли для себя что-либо? И как вам кажется, чего вам не хватает на масштабах, чтобы достичь какого-то успеха в масштабах Псковской области? Потому что вы и он, мне кажется, ну и многим кажется, что это одного типа люди и они действуют одинаково. У них очень маленькое количество в Думе людей, веса, но у него получилось. Как вы считаете, чего вам не хватает, чтобы достичь какого-то локального успеха?

Александр Савенко: Спасибо за вопрос. Псковский Пашинян – это интересно.

Лев Шлосберг: Уважаемый Андрей, я не являюсь специалистом по политической ситуации в Армении, но так сложилось, что дважды эта ситуация детально обсуждалась в эфире канала «Гражданинъ-ТВ».

Александр Савенко: С Зубовым.

Лев Шлосберг: Александр не даст обмануть, у меня был личный эфир сразу во время начала этих событий, где я показал биографии ведущих сейчас армянских политиков и объяснил, что я считаю как историк, даже не как политик, а как историк – почему эти люди – и новый президент, и премьер-министр (ушедший и бывший президент), и Никол Пашинян, и врио премьер-министра, также ушедший сейчас в сторону, – почему они занимают ту или иную позицию. И был совершенно блестящий комментарий Андрея Борисовича Зубова, с которым 1 мая мы были в живом эфире: у него большие личные связи в Армении, включая живущих там родственников, и мне кажется, эти комментарии были исчерпывающими. По самой ситуации я отослал бы Андрея к тем эфирам, чтобы сейчас не съесть все время эфира «Эха Москвы».

Что касается проведения параллелей между Николом Пашиняном и мной, эти параллели очень условны. Я могу сказать, что общего у нас немного, кроме того, что Пашинян – журналист и у меня тоже была довольно большая журналистская практика (сейчас намного меньше). Пашинян действительно упорный человек на выборах, он получал когда-то один 1%, потом 20% на выборах мэра Еревана, и теперь он привел к власти оппозицию в своем лице. И теперь ему предстоит нести груз власти уже как представителю фактического большинства, а не представителю самой маленькой, из девяти человек, фракции депутатов в Национальном собрании Армении. Нет прямых параллелей между Пашиняном и мной, на мой взгляд, у нас разные характеры. Кроме того, нужно понимать, что Армения – это государство. Да, там живет де-факто уже меньше двух миллионов человек. Это всего лишь три Псковских области. Прописано около трех миллионов человек, а фактическое население намного меньше: Армения разбежалась по всему миру, в том числе и в Россию, в том числе и в Псков.

Проводить параллели политических событий между регионом, входящим в состав Российской Федерации, и государством Армения неправильно, это будет некорректное сравнение. Но если предполагать, что искусство Никола Пашиняна – это искусство из меньшинства сделать большинство, да, такому искусству нужно учиться, и здесь еще учиться нужно много. Спасибо за ваше замечание.

Александр Савенко: Вот этого и не хватает, да? Отвечая на вопрос радиослушателя.

Лев Шлосберг: Очень трудно из политического меньшинства, находясь в меньшинстве не только в Псковской области, но и в России в целом, создать политическое преимущество на ограниченной территории. Но это искусство оппозиции, которому мы учимся. Вопрос сам по себе задан абсолютно верно.

Максим Костиков: Отлично. Лев Маркович, как вы вот это искусство используете для того, чтобы получить тотальное преимущество в прохождении муниципального фильтра?

Лев Шлосберг: Хороший вопрос. Смотрите, у нас есть бесценный опыт 2014 года…

Максим Костиков: Когда вам не хватило там восемнадцать?..

Лев Шлосберг: Восемь голосов.

Максим Костиков: А, восемь.

Лев Шлосберг: Восемь голосов из 157. Было собрано 149 подписей, но верхняя часть фильтра с депутатами районных собраний…

Максим Костиков: Ну вот как вот тут? Против лома же нет приема.

Шлосберг: Во-первых, мы стали сильнее за прошедшие четыре года: у нас было тогда 16 депутатов в 12 муниципалитетах – сейчас у нас 29 глав и депутатов в 19 муниципалитетах.

Я абсолютно не сомневаюсь, что нижнюю часть муниципального фильтра – подписи депутатов городских и сельских поселений – мы пройдем при любых обстоятельствах, я могу это заявить публично. Обстоятельств, при которых мы не проходим поселенческую часть фильтра, не существует. В прошлый раз мы собрали 113 таких подписей – это максимум возможного по закону: минимум – 111, максимум – 113. Сейчас нужно будет, очевидно, свыше 60. Окончательное число подписей будет объявлено избирательной комиссией области после назначения выборов, то есть к 1 июня мы должны знать это число. С поселенческими подписями проблем не будет. Количество личных связей, отношения с этими депутатами вне зависимости, от кого они избраны: от «Яблока», самовыдвиженцы, «Единая Россия» – неважно, мы эти подписи получим.

Самая сложная задача – как из 29 муниципальных мандатов в 19 районах сделать минимум 44 подписи не менее чем в 20 районах. Этим мы сейчас заняты: ведем переговоры с людьми, встречаемся, общаемся, пытаемся достичь договоренностей, кто готов поддержать нашу политическую линию. То есть идёт речь о поддержке политической линии на развитие и сохранение Псковской области. Мы находим отклик. Реально все будет понятно только в июне, то есть когда мы приступим к сбору муниципальных подписей, мы увидим, насколько эти обещания людей будут выполнены. Мы ни с кого не берем расписок, никаких кабальных обязательств не существует. Мы находим взаимопонимание, надеемся, что это взаимопонимание сохранится и в июне, когда мы реально будем проходить муниципальный фильтр.

Максим Костиков: С 2014 года утекло много воды, страна поменялась, политический климат менялся. Вот как раз, когда вы в прошлый раз выдвигались, началась волна после присоединения Крыма. «Те, кто не с нами, те против нас, те враги народа» - мы все это прекрасно помним. Это звучало в этой студии, в том числе и с вашим присутствием. И с тех пор отношение и к вам, и к вашей партии, и к тем политическим взглядам, которые вы артикулируете, - оно не то что поменялось, оно как бы кристаллизовалось, да? То есть вот это негативное отношение большинства стало более ярко выраженным, менее снисходительным, если можно так сказать. И соответственно, это во многом не то что развязало руки властям, но реакции действующей власти стали более жесткими – в целом по стране, не только в Псковской области. Как вы сейчас оцениваете, если сравнивать 2014 год и 2018, с чем вы столкнетесь? Насколько системным будет это противодействие? Это противодействие будет на уровне администрации Псковской области либо оно будет как-то определено и санкционировано на уровне администрации президента? Ибо мы сейчас знаем, насколько жестко, еще более стала жестко выстроена вертикаль относительно, там, прошлых лет.

Лев Шлосберг: Ответы на ваши сложные вопросы довольно простые. Мы стали сильнее за эти 4 года, объективно сильнее. У нас больше депутатов, у нас появились два главы района, и у нас более широкое политическое представительство в целом в Псковской области: от 12 территорий из 26 мы дошли до 19. Я считаю, что при ухудшении политической ситуации в стране в Псковской области мы стали сильнее, у нас более высокие политические достижения. Что касается уровня противодействия нам, то нам все равно, какое будет противодействие: мы готовы к любому формату противодействия. Мы и в прошлый раз прошли непростые события, и люди, которые за нас подписывались, прошли непростые события. Поэтому мы готовы к любому формату этих выборов. Надо будет ездить по Псковской области с охраной – будем ездить с охраной, надо будет защищать депутатов, которые будут за нас подписываться, в том числе через публичные способы защиты, – будем защищать. Выбор формата отношений с оппозиционной партией «Яблоко» – это выбор власти. Этот формат определяем не мы, его определяет власть.

Максим Костиков: Но как вы его прогнозируете: жесткий вариант?..

Лев Шлосберг: У меня нет никакого прогноза. Мы готовимся участвовать в этих выборах исходя из того, что ситуация в стране в целом ухудшилась, а мы должны выйти к большому числу избирателей, к сотням тысяч людей и получить поддержку. Мы исходим из того, что у нас есть политическая задача. Если эта политическая задача будет решаться в тяжелых условиях – значит, на войне как на войне.

Александр Савенко: Решение этих задач, о которых вы говорите, требует значительных, в том числе финансовых, средств. Знаю, что вы объявили очередную фандрайзинговую кампанию, причем говорите о том, что это крупнейший в истории псковского «Яблока» фандрайзинг. Хотелось бы узнать вообще о порядке сумм, которые намерены собрать в целом по этой кампании, о механизме сбора, потому что, я так понимаю, эти 4 миллиона, обозначенные вами, – это только какой-то первый период. В целом как вы оцениваете емкость этой кампании?

Лев Шлосберг: Общая ситуация такова: мы сейчас объявили сбор 4 миллионов рублей до конца июня – это для предкампании. Сейчас у нас работает редакция, выходят и распространяются газеты, мы готовим материалы для будущих выборов. Такая же работа входит в предкампании по выборам глав районов: мы ездим в районы, делаем фоторепортажи, готовим кандидатов к выборам. У нас есть договоренность с федеральной партией «Яблоко», как и в предшествующие годы, что предкампания проводится на паритетных основах. Мы собрали миллион рублей пожертвований, и партия даст нам миллион к этому миллиону. Если мы соберем ещё 500 тысяч – мы получим от партии еще 500 тысяч. То есть мы сейчас равноправные финансовые партнеры – псковское региональное отделение и федеральная партия «Яблоко». Но это только предкампания. Что касается самой избирательной кампании: кампания по выборам губернатора чудовищно дорога. Закон Псковской области позволяет потратить на неё, если мне не изменяет память, 40 миллионов рублей.

Максим Костиков: Так и есть.

Лев Шлосберг: Это огромные для нас деньги, мы никогда такие деньги не то что в руках не держали – мы их не видели никогда. Максимальный для нас объем финансирования на выборах в областное Собрание депутатов (это вкупе с кампанией одномандатного кандидата в Госдуму, которым был я, но по сути это была одна кампания, это были два кармана консолидированной кампании) – восемь с половиной миллионов рублей, если мне память не изменяет, то есть в четыре раза меньше. У нас выход один: мы ведем переговоры с бизнесом, который готов поддержать нашу команду. И второй – сама партия «Яблоко».

Максим Костиков: С псковским бизнесом?

Лев Шлосберг: Нет, это бизнес, работающий в России, но не ведущий бизнес в Псковской области.

Александр Савенко: А что вы можете предложить?

Лев Шлосберг: Наше политическое усиление.

Максим Костиков: Бизнес же обычно меркантилен.

Лев Шлосберг: Бизнес заинтересован в том, чтобы в Псковской области сохранялась конкурентная политическая среда, была политическая альтернатива в виде «Яблока». Псковская область сегодня – один из немногих регионов России, где присутствует зримая, внятная политическая альтернатива, – и бизнесу важно, чтобы эта альтернатива была поддержана. Мы надеемся разделить финансовый груз этих выборов на три составляющих, они будут не равными между собой, но я могу назвать все три: первое – это сама партия «Яблоко», которая заинтересована в максимально успешных выборах для своего кандидата, второе – это бизнес, который согласится вложиться в эту кампанию, и третье – это пожертвования, которые будут продолжать поступать и в ходе избирательной кампании. Из этих трех составных частей сложится наш избирательный фонд. Не могу сейчас даже предположить, до каких размеров мы сможем его довести, но кампания ожидается чудовищно дорогая, и это, конечно, большой груз. Реально финансовое не равенство – это тоже часть неконкурентности выборов.

Максим Костиков: По поводу глав районов: вы определились в данный момент с кандидатами глав?

Лев Шлосберг: Частично. У нас есть определенность по трем районам из семи.

Александр Савенко: Это каких? Какие районы?

Лев Шлосберг: Я воздержусь.

Александр Савенко: А почему?

Лев Шлосберг: Потому что мы приняли решение, что мы объявляем наших кандидатов в момент их выдвижения региональным советом.

Максим Костиков: Мы же фамилии-то не просим – хотя бы в каких районах будете участвовать?

Александр Савенко: Ну, наверно, Невельский, да?

Лев Шлосберг: В данный момент у нас идут переговоры и возможны кандидаты в шести районах из семи. Один район у нас пока без кандидата. Решения о конкретных кандидатах, где мы уже понимаем, с кем именно мы будем работать на выборах, у нас принято в трех районах. Но я предпочитаю сохранять прайвеси наших участников избирательных кампаний, все они знают об этом, у нас прямые и откровенные отношения. Они знают это, я им всегда говорю: «Если вы за час до выдвижения, за минуту до выдвижения почувствуете, что что-то не так, вы имеете право отказаться». Поэтому мы объявим открыто и публично имена этих людей, представим их в момент их выдвижения. Это момент принятия совместного решения, он является официальным, решение подписывается, выходит в свет, и тогда мы объявляем об этих людях. Сейчас ситуация такова, что три района из семи определены, по трем районам идут переговоры, по одному району сегодня нет кандидата.

Максим Костиков: Спасибо. А в том случае, если либо вы не пройдете муниципальный фильтр, как в прошлый раз, либо ваши кандидаты в районах не смогут стать, или не сможете найти кандидата, или он не сможет победить или сойдет с дистанции, будете ли вы поддерживать других потенциальных кандидатов?

Лев Шлосберг: Мы не ведем переговоры ни с одним человеком по участию в выборах, который готов выйти на выборы и потом сняться с выборов. Такие переговоры мы не ведем в принципе. Что касается поддержки других кандидатов, мы сейчас не понимаем, кто выйдет на выборы глав от оппозиционных партий. Понятно, что поддержка с нашей стороны кандидатов от «Единой России» невозможна: они представляют ту политическую силу, по отношению к которой мы являемся оппозицией. Я предполагаю, что любые переговоры о коалициях могут вестись реально только после завершения периода регистрации кандидатов, это будет июль. До этого момента говорить о коалициях бессмысленно. Иначе всё, что будет сказано на эту тему, будет похоже на ту левую якобы коалицию, которую вы здесь неоднократно в эфире обсуждали. По такому пути мы не пойдем.

Александр Савенко: Лев Маркович, подошло к концу время нашего эфира. Хочу поблагодарить вас за то, что в очередной раз нашли время, пришли и ответили на наши вопросы, вопросы радиослушателей. Напомню, что вместе с нами был председатель регионального отделения партии «Яблоко», депутат областного Собрания Лев Шлосберг. Всего доброго, до свидания!

Максим Костиков: Спасибо.

Лев Шлосберг: Спасибо, коллеги, до свидания!

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!