ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

08 июня 2018, 23:00   Источник: Радио Свобода 

Три дня прошло с момента выдвижения Аршинова, а вся область говорит об этом кандидате

Ход кампании по выборам мэра Москвы и губернаторов обсуждают кандидат на пост мэра столицы Дмитрий Гудков, депутат Псковского областного Собрания депутатов Лев Шлосберг, бизнесмен и политик из Новосибирска Сергей Дьячков, журналист Андрей Перцев, зам декана Высшей Школы урбанистики им.А.А. Высоковского НИУ-ВШЭ Вера Леонова. Ведет передачу Михаил Соколов.

Фото: Михаил Соколов (RFE/RL)

Михаил Соколов: Лев, скажите, пожалуйста, для вас неожиданность, что исполком вашего федерального бюро партии на конференцию вынес кандидатуру Елены Русаковой, а не человека, который занял второе место на праймериз, Сергея Митрохина? Раз победитель оказался, значит, второго надо согласовывать. Да еще с такой формулировкой, что «исполком отказался согласовать его кандидатуру, поскольку он неоднократно публично давал негативную оценку праймериз и высказывал в адрес руководства партии необоснованные обвинения». Это прямо из какого-то лексикона КПСС.

Лев Шлосберг: Я считаю, что это лексикон нормальной уважающей себя партии. Исполком бюро принял абсолютно правильное решение, абсолютно логичное, никакого другого решения быть в принципе не могло.

Я не слежу сейчас внимательно за событиями в Москве, мне хватает событий в Пскове. Я знаю, конечно, решение исполкома, которое принято сегодня, я его полностью поддерживаю. Никакого запаха КПСС там нет.

Кандидат, занявший второе место по итогам праймериз, публично влепил партии пощечину, назвав своих товарищей по партии последними словами. С какой стати партия должна выдвигать его на мэра Москвы? Все сделано абсолютно правильно.

Михаил Соколов: То есть вы с генеральной линией колеблетесь. Такая лояльность от вас ваших почитателей не отвернет?

Лев Шлосберг: Будучи журналистом свободного, уважающего себя СМИ, какая лексика, к чертовой матери: колебаться с линией партии? Что вы тащите в эфир лексикон КПСС? Это абсолютная глупость. Давайте выбирать слова, если мы сейчас общаемся о процессах в демократической организации. Вы тоже колеблетесь с линией партии. Какая у вас партия, тогда скажите? Что вы говорите? Это стыдно слышать.

Михаил Соколов: Есть процедура, ваша партия предложила процедуру избирателям, позвала порядка четырех тысяч людей участвовать в этих праймериз. Предположим, около полутора тысяч ходило и голосовало. Организовался некий список приоритетов — первое место, второе, третье, четвертое. В результате ваша партия выдвигает человека, занявшего четвертое место в этой процедуре, и это решение приняли пять человек. Я могу даже фамилии назвать: председатель партии Эмилия Слабунова, три ее зама Гнездилов, Иваненко и Рыбаков и ответственный секретарь бюро Валерий Горячев. Это действительно как-то странно выглядит.

Лев Шлосберг: Можно я вам расскажу о процедуре в партии «Яблоко», а не вы мне будете рассказывать о процедуре в партии «Яблоко»? Исполком бюро партии, если вы когда-нибудь удосужитесь почитать устав партии, согласовывает кандидатуру на мэра Москвы, а не выдвигает. Выдвигать может только конференция субъекта федерации.

Поэтому исполком бюро партии имеет право рассмотреть любые кандидатуры, никто не ограничивает права любых членов партии заявлять свои инициативы в исполком. Исполком имеет право, предусмотренное и федеральным законом, и уставом партии, согласовать, либо не согласовать — это процедура, предусмотренная уставом и законом.

Была сделана классная процедура праймериз, самая качественная из всех, которые когда-либо были сделаны в России. В ней участвовал 21 человек. Тот человек, который выиграл эти праймериз абсолютно честно, господин Якубович оказался не готов в силу, как я понимаю, личных обстоятельств нести тот груз, который должен нести победитель праймериз. У него оказались обстоятельства непреодолимой силы, он оказался не готов к тем угрозам, которые перед ним возникли. Он отказался выдвигаться в мэры Москвы.

Соответственно, отказавшись, он освободил исполком бюро от обязательства согласовать его кандидатуру для выдвижения в мэры Москвы. В этой ситуации исполком вправе принять любое решение, могли быть рассмотрены любые кандидатуры.

Праймериз, строго говоря, имеет совещательное значение, они не являются никоим образом императивом. Но, тем не менее, исполком бюро поступил абсолютно правильно. Лидер праймериз, хотя он подписывал обязательство в случае победы на праймериз дать согласие на выдвижение, этого обязательства не выдержал. Человек, занявший второе место в праймериз, когда узнал о своем поражении, допустил абсолютно неприемлемые высказывания в адрес партии в целом и конкретных людей в партии. Человек, занявший третье место в праймериз, Морев, отказался. Соответственно, исполком бюро согласовал четвертого кандидата по итогам праймериз. Абсолютно справедливое, абсолютно правильное решение. Это полностью справедливо во всех смыслах слова, я это решение полностью поддерживаю.

Михаил Соколов: Я хотел теперь спросить о псковских ваших делах. Я читаю комментарии в Фейсбуке, даже многие ваши сторонники удивлены тем, что идете на выборы не вы, а глава района, хотя раньше вы собирались сами идти. Некоторые даже домысливают, что это решение как-то продиктовано давлением, тем, что может быть вас предупредили, что подписи муниципальных депутатов вы никак не получите, а ваш коллега, глава района, сторонник «Яблока» будет зарегистрирован.

Лев Шлосберг: Меня смешит московская фейсбучная тусовка. Это сборище людей, которые фактически ничего не знают о том, что происходит реально в России. Они не знают, как работает партия в Пскове, они не знают абсолютно ничего, но у них есть время, чтобы клацать по клавишам и домысливать — это просто смешно.

Псковское «Яблоко» — это самостоятельная политическая организация. Мы провели достаточно сильно 2017 год, мы стали готовиться к выборам губернатора. Да, в момент отставки Турчака я заявил о том, что я готов баллотироваться. Политический год закончился с не самыми худшими для нас результатами.

Мы проанализировали наши человеческие ресурсы, кто у нас есть в команде, и пришли к выводу, и этот процесс длился полгода, не на коленке, не вчера, полгода мы обсуждали, кого выдвигать кандидатом в губернаторы. Да, мы вынуждены были этот процесс вести закрыто, без праймериз, потому что иначе нашему кандидату оторвали бы голову до конференции, потому что это Псков, это не Москва — это хуже. Это ситуация, которую москвичи никогда не понимали и не поймут, потому что Москва — не Россия, это один из самых вредных городов, который есть в нашей стране.

Мы приняли решение, что Виталий Аршинов, человек с безупречной биографией, прекрасным опытом хозяйственной и административной работы, демократ, последовательный демократ, является оптимальным кандидатом для того, чтобы объединить избирателей Псковской области и выиграть выборы.

Сегодня ни один политик в Москве, который заявил об участии в выборах мэра, не решает задачу выиграть выборы. Ни один, кроме Собянина, все остальные светятся только для того, чтобы на тех или иных условиях проиграть.

Мы – единственная команда вообще во всей стране, команда демократической партии, кто участвует в выборах губернаторов и ставит перед собой задачу победить, то есть получить во втором туре более 50% голосов избирателей.

Исходя именно из этой задачи победы на выборах, понимая, что этому человеку предстоит выиграть и получить свыше 150 тысяч голосов, что для Псковской области является колоссальным числом избирателей, мы выбрали кандидата.

Никто не участвовал в этом процессе, включая федеральную партию, это наше собственное решение. У нас не было за всю историю псковского «Яблока» ни одного случая, чтобы нам кто-то продиктовал решение. Мы пришли к этому решению, конференция единогласно его поддержала и Аршинова выдвинули.

Сейчас единственный кандидат, который реально борется за прохождение муниципального фильтра, — это Аршинов. Всем остальным раздают подписи на блюдечке, и только мы их собираем дикой кровью.

Михаил Соколов: Скажите, а как вы хотите пробить муниципальный фильтр для вашего кандидата Виталия Аршинова?

Лев Шлосберг: Мы разговариваем с людьми – с теми, у кого сохранилось чувство собственного достоинства хотя бы какое-то, хотя бы минимальное. Объясняем, что никакая партия не имеет права вести себя с людьми, даже с депутатами от «Единой России», от «Справедливой России», как со скотами. Объясняем, что надо уважать себя. И так собираем подписи.

Мы не в гости приезжаем в Псков, мы здесь живем, мы знаем людей с прошлого века, мы с ними разговариваем, мы их убеждаем. Может быть, получится. И тогда это будет впервые в России, когда против воли властей демократический кандидат выходит на губернаторские выборы, пройдя муниципальный фильтр.

Может быть, получится как у меня четыре года назад, когда мне 8 подписей из 157 не хватило для прохождения фильтра. Может быть. Но мы проходим эти выборы всерьез и Аршинов — это единственный кандидат, который всерьез воспринят обществом.

Три дня прошло с момента выдвижения Аршинова, а вся область говорит об этом кандидате, потому что люди увидели в нём альтернативу, поэтому так бешено сопротивляется власть.

Сегодня с 7.30 утра в нотариальных конторах буквально за шиворот вели людей от «Единой России» и «Справедливой России», чтобы они ставили подписи в заранее заготовленных листах за Ведерникова и трех кандидатов-фриков, которые назначены для того, чтобы заморозить депутатские подписи.

Вот что у нас сейчас происходит. А вы у меня спрашиваете, какое давление [из Кремля по моему неучастию и выдвижению Аршинова]. Какое давление из Кремля по кандидату, у нас совершенно другая ситуация.




Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!