ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

05 августа 2018, 18:20   Источник: Радио Свобода 

«Государство приходит к финалу». Настоящее и будущее режима Путина

Партия «Яблоко» больше не может выставлять кандидатов на муниципальных выборах так, как делала это последние пятнадцать лет. Именно это следует из решения Псковского областного суда от 2 августа: апелляционная инстанция отменила решение Опочецкого районного суда, который отказался снимать с выборов кандидата от «Яблока» по требованию конкурента. Лидер псковского регионального отделения партии Лев Шлосберг видит в происходящем симптом трансформации государственного устройства России.


Геннадий Колесник, кандидат на должность главы Опочецкого района, и Лев Шлосберг, лидер псковского «Яблока»

Суть иска

В уставе партии «Яблоко» есть пункты, позволяющие региональному совету регионального отделения партии выдвигать кандидатов на все муниципальные выборы – глав районов, депутатов районных, городских и сельских поселений. Начиная с 2010 года все без исключения кандидаты псковского «Яблока» на муниципальных выборах были выдвинуты решениями регионального совета. В том числе победившие на выборах глав районов Юрий Павлов (Гдов) и Виталий Аршинов (Плюсса) в 2017 году.

На заседаниях регсовета всегда присутствуют представители избирательной комиссии Псковской области, поясняет Лев Шлосберг. Замечаний у них никогда не было.

Оппоненты «Яблока» в Псковской области (в качестве формальных истцов выступили кандидаты от Партии роста), прочитав устав партии и закон о политических партиях, решили, что только региональная конференция или общее собрание, а не региональный совет имеет право выдвигать кандидатов на любые выборные должности и в депутаты от имени регионального отделения. Суд первой инстанции не согласился с этим доводом, но Псковский областной суд неожиданно отменил его решение.

Геннадий Колесник в Опочецком районе будет лишен статуса кандидата на пост главы района на будущей неделе, на очереди в судах – Лариса Семашко(Великолукский район), Андрей Вихман (Невельский район), Валерия Фомина (Псковский район) и Алексей Тикка (Локнянский район). Учитывая, что судебная практика на всю страну едина, а через регсоветы «Яблоко» выдвигает кандидатов на муниципальных выборах во всех субъектах Федерации, кандидаты-яблочники могут быть сняты с выборов повсеместно, где не истекли сроки судебного обжалования регистрации (десять дней).

Чтобы в дальнейшем участвовать в выборном процессе по прежним правилам, партия должна или сейчас выиграть в Верховном суде и вернуть на выборы псковских кандидатов, или поменять свой устав, зарегистрированный Минюстом и не оспоренный в суде.

Имеет ли все это смысл, учитывая общее состояние политики в России? Лидер псковского «Яблока» Лев Шлосберг в интервью Радио Свобода уверяет, что да.


Лев Шлосберг

"Государство приходит к своему финалу"

– Если вы победите в Верховном суде, кандидаты от «Яблока» еще успеют вернуться на выборы?

– Да, но это будет впритык, под самый день голосования. Поэтому мы нигде не прекращаем избирательные кампании.

– Оппоненты и раньше пытались снимать яблочников через суд, но суд был на вашей стороне. Почему, как вы считаете, этот прецедент был создан именно сейчас?

– На мой взгляд, после выборов президента в нашей стране произошла смена политического строя. Закончилась постсоветская история России, и сейчас отстраивается новый государственный строй, который уже нельзя назвать президентской республикой, потому что это не республика. Это авторитарный режим, не отягощенный необходимостью в каких бы то ни было, даже символических, элементах представительной демократии.

– Но ведь этот процесс не вчера начался?

– Он не вчера начался, но после президентских выборов этот режим получил полную свободу действий в связи с уровнем голосования за Путина – как естественным, так и добавленным усилиями избирательной системы.

На мой взгляд, этот режим находится в стадии формирования и чувствует свое всесилие. В этот режим не вписываются никакие руководители органов исполнительной власти, самостоятельные от правящей партии.

Мы перешли к ситуации, когда государственная внутренняя политика в России ведется исключительно в интересах «Единой России» и Владимира Путина. Интересы других политических сил не только не принимаются во внимание, но и сами эти силы не воспринимаются даже партнерами по переговорам, о диалоге уже речи нет. Даже с парламентскими партиями – это не диалог, это общение в рамках вертикали.

– Но это тоже не новость – диалог с оппозицией прекратился еще в первом путинском сроке…

– Система приходит к своей завершенности. Она не нуждается больше ни в декорациях, ни в имитациях. Она вынуждена проводить процедуру выборов, но эта процедура в их понимании должна заключаться в таком же референдуме любому представителю власти, который был проведен на выборах президента. Конкурентные выборы, защита прав политического меньшинства, политических миноритариев не входит в эту концепцию государственного устройства России.

Я продолжаю считать, что в ближайшее время, возможно, в будущем году, мы увидим предложения по изменению конституционного строя в России, который будет существенным образом напоминать монархию.

– До сих пор в адрес «Яблока» частенько шли упреки, что оно отчасти подыгрывает режиму, прибавляя этим недовыборам легитимности своим участием. Что теперь?

– На мой взгляд, власть загоняет в тупик всю общественную ситуацию в стране. Она перекрывает все клапаны выражения общественного мнения. Выборы для власти являются угрозой. Поставлена прямая политическая задача – исключить смену власти на выборах, причем власти любого уровня. Они могут не особенно обращать внимания на городские и сельские поселения, но и там поставлена задача – две трети депутатов от "Единой России" минимум, а лучше 100 процентов, что не запрещено законом.

Соответственно, при такой ситуации любые выборы, которые показывают саму возможность конкуренции, являются угрозой власти. Мы недооценили эффект нашего успеха в 2017 году, когда два главы муниципальных района были избраны от «Яблока» в ситуации ожесточенной борьбы с властями. Стало понятно, что в Псковской области есть политическая организация, способная: а) к эффективному политическому сопротивлению; б) к правильной кадровой политике, в) побеждать на выборах.

Сейчас система сыпется абсолютно. Кандидаты в главы районов от "Единой России" – это люди, которые при нормальной конкуренции не могут выиграть никакие выборы. Собственно говоря, почему так жестко зачищают политическое поле – потому что такие кандидаты честные выборы не выигрывают. Народ не голосует за таких.

Что касается обвинений в адрес «Яблока». Я считаю, что везде, где есть возможность участвовать в выборах, надо участвовать в выборах, потому что альтернатива выборам – это кровь, это революция. Я считаю, что гражданин, обладающий активным избирательным правом, должен принимать участие в голосовании.

– Теперь "Яблоко" просто отодвигают от выборов. И вы по-прежнему будете говорить, что это выборы?

– Во-первых, мы будем эту ситуацию обсуждать коллегиально. Это вопрос как раз для регионального совета. Мы дождемся решения Верховного суда по первому из наших дел об отмене регистрации кандидатов. Это важно, потому что мы продолжаем делать все для того, чтобы использовать даже выхолощенные институты, такие как суд, для защиты избирательных прав.

Чем характерно сегодняшнее спешное решение апелляционной инстанции Псковского областного суда? Мы выиграли два суда подряд в защиту регистрации наших кандидатов – Опочецкий районный суд и Великолукский районный суд. При этом в Великолукском районном суде дело вел председатель суда. Таким образом, судебная система, не имея прямого политического задания, действует по правосудию. Она способна работать на закон.

– Но в апелляции по делу Колесника эта система сломалась.

– В апелляции эта система сработала как система, исполняющая политическое задание. И это политически мотивированное решение.

– Когда появляются политически мотивированные решения суда, можно говорить о том, что закона фактически нет…

– Закон есть, но он не работает. Да, неработающий закон – это отсутствующий закон. Говорить о законе в таком случае нельзя.

– В нашем государстве это не единственный пример. Истории, когда на студентов начинают заводить уголовные дела за репосты картинок в интернете, говорят о том, что утрачен сам смысл таких понятий, как «преступление» и «правопорядок». До чего мы можем дойти таким путем?

– Государство, разрушая правовое поле, разрушая закон, полностью разрушает себя. В данной ситуации государство начинает выступать исключительно как подавляющая права и свободы граждан сила, которая, по сути, утрачивает свое главное предназначение. Граждане делегировали государству, исходя из общей теории легитимности, свои полномочия, а государство злоупотребляет этими полномочиями для подавления естественных природных прав и свобод граждан. Таким образом, государство приходит к своему финалу.

«Это люди-киллеры, пока только политические»

– Лев Маркович, то, что мы видим в Псковской области, говорит о том, что "Яблоко" как политическую силу вычеркивают из легального политического поля…

– Стараются вычеркнуть.

– Как будут реагировать на это сторонники партии? Захотят ли они оставаться с вами против всей государственной махины или отойдут в сторону – вообще от политики?

– Мы ведем с нашими сторонниками постоянный разговор. Псковское «Яблоко» находится на постоянной обратной связи с людьми. Мы сообщаем обществу обо всем, что происходит. Мы ничего не скрываем.

В ситуации превращения России в самодержавное государство мы имеем возможность для консолидации той части общества, которая с этим государством не согласна ни при каких обстоятельствах. Форма выражения гражданской позиции у этих людей может быть очень разная, в том числе она может быть просто позицией на голосовании и не проявляться более нигде, включая паблики в соцсетях.

Но мы должны поддерживать состояние этой аудитории, показывая, что мы как политические лидеры продолжаем нести бремя своей ответственности. Я считаю, что это увеличивает нашу политическую капитализацию. Сейчас тот, кто останавливается, сдается, перестает двигаться, смиряется с этой системой, он выходит в политический ноль и не вернется в политику. Мы продолжаем сопротивляться, называть вещи своими именами.

Мы просто должны продолжать общение с людьми и четко показывать, что мы не смирились, мы не опустили руки, мы не сдаемся.

– В Псковской области решились сломать всю судебную практику, чтобы устранить кандидатов от «Яблока» от участия в выборах. А в Москве «Яблоко» само не выставило кандидата на должность мэра. Вам не кажется, что ваши московские коллеги значительно упростили задачу властям в своем регионе?

 

– В московском «Яблоке» случился ультимативный политический конфликт, связанный с категорическим нежеланием Сергея Сергеевича Митрохина утрачивать позиции фактического лидера организации. Учитывая, что организация в течение последних почти 15 лет строилась под Митрохина, и было создано мощное по своей силе ядро (150–200 человек), которые полностью консолидированы вокруг него, они не видят другого политического лидера и являются заложниками друг друга, заложниками всей этой ситуации. Они оказались достаточно прочны для того, чтобы удержать контроль над организацией и сорвать процесс выдвижения другого кандидата от партии «Яблоко». Это большой урок для партии, который заключается в одном: двери партии должны быть открыты для людей, желающих вступить в партию.

– А у вас не родилось подозрение о том, что это был срежиссированный конфликт?

– Нет. Я знаю об этом конфликте всё, хотя я в нем не участвовал. Поскольку общение внутри партии идет ежедневно, практически круглосуточно, я знаю реальное положение дел. Там не было совершенно никакого заказа. Митрохин является, кстати говоря, ультимативным противником Сергея Собянина. Я не могу сказать, что они личные враги, но отношения Митрохина и Собянина отвратительные. На мой взгляд, Собянин не был заинтересован в том, чтобы Митрохин вышел на выборы, поскольку он является его жестким критиком.

Другое дело, что Сергей Сергеевич [Митрохин] остановился в своем развитии как политик. И тот образ брутального уличного борца, который в высокой степени соответствовал образу депутата Мосгордумы – прекрасного депутата, очень эффективного, – не соответствует образу лидера столичной организации партии, который должен работать на более широкие аудитории и консолидировать большее количество людей.

Это урок того, что происходит с политической командой, не только с Митрохиным, когда она консервируется. Партия не должна консервироваться. Московская организация законсервировалась, преследуя цели самосохранения, и тем самым, на мой взгляд, принесла большой ущерб демократическому делу в столице и в партии «Яблоко».

Но это урок реальной политической борьбы. "Яблоко" этой борьбы не скрывало. Заседание бюро партии, обсуждавшее ситуацию в московском «Яблоке», шло в прямой трансляции в интернете. С точки зрения нормы внутрипартийной жизни «Яблоко» показало школу открытой демократии.

– Как вы видите свои собственные перспективы в этой новой ситуации? Уже был опыт, когда вас лишали статуса депутата областного собрания по надуманному поводу, теперь на вас подают в суд за репост в Телеграме...

– Будет жестокая политическая борьба, в которой наши политические противники, которые показали, что они не просто политические противники, а политические враги, будут использовать любые инструменты, в том числе неправовые. Никакими этическими ограничениями эти люди не отягощены. Это люди-киллеры, пока что только политические. Не могу ничего предположить конкретно. Но каких-либо ограничений в действиях с их стороны я не вижу. Соответственно, это будет прямая политическая борьба с нами как единственной оппозиционной политической командой в Псковской области. Политической оппозиции, кроме «Яблока», в Псковской области нет.

– Вы общались с врио губернатора Михаилом Ведерниковым?

– У меня была с Ведерниковым встреча при его приезде в Псковскую область, по его инициативе. Мы говорили около часа – это было знакомство. Я был у Ведерникова в январе, когда у меня был повод перед сессией обсудить с ним вопросы, связанные с повесткой дня областного Собрания. В частности, мы обсуждали мою законодательную инициативу о возврате прямых выборов глав Пскова и Великих Лук. Была попытка с нашей стороны установить отношения диалога в ходе губернаторских выборов, чтобы не делегитимировать избирательную кампанию как институт, была попытка отстоять права кандидата Аршинова политическим путем. Эту попытку Ведерников отверг.

– На вашем YouTube-канале вы довольно резко отзывались о команде Ведерникова. Вы назвали их бандитами. Почему?

– Я назвал политическими бандитами людей, которые занимаются зачисткой политического поля. Я считаю, что Конституция РФ – смейтесь надо мной все! – установила, что у нас республика, что источником власти является народ, а способом формирования власти являются честные свободные выборы. Ситуация, при которой выборы в Псковской области становятся похожи на выборы в Чечне, в Ингушетии и Дагестане, это ситуация превращения Псковской области в северокавказский политический анклав на Северо-Западе России, в единственной политически европейской территории нашей страны.

​«Это не будет территория молчания»

– Как вы считаете, общество поддержит «Яблоко» в этом конфликте?

– Это совместная ответственность политиков и общества. Политики существуют ровно в той степени, в которой они востребованы обществом. Это абсолютно сообщающиеся сосуды.

– Сегодня даже пенсионная реформа не вывела людей на улицу в таком количестве, которое заставило бы власть призадуматься…

– Потому что люди перестают верить в легальные способы достижения политических целей.

– Как вы считаете, пенсионные протесты приведут к каким-то ощутимым результатам?

– На мой взгляд, власть дождется результата выборов 9 сентября, которые ею же обессмыслены, посмотрит на цифры. И если эти цифры власть устроят, в том числе и фальсифицированные цифры, пенсионная афера будет доведена до конца с какими-то небольшими корректировками, которые дадут возможность Путину сказать, что "я услышал народ, и здесь мы подкорректировали, смягчили, уточнили".

– Народ проглотит?

– Пока – да. Но это будет через силу. Это будет ситуация, когда болезнь загоняется под кожу, внутрь. Это недовольство и раздражение начнет копиться, разогреваться и зреть. Во что это вызреет? Сейчас никто не может сказать. Я бы хотел, чтобы это вызрело в массовый политический протест на выборах, когда народ просто сметает эту власть с помощью избирательного бюллетеня.

– Так нет выборов-то! Последнюю демократическую силу с выборов убирают…

– Я верю в то, что выборы есть. Мы это доказали в прошлом году.

– В прошлом году вы в этих выборах, по крайней мере, участвовали.

– Мы участвовали и побеждали. Мы продолжаем бороться и на этих выборах, и мы даем обществу обратную связь, что мы и в такой ситуации будем продолжать политическую работу. Если сейчас суды заставят партию «Яблоко» переписать устав, значит, партия «Яблоко» перепишет устав.

Это политика. В ней существуют потери. Но в этой ситуации партия, лояльная власти, опустила бы руки и пошла искать компромисс с бандитами. Мы не будем искать компромисс с бандитами.

– Но будете переписывать устав?

– Что будет делать партия – решит партия после судов. В этой части я не готов давать прогноз решения. Мы сейчас будем бороться в судах вплоть до Верховного, отстаивая законность принятого нами решения. Все ступени легальной политической борьбы будут нами пройдены. И общество будет знать, что мы это сделали.

– А потом?

– А потом мы обратимся к обществу, что делать на этих выборах людям демократических взглядов. У нас будет заявлена политическая позиция. Это не будет территория молчания. Но я не буду предвосхищать завтрашний сценарий, когда сегодня мы продолжаем борьбу в судах.

Сейчас огромное имеет значение, сколько демократических политиков появится в регионах России. На федеральном уровне в органах государственной власти нет представителей российской демократии. Сегодня реальные усилия могут предприниматься только на муниципальном и региональном уровнях – до очередных федеральных выборов. Сколько политиков осознает, что они при таком политическом строе, при самодержавии, готовы к публичному сопротивлению и борьбе за ценности? Не знаю, увидим. Но эти политики будут единственными законными представителями демократического общества.

– Но они есть вообще?

– Они будут сейчас нарождаться на наших глазах.

– В условиях отсутствия конкурентной политики?

– Потребность общества будет удовлетворяться в любом случае. Общество будет искать своих представителей.

– Вы верите, что у общества есть эта потребность?

– У той части общества, которая за нас голосует даже на таких выборах, есть, и она будет нарастать.

Светлана Прокопьева

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!