Интервью

12 октября 2018, 16:00   Источник: Псковская Лента Новостей

Лев Шлосберг о выборах, перспективах псковского «Яблока» и кадровых изменениях в администрации области

10 октября гостем программы «Особое мнение» в прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) стал депутат Псковского областного Собрания, руководитель регионального отделения партии «Яблоко» Лев Шлосберг. Ведущий программы Александр Савенко побеседовал с ним о поствыборной ситуации в стране и псковском регионе и обсудил актуальные вопросы политической повестки. Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы.

Александр Савенко: Здравствуйте, дорогие друзья, уважаемые слушатели! В прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» программа «Особое мнение». У микрофона ведущий эфира, главный редактор интернет-портала Псковская Лента Новостей Александр Савенко, и сегодня у нас со своим особым мнением Лев Шлосберг, депутат Псковского областного Собрания и руководитель Псковского регионального отделения партии «Яблоко». Лев Маркович, здравствуйте, рад приветствовать вас в нашей студии.

Лев Шлосберг: Саша, добрый день. Добрый день, радиослушатели.

Александр Савенко: Обсуждать со Львом Шлосбергом мы будем темы актуальной общественно-политической повестки. Лев Маркович, предлагаю начать вот с какой темы: 9 сентября в Псковской области прошли выборы – губернаторские и глав районов. Партия «Яблоко» впервые за все последние годы практически была выбита из числа участников этого избирательного марафона. Я напомню, что задолго до финиша сошел с дистанции ваш кандидат в губернаторы Виталий Аршинов, оказалась партия без своих представителей на выборах в районах. Те два главы муниципальных образований – гдовский глава и плюсский – в этот период фактически ушли от «Яблока» в сторону партии власти. Ну и завершающий штрих к участию «Яблока» в кампании – это ваша позиция, призыв к сторонникам прийти 9 сентября на избирательные участки, но голосовать против всех пяти кандидатов в губернаторы, ставить пять крестов и тем самым делать избирательный бюллетень недействительным. В целом, оценивая участие «Яблока» в этой избирательной кампании, можно сказать, что это, мягко говоря, не самые успешные для вас выборы. Попытка принять в них участие завершилась неудачей. Сейчас, когда страсти уже улеглись, когда нет необходимости делать какие-то поспешные заявления, наверное, имеет смысл вернуться к этой истории – истории участия псковского «Яблока» в выборах – и попытаться разобраться в том, что же произошло, в чем причина этой неудачи. Хотелось бы услышать ваш спокойный комментарий по этой теме: в чем причина неудачи, что произошло.

Лев Шлосберг: Давайте обо всем по порядку. Первое: партия «Яблоко» выдвинула на выборы губернатора Псковской области единственного кандидата, который мог стать губернатором Псковской области кроме кандидата от «Единой России», кроме Ведерникова. Это был Аршинов – и только Аршинов. Это был сценарий второго тура, и мы к нему готовились совершенно сознательно.

Александр Савенко: Позвольте, я вас перебью и сразу задам вопрос: вы когда делаете такое заявление – на чем основываетесь?

Лев Шлосберг: Я основываюсь на результатах политических и социологических исследований, которые проводило «Яблоко» в течение полугода до выборов. Подготовку к выборам губернатора мы начали в октябре 2017 года, сразу после отставки Турчака, с этого же момента обсуждалось участие Виталия Аршинова как кандидата на выборах губернатора. То есть это было не спонтанное решение, это не была импровизация – мы готовились именно к таким выборам. У нас стояла задача добиться второго тура через получение твердого второго места в первом туре – свыше 25% голосов – при условии, что другие кандидаты тоже что-то получают и у Ведерникова – около 45%, то есть менее 50%. Мы уже тогда понимали, хотя это было еще до объявления властей о повышении пенсионного возраста, что после президентских выборов пойдет жесточайший откат в сторону критики властей. Это происходит всегда, начиная с 1996 года, можно посмотреть политические результаты выборов губернаторов после президентских выборов: люди, не имеющие возможности изменить ситуацию, сменить власть на общероссийских выборах, пытаются это сделать на выборах нижестоящего уровня. Поэтому мы понимали, что шансы на второй тур есть, для этого был нужен кандидат, который мог объединить избирателей совершенно разных групп – не только традиционных избирателей «Яблока», но и широкие круги избирателей левых, левоцентристских взглядов, которых в Псковской области очень много.

Мы знали о том, что готовится договорной матч, мы знали о том, что кандидаты от КПРФ, ЛДПР не будут принимать серьезного участия в выборах, фактически будут исполнять те роли, которые им отведены политическими соглашениями этих кандидатов с командой временно исполняющего обязанности губернатора. Мы также понимали, что у «Справедливой России», скорее всего, не будет своего кандидата, а избиратели «Справедливой России» в Псковской области присутствуют. По нашему политическому, социологическому и математическому анализу получалось, что такой кандидат, как Аршинов, имеет возможность выйти во второй тур и выиграть выборы, стать губернатором.

Александр Савенко: А вас не смущало, что он малоизвестен в масштабах области? Я думаю, его известность - в рамках погрешности...

Лев Шлосберг: Вопрос известности кандидата – это вопрос избирательной кампании. Господин Ведерников не был известен в Псковской области до 12 октября 2017 года ни элите, ни прессе, ни рядовым избирателям – никому.

Александр Савенко: Никому.

Лев Шлосберг: Абсолютно. Тем не менее, принимается политическое решение, он становится временно исполняющим обязанности, и машина государства, включая машину СМИ – не только государственных, начинает работать на Ведерникова. Соответственно, от искусства избирательной кампании, к которой мы готовились (а мы готовились к этой избирательной кампании), зависело то, каким образом общество восприняло бы Виталия Аршинова. Мы учитывали, что у Аршинова есть очень широкие связи в политической элите и эти связи – добрые, хорошие. У этого политика не было никакого антирейтинга и у него была очень серьезная перспектива для роста. Соответственно, чрезвычайно жесткая реакция властей на выдвижение Виталия Аршинова показала, что его участие в выборах не вписывалось ни в какие планы власти, конкурировать с ним Ведерников категорически не был готов, к этой конкуренции не была также готова администрация президента, во всяком случае ее северо-западное представительство, и по политической договоренности федеральных и региональных властей была произведена сначала операция по бетонированию муниципального фильтра, когда достаточное количество подписей собрать было невозможно уже через 72 часа после начала сбора подписей в поддержку выдвижения кандидатов в губернаторы, а после этого состоялась специфическая операция снятия Виталия Аршинова с выборов, детали которой, как я уже говорил неоднократно (и я это подтверждаю), являются глубоко криминальными. Наше заявление председателю Следственного комитета России Бастрыкину было направлено накануне выборов, и мы ждем расследования по всем обстоятельствам губернаторских выборов.

Александр Савенко: Новости по этой теме есть, что касается криминального давления? Сейчас вы что-то новое можете добавить к тому, что говорили прежде?

Лев Шлосберг: Новости заключаются в том, что я не комментирую действия следствия. Заявление мотивированное, там изложен большой объем информации, и мы ждем действий Следственного комитета по данному заявлению.

Александр Савенко: А в том случае, если никаких новостей в этом смысле не последует, вы будет готовы...

Лев Шлосберг: Их не может не последовать, потому что Следственный комитет получил документ, на который он должен дать мотивированный ответ. Соответственно, отсутствие реакции государственного следственного органа на это заявление невозможно. Это заявление намного более широкое по содержанию, чем можно предположить со стороны, оно касается не только Виталия Аршинова.

Александр Савенко: Но вы будете готовы в том случае, если не удовлетворит вас...

Лев Шлосберг: Я буду готов только комментировать действия Следственного комитета, когда они будут завершены. До их завершения никаких комментариев с нашей стороны не будет.

Александр Савенко: Скажите, пожалуйста, вы считаете в настоящее время ошибкой решение самому не идти на губернаторские выборы, а послать туда Виталия Аршинова?

Лев Шлосберг: Решение о выдвижении Виталия Аршинова – это коллегиальное решение псковского «Яблока», оно готовилось и принималось полгода, это решение нашей команды. Это решение было абсолютно правильным. Единственная угроза власти на этих выборах исходила от кандидата от партии «Яблоко» Виталия Аршинова – никакие другие кандидаты угрозы власти не представляли. Соответственно, чтобы ликвидировать эту угрозу, власти пришлось совершить действия, нарушающие законодательство.

Александр Савенко: Ранее вы говорили о том, что Виталий Аршинов остается членом вашей команды. За последние месяцы или недели что-то в этом смысле изменилось? Вы можете сказать, что Аршинов...

Лев Шлосберг: Все избранные от партии «Яблоко» лица – все 39 человек – являются членами команды Псковского «Яблока». Если кого-либо из этих людей что-либо не устроило бы в выборах от партии «Яблоко», они сдали бы свои мандаты депутатов или глав районов. Все удовлетворены, все продолжают работу. Мы работаем с избирателями, в том числе Плюсского и Гдовского районов. Никакого разрушения команды Псковского «Яблока» на этих выборах не произошло.

Александр Савенко: А тот факт, что и Виталий Аршинов, и Юрий Павлов приезжали на форумы «Единой России»? Не является секретом изменение их позиции по взаимодействию с органами власти...

Лев Шлосберг: Изменения позиции Аршинова и Павлова не произошло. Аршинов и Павлов – оба – являются избранными главами муниципальных районов от партии «Яблоко», это единственные – почти единственные – главы муниципальных районов, которые не возглавляли штабы Ведерникова у себя в районах: Аршинов не возглавлял штаб Ведерникова в Плюсском районе и Павлов не возглавлял штаб Ведерникова в Гдовском районе.

Только еще в двух случаях – в Пыталовском районе, где безвременно скончалась Лариса Сидорук, и там и. о. главы района возглавлял штаб Ведерникова, и в Себежском районе, где госпожа Дарья Козьякова, скажем так, перешла дорогу главе района Леониду Курсенкову и возглавила штаб временно исполняющего обязанности губернатора – не главы районов возглавили штабы кандидата от «Единой России». Во всех остальных муниципальных образованиях, включая Псков и Великие Луки, штабы Ведерникова возглавляли главы муниципальных образований. Это является грубейшим нарушением законодательства, но примечательность этой ситуации заключается в том, что ни Павлов, ни Аршинов штабы Ведерникова в своих районах не возглавили.

Радиослушатель: Здравствуйте, господа, Иван беспокоит. Лев Маркович, первое: большое вам спасибо за вашу позицию относительно пенсионного возраста. Второе – о выборах: путем сложения-вычитания я понял, что три с лишним процента избирателей проголосовали по-вашему, то есть сразу за всех. Так ли это? И история с Аршиновым, по-моему, выглядит как... Так: в наш калашный ряд нечего – и далее по тексту. Спасибо, все у меня.

Лев Шлосберг: Иван, большое спасибо за звонок. Хочу отметить в первую очередь, что голосование за всех кандидатов является законной формой волеизъявления избирателей. На каждых общероссийских выборах сотни тысяч избирателей пользуются этим правом. В Псковской области на выборах губернатора этим правом воспользовались, если мне не изменяет память, 6 710 граждан – это 3,44% избирателей области. Это абсолютно законное голосование, оно установлено как 67-м федеральным законом, так и Избирательным кодексом Псковской области. Это законная форма волеизъявления, которая считается по итогам выборов всеми избирательными комиссиями. Я не могу сказать, что все эти люди голосовали в соответствии с призывом Псковского «Яблока» прийти на выборы и проголосовать за всех кандидатов, таким образом сделать бюллетень недействительным и выразить свой протест против списка кандидатов.

Возможно, кто-то из этих людей по иным мотивам проголосовал таким образом: есть люди, которые голосуют так для того, чтобы их голос не украли и он не достался другим кандидатам через недобросовестные действия избирательных комиссий. Но, тем не менее, да, мы получили результат по недействительным бюллетеням 3,44%. Он далеко не самый высокий по России – самый высокий 9 сентября на выборах губернаторов был во Владимирской области, где свыше 8% избирателей (это колоссальный процент, такого не было никогда на выборах губернаторов) проголосовали таким же образом. Идет речь о десятках тысяч людей: там большее число избирателей, чем в Псковской области, и там был протест как против действующего губернатора, так и против других кандидатов, которые участвовали в выборах. Кстати говоря, в итоге во Владимирской области губернатор сменился.

На выборах мэра Москвы десятки тысяч людей проголосовали точно так же, можно сказать, они услышали призыв Сергея Семеновича Собянина, с которым он выступил также в начале сентября, притом лично, в видеообращении к избирателям: «Если никто из кандидатов не является достойным, приди на выборы, вычеркни всех – и это будет достойный поступок», – сказал Сергей Семенович Собянин. Мы пока ничего не слышали о том, чтобы кто-то осудил призыв Сергея Семеновича Собянина. Поэтому я могу сказать, возвращаясь к вашему уже, Александр, вопросу: это была единственно возможная, законная и политически мотивированная позиция для Псковского «Яблока».

Александр Савенко: Скажите, пожалуйста, как так получилось, что вы в 2013-2014 годах говорили о том, что голосование против всех, возвращение этой графы в избирательные бюллетени по инициативе единороссов – это «подлая обманка власти», это «помойка для голосов»...

Лев Шлосберг: Саша, вы путаете два разных голосования. Голосование против всех – это когда в избирательном бюллетене есть строка «против всех кандидатов». Сейчас по российскому законодательству она может появиться только в том случае, если в бюллетене остается один кандидат. Учитывая, что одного кандидата (одной строки) по законодательству в бюллетене быть не может, по закону должны ввести в бюллетень строку «против кандидата». Мы говорим о совершенно другой форме голосования: это не голосование против всех – это голосование протеста против того состава кандидатов и того способа проведения выборов, который сегодня создан в России. Это голосование с другой мотивацией и это голосование иным способом. Голосование против всех кандидатов – это когда законодательство предоставляет вам, гражданину, возможность проголосовать против всех кандидатов или партий, находящихся в избирательном бюллетене.

Когда законодательство этой возможности не предоставляет (а сейчас оно не предоставляет), у вас есть две возможности, если никто из кандидатов вас не удовлетворяет как ваш представитель: первое – отказаться от участия в выборах, то есть не реализовать ваше избирательное право, и второе – реализовать ваше избирательное право через голосование вот этим способом, делая бюллетень недействительным. Это также реализация избирательного права гражданина. То есть фактически наше обращение было обращением в защиту избирательных прав граждан с призывом, чтобы граждане им воспользовались – и воспользовались именно таким способом, каким предоставляет законодательство. Это не голосование против всех, это другая политическая конструкция.

Александр Савенко: Соответственно, противоречия между позицией Льва Шлосберга четыре года назад...

Лев Шлосберг: Никакого.

Александр Савенко: ... и теперешней нет.

Лев Шлосберг: Во-первых, не позицией Льва Шлосберга, а позицией Псковского «Яблока»: у нас не единоличное руководство – у нас коллегиальное руководство, и мы этого строго придерживаемся, поэтому никаких противоречий нет. В ситуации того законодательства, которое действует сейчас, протест против выборов – таких, какие сейчас проходят в России, в том числе выборов губернатора Псковской области, – был возможен только таким путем – и никаким другим. Соответственно, сообщили мы об этом нашим избирателям. За «Яблоко» проголосовало в сентябре 2016 года почти 14 тысяч избирателей в Псковской области. Наш долг согласно закону о политических партиях, который сейчас мало комментируют и мало читают – больше спорят об избирательном законодательстве, но есть еще 95-й федеральный закон о политических партиях, и там сказано: политическая партия обязана информировать широкую общественность (удивительный, конечно, термин для действующего федерального закона: он почти не юридический, но так написано в федеральном законе о партиях), обязана информировать широкую общественность о своей политической позиции. Не имеет право, а обязана. Поэтому, исполняя данную обязанность, региональный совет псковского «ЯБЛОКА» вышел к избирателям с таким обращением.

Александр Савенко: Оказывается, читать федеральные законы не только важно, но еще и интересно, да?

Лев Шлосберг: Да, там очень интересные формулировки можно найти, очень интересные.

Александр Савенко: Что касается вопроса Ивана, я правильно понимаю, полностью ответили?.. Там несколько было составляющих.

Лев Шлосберг: Я ответил по голосованию против всех, а вторая часть вопроса была – про калашный ряд. Иван, тут речь не просто о калашном ряде, тут такой калашный ряд, что калашами не отделаешься, это более широкий ряд. Но, безусловно, кандидаты, не согласованные властями, в выборах губернатора сегодня в России, к сожалению, участия не принимают. Ни одного такого эпизода до сих пор не было ни в одном российском регионе. Кстати говоря, именно поэтому избирательная кампания 2018 года вновь поставила в повестку дня вопрос о муниципальном фильтре как прямом административном, политическом и юридическом барьере по свободному доступу кандидатов на выборы. После введения муниципального фильтра свободных выборов губернатора не было ни в одном российском регионе.

Александр Савенко: Ваш прогноз относительно муниципального фильтра после того, как прозвучали уже и известное заявление председателя Центральной избирательной комиссии, госпожи Памфиловой, и другие заявления на этот счет? Появилась надежда, что если уж не отменят в ближайшее время, то по крайней мере как-то эту планочку сильно понизят и будет у несистемной оппозиции возможность просочиться на выборы?

Лев Шлосберг: Не просочиться, а выйти. Просачиваются, Саша, такие частицы, которые вроде как не должны быть допущены куда-то, а гражданин имеет право участия в выборах и партия имеет право выдвигать кандидата. Имеет право! Поэтому нам нужно не просачиваться на выборы, а выходить на выборы как свободные граждане в свободной стране.

Александр Савенко: Да назовите как хотите – говорим-то, по сути дела, об одном и том же. Когда правила игры, по вашему мнению, все-таки изменятся?

Лев Шлосберг: Спасибо за вопрос – у меня есть ответ госпожи Майи Гришиной, секретаря Центральной избирательной комиссии РФ. Анализ и оценку избирательной кампании в Псковской области мы направили в ЦИК и в администрацию президента до завершения выборов, и буквально девятым числом сентября (я был впечатлен), то есть днем выборов, Майя Гришина, секретарь ЦИК, подписала мне ответ. В этом ответе сказано, что после каждой избирательной кампании ЦИК анализирует процесс выборов губернаторов, в том числе вопрос о муниципальном фильтре как норме российского законодательства, и в ответе мне заявлено, что такое совещание пройдет после данных выборов также, и в последнем абзаце ответа указано, что Конституция Российской Федерации, дай бог ей долгих лет жизни, предоставляет право законодательным собраниям регионов выступать с федеральной законодательной инициативой. Чем я немедленно воспользовался и уже 14 сентября подал в областное Собрание депутатов ещё раз проект федерального закона об изменении системы муниципального фильтра – тот же самый, который я уже вносил в областное Собрание.

Такой же законопроект фракции «Яблока» подавали в Санкт-Петербургском законодательном Собрании и в Законодательном собрании Республики Карелия. Суть этого законопроекта заключается в том, что политические партии, представленные не только в Государственной Думе, но и в законодательных собраниях регионов Российской Федерации, освобождаются от прохождения муниципального фильтра. Это фактически аналогия доступа на выборы через подписи избирателей. Партии, представленные в Государственной Думе и в региональных собраниях депутатов, не собирают подписи граждан при выходе на соответствующие выборы – мы такой же принцип предлагаем распространить на выборы губернаторов. Это не полная отмена муниципального фильтра, полностью отменить муниципальный фильтр мешает сейчас постановление Конституционного суда Российской Федерации, который в 2012 году в очень многословном постановлении признал «разумные ограничительные условия» (там такая формулировка, что без буквального прочтения ее невозможно воспроизвести) возможными, допустимыми и разумными.

Эта позиция Конституционного суда, известного своей, скажу так, велеречивостью в документах, которые на самом деле должны быть однозначно понимаемыми, и эта неоднозначная позиция Конституционного суда сейчас является обоснованием для того, чтобы муниципальный фильтр не отменять полностью. Хотя политическая воля законодателя может быть очень простой: отменить – и все. Это будет точно так же законно. Мое мнение заключается в том, что муниципальный фильтр необходимо отменять полностью. Но, имея сейчас то действующее выборное законодательство, которое есть в нашей стране…

Александр Савенко: Которое не позволит, да?

Лев Шлосберг: Да. Я считаю, что самый оптимальный вариант – это произвести по аналогии права снятие барьера муниципального фильтра для парламентских партий как на уровне России, так и на уровне регионов. Это в любом случае сделает выборы более конкурентными, поскольку у целого ряда политических организаций – это ведь не только четыре партии, представленные в Госдуме, в законодательных собраниях регионов представлены, если мне не изменяет память, еще пять или шесть политических партий в разных регионах – все они получат право выдвижения кандидатов без сбора подписей.

Вопрос остального пакета подписей будет открытым, поскольку во всех регионах, кроме двух – Москвы и Кировской области – самовыдвиженцы невозможны. Это будет вопрос для иных политических партий, будут ли они готовы выдвигать кандидатов и искать возможности выхода на выборы. Но по сравнению с той мясорубкой, которая существует в законодательстве сейчас, это было бы шагом вперед. Я пока не знаю, будет ли этот законопроект вынесен на сессию Псковского областного Собрания депутатов в октябре, по сроку он вполне должен быть включен в повестку дня (мы об этом узнаем буквально через неделю на совете Собрания), но, во всяком случае, я готов отстаивать это предложение и предлагать Псковскому областному Собранию депутатов зафиксировать эту позицию как, во всяком случае, одно из возможных решений по изменению системы муниципального фильтра.

Я считаю, что в этом заинтересовано огромное количество людей. В обращениях и в Центральную избирательную комиссию на имя Памфиловой, и в администрацию президента на имя Кириенко я написал одну и ту же мысль: муниципальный фильтр в его нынешнем виде привел к масштабной криминализации выборов губернаторов. Эта система ежегодно делает уголовными преступниками в масштабах России тысячи и тысячи людей: это должностные лица, это сами депутаты, главы муниципальных образований, это лица, которые вовлекаются в контроль за прохождением муниципального фильтра, к понуждению лиц за кого-то ставить подпись, за кого-то не ставить – это всё уголовные преступления.

Сейчас единственное заметное, массовое следствие муниципального фильтра в масштабе страны за эти шесть лет, сколько действует муниципальный фильтр на выборах губернаторов, кроме недопуска целого ряда кандидатов на выборы, и это очень зримый результат – идет речь о сотнях людей только в Псковской области – это криминализация правоприменительной практики. Это очень опасно.

Вдумайтесь: прошли выборы губернатора Псковской области – и у нас появилось несколько сотен человек, непосредственно вовлеченных в процесс прохождения и непрохождения, в зависимости от задания, муниципального фильтра, и каждое действие этих людей нарушало уголовный закон. Эти люди не могут сейчас спокойно спать, они просто не могут спокойно спать. Я лично знаю несколько десятков муниципальных депутатов в Псковской области, которые после выборов губернатора 2014 года, и мы с вами обсуждали их неоднократно в этом эфире, отказались выходить на выборы муниципальных депутатов уже в 2015 году, сказав, что «мы больше такого переживать не хотим, нам не нужны депутатские мандаты, если опять будет ситуация с муниципальным фильтром, мы не хотим больше в этой ситуации оказываться». Так что есть ещё и такие долгосрочные и очень тяжелые последствия, когда активные, дееспособные, интересные люди отказываются от участия в выборах и возможности для себя быть представителем своих соседей, односельчан в муниципальных представительных органах. Это серьезная история.

Александр Савенко: Высказали вы свою позицию по выборам 2018 года. В следующем году вновь выборы – муниципальные. Какова позиция партии «Яблоко» на этот счет? Будете ли что-то менять в стратегии и тактике своей борьбы в муниципалитетах? Будете ли использовать какие-то новые формы участия в выборах? Как будете отбирать кандидатов? Будет ли у вас сохраняться этот подход на поддержку известных, уважаемых в районах людей, а не на выдвижение членов партии на муниципальных выборах? Вообще, как вы смотрите в 2019 год?

Лев Шлосберг: Я смотрю в 2019 год, как во все года без исключения, с оптимизмом и уверенностью в своих силах, в силах нашей команды. Уроки 2018 года заключаются в том, что правоприменительная практика судов, судебная практика 2018 года изменила всю схему выдвижения кандидатов на муниципальные выборы от «Яблока» по всей стране. Нужно понимать: то, что произошло с кандидатами от Псковского «Яблока», – это не частная псковская история. На выборах 9 сентября «Яблоко» прошло в городскую Думу Екатеринбурга (это столица Урала), «Яблоко» прошло второй раз подряд, к большой нашей радости, в соседнюю с нами Думу Великого Новгорода, и в обоих двух случаях успехов кандидатов выдвигал региональный совет от имени регионального отделения, то есть та же самая схема, которая повсеместно использовалась партией фактически 15 лет, с момента, как только это стало возможно по законодательству и по уставу.

Федеральный 95-й закон о политических партиях разрешает органу, специально поименованному в уставе партии, выдвигать кандидатов на муниципальных выборах. Учитывая то, что Псковский областной суд перевернул ранее существовавшую судебную практику, в том числе в Псковской области, в том числе на выборах главы Гдовского района, в этой части, то партия будет корректировать свой устав. Это неизбежно. Хотя наш устав прошел регистрацию в Министерстве юстиции, и ни одна его статья, ни один его пункт не признавался незаконным в суде. Мы видим по решениям судов, что было придумано для этой избирательной кампании – и придумано до выборов, мы это видим по тому, как шли судебные процессы, и в этой части – да, мы считаем, что мы должны изменить порядок выдвижения и до этого времени использовать только конференцию, не пользоваться региональным советом. Схему, которая была нам предложена нашими противниками в судах, – действовать региональным советом от имени местных отделений, мы считаем юридически неполноценной и по подобной схеме выдвигать кандидатов не будем. Мы могли действовать таким путем и получили бы иски в суд уже за такой способ выдвижения. По такому опасному пути мы не пойдем и никому в России не будем рекомендовать.

На будущей неделе состоится федеральный политкомитет партии в Москве, который будет обсуждать в том числе планы партии на 2019 год, и я буду выступать там с предложением конкретных уточнений в уставе партии для того, чтобы такое двоякое понимание полномочий регионального совета было абсолютно исключено и чтобы в уставе было прописано, каким образом можно действовать при выдвижении кандидатов через регсовет. Пока этих изменений не будет принято, мы будем созывать конференции и всех кандидатов, включая кандидатов в депутаты районных собраний, городских и сельских поселений, будем выдвигать через конференции, мы не будем рисковать кандидатами.

Что касается самого подхода к выдвижению кандидатов, мы всегда, начиная с 2010 года, когда мы стали активно участвовать в муниципальных выборах, ищем лидеров местных сообществ. Мы идем по пути максимального расширения нашей команды за счет активного местного представительства тех людей, кто уже себя зарекомендовал как лидеров – тех, кто готов вместе с «Яблоком» идти и достигать общественно значимых целей – у себя в районе, у себя в городе, у себя в селе. Мы не изменяли этому принципу никогда: как только мы пошли на массовое участие в выборах в 2010 году – мы всегда искали кандидатов именно таким путём.

У нас проходят, можно сказать, закрытые и в какой-то части даже исследовательские праймериз, когда мы изучаем ситуацию в районе, разговариваем с большим количеством людей и потом предлагаем наилучшему, с нашей точки зрения, лидеру принимать участие в выборах. Вне зависимости от того, что эти люди перед выборами не вступают в партию «Яблоко», (некоторые вступают после выборов) они становятся членами нашей команды.

Мы не делим людей на партийных и беспартийных. Команда Псковского «Яблока» – это широкая команда, это общественная команда. Поэтому нет ничего неправильного, даже наоборот, абсолютно правильно, что партия выдвигает кандидатов, являющихся общественными лидерами.

Все участники выборов, которые прошли эту кампанию вместе с нами, сейчас остаются с нами, мы вместе анализируем результаты выборов и готовимся к следующим избирательным кампаниям. Поэтому такой подход будет сохранен.

Радиослушатель: Петр. Але? Значит, у нас прошли эти выборы последние. Я, например, и вся наша семья всегда ходили. Ну, я уже человек в возрасте, и я, конечно, всегда за коммунистов голосую, это моя позиция, но суть не в этом. Я просто за справедливость вообще в выборах. Так вот, я не знаю, по-моему, по всей России и у нас где-то 30 с лишним процентов всего голосовало, и вот таких, как я, очень много не ходили. То есть мы не верим вообще во все эти выборы, не только как там в такие дебри залезать, как Шлосберг говорит: конечно, он в этих делах более сведущий человек – мы такие, не вникаем сильно. Но, тем не менее, понимаем, что у нас кто идет голосовать? Военнослужащие, ать-два, силовые структуры, ну иже с ними, там всех заставят. А остальные, пенсионеры и некоторые – тоже большинство – не ходили. Я вот к ним отношусь. И получается, что это за выборы у нас в стране, когда 37 процентов, по-моему, по России в среднем? Ну, вот эти законы такие. Вот такая моя позиция.

Лев Шлосберг: Уважаемый Петр, спасибо большое за звонок в эфир, и могу вам сказать, что вы сказали одну из самых принципиальных вещей, которые сейчас должны обсуждаться в нашем обществе и должны обсуждаться властями. Неверие людей в выборы – это неверие людей в политическую систему в целом. Когда выборы фальсифицируются, когда кандидаты берут на себя обязательства перед избирателями и, становясь избранными лицами, действуют совершенно иначе, когда крики людей на всю страну, включая ситуацию с повышением пенсионного возраста, практически не влияют на позицию властей, если не считать косметические изменения, которые никак не влияют на суть принимаемых решений, то люди отстраняются от участия в выборах, в том числе вы и ваша семья.

Я очень сожалею о том, что происходит, потому что когда люди отстраняются от выборов, активные люди – видно по тому, что вы говорите и как вы говорите, с какой интонацией вы говорите, что вы неравнодушный активный человек, вы один из тех граждан, на которых должна в широком смысле держаться вся общественная и политическая система нашей страны, когда такие люди, как вы, перестают верить в выборы и перестают в них участвовать, мы отдаем власть своими руками тем людям, кто организует недобросовестные выборы.

Это очень больная проблема, её можно было бы обсуждать весь час нашего эфира, потому что это проблема, которая выходит на первый план любой избирательной кампании в нашей стране последние 20 лет после выборов Ельцина в 1996 году, которые были, безусловно, искажены по своим результатам. Начиная с этого времени вопрос о честности выборов, вопрос о воле избирателей, вопрос о том, что только народ, согласно Конституции, формирует органы власти, является на выборах в России ключевым. Моя позиция заключается в том, что в выборах участвовать нужно, выражая свою позицию, для того чтобы не атрофировалось чувство власти. То есть, не участвуя в выборах, мы заведомо отдаём власть тем людям, которые, собственно говоря, и хотят её удержать.

К большому сожалению, доступ кандидатов на выборы, условия ведения избирательных кампаний, чрезвычайная дороговизна выборов (а выборы губернаторов в России сейчас – это соревнование денежных мешков отчасти в большей степени, чем соревнование политиков: нужны десятки миллионов рублей, которых у рядовых кандидатов, у небогатых политических партий просто нет) ограничивают избирательные права и возможности.

Но, тем не менее, само участие гражданина в выборах – это возможность для людей собраться в сообщество единомышленников. Очень важно, чтобы политики в нашей стране поддерживали эту живую, прямую, непосредственную связь с избирателями, разговаривали с людьми. То, что вы звоните в этот эфир, показывает, что у вас есть огромная личная потребность говорить с политиками вне зависимости от того, что вы, как я вас услышал, в большинстве ваших выборов голосовали за представителей коммунистической партии, а я представляю партию «Яблоко», но возможность разговора граждан с политиками, политиков с гражданами, живого общения, открытого честного общения очень важна – на этом держится политическая система.

Такого открытого разговора в нашей стране сейчас практически нет. Поэтому всё, что в наших силах – в скромных на сегодняшний день, но имеющихся силах – есть, мы будем делать для того, чтобы привлекать людей на выборы, убеждать их участвовать в выборах и забирать власть себе. Обществу, гражданам, народу принадлежит власть. Не участвуя в выборах, мы отдаем ее людям, которые удерживают власть с помощью абсолютно криминальных способов.

Александр Савенко: Отвечая на вопрос, вы сказали про губернаторские выборы, что это в том числе соревнование денежных мешков. Вы полагаете, что если бы нашлись некие крайне состоятельные силы, которые бы поддержали оппозицию на выборах губернатора Псковской области, то исход мог бы быть иным?

Лев Шлосберг: При том составе кандидатов, который в итоге дошел до избирательного бюллетеня, никакого другого исхода быть не могло, потому что это были кандидаты, которые не боролись за власть. За власть боролся один кандидат, назначенный Путиным, потому что ему выпала такая карма. Всё, больше никто за власть не боролся.

Что касается свободных и открытых выборов, когда бизнес не будет бояться поддерживать оппозиционных кандидатов, когда не будет ситуации, что сегодня ты пожертвовал средства для ведения избирательной кампании оппозиционному кандидату, а завтра к тебе приходит полиция, налоговая инспекция, следственный комитет, ФСБ и спрашивают: «Как вы тут зарабатываете деньги? А сколько вы заплатили налогов вчера и позавчера? А что у вас тут с документами? А что у вас на прилавке лежит?», вот когда это безобразие закончится, тогда появится конкурентная политическая среда, в том числе и в отношениях с бизнесом. Посмотрите, какая система выстроена в нашей стране. Создана система государственного финансирования политических партий – она вроде бы создана с совершенно благими целями: чем больше голосов получила партия на выборах в Госдуму, тем партия богаче, в пересчете на голоса и деньги партия получает финансирование из бюджета, от налогоплательщиков…

Александр Савенко: Ну, в том числе и «Яблоко» тоже достаточно долго упрекали в том, что…

Лев Шлосберг: «Яблоко» в течение четырех лет получало средства из бюджета. Сам по себе принцип является правильным. Но это финансирование, кроме партии абсолютного большинства, никогда не будет являться достаточным, потому что оно не позволяет вести широкомасштабные избирательные кампании. Могу напомнить еще раз цифры: годовое финансирование «Яблока» с 2012 по 2016 год, в течение четырех лет, из бюджета составляло 247 млн рублей, в то время как годовой бюджет партии превышал полмиллиарда. Это то, что было собрано уже в ситуации, когда бизнес, мягко говоря, десять раз подумает перед тем, как жертвовать деньги оппозиционной политической партии. Если представить ситуацию, при которой бизнес свободен в принятии решений о поддержке партий и кандидатов, то это создаст, безусловно, условия для более свободной, более справедливой политической конкуренции.

Александр Савенко: Так все-таки почему в ряде регионов России – и на Дальнем Востоке, и в европейской части – у оппозиции получилось противостоять партии власти, дать бой, получить большинство в законодательных собраниях, провести даже своих губернаторов, а в Псковской области ничего не получилось у вас?

Лев Шлосберг: Смотрите, здесь есть несколько причин. Во-первых, все кандидаты, выигравшие выборы не от «Единой России» (мы сейчас говорим о двух кандидатах от ЛДПР в первую очередь, которые выиграли выборы губернаторов, затем у нас подвис целый регион – Приморье и ожидаются с очень непонятным результатом выборы в Хакасии), – это кандидаты, которые были допущены на выборы с ведома, разрешения и согласования администрации президента. Они стали каналом протестного голосования в силу целого ряда причин, в том числе в силу чрезвычайной слабости действующих руководителей этих регионов. Кроме того, в эти избирательные кампании были вложены деньги, и эти избирательные кампании аккумулировали на себе протест, в том числе против пенсионной реформы и, кроме того, в целом протест против безграмотной, абсолютно жестокой федеративной политики властей. Через месяц в Псковское областное Собрание депутатов должен поступить проект бюджета Псковской области на 2019 год, как говорится, внимательно ждём, чем Российская Федерация поможет одному из самых бедных регионов – Псковской области, чтобы он не стал окончательно нищим.

Александр Савенко: Пишут о том, что хорошо помогут: вроде в число 15 субъектов Российской Федерации Псковская область войдет по сумме дотаций.

Лев Шлосберг: Пусть поступит проект бюджета. Мы посмотрим, насколько будут сокращены социальные учреждения, что будет происходить с образованием, здравоохранением и культурой, что будет со штатным расписанием бюджетных организаций.

Александр Савенко: Вопросы риторические или у вас на этот счет очень пессимистичные ожидания?

Лев Шлосберг: У меня на этот счёт есть ожидание, что как минимум нет оснований ждать существенного улучшения бюджетного положения Псковской области. До проекта бюджета комментировать его цифры невозможно. Пусть поступит – мы обсудим. Возвращаясь, собственно, к тому, о чём вы говорите: все регионы, кроме, пожалуй, Владимирской области, о которых вы упомянули, – это регионы с сильной экономикой, и тот же кандидат в Хабаровском крае от ЛДПР, господин Фургал, он в 2016 году прошел в Государственную Думу по округу, освобожденному «Единой Россией» в результате специального закрытого политического торга для кандидата от ЛДПР: там не было кандидата от «Единой России», и он стал депутатом Госдумы в одномандатном округе в результате, по сути, картельного соглашения между парламентскими политическими партиями. Таких округов по России было около 50, когда кандидаты не от «Единой России» беспрепятственно, при полной поддержке властей, выигрывали выборы. Это увеличило их публичность.

И когда эти согласованные властями кандидаты в губернаторы доходили до дня голосования на фоне возмущения общества, они получили колоссальный пакет голосов, во многих случаях не только ничего не делая для своей победы, а если посмотреть Владимирскую область, то кандидат от ЛДПР отчаянно пытался проиграть: он предпринял такое количество усилий для своего поражения, что над ним можно было плакать в голос. Что только ни делал человек, там даже совершались в день голосования заведомо незаконные вещи: кандидат назначил наблюдателей и членов комиссий с правом совещательного голоса, а партия, выдвинувшая кандидата, сама (не кандидат, а партия, которая не имеет права это делать!) отзывает этих людей с участков. Они все уходят, участки оголяются. И всё равно ничего невозможно было сделать.

Александр Савенко: Так что неспроста еще и Жириновский именно там и упал на инаугурации, да?

Лев Шлосберг: Я думаю, что Владимир Вольфович переволновался: все-таки годы. На мой взгляд, у Псковской области есть очень серьезный протестный потенциал. Мы с вами обсуждали в этом эфире, сколько раз у нас кандидат от не власти становился властью в Псковской области. У нас Михайлов выигрывал у Туманова, у нас Кузнецов выигрывал у Михайлова, а дальше уже система сломалась: она перестала быть конкурентной.

Но и первые выборы господина Михайлова, когда он через областное Собрание понизил планку достаточного для победы барьера до 25%, нельзя забывать: я думаю, что господин Бибиков во втором туре, если бы такой тур тогда состоялся, выиграл бы у Михайлова и стал бы губернатором, и мы имели бы вообще другую политическую историю региона. Поэтому в сегодняшней ситуации этот протестный потенциал просто не нашёл своего приложения. Никто из кандидатов, в том числе согласованных властями, включая кандидата от Коммунистической партии и кандидата от Либерально-демократической партии, не сказали избирателям такие слова, чтобы люди поверили: этот парень готов бороться за победу. Но когда кандидат не готов бороться за победу, что избирателям-то делать?

Поэтому такая низкая явка, при том, что эта явка была, скажем так, подтянута, Петр только что очень правильно перечислил те категории избирателей, которые у нас традиционно повышают явку, включая работников силовых структур, военнослужащих (их много в Псковской области – на мой взгляд, это тоже сыграло свое значение). Но, безусловно, для исполнительной власти, власти достаточно высокопоставленной, это серьёзно, когда две трети избирателей региона не приходят на избирательные участки на выборы губернатора, это серьёзный сигнал для всей системы власти.

Александр Савенко: Понятно. До звонка радиослушателя заговорили мы о лидерах внутри партии «Яблоко» и тех лидерах, которые находятся рядом. Я обратил внимание не так давно, что впервые за многие годы, когда мы говорили о «Яблоке»: вот есть Лев Шлосберг, и никого рядом сопоставимого с ним нет…

Лев Шлосберг: Это вам так казалось, это вы так говорили.

Александр Савенко: Ну, возможно - вы сейчас получите возможность прокомментировать это мое мнение. То есть не видели мы в псковском «Яблоке» никого, кто стоял бы вровень с вами. Однако, похоже, такой человек появляется. Я имею в виду Николая Кузьмина, члена «Яблока», при этом активного сторонника Алексея Навального, участника всех протестных акций в Пскове. Я присутствовал не так давно на протестной акции – как раз по пенсионной реформе, когда, к моему удивлению, он выступал первым от «Яблока», а вы стояли, улыбались, хлопали ему и выступали уже вторым номером, что, в общем-то, вам несвойственно. В связи с чем я хочу поинтересоваться, насколько серьезно можно сейчас говорить о том, что возможна смена руководителя регионального отделения партии, тем более что на эту тему – о несменяемости руководства псковского «Яблока» – говорится очень давно: вы же больше 20 лет уже возглавляете, да?

Лев Шлосберг: С 1996 года, 22 года.

Александр Савенко: Да.

Лев Шлосберг: Николай Кузьмин – активный гражданин, он член «Яблока», и я глубоко уважаю его гражданскую деятельность и его политическую деятельность. За последний год Николай Кузьмин стал одним из немногих заметных людей в псковской общественно-политической жизни.

Александр Савенко: Да, и он значительно вырос, мне кажется, в плане ораторского мастерства. Вырос как публичный деятель.

Лев Шлосберг: Да, и даже в псковских судах защищает свои весьма яркие выступления. Я с огромным уважением отношусь к Николаю Кузьмину, мы с ним постоянно встречаемся и общаемся, у нас есть целый ряд вещей, которые мы обсуждаем, касающихся именно псковской политической жизни. Я приветствую его участие в политике в принципе и могу сказать две вещи: Николай Кузьмин – это автономная фигура, он сделал себя сам. Он таким образом вырос, он таким образом себя осознал. Он вышел на уровень политических лидеров, и как перед всеми политическими лидерами современности в нашей стране, перед ним стоит вопрос, как развиваться дальше. Потому что есть только два способа развития: первый способ – это участие в выборах, в формировании выборных органов власти, то есть участие в той политической системе, которая сейчас существует в тех рамках, которые она предоставляет; а второй путь – это несистемная оппозиция, то есть оппозиция, которая не претендует на участие в выборах, но претендует на влияние на общественное мнение.

Я думаю, что Николай определится с формами своей политической активности. Для него как члена партии «Яблоко» никоим образом и вообще ни для кого (у нас свыше 200 членов партии в Псковской области, у нас небольшая организация) не закрыт путь выдвигаться в председатели регионального отделения.

Александр Савенко: Но вы его поддержали бы?

Лев Шлосберг: Если Николай заявил бы такие притязания, он участвовал бы в этих выборах, несомненно. Я думаю, что в ближайшее время в партии «Яблоко» состоится реформа устава, она в любом случае неизбежна по самым разным основаниям, и я думаю, что партия будет вводить то или иное ограничение сроков для председателей региональных отделений. Мы первые из партий в России ввели это ограничение для председателя партии: оно было введено в 2015 году, и у нас с 2000 года сменилось три председателя партии – был Явлинский, был Митрохин, сейчас Слабунова и, возможно, будет четвертый председатель партии. Я думаю, что принцип ротации будет в той или иной форме – есть очень много дискуссий на эту тему внутри партии – распространён на региональные отделения, поэтому смена председателя Псковского «Яблока» так или иначе произойдет. Кто будет председателем региональной организации – будет решать региональная организация. Мы будем, несомненно, проводить праймериз на выборах председателя регионального отделения. Мы будем открыты для всех членов партии, это будет процесс обсуждения всех кандидатур.

Должен вам сказать, что традиция праймериз внутри Псковского «Яблока» очень позитивна, она помогает в том числе разрешать возможные конфликты внутри регионального отделения, как мы это сделали на выборах в областное Собрание в 2016 году и потом в 2017 году на выборах в Псковскую городскую Думу.

Александр Савенко: Ну, процедура праймериз – она и вашим оппонентам из «Единой России» помогает эту задачу решать, разрешать конфликты, «разруливать».

Лев Шлосберг: Процедура праймериз у «Единой России» стала во многих случаях процедурой механистической, которая управляется действующими властями, потому что есть особенность: если праймериз являются сугубо партийной процедурой и никакие лица, являющиеся членами партии и занимающие статусные должности, – губернаторы, главы районов, депутаты – не вмешиваются в процесс внутрипартийных праймериз, то это безусловное благо. Когда праймериз в конкретном районе организуется действующим главой района, желающим принять участие в выборах главы района и снова победить на этих выборах, это называется иначе, это не совсем праймериз. Насколько я вижу, «Единая Россия» это почувствовала, то есть они видят изъяны этой системы. Я абсолютный сторонник праймериз, но при этом нужно понимать: вот конкретно выборы губернатора Псковской области – мы не могли проводить праймериз, потому что это раскрывает нашим противникам наши политические планы. Мы фактически осуществили праймериз через проведение внутри партии за семь месяцев десятков встреч, в том числе в районах. Но они все были закрыты для широкой публики, поскольку мы не считали возможным подставлять возможных кандидатов – или возможного кандидата – на выборах губернатора. Кстати говоря, «Единая Россия» фактически отказалась от проведения праймериз по выборам губернатора…

Александр Савенко: Нет, просто другая модель: все-таки были формально-то…

Лев Шлосберг: Нет, это не модель. Альтернативное голосование на конференции не должно объявляться праймериз, это не идентичные процессы.

Александр Савенко: Ну, это дела единороссов. Лев Маркович, предлагаю с этим закончить, поскольку времени очень мало.

Лев Шлосберг: Хорошо, вернемся в «яблочный сад».

Александр Савенко: Вопросы еще остаются.

Лев Шлосберг: Давайте, Саша, давайте.

Александр Савенко: Вопрос у читателя Псковской Ленты Новостей: просит вас прокомментировать последние назначения господина Ведерникова. Я так понимаю, имеется в виду вчерашняя новость о кадровых перестановках: поменялся в администрации руководитель аппарата администрации, вместо Дениса Гуляева, который уезжает, возвращается в Москву…

Лев Шлосберг: Возвращается, да.

Александр Савенко: Да, и возглавит там воссоздаваемое представительство Псковской области при правительстве России. Так вот, руководителем аппарата администрации стал спасатель из Саратовской области, 28-летний Сергей Дмитриев. Я так понимаю, что вопрос читателя касается этого назначения. Как-то можете прокомментировать?

Лев Шлосберг: Я прокомментирую ситуацию в целом. На мой взгляд как депутата, который постоянно взаимодействует с администрацией в рабочем режиме, администрации Псковской области грозит полная неуправляемость. Михаил Ведерников даже после выборов ведет себя таким образом, как будто он является заместителем полномочного представителя президента Российской Федерации – в данной ситуации по Псковской области. Он указывает, он контролирует, он наказывает, но он не руководит администрацией, не управляет администрацией как очень важной государственной машиной. У него не закончилось состояние избирательной кампании. Вообще, администрация Псковской области – это не избирательный штаб. То ли господин Дмитриев – спасатель, то ли он спаситель, здесь можно говорить по-разному, но…

Александр Савенко: Все-таки спасатель, наверно.

Лев Шлосберг: Да, буквы русского алфавита позволяют существенно менять смыслы в близких словах. Но нужно признать, что этот человек к управлению администрацией Псковской области как бюрократической машиной, где работает почти 500 человек, абсолютно не готов. Если это политический комиссар, то тогда возникает вопрос, кто будет управлять машиной бюрократического аппарата? Государственное управление – это в нормальном смысле слова бюрократический процесс. Я не исключаю, что если подход к управлению администрацией Псковской области будет таким же, как подход к формированию избирательного штаба, который нацелен на конкретные, но очень близкие результаты, краткосрочные результаты, то государственное управление Псковской области ждет коллапс. Те немногочисленные качественные специалисты (у нас вообще маленькая администрация: там 400 с небольшим человек – это звучит, конечно, мощно, но понимая, что это управление целым регионом, это немного), которые сегодня в администрации работают, могут просто уйти с работы, потому что руководитель аппарата администрации Псковской области – это не комиссар, который сидит в Опочецком районе и управляет электоральными процессами, это совершенно разные задачи. Если говорить о реакции на конкретное назначение, я думаю, что это некий знак, некое движение в сторону комиссаризации государственного управления Псковской областью. Ничего хорошего в этом я не вижу.

Александр Савенко: Ваш прогноз относительно того, насколько масштабным будет процесс ротации региональных элит, администрации Псковской области?

Лев Шлосберг: У Ведерникова нет своей команды. Он будет менять, на мой взгляд, статусы людей, то есть кто-то утратит статус вице-губернатора, останется начальником управления, председателем комитета и так далее, где-то могут произойти замены заместителей на председателей. Никакая команда вместе с Ведерниковым в Псковскую область не пришла, это нужно понимать абсолютно чётко. Он будет вынужден работать в одном из самых бедных регионов России с теми людьми, кто здесь готов работать на государственной службе и на государственных должностях. Сегодня в отношениях между Ведерниковым и псковскими чиновниками уже много кошек пробежало, потому что распространять на текущее государственное управление подход к избирательной кампании невозможно. Но Ведерников пытается распространить. Это неэффективно, это непрофессионально.

Александр Савенко: Если представить, что вам поступит предложение влиться в команду действующего главы региона, возглавить какое-либо из структурных подразделений…

Лев Шлосберг: Представитель политической партии «Яблоко», находящийся в оппозиции, не будет работать в команде губернатора от «Единой России». Это абсолютно исключено.

Александр Савенко: То есть даже не будете вести такой диалог?..

Лев Шлосберг: Такой диалог невозможен, он политически невозможен: это означало бы полное дезавуирование всей политической позиции – партии и моей лично. Это абсолютно исключено.

Александр Савенко: Я хочу напомнить, что весь этот час вместе с нами был Лев Шлосберг, руководитель Псковского регионального отделения партии «Яблоко» и депутат областного Собрания. Лев Маркович, спасибо вам за то, что нашли время, пришли, ответили на мои вопросы, вопросы радиослушателей и читателей Псковской Ленты Новостей». Надеюсь, что в ближайшее время вновь с вами увидимся, узнаем, что вы думаете по тем или иным актуальным вопросам общественно-политической повестки. Пользуясь случаем, приглашаю вас и в дальнейшем приходить на эфиры радио «Эхо Москвы в Пскове», делиться мнением о процессах, которые протекают в Псковской области, в регионе, в мире. Спасибо вам и до новых встреч в эфире.

Лев Шлосберг: Саша, большое спасибо! И большое спасибо всем, кто был с нами в этом эфире. До свидания!

Александр Савенко: До свидания!

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!