ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

26 декабря 2019, 11:00   Источник: Псковская Лента Новостей

Лев Шлосберг: «Участвовать во всех выборах, победить везде, где возможно»

Интервью Льва Шлосберга в программе «Обратный отсчёт» по итогам 2019 года

Председатель Псковского регионального отделения партии «Яблоко», депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг стал гостем прямого эфира на радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM). Ведущие эфира – главный редактор радиостанции Максим Костиков и главный редактор «Псковской Ленты Новостей» Александр Савенко – поговорили с ним о политических итогах уходящего года, о планах на 2020 год и задачах на новый избирательный цикл.

Александр Савенко: Добрый день! В эфире программа в рамках проекта «Обратный отсчет», в котором мы подводим итоги уходящего в историю года. У микрофона ведущий Александр Савенко (это я) и Максим Костиков.

Максим Костиков: Салют!

Александр Савенко: И вместе с нами сегодня председатель регионального отделения партии «ЯБЛОКО», депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг. Лев Маркович, добрый день!

Лев Шлосберг: Саша, Максим, добрый день! Добрый день всем, кто нас слушает.

Александр Савенко: Мы работаем в прямом эфире – это значит, у радиослушателей есть возможность присоединиться к обсуждению в прямом эфире. Телефон студии прежний: 56-73-72. Еще раз: 56-73-72 – звоните, задавайте свои вопросы нашему собеседнику. Со Львом Шлосбергом мы сегодня будем не только подводить итоги 2019 года, но и поговорим о задачах и планах на год 2020-й.

Ну а стартовать сегодня я предлагаю с последних событий, самых актуальных: в минувший уикенд в Москве прошел съезд партии «ЯБЛОКО», выбирали нового председателя организации – победил Николай Рыбаков. Лев Шлосберг, как и четыре года назад на предыдущих выборах, занял второе место.

Лев Маркович, в связи с чем у меня к вам вопрос: вот эта неудача на партийных выборах для вас – это поражение, такой рабочий момент, «проиграли – поехали дальше», или это нечто большее, вот такое фиаско, крах надежд и необходимость искать ответ на вопрос: что же дальше?

Лев Шлосберг: Ответы на вопросы нужно искать всегда – не только в прямом эфире «Эха Москвы», в том числе «в Пскове». Фиаско наступает тогда, когда вы прекращаете двигаться. Если вы не прекратили движение…

Александр Савенко: Вы не прекратите двигаться? Руки не опустятся после этого?

Лев Шлосберг: Нет, руки не опускаются: руки у меня не умеют опускаться, поэтому такое невозможно. На самом деле съезд был внешне менее драматичный, чем четыре года назад, менее эмоциональный…

Александр Савенко: Ажиотажа было меньше значительно.

Максим Костиков: Более срежиссированный.

Лев Шлосберг: Он привлек намного меньше внимания прессы.

Александр Савенко: Факт!

Лев Шлосберг: …и фактически он прошел во внутреннем режиме партии «ЯБЛОКО», это было наше, партийное событие, но внутри съезда чувствовалось очень высокое напряжение.

Во-первых, у нас впервые на выборы – и это не все ещё поняли по итогам съезда – шёл действующий председатель партии, у которого не было шансов победить, и это сама по себе отдельная драматическая ситуация. Я с уважением отношусь к Эмилии Эдгардовне Слабуновой. Она была у вас здесь, в эфире, буквально несколько недель назад, у нас с ней уважительные отношения: все эти годы я отдаю должное её мужеству, поскольку, мне кажется, она понимала, что эти выборы не могут завершиться для неё хорошим результатом.

Максим Костиков: А зачем она пошла?

Лев Шлосберг: Она считала, что партия должна оценить её работу как председателя, считала, что она имеет право получить оценку съезда. Это достойно уважения: политик, который предлагает съезду дать обратную связь за четыре года работы, не может не заслуживать уважения. Я думаю, что наши и личные отношения, и политические отношения со Слабуновой продолжатся.

Одновременно с этим было понятно, что есть достаточно консолидированное мнение части партийной элиты, что имеющий опыт четырёхлетнего нахождения в должности заместителя председателя партии Николай Рыбаков должен стать следующим председателем. Это мнение нигде не высказывалось до съезда публично, Явлинский не выступал на съезде с этим мнением – его озвучили другие лидеры партийной элиты, в частности Борис Мисник, координатор политкомитета, и Сергей Иваненко, заместитель председателя партии, чье мнение традиционно воспринимается в партии как мнение Григория Алексеевича.

Тем не менее, год, предшествующий съезду, прошел именно в общении с региональными организациями. Съезд был очень маленький по составу: у нас было избрано 135 делегатов, на момент голосования, если мне не изменяет память, в зале было 133 или 134 человека. Соответственно, для победы в первом туре нужно было набрать 67 голосов – Николай Рыбаков набрал 69, у меня было 40, у Эмилии Эдгардовны – 19, и по два голоса получили два кандидата из регионов – из Москвы и из Ярославля: Олег Новиков и Олег Виноградов. Вот так разложились голоса.

Понятно, что были высокие ожидания второго тура у всех без исключения, но, общаясь с делегатами съезда и до съезда, и на самом съезде, я почувствовал некоторые существенные, на мой взгляд, вещи, которые оказали влияние на голосование.

На самом деле анализ ещё впереди, мы сейчас его готовим, внутри нашей команды, которая помогала мне готовиться к съезду партии, идёт детальный анализ всего года предшествующей работы; мы ответственны за то, чтобы самим расставить все точки над «i» и понять, где мы ошиблись, где мы недоработали, где, возможно, наши оппоненты были успешны сами по себе – и это дало им дополнительные голоса.

Но общее впечатление заключается в том, что партия, как и все российское гражданское общество, очень настороженно смотрит на предстоящие в течение нескольких лет события в стране: и 2021 год, и 2024 год. С одной стороны, партии хочется быть более успешной, даже тем руководителям региональных отделений, кто не участвует в выборах, по сути, не участвует в публичной политике: конечно, им хочется быть частью более успешной партии, чем та партия, которой мы являемся сегодня.

Одновременно с этим есть существенное опасение политических репрессий, которые в стране идут полным ходом. И в поисках компромисса между лидером, с которым эти репрессии воспринимаются как более реальные (это я), и лидером, который стоит за спиной Григория Алексеевича, потому что совершенно понятно, что Николай Рыбаков – это человек, входящий в ближайшее окружение Явлинского, решение съезда означает, что съезд возложил всю полноту политической ответственности за партию на Явлинского.

У меня было несколько вариантов выступления на съезде, и тот вариант, который был в итоге утвержден, согласован и состоялся, – это решение было принято в ночь на субботу. У нас был вариант детального комментария к программе, от которого мы отказались. Программа была опубликована за неделю до съезда. Я был единственным кандидатом, который за неделю до съезда, как и просил политкомитет, эту программу опубликовал. Была очень серьезная дискуссия…

Александр Савенко: Не помогло, правда.

Лев Шлосберг: Это помогло консолидировать голоса делегатов, разделяющих именно эту программу, то есть программа сработала в любом случае на консолидацию делегатов, разделяющих эти позиции.

Одновременно с этим программа показала, что я планирую достаточно существенное развитие партии. Развитие – это бывает болезненно. Соответственно, те люди, кто ориентирован на более застрахованный, на более безопасный, лучше скажем так, вариант развития партии, оказались в большинстве на этом съезде.

Конечно, сейчас очень много дискуссий в партии, что было бы, если бы: а) Эмилия Эдгардовна решила уйти просто с высоко поднятой головой и не пошла бы на выборы – голоса почти сравнялись бы и разница между нами с Рыбаковым могла быть совсем небольшой, притом, как некоторые считают, даже не в ту сторону, как завершился съезд…

Александр Савенко: Но это очень смелое предположение.

Лев Шлосберг: Да, очень смелое.

Александр Савенко: Не факт, что голоса, отданные за Слабунову, ушли бы именно вам.

Лев Шлосберг: Конечно.

Максим Костиков: Но история не имеет сослагательного наклонения.

Лев Шлосберг: История не имеет сослагательного наклонения.

Максим Костиков: Здесь более важны другие вопросы, Лев Маркович.

Александр Савенко: На мой вопрос, который я задавал, что для вас это поражение.

Лев Шлосберг: Для меня это является политическим поражением на съезде, но не является никаким финалом работы. Я вижу, что тех ресурсов, которые мы привлекли к подготовке съезда в целом, не только на самом съезде, а в течение года до него, оказалось недостаточно для того, чтобы выиграть. И это важный урок.

Отказ от участия в выборах был невозможен, то есть ситуация, при которой я не участвую в выборах, была невозможна. Долгая, очень долгая пауза перед объявлением об участии в выборах была связана с тем, что я в течение нескольких месяцев общался внутри партии, в том числе в Москве с руководителями партии: я искал компромисс…

Максим Костиков: Они вас уговаривали не идти?

Лев Шлосберг: Никто не высказал такого предложения. Более того, даже делегаты съезда, члены политкомитета, которые, я знаю, голосовали либо за Рыбакова, либо за Слабунову, говорили: «Ваше участие в выборах обязательно, потому что без вашего участия в партии не будет конкурентных выборов, а отсутствие в «ЯБЛОКЕ» конкурентных выборов резко снижает шансы партии на дальнейшее развитие». То есть здесь был консенсус.

Факт моего участия в выборах поддерживали все, включая Явлинского. Не было ни одного руководителя партии или публичного лица, кто бы сказал: «Нет, Лев, пропустите этот тур. Не нужно участвовать».

Но при этом было совершенно очевидно, что есть условно безопасный вариант, который в ситуации высокой политической турбулентности в стране оказался безопасным не только для большинства лидеров партии, но и для многих региональных лидеров партии. Я с этим мнением считаюсь, хотя я с ним не согласен.

Кстати говоря, именно поэтому – мы чувствовали эту атмосферу, мы её увидели сразу – именно поэтому перед субботой было принято решение не выступать с комментариями к программе, а просто обратиться к делегатам съезда как к людям и буквально перечислить все те страхи (а это страхи, они же мифы), которые существуют в партии вокруг меня для того, чтобы прямо о них сказать.

Максим Костиков: Я понимаю, что вы еще, так сказать, на инерции съезда, но у меня-то вопрос на самом деле абсолютно прямой: вы дальше будете бороться за пост председателя «ЯБЛОКА» или вы, в общем-то, для себя решили, что в третий раз стучаться в закрытую дверь и бороться с аппаратным лобби бессмысленно? Вот дайте конкретный ответ, пожалуйста.

Лев Шлосберг: Ответа на этот вопрос нет, потому что съезд партии в части выборов завершен, следующий съезд партии, который будет избирать председателя партии, если не будет никаких чрезвычайных событий, только через четыре года. Сейчас невозможно ответить на этот вопрос.

Максим Костиков: Просто я почему его задаю? Потому что многие комментаторы говорят: «Вот этот съезд показал, что смысла дальнейшего развития политика Шлосберга внутри политической партии «ЯБЛОКО» нет. Партия «ЯБЛОКО» готова к стагнации, к 3% на выборах, которые дают бюджетное финансирование с выполнением указаний администрации президента». Я передаю то, что пишут в Сети комментаторы, притом политологи. Все. А Шлосберг – это белая ворона в этой стае, и борьба дальнейшая бессмысленна. Это так или нет?

Лев Шлосберг: Нет, это не так. Первое: борьба всегда имеет смысл, пока вы продолжаете работу в политике. Работу в политике я продолжаю. Второе: приоритетной задачей, в том числе и в связи с этим съездом, являлись не выборы председателя партии, а выборы 2021 года.

Максим Костиков: Так мы про это и говорим.

Лев Шлосберг: Мы про это и говорим.

Максим Костиков: Это же выборы. Председатель – это выбор пути в данном случае, это стратегия либо на…

Лев Шлосберг: Это тактика.

Максим Костиков: Это стратегия уже: выборы здесь – это тактическое решение, которое привело бы к стратегическому пути. Сейчас был момент развилки: мы в 2021 год куда идем – тихие, мягкие, пушистые, чтобы получить свои 3%, бюджетное финансирование и дальше обеспечивать этот ресурс, либо у нас партия модернизируется, обновляется в соответствии с вашей программой, там, Явлинский, старое лобби, элиту…

Александр Савенко: В университет.

Максим Костиков: В университет имени Явлинского – сидят там почетными пенсионерами.

Александр Савенко: Поскольку Совета Федерации нет, как было сказано на съезде.

Максим Костиков: Этот был путь. Вам четко показали – что этот путь для них неприемлем: путь конфликта, путь противостояния с администрацией президента, путь реальной борьбы, а не квазиборьбы, неприемлем. Для нас удобен Коля Рыбаков, который будет ходить на федеральные эфиры грушей для битья: его же там периодически целый год туда пускали. Вас ни разу не пустили – а почему там все время Николай Рыбаков был в качестве спикера, которого кремлевские пропагандисты шлёпали? Вот вы ответьте: вы себя видите дальше в этой конструкции? Вы хотите там переломить эту ситуацию?

Лев Шлосберг: Да, хочу. Да, хочу переломить. И могу сказать, на что я буду опираться в дальнейшем. Ключевой вопрос – это работа с региональными организациями. Я могу сказать открыто и публично: никакого физического, материального, административного ресурса посетить 49 региональных организаций «ЯБЛОКА», как это сделал Рыбаков, у меня не было. Я ездил в том числе на межрегиональные семинары, я не считал, сколько представителей регионов принимало участие в них, но это не посещение 49 региональных столиц. Это, безусловно, очень важный бонус, который позволил Рыбакову лично познакомиться с будущими делегатами съезда, более того, обсудить с региональными организациями, кто именно будет делегатом съезда: это обсуждалось совершенно открыто – и это не тайна…

Максим Костиков: Ну понятно, это аппаратная победа называется.

Лев Шлосберг: Это классическая, квалифицированная, профессиональная аппаратная победа. Это совершенно понятно, об этом можно говорить в эфире. Это не есть разгром партии «ЯБЛОКО», это победа во внутрипартийной борьбе. В этом смысле во внутрипартийной аппаратной борьбе я потерпел поражение.

Но важное обстоятельство заключается в том, что дискуссия после выборов председателя партии в партии не завершена. У нас произошла парадоксальная ситуация: дискуссия обострилась после выборов председателя партии. Обострилась в связи с тем, что многие только на съезде и даже после съезда поняли, что произошло с Эмилией Эдгардовной.

Максим Костиков: Поляризация такая произошла, да.

Лев Шлосберг: Да. Поняли, что произошло с Эмилией Эдгардовной Слабуновой.

Максим Костиков: И вопрос здесь уже не с фамилиями.

Лев Шлосберг: Да.

Максим Костиков: Здесь вопрос в выборе пути.

Лев Шлосберг: Здесь вопрос в выборе пути, и именно сейчас в «ЯБЛОКЕ» открылась дискуссия, именно сейчас! Парадоксальность заключается в том, что дискуссия обострилась не перед съездом, который прошел под сурдинку, а после съезда в качестве осмысления последствий внутри партии. Не внутри 135 человек, избранных делегатами, а внутри партии началась серьезная дискуссия, и она ориентирована на 2021 года, на выборы в Госдуму – именно на это.

Александр Савенко: Возьмите, пожалуйста, наушники: у нас звонок радиослушателя. Вы в прямом эфире, представьтесь – и ваш вопрос Льву Шлосбергу.

Радиослушатель_1: Здравствуйте, меня зовут Евгений. Значит, вопрос о выборах непосредственно и о внешнеполитической ситуации в Псковской области. Я наслышан о многих распрях, о передаче Печорского района Эстонии – как вы к этому относитесь? И второй вопрос: будет ли участвовать партия «ЯБЛОКО» в выборах Печорского района?

Александр Савенко: Спасибо.

Лев Шлосберг: Евгений, спасибо большое за ваш вопрос.

Максим Костиков: Речь идет о том, что было недавно: со стороны ряда эстонских политиков вновь поднимался вопрос о соблюдении норм Тартуского мирного договора о том, что Печоры должны были принадлежать Эстонской Республике. Недавно Михаил Ведерников им уже ответил в стиле…

Александр Савенко: Да, он дал достаточно жесткий и остроумный ответ: готов провести экскурсию, побыть на льду известного водоема…

Лев Шлосберг: Давайте я отвечу Евгению, коллеги. Первое: Евгений, партия «ЯБЛОКО» готовится к выборам главы Печорского района, выборы состоятся в мае 2020 года. Мы готовимся к этим выборам.

Что касается обострения разговоров о ситуации с российско-эстонской границей, то это ситуация внутриэстонской политической борьбы, которая не прекращается.

Другое дело – у нас есть проблема, и очень серьезная проблема – российская: у нас две трети жителей Печорского района имеют второй паспорт, не могут быть избранными никуда – ни в органы государственной власти, ни в органы местного самоуправления, не могут быть членами избирательных комиссий, не могут находиться на государственной и муниципальной службе, эти люди поражены в избирательных правах.

Мне кажется, приоритетной задачей России и Эстонии является сейчас заключение двустороннего договора, который предусмотрен российским федеральным законом «О местном самоуправлении» о признании в Эстонии российского гражданского, в России – эстонского гражданства для того, чтобы наделить этих людей пассивным избирательным правом.

В Печорском районе колоссальная проблема с формированием депутатского состава представительных органов местного самоуправления, с доступом людей к государственной службе и к муниципальной службе, потому что почти 12 тысяч человек, по данным Миграционной службы России, обладает вторым паспортом. И это не враги России – это граждане России, которые в силу истории своей семьи и личных обстоятельств имели право на эстонское гражданство и получили его.

Тот факт, что эти люди исключены из легальной политической жизни, кроме как через активное избирательное право, право избирать, – это большая российская проблема, колоссальная российская проблема. Ее нужно решать в диалоге с Эстонской Республикой. Как мне представляется, если бы сейчас оба государства – и Эстония, и Россия – переключили фокус своего внимания с не имеющего политических перспектив разговора о восстановлении границ Эстонии в рамках Тартуского мирного договора, а переключились бы на максимальную реализацию прав граждан России, живущих в Эстонии, и граждан Эстонии, живущих в России, это создало бы реальную границу дружбы между Россией и Эстонией и существенно помогло защитить и политические, а по большому счету социально-экономические права граждан.

Но на этом пути сейчас тупик, движения нет, хотя должен сказать, что нынешний президент Эстонии госпожа Керсти Кальюлайд выглядит исключительно договороспособным политиком и, как мне представляется, она в состоянии достичь этого компромисса, более того, она показывает, что готова быть самостоятельным политическим лидером среди стран Балтии, то есть вести в отношениях с Россией собственную политическую линию Эстонии, отвечающую интересам Эстонской Республики.

Максим Костиков: Давайте не будем удаляться в эстонскую политику.

Лев Шлосберг: Давайте вернемся к российской.

Максим Костиков: Просто, может быть, не очень четко вы ответили на этот вопрос. Все-таки вот скажите, существует, на ваш взгляд, эта проблема территориальных претензий?

Лев Шлосберг: Она существует объективно до тех пор, пока Эстония заявляет о необходимости восстановления границ по Тартускому мирному договору. Эта проблема существует. Достаточно заявления одной стороны отношений, чтобы признать, что проблема существует.

Максим Костиков: Ну а как, на ваш взгляд, должны на это реагировать российские власти?

Лев Шлосберг: Спокойно.

Максим Костиков: Вот так, как Владимир Путин, там, про ослиные уши и?..

Лев Шлосберг: Я противник того, чтобы в международном диалоге участвовали ослиные уши. Мне кажется, для президента России это неприемлемая лексика. Я абсолютно убежден в том, что все разговоры о восстановлении Эстонии в границах Тартуского мирного договора – это факт внутриэстонской политической жизни. К этому нужно относиться спокойно и не воспринимать это как атаку войск НАТО на Россию.

Максим Костиков: Понятно, спасибо. Вернемся к теме нашей беседы. 56-73-72 – наш телефон в студии.

Александр Савенко: У нас сегодня в студии Лев Шлосберг – давайте напомним это.

Максим Костиков: Да, у нас сегодня Лев Шлосберг, лидер партии «ЯБЛОКО», в Псковской области пока. У меня вопрос. Возвращаясь к итогам съезда: многие обвиняют сегодня Григория Явлинского и партийную элиту, как вы назвали, в том, что они ориентируются на установки администрации президента, что они выбрали кандидата на пост председателя того, который выгоден и…

Александр Савенко: Удобен.

Максим Костиков: Удобен администрации президента, который будет отыгрывать свою роль в кампании 2021 года. Вот вам уже задавали, я знаю, на федеральном «Эхе» прямой вопрос: ходит ли Григорий Явлинский на инструктаж на Старую площадь?

Лев Шлосберг: Не ходит.

Максим Костиков: Вот вы в эфире федерального «Эха» конкретно не ответили.

Лев Шлосберг: Не ходит. Явлинский не ходит ни на какие инструктажи. У Явлинского есть свой формат встреч с Путиным как лидера федеральной партии, который вместе с Путиным участвует в российской политике с 1990-х годов. У них есть свои индивидуальные встречи. Я точно могу сказать, что это не является инструктажем Путина Явлинскому, что делать с партией «ЯБЛОКО». Это встречи, на которых обсуждаются наиболее актуальные вопросы российской и в последнее время международной политики, в частности…

Максим Костиков: То есть это не установка – это, скажем так, внутреннее ощущение (условно назовем это нашим журналистским языком: самоцензура), то есть: «Ну, ребята, а вот давайте не будем рисковать, давайте выберем менее такой конфликтно-рискованный вариант, да? А то можно попасть и под санкции Минюста».

Лев Шлосберг: Под санкции Минюста можно попасть всем и всегда, притом по любому поводу. Вы за минуту до этих санкций не догадаетесь, что они через минуту будут.

Моё мнение заключается в том, что причины того, что Григорий Алексеевич Явлинский симпатизировал Николаю Рыбакову и, я уверен, голосовал за его кандидатуру на выборах, хотя это тайное голосование и никто не обязан его озвучивать, заключается в том, что Явлинский много работал с Рыбаковым рядом, он к нему привык, это для него комфортный человек и, как всякий живой человек, он выбирает комфортную ситуацию рядом с собой. То есть этот выбор, в моем понимании, в большей степени человеческий, чем политический. Удобно работать с Николаем Игоревичем Рыбаковым, просто удобно, привыкли, находится рядом. Приезжает человек из Пскова, с которым отношения являются дистанционными, хотя мы знакомы с Явлинским с 1994 года, то есть мы познакомились с ним раньше, чем он познакомился с Рыбаковым.

Александр Савенко: Приезжает человек из Пскова и нагло с трибуны говорит: «Давайте у нас будет тандем с Григорием Алексеевичем Явлинским, будем вдвоем. Я принесу деньги в партию».

Лев Шлосберг: Не нагло, а вежливо, вежливо!

Максим Костиков: Я вчера, Лев Маркович, в эфире нашей программы «Сообразим на троих» рассказал такую фразу (я считаю, что она очень правильная), потому что вы боролись-то не за пост.

Лев Шлосберг: Костиков цитирует Костикова.

Максим Костиков: Костикова, да. Повторю ее еще раз специально для вас.

Лев Шлосберг: Давайте.

Максим Костиков: Что вы-то боролись не за пост председателя, вы боролись за пост Григория Явлинского, потому что представили двух Львов…

Лев Шлосберг: У Явлинского нет поста – у Явлинского есть место.

Максим Костиков: Вот за эту роль, скажем так, за роль кормчего, понимаете? Потому что мы же прекрасно понимаем, что Эмилия Слабунова, Николай Рыбаков – это не более чем…

Александр Савенко: Проводники курса.

Максим Костиков: Проводники курса, да? Это, в общем, управляемая демократия, скажем так, говоря, опять же, языком господина Суркова. А ваш приход привел бы к тому, что действительно Григорий Алексеевич превратился бы в политического пенсионера. Вот в этом-то…

Лев Шлосберг: Не так.

Максим Костиков: Но мы считаем, что так.

Лев Шлосберг: Нет, слушайте. У нас же не управляемая демократия: вы высказываетесь, я высказываюсь, и мы обсуждаем.

Максим Костиков: Да, давайте, а то там звонок нас ждет.

Лев Шлосберг: Я считаю, что мой приход мог привести к тому, что во главе партии «ЯБЛОКО» могло оказаться два лидера. Я об этом сказал прямо съезду – и я действительно так считаю. Соответственно, вопрос не в должности председателя – вопрос в роли человека внутри партии.

Максим Костиков: Я же вам об этом и говорю!

Лев Шлосберг: Вопрос в роли человека внутри партии, поэтому должность председателя в этом смысле является вторичной.

Максим Костиков: Конечно! А Григорий Явлинский не хочет, чтобы рядом с ним как лидером был еще кто-то. Вот тут расклад…

Лев Шлосберг: Может быть, он еще думает на эту тему, может быть, он еще не готов к тандему.

Максим Костиков: А, ну подождем четыре года, да. Через четыре года время покажет.

Лев Шлосберг: Возможно, ситуация прояснится раньше, потому что выборы 2021 года – это как раз вопрос о лидерстве в партии тоже. Кому-то нужно нести партию на своих плечах: нужно вытаскивать список, нужно проходить в парламент.

Максим Костиков: Посмотрим.

Лев Шлосберг: Я вас уверяю, если «ЯБЛОКО» приходит в парламент, никому не будет интересно, важно и актуально, кто председатель партии, кто глава политкомитета, всех будет интересовать одно: о, появились депутаты! Спустя столько лет, с 2003 года, спустя 18 лет появились депутаты партии «ЯБЛОКО» в Государственной Думе. Никого не будет интересовать, если «ЯБЛОКО» в декабре 2019 года…

Максим Костиков: Сейчас они появились в Мосгордуме – посмотрим.

Лев Шлосберг: Это тоже интересная тема для разговора. Давайте ответим на вопрос радиослушателя.

Александр Савенко: Да, давайте вернемся к разговору о выборах 2021 года после звонка радиослушателя.

Лев Шлосберг: Я на связи, слушаю радиослушателя.

Александр Савенко: Да, вы в прямом эфире, представьтесь – и ваш вопрос.

Радиослушатель_2: Здравствуйте, это Владимир, слушатель. У меня даже не вопрос. У меня, в общем-то, довольно просто.

Александр Савенко: Покороче, если только можно.

Радиослушатель_2: Два момента. Первое: если бы Шлосберг возглавил партию – это была бы одна сторона, а раз он её не возглавил, получается, что администрация президента рулит партией. Рейтинг – минус. И второе: значит, вчера, в общем-то, я даже не знал, кто такой Рыбаков; вчера посмотрел его. На Первом канале, вернее, на втором он в программе у Соловьева – это было жалкое зрелище: Соловьев его так оттоптал, и рейтинг партии, в общем-то, упал ниже плинтуса.

Александр Савенко: Ваше мнение понятно, спасибо!

Радиослушатель_2: Нет, я хочу сказать: ну скажите вы там ему, чтобы они не ходили на эти передачи. Так просто нельзя!

Максим Костиков: Пожелание ваше понятно, спасибо!

Александр Савенко: Да, спасибо огромное! Я бы тут буквально добавил, Лев Маркович: вы же благодаря съезду и выборам председателя партии спустя столько лет попали в эфир «России 1» это такое событие, да?

Лев Шлосберг: Да, слушайте, это была картина! Можно я отвечу Владимиру? Это важно: вдруг он уйдет со связи? И потом скажу про «Россию 1».

Александр Савенко: Да, конечно.

Лев Шлосберг: Я являюсь категорическим противником ходить ко всяким вечерним М. в эфире, во всякие «60 минут» – вот в те эфиры, целью которых является показать людям собачник и в этом собачнике одна из собак представляет партию «ЯБЛОКО».

Александр Савенко: Еще такая маленькая, которую можно кусать, топтать.

Лев Шлосберг: Это другой вопрос, это не важно. Бывают собачки для битья, специально заводимые. Я категорический противник такого рода форматов. Если вы уважаете наших избирателей и нас, мы готовы с вами говорить. У меня были один-два звонка из компании «НТВ» в течение уходящего года: мне предлагали (я даже не помню, как у них называется этот формат) в этом поучаствовать. Я сообщал, что я в таких эфирах не участвую по санитарно-гигиеническим соображениям.

Поэтому если бы позвали к Соловьеву и к Толстому, я бы не пошел, потому что так нельзя, это неуважение к себе и к партии. И Николаю Рыбакову я говорил, что на такие эфиры ходить нельзя: это дискредитирует нас. Но каждый имеет право принимать своё решение.

Что касается «России 1», это был совершенно неожиданный момент: пауза в съезде, перерыв, ко мне подходит журналист, говорит: «Канал «Россия 1», мы хотим взять у вас комментарий». Но, как вы понимаете, «Россия 1»: когда я последний раз был на «России 1» (кажется, это был сентябрь 2015 года), я там был враг народа, и все помнят этот замечательный (кто видел – помнит) сюжет.

Александр Савенко: Вы потом судились по нему достаточно долго.

Лев Шлосберг: Да, совершенно верно. И в тот момент, когда я давал этот комментарий (а он был в процессе записи достаточно большой: минут 5-6 мы говорили с журналистом), несколько десятков делегатов съезда…

Александр Савенко: Фотографировали.

Лев Шлосберг: Да, встали вокруг и пытались понять, что это происходит: стоит человек с микрофоном «России 1» и берет интервью понятно у кого. Кстати говоря, как мне сказали (я не смотрел сам, мне сказали об этом фрагменте), что кусочек, который был со мной, вышел вполне корректно: там фраза, которая была взята из прямой речи, даже, кажется, показали газету с высказыванием Звягинцева в мою поддержку.

Александр Савенко: Безусловно! Я это видел: все это было показано, да.

Лев Шлосберг: Ну что сказать? «Россия 1» приехала, показала кусочек «ЯБЛОКА» по федеральному каналу – это хорошо. В этом смысле хорошо: нас не затаптывали, нас показали чуть-чуть, но нас показали – это нормально.

Максим Костиков: Хорошо. Лев Маркович, давайте вернемся, собственно говоря, от федеральной повестки к повестке региональной.

Лев Шлосберг: Вернемся.

Максим Костиков: Вот скажите, как вы считаете: как ваш… Вы не хотите называть это фиаско – назовем это…

Лев Шлосберг: Это вы в вашем эфире день за днем повторяете: фиаско, фиаско, фиаско – это такое ощущение будто: «Пиастры, пиастры, пиастры!» Не будет так, не будет фиаско, не будет таких пиастров.

Максим Костиков: Хорошо, скажем так, ваш неудачный поход на пост председателя (назову это более корректно)…

Лев Шлосберг: Спасибо, Максим.

Максим Костиков: Вот как вы считаете, насколько это отразится на позициях «ЯБЛОКА» в регионе? Ведь все-таки у вас было достаточно много достижений за последний год (мы еще об этом, если успеем, поговорим). Вот как это сегодня отразится в том числе на, допустим, главах районов, которые избраны при вашей поддержке? Они, может быть, рассчитывали, что вы сейчас станете лидером всероссийской партии, будете ходить на встречи с Путиным.

Лев Шлосберг: Ответ есть, Максим: псковская команда глубоко счастлива, что я никуда не уехал. Это мнение абсолютного большинства членов команды: они высказывали мне его до съезда, они высказывали мне его на съезде, те, кто принимал участие, и после съезда.

Максим Костиков: То есть никаких центробежных движений, там: «Ах, Шлосберг не председатель – значит, мы пошли в КПРФ».

Лев Шлосберг: Нет. Могу сказать совершенно точно: команду радует, что я остался здесь, что мы находимся на постоянной связи, рядом, потому что работа идет в ежедневном режиме. Могу сказать совершенно точно: расстройства от того, что меня не избрали председателем «ЯБЛОКА», в Псковской области нет.

Максим Костиков: Ясно. Я сейчас немножко не совсем про внутренний климат, а, скажем так, про влияние и позиции, да?

Лев Шлосберг: Я понял вопрос.

Максим Костиков: Потому что до этого, может быть, некоторые ожидали, что вы все-таки станете председателем партии. Как это отразится на внутриполитической борьбе, на взаимоотношениях с администрацией области?

Лев Шлосберг: На мой взгляд, принципиально не изменилось ничего. Мы видим, что администрация Псковской области не смирилась со своими поражениями и нашими достижениями 2019 года. Мы видим много публичной, в том числе недобросовестной, и еще больше непубличной работы, направленной против наших глав районов.

Мы ведем диалог с администрацией области и в рамках бюджетного процесса, и в рамках политического диалога. Нам всё абсолютно понятно, в том числе в контексте последних (но чувствую, что не последних) кадровых назначений в администрации области, когда на работу приходят люди, которые, на мой взгляд, не должны состоять на государственной службе: они могут заниматься частным бизнесом и оказывать те или иные специфические, назову прямо так, услуги, но на государственной службе такие люди работать не должны.

Тем не менее, они приняты на государственную службу. Об этом мы будем говорить с тем человеком, который принял их на работу. Это нормальный политический диалог. Насколько он останется (этот диалог) в рамках цивилизованной политики, покажут дальнейшие события. Мы не ослабели в связи с моим неизбранием на должность председателя партии, мы остались здесь в прежнем формате.

У меня было уже после съезда несколько разговоров внутри областного Собрания – люди говорят: «Лев, все нормально. Мы же понимаем: ты не скажешь – никто не скажет. Поэтому ты здесь, рядом – всё нормально».

Все понимают, что для страны в целом – не для партии «ЯБЛОКО», а в том числе для партии «ЯБЛОКО» – ключевыми событиями будут события 2021 года и 2024 года. Всё остальное, в том числе внутрипартийные выборы, является второстепенным на этом пути. Поэтому я спокойно продолжаю работу по возвращению партии «ЯБЛОКО» в Государственную Думу, и я уверен, что для многих избирателей партии «ЯБЛОКО» моё участие в этих выборах будет определяющим для того, чтобы отдать голос партии «ЯБЛОКО».

Александр Савенко: Вернемся мы к разговору о 20-х годах после звонка радиослушателя. Возьмите, пожалуйста, наушники. Вы в прямом эфире, представьтесь – и ваш вопрос Льву Шлосбергу.

Радиослушатель_3: Добрый день, меня зовут Николай. Лев Маркович, вот раньше «Единая Россия» очень успешно использовала на выборах малую явку, теперь вы научились это использовать и побеждаете «Единую Россию» тоже за счет малой явки. Проигрывают в данном случае только граждане – партии там все в выигрыше. Значит, вот такие выборы прямые глав муниципалитетов не годятся: нужно выборы только там, где большая явка. Значит, надо вводить, наверно, графу «Против всех» и порог явки. Выборы не состоялись, народ не захотел выбирать – значит, назначения губернатором глав муниципалитетов. Вот такой порядок – да! Я за такие прямые выборы. А то, что вы предлагаете при этой ситуации, это, извините, путь в никуда. Спасибо.

Александр Савенко: Спасибо.

Лев Шлосберг: Николай, спасибо большое за ваш звонок. Мне показалось, что это был Николай Федорович, но если я ошибся, я извиняюсь. Я отвечу на все четыре вопроса, которые вы задали.

Первое: меня абсолютно впечатлило заявление о том, что мы научились выигрывать при малой явке. Уважаемый Николай, там, где главы районов избраны от «ЯБЛОКА», явка превысила 50%. 50% – какая малая явка?! Наше участие в выборах добавляет явке от 10 до 15 % в каждом муниципалитете. В Дновском районе средняя явка на выборы – 30-32 %, ниже, чем в Дно, только в Великих Луках явка. Но участвует в выборах Михаил Шауркин от «ЯБЛОКА» – и явка составляет почти 50% без полутора процентов. Мы повышаем явку на 50% от среднего уровня самим участием наших кандидатов.

Наша ставка – на активизацию участия избирателей. То есть то, что вы сказали, полностью – вот просто полностью, до каждого знака – не соответствует действительности. Проверьте, пожалуйста, ваши источники: вы просто сказали неправду.

Что касается прямых выборов мэра, я хочу порадовать избирателей Пскова и Великих Лук: на очередной сессии 24 декабря Псковское областное Собрание депутатов рассмотрит законопроект, внесенный уже двумя депутатами областного Собрания – Артуром Гайдуком и мной, о возвращении прямых выборов глав городов.

Максим Костиков: Ну да, пятая ваша попытка.

Александр Савенко: Попытка номер пять называется.

Лев Шлосберг: Да, попытка номер пять (хочу сказать, мне очень нравится эта цифра). И мы уверены, что число голосов, поданных в поддержку этого законопроекта, будет больше, чем раньше. Соответственно, мы продолжаем выполнять свои обязательства перед избирателями Пскова и Великих Лук – и эта последовательность тоже важна.

Что касается голосования против всех, я считаю, что голосование против всех должно быть включено во все мажоритарные бюллетени там, где избираются люди по одномандатным избирательным округам. То есть если ты не видишь человека, которого ты поддерживаешь, у тебя есть возможность проголосовать против всех.

Я противник голосования против всех там, где в бюллетене находятся списки политических партий, потому что партия представляет различные спектры политических взглядов и тот или другой будет более близок избирателю. То есть мне кажется, что нужно разделять списочные выборы и мажоритарные.

Что касается порога явки «если нет порога явки – вот вам назначение», это грубейшее, просто демонстративное нарушение конституционных основ государства, это отказ от выборов, это означает растоптать активное избирательное право людей, которые пришли на выборы, сказать этим людям: «Люди, вас было недостаточно, вы никто, вас пришло 20%, а у нас порог явки, допустим, 30%, и ваш голос не имеет никакого значения», – это значит влепить тысячам людей пощечину, публично. Такого быть категорически не должно.

Система назначения глав районов губернаторами существует. Она показала во всех регионах, где она применяется, что в этой ситуации главы муниципальных образований абсолютно равнодушны к нуждам жителей, у них один избиратель, и сидит он в административной столице. Поэтому, Николай, ни по одному из пунктов, которые вы сказали, я с вами согласиться не могу.

Максим Костиков: Лев Маркович, давайте поговорим об итогах года, все-таки год действительно заканчивается. Год для вас был, я бы сказал, жирным, вы достигли…

Лев Шлосберг: Теперь это называется «жирным»! Хорошо, буду знать.

Максим Костиков: Ну да, все-таки плюс один депутат областного Собрания и три главы района.

Лев Шлосберг: И еще депутат районного Собрания в одномандатном округе в Дно, второй депутат.

Максим Костиков: Да, поэтому я думаю, что многие оппозиционные партии…

Александр Савенко: Все оппозиционные партии.

Максим Костиков: Очень хотели бы таких результатов за год – тут вот вам мы вынуждены сделать комплимент.

Лев Шлосберг: Вынуждены? Записываю: «Эхо Москвы» вынуждено сделать комплимент «ЯБЛОКУ».

Максим Костиков: Поэтому давайте поговорим об этом.

Лев Шлосберг: Давайте.

Максим Костиков: Как вы все-таки считаете, это победа «ЯБЛОКА» или все-таки это проигрыш системы?

Лев Шлосберг: Система сделала востребованными оппозиционных политиков и альтернативные политические программы. Совершенно очевидно, что система не работает на представительство общества и везде, где появляется альтернатива, появляется альтернативное голосование. Мы видим, что ветер перемен существует в нашей стране: значение выборов вырастает, желание изменить политическое устройство страны растёт на глазах.

Вопрос – как этим пользоваться, как сделать так, чтобы это был ветер дул в наши паруса. Мы этим пользоваться научились. Выборы глав районов, выборы депутатов – это выборы широкой команды Псковского «ЯБЛОКА». У нас из трех избранных в этом году глав районов двое – члены партии (Светлана Василькова и Софья Пугачева), один глава района – Михаил Шауркин – беспартийный человек, но это все широкая команда Псковского «ЯБЛОКА».

Мы в этом году смогли сделать одну очень важную для нас вещь (и впервые мы её сделали): мы обеспечили все районы, где мы участвовали в выборах, наблюдением за счёт местных людей. То есть помощь со стороны Петербурга, которая стала уже для нас традиционной (в частности, в Гдовском районе на выборах главы района, в 2017 году на выборах депутатов районных собраний), – в этом году эта помощь была минимальной, «гостевые» члены комиссии с правом совещательного голоса были только в территориальных комиссиях, наблюдение на участках по два, а местами по три человека было обеспечено за счёт местного ресурса. Такой активизации местных жителей мы раньше никогда не достигали.

Во многом это помогло обеспечить результаты на выборах, когда та же самая участковая комиссия в Жадрицах в Новоржевском районе, на которую давили несколько часов, просто настаивая на переписывании протокола, сказала: «Мы не будем переписывать. У нас всё честно. Мы честно посчитали: у Пугачевой плюс 70 с лишним голосов. Да, мы понимаем, что этот протокол дает ей победу на выборах. Мы не будем ничего менять». Соответственно, этот десятый протокол и был для нас победным.

Мы видим, что сейчас система не готова к избранию альтернативных лидеров и глав исполнительной власти. Непонятно, какую систему диалога готова установить администрация области с главами, избранными не от «Единой России».

Для нас было принципиально важно, что губернатор покажет всей области, что он готов в равной степени общаться с главами районов, избранных от разных партий. Возможно, Михаил Юрьевич ещё не готов к такому формату общения. Но жизнь сейчас так устроена, что политик, избегающий общения с другими политиками, проигрывает: он проигрывает в общественном мнении – и в итоге он проигрывает политику.

Поэтому мы будем делать все для того, чтобы наши главы исполнительной власти, и ранее избранные, и избранные в этом году, находились в нормальном, конструктивном, спокойном диалоге и с администрацией области, и с губернатором, и с органами исполнительной власти.

А учитывая то, что в Псковской области второй год подряд идет перестройка всех органов исполнительной власти и каждая смена руководящего чиновника приводит к существенному изменению стилистики и содержания работы органов исполнительной власти, я как депутат начинаю работать челноком: я пытаюсь понять, как теперь работает эта машина. Сменился руководитель в дорожном комитете – как теперь работает дорожный комитет? Сменился руководитель в комитете здравоохранения и фармации – как теперь работает этот комитет? Потому что очень многое зависит от руководителя. Я помогаю нашим главам установить прямые конструктивные отношения с органами исполнительной власти Псковской области, и это получается.

Максим Костиков: Но вот судя по тому, какой идет информационный накат на ваших глав, и судя по тем публикациям… Мы, к сожалению, не владеем там реальной ситуацией в районах, может быть, где-то я сужу по публикациям в официальных СМИ и в телеграм-каналах этих СМИ, и там, в общем-то, мы наблюдаем в режиме онлайн – фактически такое впечатление, что там, не знаю, в Новоржевском районе уже какой-то политический кризис, стихийное бедствие и дровяные какие-то задержки.

Лев Шлосберг: В Новоржевском районе по сравнению с двумя предшествующими годами Михаила Пашкова больше запас дров и больше запас угля. Новоржевский район готов к отопительному сезону в лучшей степени, чем все предшествующие годы руководителя, избранного от «Единой России». Хочу напомнить, что эти абсолютно недостоверные слухи первыми были распущены с участием СМИ, принадлежащих группе Евгения Пригожина, – этого достаточно для того, чтобы понять и запах, и вкус этой информации.

Все, располагающие реальной информацией в Новоржевском районе, знают: все 14 котельных работают, все обеспечены дровами и углём, идет бесперебойная подача электричества в эти котельные. Хочу вам сказать (об этом знают не все): район подготовил проект бюджета на будущий год с профицитом около двух миллионов рублей – всего три района Псковской области смогли сверстать бюджет с профицитом. То есть район полностью находится в стабильной ситуации.

Вчера на сессии депутатов Новоржевского районного Собрания депутаты возмущенно выступили против тех депутатов от «Единой России», которые вляпались вот в эти информационные помойки и дали заведомо недобросовестные комментарии о положении дел в районе. Пикантность заключается в том, что одним из этих комментаторов был депутат от «Единой России» – предприниматель, который фактически сорвал выполнение муниципального контракта по грейдированию дорог и то, что эти дороги находятся в некачественном состоянии (грейдирование было летом, когда Пугачева не была еще главой района), теперь ей вменяется, мол «вот у вас такая-то дорога некачественно отгрейдирована».

Совершенно очевидно, что большинство депутатов Новоржевского районного Собрания не собираются вести войну с Софьей Пугачевой. Совершенно очевидно, что люди понимают, что она ответственная и профессионально подходит к своей работе, она открыта для общения, нет срыва ни одного бюджетного обязательства – ни по заработной плате, ни по хозяйственным работам.

Сейчас идет проверка прокуратуры по доносу, поступившему в прокуратуру о якобы отсутствии дров: прокуратура пришла на эти склады, дрова сфотографировала, расчет запаса дров приняла – никакой угрозы срыва отопительного сезона нет. Для нас очень показательно, что в кампании травли главы Новоржевского района Софьи Пугачевой участвуют СМИ, о репутации которых говорить невозможно ввиду её биологического отсутствия.

Да, у нас период серьезных испытаний, мы к этому периоду относимся именно как к периоду испытаний. Хочу сказать: всё, что сейчас происходит с главами районов Псковской области, избранными от «ЯБЛОКА», находится под контролем не только в Пскове, это не является внутренним псковским хозяйским процессом. Мы не на задворках скотского хутора, мы находимся в российской политике, поэтому все эти попытки, все эти недобросовестные усилия мониторятся и отслеживаются.

Ответы на них даются в спокойном квалифицированном режиме, притом отметьте (я думаю, что это все видят), мы ни разу не сорвались ни на крик, ни на ответные обвинения, мы спокойно по каждому эпизоду уточняем фактическое положение дел. Нам говорят: «Дров меньше», – а мы объясняем, что больше, показываем цифру. Говорят: «Угля меньше», – объясняем: «Угля больше».

Максим Костиков: Тут я единственное что бы сказал, что, судя по, допустим, публикациям в газете «Псковская губерния», которая, конечно, не связана непосредственно с партией «ЯБЛОКО» официально, но является выразителем и рупором и вашим, и «ЯБЛОКА», там-то как раз это все напоминает перебранку между официозными СМИ, которые, в общем, нападают на главу Новоржевского района, а в ответку идет то же самое в газете «Псковская губерния» в её телеграм-канале: «А что это вы на Новоржев? Посмотрите, какой у вас в Пушкинских Горах вор и преступник!» И вот это все такое на уровне детского переплевывания.

Александр Савенко: Да ладно детское переплевывание! Раньше, мне кажется, еще как-то пытались предстать в образе независимого СМИ – сейчас карты раскрыты: «Да, совершенно очевидно, в чьих интересах мы работаем».

Лев Шлосберг: Так, коллеги, совершенно неожиданная для меня тема.

Максим Костиков: Это же элемент политической борьбы.

Лев Шлосберг: Друзья, вы меня впечатлили, честно. Разные аспекты обсуждения есть, но здесь вы меня удивили. Коллеги, газета «Псковская губерния» не аффилирована с псковским «ЯБЛОКОМ»…

Максим Костиков: Да мы знаем!

Лев Шлосберг: Погодите-погодите! С января 2015 года. Я не редактор, не учредитель, не собственник, не директор, не издатель, то есть не занимаю никакие должности. Денис Камалягин – полностью самостоятельный медийный человек.

Максим Костиков: Ну, пригожинские СМИ тоже не аффилированы с администрацией Псковской области, я вам так скажу.

Лев Шлосберг: Только их представители работают в администрации Псковской области, а Денис Камалягин является беспартийным человеком и в «ЯБЛОКЕ» не работает.

Еще важная вещь: отдельное сообщество, которому в том числе и «Эхо Москвы», и «Псковская лента новостей» уделяли внимание, – это сообщество телеграм-каналов. Это авторские медиа, каждый телеграм-канал – это авторское медиа. Телеграм-канал «Псковской губернии» и газета «Псковская губерния», мягко говоря, не во всем пересекаются. Телеграм-каналы для того и предназначены, чтобы их авторы вели дискуссию с другими телеграм-каналами, они на этом поднимаются, формируют свою аудиторию.

Я не вижу никаких проблем, что владелец телеграм-канала «Псковская губерния» Денис Камалягин (это фактически его личное СМИ – телеграм-канал, он лично его ведет, это не тайна, он этого не скрывает) ведет ту информационную политику, которую он считает нужным вести. Никаких обсуждений на эту тему между ним и мной вообще не происходит.

Я могу гарантировать всем жителям Псковской области, читающим «Псковскую губернию» в любом её виде, что редакция полностью автономна от политической организации. «ЯБЛОКО» занимает свою самостоятельную позицию.

Я не помню, когда последний раз (наверно, в 2014 году, когда я был еще директором газеты) я мог обсуждать с журналистами, в том числе с редактором, редакционную политику. Всё! У нас так принято: ушёл – значит, ушёл. Если позиция Дениса Камалягина в диалоге с официальными СМИ, официальными и неофициальными телеграм-каналами, участниками политического процесса воспринимается как позиция поддержки в данной ситуации Софьи Пугачевой…

Максим Костиков: Естественно, это иногда воспринимается так абсолютно всеми.

Лев Шлосберг: Денис имеет право так писать, а люди имеют право так воспринимать. Но никакого влияния на редакционную политику «Псковской губернии», в отличие от газеты «Гражданинъ», которая находится в собственности Псковского «ЯБЛОКА» и я ее главный редактор, партия не имеет. Поэтому партийная пресса – отдельно, независимая пресса – отдельно. Если есть желание обсудить с Денисом телеграм-канал «Псковской губернии», он прилетит сюда со скоростью света. Вы сядете втроем, сообразите на троих, накатите что-нибудь свободное, и у вас будет счастье.

Максим Костиков: Ну, счастья у нас не будет, потому что, собственно говоря, мы-то против черно-белого отображения мира: мы считаем, что мир все-таки разноцветен. Но у Дениса Камалягина в этом плане только существует черная и белая точка зрения, и диалог с ним крайне сложен даже в рамках нашего эфира. Давайте вернемся к итогам…

Лев Шлосберг: Друзья, честно скажу, мы с вами совершенно неожиданно в редакции СМИ перешли к обсуждению СМИ.

Максим Костиков: Эти все равно СМИ, как бы вы ни хотели, ассоциируются с вами, ассоциируются с партией «ЯБЛОКО».

Лев Шлосберг: Я был 12 лет главным редактором, простите!

Максим Костиков: Да. Тот же Денис неоднократно нам говорил (надо отдать ему должное, что он сам: сам великий, сам все рулит), но мы-то все равно наблюдаем за теми установками, которые есть, поэтому давайте оставим эту тему, вернемся к СМИ.

Лев Шлосберг: Установок нет, Максим! Давайте о политике.

Максим Костиков: Да, конечно, и Явлинскому тоже установок никто не дает, хоть нам про это рассказывали. Давайте про итоги года.

Лев Шлосберг: Давайте.

Максим Костиков: Остается буквально пять минут. На ваш взгляд, какие основные события, знаковые для региона (мы сейчас говорим даже не про партию «ЯБЛОКО») произошли в этом году? Какие, может быть, тенденции вы бы выделили? Какие результаты и последствия?

Лев Шлосберг: Для Псковской области ключевое политическое событие в этом году – это формирование регионального политического стиля администрации Михаила Ведерникова.

Максим Костиков: Вот это интересно.

Лев Шлосберг: Он сформировался именно в этом году. Он находится в процессе формирования, но он всё более явный. Я вижу в этом стиле минимальное стремление к компромиссу и диалогу, вижу стремление к достаточно ультимативному общению с людьми, которые по тем или иным причинам не устраивают администрацию.

Я вижу в этом очень тревожный симптом, потому что сегодня в псковской элите водораздел во многом начинает проходить уже не между политическими партиями, а по всем известному принципу: есть местные люди и есть пришедшие, чужие люди, свои и чужие. И сегодня диалог внутри своих намного более уважителен и продуктивен, чем диалог между псковскими политиками, предпринимателями, журналистами с одной стороны и группой Михаила Ведерникова с другой стороны. Это очень тревожно для Михаила Ведерникова.

Мне кажется, он не отдает себе в полной мере отчёт о тех рисках, которые он сам, собственными руками, абсолютно сознательно, в плановом режиме, назовем это так, заводит в региональную политическую систему и делает своё положение неустойчивым.

Все понимают, что Михаил Ведерников здесь ненадолго: поработает какое-то количество времени (думаю, что меньше, чем Андрей Турчак) и перейдет на иную высокопоставленную должность – как говорится, дай бог, чтоб мирно и без последствий, а то нынче у нас губернаторы по-разному завершают полномочия. Всем желаю мира. Но отсутствие, на мой взгляд, уважения к региональной элите, отсутствие готовности к диалогу, в том числе с людьми, заслуживающими диалога просто своей биографией!..

Я не могу не привести пример (вы меня к этому, можно сказать, подтолкнули): 24 декабря сессия Псковского областного Собрания депутатов будет рассматривать отставку председателя Избирательной комиссии Псковской области Михаила Иванова. Заявление об отставке было получено 9 декабря, получено, насколько известно, лично губернатором, что тоже вызывает вопросы, потому что избирательная система де-юре независима от органов исполнительной власти и высшего должностного лица.

16 декабря этот документ внесен в Избирательную комиссию области, вчера это заявление удовлетворено в отсутствие Михаила Иванова, который вообще не счёл возможным и нужным присутствовать на таком заседании. Вообще Михаил Иванов не последний человек в псковской элите: его отец – Александр Иванов – Герой Советского Союза, его барельеф висит около Вечного Огня на крепостной стене Окольного города. Кто бы ни был в восприятии господина Ведерникова и других пришедших с ним людей Михаил Александрович Иванов, так нельзя с ним, потому что это не с ним так – это с Псковской областью так.

И если коллеги думают, что можно сюда таким образом завести кого угодно на любую должность: председателя избирательной комиссии, главы комитета по управлению такой-то сферой деятельности и так далее – это не есть диалог, это есть ультиматум. Ультиматумы ни к чему хорошему не приводят для тех, кто их предъявляет, хотя поначалу возникает иллюзия, что мы сейчас всех построим. Потом выясняется, что жизнь устроена иначе.

Поэтому я хочу высказать высокую тревогу в связи с тем, какая региональная политическая атмосфера складывается в Псковской области: это абсолютно точно не способствует политической стабильности, диалогу и достижениям Псковской области во всех сферах деятельности без исключения.

Максим Костиков: Лев Маркович, последний вопрос (у нас заканчивается уже время: мне даже показывают, что нет), если только очень кратко. Задачи 2020 год.

Лев Шлосберг: Участвовать во всех выборах, победить везде, где возможно. Мы будем продолжать нашу работу в Псковской области с максимальным напряжением наших сил.

Максим Костиков: Сильно.

Александр Савенко: Да, сильно! Это был Лев Шлосберг, лидер регионального отделения партии «ЯБЛОКО», в программе «Обратный отсчет». Всего вам доброго, до свидания!

Интервью состоялось 20 декабря 2019 года.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!