ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

26 января 2020, 21:00   Источник: Mnews

«Поставлена задача из нищих сделать бедных». Лев Шлосберг о новом правительстве России

Зачем Путину нужен Михаил Мишустин, а Мишустину — люди Собянина, почему министр культуры может носить любые майки. «Отравленная конфета» социальных благ от Путина будет маскировать подготовку к построению нового государства — считает депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг.

— Лев Маркович, Россия получила новый кабинет министров. Все шепчутся про обновление социального блока. Теперь-то заживём?

— Ничего не изменилось. У этого правительства останется такая же социальная политика, как у предыдущего. Поскольку политику правительства определяет один человек — Владимир Путин. Он даёт задания правительству, правительство выполняет. Из того, что было сказано Путиным за последнее время, обращает на себя внимание единственная вещь: правительство получило задание снизить уровень нищеты. На 21 году своего правления Путин увидел в стране десятки миллионов нищих. Его это страшит, потому что обездоленные люди далеко не всегда служат власти социальной базой. Они могут отчаяться и стать радикальными. Поэтому поставлена задача из «нищих» сделать «бедных». 

— Полмиллиона рублей за рождение ребёнка для этого достаточно?

— Опыт показывает, что выделение государственных финансов для поддержки детей — важный, но не решающий фактор при рождении ребенка. Люди задумываются над тем, смогут ли обеспечить ребенку длительную поддержку до момента, как он станет взрослым. Периодическими выплатами государство пытается нивелировать провалы в доходах людей. Это, кстати,  стало причиной целого ряда радикальных и во многом несправедливых высказываний в сетях, что такие выплаты позволяют «плодить нищету». Природа такой оценки в том, что задача государства — создание условий для граждан по зарабатыванию денег, а раздача денег на детей — это создание у родителей видимости того, что их дети нужны государству. Так что на самом деле, стимулирование рождаемости в данной ситуации — это попытки обеспечить минимальное воспроизводство населения — совсем не граждан! — которое необходимо для обеспечения минимальных экономических потребностей страны. Фактически обслуживающего персонала экономики. В этом смысле политика государства чрезвычайно цинична.

— И тот факт, что Антон Силуанов остался в новом правительстве министром финансов, потеряв пост первого вице-премьера, не изменит самостоятельные финансовые возможности регионов решать, кому и как помогать на местах?

— Антон Силуанов — профессионал в блокировании любых направлений финансирования. Именно он соавтор абсолютно варварской в отношении регионов политики межбюджетных отношений. Именно он прекратил выдачу бюджетных кредитов регионам. И при отсутствии нормальных дотаций более половины регионов сейчас испытывают колоссальный дисбаланс финансовых средств. 

Мешок с деньгами по-прежнему находится в Москве. Его доходы и расходы в значительной степени закрыты. Федеральный бюджет России на 2020 год составляет около 21 триллиона рублей. С бюджетами регионов это около 35 триллионов. Из этой огромной суммы только 1 триллион 100 миллиардов — фонд поддержки регионов. При этом бюджет Москвы на текущий год — 3 триллиона. Вот это и есть политика Силуанова. Это политика Путина. Для того, чтобы регионы не получили возможность принятия самостоятельных, в том числе политических, решений. 

— Бывший помощник Путина по экономике, советник Андрей Белоусов теперь вице-премьер. Про него говорят, что он придерживается принципа принудительного финансирования важных для системы проектов из частного кошелька. «Принуждение к инвестированию». Государство продолжит выкачивать деньги из экономики, а закрывать проблемные участки частным бизнесом?

— Это в чистом виде сбор дани. Государство предоставляет крупному бизнесу возможность зарабатывания денег. Никакого самостоятельного частного бизнеса в России нет. Любой предприниматель с оборотами всего нескольких миллионов рублей в год может быть посажен в тюрьму в течение 24 часов. 

Основной источник дохода бизнеса в стране — это бюджетные деньги и экспорт природных ресурсов. Бюджетные деньги — основной источник дохода бизнеса в стране. И экспорт природных ресурсов. Отдельный источник дохода — гособоронзаказ. Он составляет 20% от бюджета. И он полностью закрыт от контроля. Предоставляя бизнесу доступ к этим деньгам, государство считает возможным в любую минуту потребовать от бизнеса часть получаемых доходов инвестировать в социально-значимые проекты. Эта дань распределяется не публично, этот процесс абсолютно коррумпирован, потому что, как правило, передача денег идет из одних рук в другие, и эти руки указывает сама власть.

— На политическом небосклоне появилась относительно новая публичная фигура. Премьер Михаил Мишустин. Сын офицера спецслужб. Человек, которому поют хвалебные оды за его успехи в сборах налогов. Он действительно успешный чиновник?

— В России сейчас успешный чиновник тот, кто понравился Путину. Это единственный критерий. Очевидно, в ситуации необходимости структурного перераспределения денег, а она объективно стоит перед Путиным, потому что управление государственными финансами России разрушено, институтов контроля нет, желания поставить финансовые процессы под контроль общества нет, Путину нужен абсолютно доверенный человек, которому президент сам будет «нарезать» задания и который способен эти задания выполнить. 

В этом смысле Медведев был абсолютно профессионально непригоден. Мишустин же должен контролировать не только формальные деньги бюджета, а также все связанные с государством финансовые потоки. Я думаю, что точные суммы этих денег знает только руководство правительства, считанное количество людей. Это значительная часть ВВП, и Мишустин поставлен для того, чтобы, понимая и природу этих денег, и продвижение, вытрясать из этих потоков максимальный объем финансирования для поставленных Путиным задач. Причем финансирование происходит и через изъятие этих денег добровольно-принудительным путем, в том числе через нацпроекты. Вообще государственно-частное партнерство — это как брак по насилию. Девушка может сказать «нет», но после этого ее судьба решена. На этих принципах базируется государственно-частное партнерство в России. 

— Те, кто радовался, что при Мишустине налоговая стала собирать гораздо больше, напрасно радовались? Теперь этот принцип будет распространяться на всех?

— На все финансовые потоки, без исключения. Мишустин в целом имеет представление, какие деньги и через кого идут в стране. Глава налоговой службы видит ситуацию шире, чем министр финансов. 

— Если бы не было 2014 года со всеми последствиями в виде санкций, то такой «пылесос» был бы не нужен?

— Он мог бы оказаться востребованным по другим причинам. Их сейчас можно только перечислить и это ситуация гипотетическая, но это, в первую очередь, высочайший уровень коррупции и высокий уровень неэффективности власти. Это «государственная онкология».

— Где предел? Организм рано или поздно заканчивается. Опухоль съедает.

— Да, и после этого наступает смутное время, когда, чтобы продлить жизнь, нужна очень серьезная «реинкарнация», а фактически это называется кризисом государства. При таком масштабе существующей коррупции государство тяжело больно, но особенность государственных систем заключается в том, что их финал и переход в другое состояние, как правило, связан с грубейшими политическими и экономическими ошибками в отношении большинства общества. 

Сугубо паллиативными мерами, которые сейчас предпринимает Путин: перевод нищеты в бедность, повышение главного мытаря в главного управляющего правительством, — он пытается сбалансировать ситуацию, в надежде, что пронесет. Но совершенно очевидно, что всей полноты ответных чувств народа Путин не знает, поскольку основные пути неподцензурной информации к нему перекрыты. Вся информация дозируется, и это не вопрос пресс-службы, это вопрос спецслужб: «кто приносит плохие вести, тому отрубают голову». Этот принцип не изменился за тысячу лет. Но явные признаки недовольства до Путина все-таки доходят. И в его понимании нужно увеличить сбор денег и откупаться от недовольной части общества. Нефтяная конъюнктура продолжает благоприятствовать, именно поэтому Путин предпринимает все усилия для сохранения экспорта углеводородов. При полном отсутствии  диверсифицированной экономики, защиты собственности, фактически полном отсутствии правосудия любой существенный спад доходов от углеводородов рождает невосполнимую дыру в бюджете. 

В этом смысле понятна причина прочных связей Путина и Кудрина. Кудрин — это человек, который де-юре, во всяком случае, создавал стабилизационный фонд, благодаря которому государство несколько раз проходило мимо бюджетной пропасти. Другое дело, что стабилизационный фонд не стал драйвером развития экономики. Каждый раз, когда вставал вопрос, можно ли направить деньги фонда на инвестиционные проекты, и Кудрин, и Путин отвечали кратко: можно, но все украдут (смеётся). Они отлично понимают, какую государственную систему они построили.   

— Мишустин пришёл в Белый дом сразу с двумя своими предыдущими подельниками, т.е. коллегами. Его замы по ФНС. Дмитрий Григоренко — глава аппарата правительства. Алексей Оверчук — куратор цифровых технологий. Новый премьер очевидно не «технический». Это «низкий старт» Мишустина?

— Нет. Я думаю, что получив ту задачу, которая перед ним была поставлена Путиным, а это, безусловно, увеличение финансов, контролируемых государством, Мишустин попросил поставить рядом с собой людей, которым он полностью доверяет и с которыми ему будет сподручнее выполнить эту путинскую задачу.  

— В правительстве появилось сразу несколько людей из окружения мэра Москвы. «Человека Собянина» министра природных ресурсов Дмитрия Кобылкина, бывшего главу родного для столичного мэра Ямало-Ненецкого округа, дополнили Максимом Решетниковым, Валерием Фальковым и Маратом Хуснуллиным. Собянина «тащат» на президентство?

— Все российское правительство — это несколько отрядов лоббистов. Собянин, фактически единолично контролирующий крупнейший региональный бюджет России, безусловно, заинтересован в том, чтобы в правительстве России были люди, которые позволят ему увеличить эту сумму, а также дадут возможности влияния на деньги, которые де-юре не находятся в бюджете Москвы. Кроме того, власти России располагаются на территории Москвы. У них огромное количество личных «хотелок»: дома, земельные участки, возможность ведения нелегального бизнеса. А налоговая служба всегда тесно связана с наиболее крупными налогоплательщиками, с ними работают «индивидуально». Самое большое число крупных налогоплательщиков — Москва. То есть службы Мишустина и Собянина изначально сплетены, они фактически занимаются решением одной и той же задачи: доили, доят и будут доить самый крупный бизнес.

— Но почему Собянин не кандидат в президенты?

— На мой взгляд, очень сильный удар по позициям Собянина произошел летом минувшего года, когда мэрия Москвы и лично Собянин  полностью политически провалили выборы в Мосгордуму. С точки зрения парламентской иерархии, выборы в Мосгордуму — вторые по значению после Госдумы России. Собянин стал лицом этой топорной работы. Есть эксперты, которые считают, что это поставило точку в его политических амбициях. Но точки в политике не существует, кроме понятных событий, которые могут произойти в жизни любого человека. Поэтому я уверен в том, что Собянин и его группировка продолжают борьбу за должность президента России. Но сказать, что сейчас Собянин приоритетный кандидат для Путина, невозможно, этому нет никаких даже косвенных признаков этого.

— Главный информционный шум — министр культуры.  Ольга Любимова, судя по бэкграунду, — пропагандист. Мы ещё вспомним Мединского добрым словом?

— Не знаю. Я ещё не увидел действий нового министра культуры как министра. На мой взгляд, последним министром культуры в России был Александр Авдеев (министр в 2008–2012 гг. при премьере Путине, — Н.Н.). Может ли человек, неоднократно вербализировавший свою аллергию на культурное пространство, быть эффективным администратором в сфере культуры, вопрос почти риторический. Не хочу давать никаких прогнозов, потому что, строго говоря, министр культуры, как и любой другой министр — это администратор. Он может не разбираться глубоко профессионально в отраслевых вопросах, которыми занимается, как это ни странно. Он должен организовать работу специалистов. 

— Министр культуры может носить любые футболки? Ленты соцсетей завалило снимком Любимовой в футболке с нецензурным мемом.

— Министр культуры может носить любые футболки с любыми словами. Тем более что на футболке цитата из художника Владимира Камаева, это не прямая речь министра Любимовой. 

В отношении министра культуры России меня волнует только один вопрос. Министерство культуры в высочайшей степени коррумпировано. Государственные торги, в том числе на реставрацию объектов культурного наследия федерального значения, от чего пострадали Изборск и Псков, стали уже общим местом. Огромная свора коррумпированного бизнеса, в том числе, связанного со спецслужбами, висит на шее культуры, пожирает государственные деньги, уничтожая памятники культуры, принимая абсолютно безумные решения в отношении памятников культуры. 

Если новый министр сможет разрушить эту систему, сможет выстроить прозрачную систему управления по отношению к деятелям культуры, сделает ту работу, которую и должен делать министр культуры, то её предшествующая история не будет иметь практически никакого значения. Кто может влиять на министра культуры? Какие люди могут ей диктовать финансовые и кадровые решения? Насколько она готова разобраться в наследии Минкульта? Не в личном наследии Мединского, который, безусловно, являлся крышей во всех коррупционных схемах ведомства и устоял только потому, что был главным пропагандистом внутри системы, а разобраться именно в самой системе коррупционного принятия решений и распределения денег. 

Если Любимова захочет в этом разобраться, то у неё есть шанс стать министром культуры. Если она в этом сознательно, из страха или других мотивов, не сможет разобраться, то мы будем сравнивать вред культуре, принесённый одним и другим профильным министром. Честно скажу, как человек культуры (Шлосберг по образованию историк — прим.ред.), я не хотел бы такого развития событий, кто бы ни был министром.

— Эксперты замечают, что почти все молодые новые министры — люди из региональных ВУЗов, выросшие до успешных столичных менеджеров, благодаря следованию административной логике путинской России. Советская кадровая политика?

— Большая часть людей в России рождается за пределами Москвы. Если посмотреть статистику по тем, кто сегодня живёт в столице, то, думаю, что большинство будет приезжих. Естественно, в Москву едут наиболее амбициозные люди, нацеленные на кадровый и карьерный рост. Они работают локтями, работают умом в меру своего понимания. «Московскость» человека или его «питерскость» не являются признаком качества кадра. 

Я очень положительно отношусь к людям из провинции, которые добились больших результатов в столицах. Уровень провинциального образования отнюдь не плохой. Учить студента могут в равной степени прекрасные преподаватели и в столицах, и в провинции (Лев Шлосберг был организатором первого частного ВУЗа Пскова — Псковского вольного университетв (института), работавшего с 1992 по 2010 годы, — Н.Н.)

Смена поколений — позитив сам по себе. Вопрос, в какую сторону идёт развитие человеческой породы, потому что государство очень мощный селекционер. Если востребованы худшие, то государство будет вести неестественный кадровый отбор. Если востребованы лучшие, тогда система будет меняться в лучшую сторону. Кто востребован сегодня, читатель может ответить сам. Это риторический вопрос. Я не хочу клеймить народ.

— Ваш коллега по партии Борис Вишневский уверен, что Путин готовит себе «трон-трансформер», чтобы и президентом остаться, если нужно ему, и Госсовет возглавить. Зачем Путин снова трогает основной закон страны?

— Путин — это человек власти. Главный его инстинкт — власть. Он не выпустит её из рук до последних минут жизни. Ничего с этим сделать невозможно. Все действия Путина в его политике мотивированы стремлением сохранить власть максимально долго. И сохранить максимально полную власть. 

Сейчас при обсуждении приснопамятных поправок нужно помнить, что главными тремя листами этого документа из двадцати девяти, принятыми Госдумой в первом чтении уже в четверг 23 января, являются приложения к его поправке. Там написано «поправка», а не «поправки». Это поняли только специалисты по юридической технике. 

Главное в этой истории — изменение 35 федеральных законов, а многие подлежат созданию в результате принятия этих поправок в Конституцию. В Госдуму Путин внёс оболочку будущей значительной бюрократической государственной реформы. Именно эта часть, которая будет полностью автономна от избирателей, потому что решения по этим законодательным актам будет принимать уже Федеральное собрание, покажет того самого «дьявола в деталях», который сейчас не виден. 

Сегодня спорят, каким будет Госсовет. Будет ли у него генеральный секретарь? Ведь главой Госсовета, скорее всего, будет президент, а генеральный секретарь или просто секретарь может оказаться чрезвычайно влиятельной фигурой. Может ли Путин занять эту позицию? Может. Но пока нет закона о Госсовете, мы ничего не может больше сказать. 

— Соавтор Конституции Сергей Цыпляев считает, что Госсовет навряд ли будет выше президентской власти. Его полномочия не прописаны в поправке. 

— Цыпляев прав в главном. Абсолютное большинство из поправок в 22 статьи Конституции не должны быть прописаны в главном законе страны вообще. 90 процентов многостатейной поправки — это нормы права, которые не должны регулироваться Конституцией, потому что это уровень федеральных законов и федеральных конституционных законов. 

На мой взгляд, это не умысел. Это полное непонимание авторами поправок места, роли и значения Конституции в системе национального права. Они этого просто не понимают. Они уже, как психологически настроенные на формирование заградительных, минных и всяческих других полей и барьеров в законодательстве люди, автоматически перенесли своё отношение к законодательству в целом на основной закон страны. Они даже не понимают несоразмерность предложенных ими поправок к Конституции.

— Так они же ничем не рискуют. Обществу наплевать на Конституцию.

— Общество не понимает и не воспринимает Конституцию как свою. Как общественный договор. Потому что Конституция 1993 года принималась на фоне едва не состоявшейся гражданской войны, на фоне насилия. По сути дела сама Конституция принималась насильственно. Именно для того, чтобы законодательно и конституционно обеспечить произошедший по политическим мотивам слом всей системы власти. Общество не выстрадало эту Конституцию. Но даже тогда, на фоне реальной угрозы потери власти в стране, Ельцин не допустил декларативного продавливания Конституции — когда сначала вносится Конституция, а потом вы можете её обсуждать, но уже ничего не сделать с текстом. 

Конституционное собрание в 1993 году реально работало. Делегации из каждого региона принимали в этой работе участие. Процесс был публичным. Обсуждались различные варианты государственного устройства. Возможностей принятия решения было много, просто время было ограничено. Тем не менее, сама по себе ситуация была ситуацией публичного формирования Конституции. 

Путин внёс в Думу специальный закон. Это не федеральный закон, это не федеральный конституционный закон. Это закон о поправке Конституции — специальный правовой акт. Он задуман таким образом, что можно обосновать отсутствие юридической возможности внесения в него поправок. И этот вопрос решён Путиным.

Моя версия заключается в том, что в закон, внесённый Путиным, никто не сможет внести поправки ко второму чтению, кроме самого Путина. Мы это скоро увидим. Обращаю внимание ещё раз, что это поправка: единственное число. Это предвосхищает, что народное голосование будет одной птичкой, пакетом: либо за, либо против. 

— Почему так торопятся?

— Они опаздывают. Государственная реформа была запланирована на осень 2018 года. Это совершенно очевидно. Все сигналы говорили об этом. Вопрос государственного переустройства должен был стать главным последствием перевыборов Путина в 2018 году. Госдума была готова с 2016 года, когда «Единая Россия» получила конституционное большинство. Они были ориентированы на это. Но они провели пенсионную аферу, попали на протесты и испугались проводить такие преобразования. Они испугались взбесить народ.

В моём понимании они считают, что отстают от ранее запланированного графика на полтора года. Я уверен, что высоки шансы на досрочные парламентские выборы, потому что вектор общественного мнения меняется постоянно. Авторитет «Единой России», как партии власти, падает. Ждать, пока он упадёт до недопустимого для них уровня в 2021 году, они могут не захотеть. 

Спешка связана с чисто функциональными задачами. Перераспределение конституционных полномочий возможно только после выборов нового парламента. Закон не позволяет избирать людей под ещё не вступившие в силу полномочия. Тогда изменения вступят в силу только для следующего созыва Госдумы. Им нужно успеть завершить все эти преобразования до конца весны, когда изменения в Конституцию вступят в силу. 

Кстати, в повестку очередной сессии Псковского областного собрания, которая состоится 30 января, уже внесён вопрос о поддержке закона Путина. Поддержка на уровне региональных парламентов — часть процедуры. Соответственно, когда этот процесс будет завершён, будет приниматься окончательное решение, готова ли их система власти к досрочным парламентским выборам.

Не случайно в волну этой государственной реформы добавляют вкрапления мер социальной поддержки. Сама конфета будет отравленной, но снаружи она будет сладковатой. При таком сценарии система выборов меняться, скорее всего, не будет, потому что это слишком сложная перестройка организма. Надо будет перенарезать все одномандатные округа, изменить схему территориальной подготовки. Система к этому не готова. То есть оставят смешанную систему: 225 по спискам, 225 — одномандатники. Хотя они и обсуждали до последнего времени её изменение. 

Сейчас для них главный фактор — фактор времени. В случае если вся эта история для них завершится благополучно, я не исключаю, что Путин может поставить вопрос о досрочных президентских выборах. Именно с целью сохранения власти. Не дать возможности вырасти никому.

— Снова первый срок для «нового» президента Путина по новым правилам?

— Нет. Изменения в Конституции не будут толковаться как право Путина идти в пятый раз на должность президента РФ. Главная опасность его поправок с точки зрения обнуления сроков заключается в появлении нормы о том, что гражданин иностранного государства, включённого в состав России, не части государства, а целого государства, включённого в состав России, так же может баллотироваться в президенты, несмотря на то, что он не жил в стране 25 лет. Это сделано не для Александра Григорьевича Лукашенко, хотя формально он может получить такое право. Это сделано именно для обнуления всех сроков, т.е. это сделано в расчёте на возможность формирования нового государства вообще. 

Честно скажу, я не вижу политических сценариев внутри Беларуси для отказа от государственной независимости. Но с точки зрения возможности присоединения целого государства, другого варианта, кроме Беларуси, сейчас у Путина нет. Ни с каким из других государств отношения не развиваются таким образом, чтобы мог быть реализован сценарий «аншлюс». Я хорошо вижу Беларусь, мы в Псковской области с ними соседи. Там позиция сохранения государственной независимости является консенсусом самых разных общественных и политических групп.

— Это же не означает, что для Кремля, который пребывает в своей персональной реальности, этот вопрос на самом деле закрыт?

— Я поэтому и говорю, что в поправках, которые внесены, самую большую опасность несут поправки, предполагающие присоединение целого государства. Для Беларуси это опасный сценарий. Он и для России опасный, потому что это сценарий, ориентированный на воссоздание какой-то конструкции государства на месте бывшего СССР, именно на это он ориентирован. В этом смысле аппетиты Путина очень велики.

— Что может помешать Путину?

— Умер тот, умрёт и этот. Все смертны. Нет вечных политиков. Вообще нет ничего вечного. Нет даже вечных государств. Все люди понимают, что ничья власть не бесконечна. Просто жизнь у человека конечна. 

К сожалению, многие люди в России уйдут из жизни до завершения власти Путина. Но надежда заключается в том, что Путин построил абсолютно несовременную, абсолютно архаичную и, с точки зрения государства, неэффективную власть. Путин как президент эффективен с точки зрения сохранения собственной власти, но абсолютно неэффективен как руководитель огромной страны, главная задача которой — сберечь людей и освоить территории. Путин отстаёт в развитии. Его образ мышления не выходит за рамки XX века. Он был и остаётся глубоко советским человеком. Он отстаёт от мирового развития. Он пытается наверстать. Именно поэтому он уделяет такое внимание международной политике. Думаю, что внутри себя интуитивно он чувствует, что мир обгоняет его. 

Я считаю, что система Путина себя исчерпала. Они пытаются её заморозить на будущее, модифицировав лишь в отдельных моментах: здесь у нас немного расшатано, здесь есть две, а нам надо пять страховок, здесь желательно ввести ещё одну структуру. Кстати словосочетание «общественная безопасность», которое вводит Путин в Конституцию, означает, что появится «министерство общественной безопасности». Ещё одна спецслужба в дополнение к МВД, ФСБ, Росгвардии и всему остальному. 

— Что делать тем, кто «против»? Идти на псевдореферендум, который не имеет юридической силы?

— Да, идти. И голосовать против этого проекта изменения Конституции, невзирая на эти две-три сладкие обёртки от конфет. Колоссальная ошибка политических противников Путина заключалась в призывах не участвовать в выборах 18 марта 2018 года. Наша задача показать, что мы есть! Что мы не являемся ничтожной политической величиной, что несогласные с Путиным существуют. 

Я изучил все поправки к Конституции. Я понимаю, к чему эта машина нас может привести. Я категорический противник принятия этих поправок. Не я один занимаю такую позицию. Всем, кто в России сопротивляется этой неэффективной политической модели, совершенно неуспешной с точки зрения общества и людей, нужно идти и голосовать против. Если число людей, несогласных с этими поправками, будет значительным, это будет посланием всему обществу, что мы есть, что у нас есть силы создать противовес внутри системы власти, как минимум на парламентском уровне, системе власти Путина.

Николай Нелюбин, специально для M.News World

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!