ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

07 июля 2020, 16:30   Источник: Факты

Лев Шлосберг: «Россией управляет огромная группировка, которой выгодно пожизненное правление Путина»

Известный российский оппозиционер и правозащитник Галина Старовойтова как-то сказала: «Политиков нужно менять так же часто, как и пеленки, а главное — по той же самой причине». Однако в ее родной стране этому завету не следуют — президент Путин уже два десятилетия находится у власти и, судя по всему, планирует править еще шестнадцать лет. Для этого он затеял громоздкую конституционную эпопею, завершившуюся 4 июля, когда в соответствии с его указомвступили в силу одобренные народом поправки в конституцию Российской Федерации.

Предыстория такова. 15 января (этот день уже назвали «январским переворотом») Путин обратился к Федеральному собранию с посланием, в котором после пафосных слов о запросе россиян на перемены инициировал пакет поправок в конституцию, изменяющих полномочия президента, Госдумы и Совета Федерации, предложил создать некую непонятную новую структуру — Госсовет и т. д. При этом хозяин Кремля заявил: «Что касается того, что один человек не может занимать пост президента два и более срока подряд, не считаю этот вопрос принципиальным, но согласен». Этот месседж поставил россиян в тупик. Что затеял Путин?

Однако 10 марта все стало на свои места, когда депутат Госдумы от «Единой России», первая женина-космонавт Валентина Терешкова предложила дать право действующему президенту снова избираться «как и любому гражданину» — либо снять ограничение на две каденции, либо обнулить президентские сроки после принятия поправок в Конституцию. То есть все телодвижения нужны были исключительно для обрамления единственной цели Путина — избираться еще дважды, на выборах в 2024 и в 2030 годах.

Всенародное голосование за принятие поправок в конституцию прошло с 25 июня по 1 июля. Согласно официальным данным российского Центризбиркома, явка составила около 65 процентов, за изменения в Основной закон проголосовали 77,92% (57,7 миллиона человек), против — 21,27% (15,7 миллиона). То есть теоретически период правления Путина может составить 36 лет.

О том, что происходит сейчас в России, «ФАКТАМ» рассказал российский политик, правозащитник, журналист, депутат Псковского областного Собрания, член политкомитета партии «Яблоко» Лев Шлосберг.

Украинцы о Шлосберге узнали после публикации 25 августа 2014 года в газете «Псковская губерния» (которую он издавал) статьи о закрытых похоронах псковских десантников Леонида Кичаткина и Александра Осипова, погибших «при невыясненных обстоятельствах». Это была первая статья о российских военных, воюющих на Донбассе. Спустя четыре дня Шлосберга сильно избили. Но это его не остановило. Он продолжает резко критиковать правящий режим.

«Россия впервые прошла общероссийское голосование по беспределу»

— Лев, 1 июля завершилось всероссийское голосование по предложенным Путиным поправкам в конституцию. Публицисты часто используют расхожую фразу «на следующий день люди проснулись в другой стране». Случилось ли это с россиянами?

— Сама по себе фраза «проснуться в другой стране» — это расхожий комментарий для государственного переворота, смены власти и смены флага. Это образ, это метафора. Да, у нас принята конституция Путина, но она не изменила положения дел в стране, а зафиксировала сложившееся. То есть писаное право следует за фактическими изменениями в государственном устройстве России.

Российская Федерация не является республикой. Строго говоря, не является и федерацией в силу сложившейся практики региональной федеративной политики. Это унитарное государство, где все ветви власти смешаны и приведены к одному знаменателю. Этот знаменатель — президент Путин. Будучи главой государства, он разрушил разделение властей и создал систему ручного управления страной. Так что в нашей политической жизни ничего не изменилось, поскольку всё уже давно сложилось так, как описано в новой конституции.

В ней очень много неясных деталей. Как известно, дьявол скрыт именно в них. Совершенно очевидно, что те около ста федеральных законов и федеральных конституционных законов, которые должны быть приняты во исполнение изменений в конституцию, могут существенно детализировать степень бесправия в России. Поэтому окончательная картина огромного государственного переустройства будет ясна только после их принятия.

Мы не проснулись в другой стране — мы жили в ней. Но теперь власть защитила себя принятием конституции, которая в понимании власти является гарантией сохранения достигнутого политического устройства.

На мой взгляд, это иллюзия. Мы ведь уже видели «вечные» конституции. Так было при Сталине в 1936 году. Кстати, формально по тексту сталинская конституция была вполне демократической, однако потом наступил 1937 год. Конституцию развитого социализма Брежнева триумфально приняли в 1977 году, причем после масштабной дискуссии. Согласно официальным данным, тогда прошло полтора миллиона собраний и поступило около 400 тысяч поправок и предложений. Они не повлияли на политическую систему страны, но обществу была дана возможность высказаться. Однако прошло 24 года и Советский Союз рухнул. Поэтому все нынешние разговоры о «поправках на века» — только для тех, кто не знает политическую историю.

— Что обрел Путин, понятно. А как россияне реагировали на новеллы? Говорят, даже сторонники Путина весьма скептически отнеслись к этой эпопее.

— Понимаете, когда изменяется конституция, речь идет о существенной реформе основ конституционного строя, прав и свобод человека. Но Россия впервые прошла общероссийское голосование по беспределу, то есть вне закона, ведь нормы права могут формулироваться либо конституцией, либо федеральным конституционным законом, либо федеральным законом. Никакими иными правовыми актами они не формируются. Но ЦИК издала некую инструкцию, где разрешалось не применять нормы избирательного законодательства. То есть то, что произошло в России, не подлежит юридической оценке. Это не выборы, не референдум, не всероссийское голосование, а некая квазипроцедура.

Система была выстроена таким образом, что мы не знаем, как на самом деле проголосовала Россия. Никто не знает, даже сами организаторы этой огромной мистификации. Это была клятва на лояльность, единственной целью которой стала присяга Путина на пожизненное правление. Больше ничего.

— Вы написали на днях: «Голосование по поправкам к Конституции вызывает все большее отвращение. Такого унижения люди еще не испытывали. Это не анекдот, не цирк, не театр. Это позор всей страны».

— В процедуру обеспечения нужного результата были втянуты все — от чиновников высшего уровня до руководителей самых маленьких предприятий и организаций, от кого потребовали ценой должности привести всех сотрудников на участки — пинками, разного рода понуждениями, указаниями, рекомендациями и настоятельными просьбами.

Особая ставка делалась на досрочное голосование. За шесть дней досрочного процесса (голосование длилось с 25 июня по 1 июля. — Авт.) проголосовало 55 процентов граждан. Этот невиданный подход лишает легитимности всю процедуру и показывает, что право в России уничтожено. В такой ситуации комментировать официальные цифры невозможно, потому что мистификацию комментировать нельзя. В ее обеспечении задействованы сотни тысяч людей, которые на всю свою дальнейшую жизнь теперь связаны с этим скелетом в шкафу. При этом в эту мистификацию верит сам Путин, уже поблагодаривший россиян за искреннюю всенародную поддержку.

«Мы сейчас переживаем период, похожий на поздний Советский Союз»

— Тем не менее российские оппозиционные блогеры пишут, что недовольных политикой Путина становится все больше и больше. В каком соотношении, хотя бы примерно, сейчас разделено российское общество?

Очень трудно говорить о классификации общества, не проводя социологического исследования. То, что мы сейчас с вами обсуждаем, — мое частное мнение. Нужно понимать, что стратификация требует специального анализа. Думаю, что позиций может быть очень много.

Самая первая позиция — значительная часть людей вообще не поняли, за что голосовали. Они не читали эти 206 поправок, не знают о том, что одна из них позволяет Путину (кстати, не только ему, но и Медведеву, который был одну каденцию президентом Российской Федерации), баллотироваться на пост президента еще два срока. Очень многие об этой поправке не узнали, потому что государственной пропаганде было запрещено упоминать о ней.

— При этом даже многие сторонники Путина возражают против его пожизненного правления.

— Потому что каким бы ни был человек сильным после определенного возраста наступает физическая и интеллектуальная деградация. Мы сейчас переживаем период, похожий на поздний Советский Союз, когда вся страна понимала, что весьма добрый и не склонный к волюнтаристским решениям Брежнев разрушается на глазах, и гадала, сколько он еще проживет.

Путин тоже не вечен. Десять лет спустя это будет совсем другой человек. Кроме того, нужно понимать, что должность президента требует колоссального напряжения всех психических сил, что разрушает любого, даже самого здорового, устойчивого и стабильного человека. Не случайно же введено ограничение каденций в два срока практически во всех государствах. Не только ради сменяемости власти, но и для того, чтобы человек не сошел с ума и был способен принимать адекватные решения.

«Сегодняшняя элита абсолютно развращена, беспредельна, бессовестна, бесстыдна и цинична. Это худшие люди страны»

— Вернемся к классификации избирателей.

— Не могу ни об одной из групп высказать никаких количественных предположений. Это можно было бы делать, если бы в стране прошло честное голосование по поправкам, притом отдельно по ключевым, меняющим политическое устройство. Но этого не случилось.

Явным сторонникам Путина комфортна и привычна простая система координат: пусть Путин правит пожизненно, дай Бог ему здоровья, как пелось в российском имперском гимне «Боже, царя храни», ничего меняться не будет, каких-то глобальных потрясений не ожидается, так что в целом понятно, как действовать в этой системе.

Есть люди имперских взглядов, которые считают, что Россия — империя и ей нужен царь. И неважно, как он будет называться. Это может быть президент, верховный правитель, император — как угодно. Этих людей устраивает пожизненное правление Путина. Невзирая на все проблемы в стране, они считают, что России предначертано именно такое политическое устройство.

Есть и те, кто действительно всерьез воспринял социальные поправки: да, Путин навсегда — это не очень хорошо, но теперь нам будут регулярно повышать зарплату, делать еще какие-то блага. Что называется, с паршивой овцы хоть шерсти клок.

А противники Путина понимают, что главная цель всего этого переустройства — не только личное желание Путина, а желание всей его огромной группировки, а это тысячи людей, включенных сейчас в высший командный состав «государственной корпорации Россия». Их устраивает именно такая система, они к ней привыкли и категорически не хотят перемен, потому тогда они лишатся должностей, влияния, денег, защиты, государственных гарантий — всего. Они хотят продолжения правления Путина, потому что в их понимании это гарантия их собственного благополучия, а зачастую безопасности и неподсудности, ведь они совершили столько преступлений, что при реальной смене власти, первое, что их ждет, — ответственность за содеянное.

То, что я сказал об участниках высшего корпоративного уровня управления России, очень важно. Это и есть наша сегодняшняя элита.

— Неприглядная, прямо скажем.

— Она абсолютно развращена, беспредельна, бессовестна, бесстыдна и цинична. Это худшие люди страны. И все они востребованы сегодняшней системой. Однако в этом смысле они себя и зафиксировали. Если предположить, что новая российская власть поставит вопрос об ответственности, установить имена ответственных в большинстве случаев будет несложно.

Оппоненты Путина — очень разные люди. Вам в Украине не очень понятно, как устроена сегодня российская оппозиция. А это очень сложная система.

Есть оппозиция, допущенная в федеральный парламент. Это КПРФ, ЛДПР во главе с Жириновским и «Справедливая России». Это политические отряды Путина, партии так называемого «крымского консенсуса». Все они имперцы.

Вообще нет никакой партии «Единая Россия», есть партия Путина, куда входит несколько политических отрядов, немного отличающихся по цветам для того, чтобы как можно больше разных людей рассадить на руководящие должности, ведь в «Единой России» на всех не хватит мест.

У нас нет полноценной многопартийной системы, потому что многопартийность предполагает различные цели и различные подходы к государственному устройству. А у всех этих партий цель одна — жить при Путине как можно дольше. Иных целей у них нет. В их рядах встретить противника Путина можно только случайно.

Есть еще непарламентская оппозиция, то есть политические силы, партии и общественные группы, которые фактически выдавлены из политической системы на ее обочину. У этих партий есть определенные государственные гарантии. Допустим, у партии «Яблоко», в которой я состою, три фракции в парламентах российских регионов — Санкт-Петербург, Республика Карелия и Псковская область. Благодаря этому на территории своих регионов мы можем выдвигать любых кандидатов на любые выборные должности без сбора подписей, можем быть представлены в избирательных комиссиях всех уровней с правом решающего голоса. Эти бонусы законодательства пока не ликвидированы.

Кроме «Яблока», еще две оппозиционные политические партии находятся в легальном поле. Это партия «Парнас», почти приостановившая свою политическую деятельность, и партия «Гражданская инициатива» Андрея Нечаева, которую пытались назвать Партией перемен, но Минюст отказался зарегистрировать изменения в уставе этой партии и избрание нового председателя Дмитрия Гудкова, поэтому заявил о начале процедуры ликвидации. Вот и все.

И есть отдельные политики, которые не вписываются в легальную политическую систему, как правило, потому, что их выдавили из нее сознательно. Например, оппозиционеру Алексею Навальному много лет не позволяют создать политическую партию, зарегистрировать ее и действовать легально.

Если говорить о спектре демократической оппозиции Путину, то он, как и все демократические политические сообщества, не един. При этом российское избирательное законодательство не позволяет проводить никакой коалиционной политики кроме как внутри парламента. У нас вообще запрещено создавать избирательные блоки.

— Одни противники Путина призывали игнорировать голосование, другие, как вы, — идти на участки и голосовать против.

— Да, мнения разделились, как и следовало ожидать. Одни предлагали, несмотря на весь беспредел, пойти и проголосовать против. Не именно против поправок, потому что голосование было на самом деле не по изменению конституции. Это был плебисцит о доверии Путину. Я проголосовал и считаю, что это было правильно. Но призвать людей поступить так же я не мог из-за эпидемии коронавируса. Вторая часть демократических лидеров призывала сограждан бойкотировать процедуру из-за ее изначальной незаконности.

Считаю, что споры на эту тему больше вести не нужно, поскольку они обостряют противоречия и даже личные отношения, что может в дальнейшем нам сильно помешать. Все, кто выступил против Путина в любой форме, — голосованием, заявлениями, призывами, оценками, — молодцы.

Есть еще десятки миллионов людей, которые настолько отстранились от государства и не пошли на это голосование не потому, что поддерживают или не поддерживают Путина, а потому, что считают, что с государством лучше не вступать ни в какое взаимодействие.

Такова картина в общих чертах, внутри этих групп есть большое количество оттенков, но сейчас говорить о них просто физически невозможно.

Как сообщали ранее «ФАКТЫ», бывший посол США в России Майкл Макфол считает, что после успешного «обнуления» президентских сроков Путин может решиться на открытую агрессию по отношению к Украине. Напомним, во время телеинтервью 21 июня 2020 года Путин заявил, что бывшие республики экс-СССР «получили огромное количество российских земель», якобы исторически принадлежащих России.

Вторую часть интервью с Львом Шлосбергом читайте в ближайшее время.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!