ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

23 августа 2020, 15:00   Источник: Настоящее время

Политик Лев Шлосберг – о том, почему российские силовики задержали и отпустили следователя из Минска

Политик Лев Шлосберг в эфире Настоящего Времени пояснил, почему российские силовики отпустили белорусского следователя Андрея Остаповича, и предположил, каким может быть поведение российских властей по отношению к происходящему в Беларуси

– Вы следили за ситуацией с Остаповичем в Пскове?

– Да, мы все следили за этой ситуацией. Псков маленький, журналистов немного, политиков немного, адвокатов тоже немного.

– Что вам известно?

– Вячеслав сказал максимум того, что может быть известно на эту минуту. Со вчерашнего дня мы все были на связи.

Я уверен, что существенное влияние на судьбу Андрея Остаповича и то решение, которое было принято о его тайном вывозе в Беларусь, оказали публикации в СМИ, которые имели большой резонанс. Те, кто контролировал содержание Андрея под стражей, поняли, что ситуация раскрыта, она не осталась непубличной. И в этой ситуации – мы не знаем кем, не знаем, на каком уровне – в Пскове или, может быть, в Москве, было принято решение, что российским правоохранительным органам не нужно замараться непосредственно в содействии преследованию, аресту и, возможно, другим печальным последствиям в судьбе Андрея Остаповича.

То, что произошло, с процессуальной точки зрения Вячеслав Головин сейчас прокомментировал: никаких претензий к Остаповичу на территории Российской Федерации предъявлено быть не могло, он не совершил никаких нарушений, но на всякий случай не стали ждать истечения 48-часового срока на задержание и досрочно вывезли его в приграничный с Псковской областью район Витебской области, где просто отпустили. И, как сказал Вячеслав, дали понять, что на территорию России ему возвращаться нельзя. Мы не знаем, кто были эти люди.

Очень хорошо, что Андрей через знакомых смог связаться с адвокатом. На данный момент мы понимаем, что он находится в более безопасной ситуации, чем мог бы оказаться в случае официального судебного решения об экстрадиции. Но на тот случай, если бы такой процесс состоялся, был готов сценарий действий с участием известных российских правозащитников, специалистов по беженцам, то есть был готов сценарий спасения Андрея на территории Российский Федерации и недопуска его возвращения через суд на территорию Беларуси. Но для того, чтобы этот сценарий был задействован, должно было пройти тоже время. Все произошло намного быстрее.

Сейчас по большому счету все зависит от двух вещей. Первое – это от того, насколько в безопасности находится Андрей в своей республике, где ему в целом быть небезопасно. И второе – будут ли предприняты легальные действия для того, чтобы он мог покинуть Беларусь и находиться в безопасности в другом государстве. Но этим государством уже не может быть Россия, здесь его безопасность не может быть обеспечена, к сожалению.

– У вас есть догадка, на каком уровне принималось это решение в России? Потому что это все-таки международная политика, получается.

– Да, это международная политика. Я могу предположить, что для того, чтобы совершить такое действие, то есть человека, который ни в чем не виновен, спокойно выпустить из Завеличенского отдела полиции в Пскове – это один из трех псковских городских отделов полиции, насколько известно, к Андрею здесь относились абсолютно корректно, никаких нарушений не было совершено.

Де-юре он был освобожден, но при этом в момент выхода из здания ему предложили, как мы понимаем это с его же слов, сесть в машину люди в штатском, которые не представлялись и так же совершенно вежливо и корректно довезли его до границы с Республикой Беларусь.

– То есть кто именно это был, вы не можете предположить?

– Я думаю, что сам Андрей не мог это предположить, это информация только от него. Но я предполагаю, для того чтобы в ситуации такой огласки принять решение просто о том, чтобы отпустить человека, но удалить его при этом с территории России – потому что, безусловно, вот эти люди в штатском и машина, это был своего рода недобровольный конвой, при этом это было сделано, насколько мы поняли со слов Андрея, абсолютно тактично по отношению к нему, – я полагаю, что это уровень не ниже, чем уровень руководства псковских силовых главков. О такой операции должны были быть оповещены или должны были принимать непосредственное участие в принятии решения руководство псковского ФСБ, МВД и входящей в структуру МВД Федеральной миграционной службы.

– Как вы оцениваете поведение российских властей по отношению к происходящему в Беларуси?

– Российские власти находятся в замешательстве. С одной стороны, Путин немедленно поддержал Лукашенко официально в понедельник, уже 10 августа в 11 часов фактически поздравив его с победой, признав его таким образом законным победителем выборов. Но при этом российские власти – и мы это видим косвенно по ситуации с Андреем Остаповичем – отдают себе отчет в масштабах зверств, которые сейчас происходят в Беларуси, понимают, что человек, который узурпировал власть, сфальсифицировал выборы, не может быть адекватным руководителем страны. И, как мне представляется, сейчас Россия пытается непублично компенсировать тот ущерб, который был нанесен нашей стране поспешным официальным признанием результатов выборов, поскольку последующие за этим события показали, что спешить было не нужно.

Думаю, что с очень большим опозданием сейчас идет выработка официальной позиции, которая, скорее всего, я могу это только предполагать, будет так или иначе заключаться в обсуждении перехода власти от Лукашенко к иным лицам. Но сейчас уже очевидно всем, что результаты выборов не только сфальсифицированы, но и уничтожены, то есть бюллетени уничтожены. Требование пересчета голосов бессмысленно, потому что это не приведет к получению честного результата выборов. И все сейчас, кто хочет сохранить мир в Беларуси и преемственность власти – и, безусловно, уход Лукашенко – одно из условий будущего развития Беларуси, – все будут обсуждать сценарий новых президентских выборов.

И здесь если Россия будет разумна, если будет осознавать, что в интересах российского государства как можно скорее наладить мирные, уважительные, равноправные отношения с будущим руководством Беларуси, в этой ситуации, безусловно, Россия будет искать выход избавиться от Лукашенко и быть максимально причастной к будущему победителю выборов. Скорее всего, это будет так, но мы видим, как много ошибок допускается в российской политике по отношению к Беларуси, ничего нельзя гарантировать. Самые неожиданные события могут происходить, реакция на них также может быть непредсказуемой.

Кроме того, у меня есть предположение, что Владимир Путин способен действовать без согласования с Министерством иностранных дел, то есть действовать самовольно. Он фактически, по Конституции и закону, формирует внешнюю политику, де-юре ему не нужно получать позицию дипломатов. Но это было бы крайне полезно в ночь с 9-го на 10-е, когда принималось решение о поздравлении Лукашенко. Ясно, что на тот момент Путин реальной информацией об уровне возмущения официальными результатами выборов в Беларуси не обладал, как и не обладал информацией о масштабе фальсификаций. Ну если не считать, что они с Александром Григорьевичем обо всем договорились заранее, висели друг у друга на прямом проводе и каждый из них советовал другому, как поступать. Но этому нет доказательств.

 

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!