ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

08 октября 2015    Источник:  Украинформ

Шлосберг: военных РФ при отправке в Украину не предупреждали, теперь многое поменялось

- В Украине, в мире ваше имя стало широко известно в августе-сентябре прошлого года, после публикаций в вашей газете «Псковская губерния» о тайном похороны псковских десантников и нападение на вас, последовавший за этим. Можете немного подробнее рассказать о том, что тогда произошло?

-Тогда Совпали несколько событий. Незадолго до этого, летом 2014 года, команда действующего губернатора Псковской области Андрея Турчака сделала все, чтобы с помощью «муниципального фильтра» не дать мне стать участником губернаторских выборов: не хватило 8 подписей из 157 необходимых. После этого, в августе 2014 года, мы выпустили большим тиражом региональную газету партии «Яблоко» «ГражданинЪ», в которой было два главных тезиса. Первая: Турчак испугался, испугался соперника. Вторая: мы не проиграли, мы победили. Речь шла о моральную победу. Губернатор был взбешен такими оценками. Это было не первое наше с ним противостояние.

Еще в феврале 2014 я получил от семей военнослужащих и изложил в своем ЖЖ информацию об участии псковских десантников в крымской спецоперации, тоже вызвало возмущение Турчака. В марте он публично пару раз высказался о «врагах народа», «пятую колонну» и «ступени Госдепа», я ответил ему публично 27 марта на сессии областного Собрания выступлением о том, кто на самом деле является врагом Псковской области.

А дальше - война. 15-16 августа военнослужащие псковской 76-й дивизии ВДВ были переведены в Ростовскую область, в Таганрог. Им дали три дня на боевое слаживание и направили через границу, в Луганскую область. Началась эта ужасная война. Появились первые погибшие. Пошли захоронения. В Псков приехало много журналистов. Им угрожали, мешали работать. Можно вспомнить, как рассказывал об этом корреспондент телеканала «Дождь» Владимир Роменский, которого угрожали убить и закопать здесь в болоте, рядом с Псковом много болот, никто никогда не найдет ».

В Пскове есть новое кладбище «Крестовский», где похоронены погибшие в Украине. Журналисты нескольких СМИ, в том числе «Дождя», «Фонтанки», «Российской планеты» приехали туда на машине. На них напали. Нападавшие были со штопором в руках, прокололи шины, пытались разбить стекло, угрожали расправой. Машина чудом вырвалась из кладбища, вызвали полицию, нападавших потом нашли по отпечаткам пальцев на капоте. Но в итоге к ответственности никого не привлекли.

Совместными усилиями журналисты вывели в мир большой объем достоверной информации. 29 августа было совершено нападение на меня. Он вызвал большой резонанс. Люди восприняли это как вызов обществу.

- Вы упомянули о вашей первой февральскую публикацию по поводу крымской спецоперации. Напомните, пожалуйста, о ней.

- Я тогда узнал от родных военнослужащих и написал в своем Живом Журнале о присутствии военнослужащих 76-й дивизии в Крыму. Наших военных переправили рейсом из Ейска в Симферополь. Десантников отправляли в полной боевой экипировке. Совместно с частями российского спецназа псковские десантники принимали участие в захвате здания парламента Автономной Республики Крым.

После присоединения Крыма к России я был единственным депутатом Псковского областного Собрания, кто выразил по этому поводу критическую позицию. Я напомнил, что мы нарушаем Хельсинкские соглашения 1975 г., Будапештский меморандум 1994 года. Что Россия, вступая настолько необдуманно, вообще разрушает всю послевоенную систему государственных границ, которая сложилась после Потсдамской конференции 1945 года. Кто будет подписывать договоры со страной, которая ведет себя таким образом? Не говоря уже о том, какие риски Россия закладывает для себя на будущее. 1945 принес новые земли и России. Калининградская область, Выборгский район Ленинградской области.

Сегодня ты у кого-то забрал. Завтра у тебя могут забрать.

На волне подъема от присоединения Крыма эти оценки вызвали возмущение части общества и официальных лиц.

- Лайки в адрес российской оппозиции - «пятая колонна»?

Это было самое мягкое высказывание. Мой помощник накануне побывал на молодежном семинаре в Варшаве - о технике проведения избирательных кампаний, где, кстати, представители «Единой России» тоже были. Семинар показали по российскому государственному телевидению в совершенно искаженном виде как почти подготовку террористов для действий в Украине.Псковский губернатор Андрей Турчак после этого заявил, что псковское отделение партии «Яблоко» «посылало своих выдающихся представителей, членов высшего управленческого звена в регионе, на обучение в Варшаву, где они учились конкретным пошаговым действиям - 15 ступеням Госдепа по легитимизации тех незаконных решений, были приняты Украине - с расшатывание ситуации, связанной с референдумом в Крыму и Севастополе ».

Участники семинара были объявлены чуть ли не учениками сенатора Маккейна ... На мой взгляд, это восприятие требует медицинских определений. Но с другой стороны, слова были публично сказанные губернатором, политиком федерального уровня. Не ответить было нельзя. И я ответил всех инакомыслящих, с трибуны областных Собрания. Это выступление «О настоящих врагов Псковской области» является на ютубе.

Также я подал тогда заявление о возбуждении против Турчака уголовного дела по статье «Клевета».

Прокуратура, следственный комитет, подразделения МВД перебрасывали это дело друг другу, как горячую картошку. Никто не хотел им заниматься.

Все закончилось тем, что рядовой следователь городской полиции в Пскове с третьего раза смог получить свидетельство губернатора Турчака. И тот дал задний ход, сказав, что «никого конкретно в виду не имел, а говорил так, вообще». Видно, что человек он робкая. И вот на таком фоне мы вступали в губернаторские выборы ...

- Мы о них еще поговорим. А пока вы могли бы закончить тему псковских десантников. На заседании, где решался вопрос о досрочном снятии с вас статуса депутата, звучали, как я понял, угрозы в ваш адрес в связи с расследованиями этой темы.

- Нет, это не угрозы, а что-то другое. Говорили это люди, которые прекрасно знают, что российские военные подразделения принимали и принимают участие в военных действиях на Востоке Украины. Знают, что российские власти врет по этому поводу. Все знают правду, но при этом врут, чтобы показать системе свою лояльность. Происходят какие-то глубинные девиации сознания.

Лояльность, ложь конвертируются в атмосферу ненависти, в которой люди считают правомерным называть народ соседней страны фашистами, и кто-то даже готов ехать туда убивать на этой войне.

Прямых угроз в высказываниях моих коллег не было, но они своими словами создают общую атмосферу нетерпимости, неприятия, ненависти. В таких условиях всегда может найтись человек, который перейдет от слов к делу.

- Там и тогда как-то грустно говорилось о сегодняшней ситуации в 76 дивизии ВДВ. У вас есть какая-то новая информация в связи с этим?

- Прежде всего хочу напомнить, что 28 мая 2015 президент Путин подписал указ о том, что разглашение сведений о потерях Вооруженных Сил в мирное время теперь относится к сведениям, составляющим государственную тайну. Я был среди тех 10 человек, которые обжаловали этот указ в Верховном суде России. 13 августа нам отказали в заявленных требованиях. Мы подали апелляционную жалобу, которая будет рассматриваться также в Верховном Суде.

Люди, с которыми я общался на эту тему, после путинского указа стали еще более закрытыми.Многие из тех, кто служил по контракту, уволились. Некоторые вообще выехали из Пскова. Часть офицеров, кто мог это сделать по выслуге лет, ушли на пенсию. 

- А как в целом изменилась ситуация за год?

- Очень сильно. Год назад военнослужащих при направлении в Украину ни о чем не предупреждали. Они вообще не знали о цели похода, пока не перешли «ленту» (так военные называют государственную границу). И только после этого узнали, что оказались на чужой территории и сейчас им придется вести боевые действия.

Теперь многое изменилось. Обо всем предупреждают заранее, все подписывают какие-то контракты, а также дают подписку о неразглашении сведений. Обмануть военнослужащих, наученные горьким опытом предшественников, уже невозможно. Тех, кто отказывается подписывать бумаги и идти на эту войну, немедленно увольняют. После такого освобождения люди могут оказаться без жилья - они живут в служебных квартирах, принадлежащих Министерству обороны. Но люди идут и на это, поскольку не хотят, чтобы на их руках была кровь этой войны.

- А что происходит с теми, кто соглашается?

- Военнослужащих оформляют в статусе добровольцев, часто включают в странные казачьи части, причем контракты подписываются на чужое имя. В случае их гибели близкие не получают компенсации, только пособие на погребение - в том случае, если люди раньше получили статус ветерана боевых действий.

Сейчас военные действия на Донбассе практически остановлены. Но война может возобновиться в любой момент. Там остаются люди, которые могут поддерживать регулируемое напряжение.Риторика Путина по отношению к Украине сильно изменилась.

Он сказал, что нужно восстанавливать отношения с Украиной. Так и хочется сказать: «Повторите, пожалуйста!»

Восстановить отношения ... А кто их уничтожил? Президент сейчас пытается спасти российскую экономику, которая вступила в зону высоких рисков из-за санкций.

- Как вам видится в связи с этим расширение российского участия в Сирийской кризисе.Что это в большей степени: помощь Асаду или отвлечения внимания от Украинской войны?

- На мой взгляд, это в первую очередь игра на повышение цен на нефть. Сирийский вооруженный конфликт способен разогреть цены на нефть. Жизнь наших солдат бросаются в топку войны в надежде на то, что цены повысятся и это облегчит ситуацию в российской экономике, которая зависит от сырьевых доходов.

- В российской политике кроме понятий «кооператив« Озеро »,« друзья Путина », появилось выражение« сыны друзей Путина ». Отец вашего оппонента Анатолий Турчак работал с Путиным в команде Собчака в Петербурге 90-х годов. Насколько это связано с карьерой Андрея Анатольевича?

- Действительно, он человек из окружения президента России. Не близко, но все же. И ни для кого не секрет, что в Псков Андрей Турчак приехал не столько заниматься местными делами, сколько делать федеральную карьеру.

На выборах в Псковское областное Собрание депутатов в 2007 году ему был обеспечен нужный результат по списку партии «Единая Россия». В том же году он стал сенатором и членом Совета Федерации от Псковской области. Тогда уже все в политической элите понимали, что Турчак будет следующим губернатором Псковской области. И действующий губернатор знал, не противился и понимал, что не должен мешать в передаче своих полномочий. Турчак стал псковским губернатором в 2009 году.

Сначала он пытался установить хорошие отношения со всеми. Многие улыбался, говорил, что будет помогать всем и во всем. Но здесь ему не повезло. Пик нефтегазового бюджета в России пришелся на 2006-2007 годы. Тогда в российский бюджет просто лился золотой дождь. Но половину денег банально разворовали, а остальные потратили, как могли. В 2008 году наступил кризис. Условия, в которых Турчак пришел в область, были уже не такие благоприятные, как ему мечталось ...

Здесь следует сказать несколько слов о наших бывших губернаторов. Наиболее конструктивные отношения были с Владиславом Тумановым, предназначенным еще Ельциным в 1992 году. На выборах 1996 года победил Евгений Михайлов (летом-осенью 2014 был «министром» в «ДНР», - ред.), На выборах 2004 года выиграл Михаил Кузнецов. Оба сначала входили в ЛДПР (Михайлов - в партию, Кузнецов - во фракцию в Госдуме), но оба, заняв высокую выборную должность, вступили в «Единую Россию», это у нас часто бывает.

При этом следует отдать должное Кузнецову - он в долг не брал и не тратил больше того, что область зарабатывала. Турчак же, став губернатором, за три года сделал колоссальные долги. Он безоглядно брал кредиты - и из государственного бюджета, и коммерческие. Уже два года назад долги Псковской области сравнялись с объемом ее годовых доходов. Согласно Бюджетному кодексу, в таких случаях вводится прямое управление бюджетом области из федерального центра.Но эта норма закона вступит в силу только в 2017 году. Я предполагаю, что к тому времени или Закон переделают, или срок вступления в силу этой нормы снова перенесут.

- Почему?

- Потому что такой долг сегодня имеет каждый третий регион России ... По сути, Турчак руководил областью по принципу «После нас хоть потоп». Не скрывал, что после возвращения Путина к власти в 2012 году надеялся на высокий пост в правительстве или администрации президента.Однако его не взяли. Тогда Турчак почувствовал себя оскорбленным. И с этим чувством остался жить и работать в Пскове ... Хотя нет - только работать. Дело в том, что губернатор работает у нас вахтовым методом. Приезжает в понедельник и едет в пятницу. А семья у него так и осталась в Петербурге. По закону это возможно. Но понятно, что это способствует самоощущению "временщика".

- А какие были ваши личные отношения с губернатором?

- Сначала он даже предлагал мне войти в его команду. Но я отказался, у нас разные взгляды на политику. На выборах депутатов областных Собрания в 2011 году я возглавил список партии «Яблоко». Мы прошли в областной парламент, хотя при официальном результата около 7% опрос на участках давали нам около 11%. Другие голоса «испарились» при подсчете. Статус депутата позволял мне работать достаточно эффективно. Я стал использовать имеющиеся у меня возможности, изучал областной бюджет, систему государственных закупок. Увидел много, мягко говоря, недостатков. В том числе прямых нарушений, некоторые из них в рамках Уголовного кодекса квалифицируются как нецелевое расходование средств в особо крупных размерах. В то время я был главным редактором и директором газеты «Псковская губерния». Там регулярно выходили критические материалы о работе губернатора. Увидев, что разменять независимость газеты на хорошие отношения и лояльность не получается, Турчак обиделся. Он очень болезненно воспринимает критику.

В 2014 году Турчак понял, что убежать в Москву от губернаторской должности не удастся. А значит, нужно готовиться к выборам. Но к тому времени многим не только представителям элиты, но и рядовым жителям уже было понятно, что я прав в своей критике и оценки ситуации в области.

Следует напомнить, что возвращение губернаторских выборов - это единственная уступка власти во время бездарно потраченного массового российского протеста 2011-2012 годов. Но свободные выборы не вернули, конечно: чтобы не рисковать, был установлен очень жесткий страховочный муниципальный фильтр. Он заключается в том, что каждый кандидат на должность губернатора имеет для регистрации кандидатом собрать 7% голосов депутатов местного самоуправления, при этом в это число входит 10% подписей депутатов районных собраний и городских дум. Каждый депутат может подписаться только один раз, причем каждый подпись должна быть заверена нотариально. Надо брать машину, вести депутата в город и удостоверять его подпись на специальном бланке у нотариуса.

Мне, как и всем, необходимо было собрать 157 голосов. За три недели я собрал 149 подписей.Люди губернатора почувствовали, что есть угроза конкуренции, начали противодействовать. Я не смог собрать оставшиеся 8 подписей. Ни один оппозиционный кандидат в губернаторы в России не подходил так близко к определенного порога для выхода на выборы. Но больше я ничего не мог сделать - команда губернатора буквально «забетонировали» все возможности. Мне не хватало подписей депутатов районного уровня. А это, в основном, руководители местных бюджетных организаций, находящихся под сильным влиянием власти ...

Турчак и его окружение получили несколько шоков. Первый - от того, сколько подписей депутатов мне удалось собрать, в том числе членов партии «Единая Россия», которые прямо говорили мне: «Мы не поддерживаем Турчака, мы поддерживаем Вас». Второй шок - в день выборов, когда явка составила чуть более 30%. Что было естественно, поскольку выборы были лишены всякой интриги.Бюджетников почти по спискам гнали к избирательным участкам. Для того, чтобы иметь резерв для фальсификаций, в России в 2014 году вернули право досрочного голосования. В сентябре в Псковской области проголосовало почти 20 000 людей в конвертах, которые очень легко подменить.

- Кроме прямых фальсификаций, мне приходилось читать и видеть, какие грязные технологии применяются против вас.

- Это правда. 16 сентября 2014, после моего избиения и нескольких резонансных интервью в СМИ на тему российско-украинской войны на телеканале «Россия» вышел развернутый сюжет, в котором утверждалось ни больше, ни меньше, что я - агент США. Благодаря этому сюжету мы увидели, что в псковских заведениях общественного питания ведется видеонаблюдения от ФСБ. В ресторане псковского отеля «Двор Подзноева» была записана моя беседа с консулом США из Санкт-Петербурга.

В подобных встречах политиков и дипломатов нет ничего особенного, они проходят постоянно и у власти, и в оппозиции. Псков вообще консульское город - у нас есть консульства Эстонии и Латвии.Встречи политиков, депутатов, общественных деятелей с консулами и послами - нормальная международная практика, распространенная в Пскове. Деятели «Единой России» тоже встречаются с ними, принимают их в своих кабинетах.

Однако «специалисты» канала «Россия», которым передали записи ФСБ, так «порезали» на реплики моей встрече с американским консулом, что у зрителя, который не понимал сути (а таких в России десятки миллионов) могло сложиться впечатление, будто я отчитываюсь перед консулом о проделанной работе. Я подал заявление о возбуждении уголовного дела, которое до сих пор не рассмотрен, не проведена доследственная проверка. Но после подачи заявления сюжет удалили с сайта программы «Вести», что является исключительным событием для российского телевидения.

В июне этого года во время выборов в органы местного самоуправления тот же телеканал «Россия» выпустил в свет второй сюжет обо мне, который на 70% совпадал с предыдущим. Я снова подал заявление о возбуждении уголовного дела, и она снова остается без движения. Но подчиненные губернатора распорядились, чтобы все районные газеты Псковской области напечатали большой материал на основе того сюжета: «Шлосберг - американский шпион». И все напечатали, ни одна не отказалась.

Такие акции политической дискредитации начинают напоминать кампании травли 30-х годов.

Многие люди, которые находятся у власти в России, на самом деле мечтают сегодня о ресталинизацию: об «особых тройки», массовые расстрелы. Это прямые политические потомки вертухаев 30-х годов.

Не обязательно генетические, но точно идейные потомки. Сейчас они начинают звереть от безнаказанности и всесилия, так как считают, что их время пришло. Но они не могут проявить себя во всей полноте, потому что в экономическом смысле их время прошло. В страны сегодня нет ресурсов для восстановления системы ГУЛАГа.

- Пессимистично ... А что вы собираетесь делать теперь, когда вас лишили статуса депутата?

- Прежде всего я подал заявление в суд, чисто юридически постановление областных Собрания может. Надеюсь на законное решение суда. Мне уже удавалось выигрывать судебные дела. Во-вторых, люди, совершившие лишение меня депутатского статуса, не умеют просчитывать все последствия своих действий. У меня есть общественная трибуна для высказывания, и, следовательно, остается достаточно возможностей для политической деятельности. Важность парламентской трибуны я при этом не возражаю. Через год у нас будут очередные выборы в областной и федеральный парламент. Будем бороться.

- В Украине сейчас идет конституционная реформа. В октябре пройдут выборы в местные органы власти, которые получат гораздо больше прав. Можете поделиться опытом работы на региональном уровне в ваших условиях?

- С одной стороны, я всего лишь один из 44 депутатов областного законодательного собрания. Мне трудно противодействовать большинства. Хотя иногда все же удавалось добиться принятия каких поправок в законы, но очень редко, в исключительных случаях. Несколько раз бывало так, что мой законопроект отвергался, а затем точно такой же выдвигался уже от имени «Единой России» и успешно проходил.

Однако законодательные инициативы - это только одна часть моей работы. А другая, возможно, более важная - это защита прав избирателей. И здесь депутатский статус даже в наших условиях позволяет сделать многое. Каждый год я направлял по 300-400 депутатских запросов. То есть в среднем по одному на каждый день. На имя губернатора, в адрес администрации, ее комитетов и управлений, очень много - в прокуратуру. Постоянно приходится обращаться в федеральные органы власти. Только по закону это уже не запрос, а обращение.

Примерно треть запросов - личные, то есть касаются проблем одного человека, очень часто это жалобы на злоупотребления чиновников. Много просьб оказать помощь в качественном лечении.У нас же в селах и малых городах сейчас практически нет медицинской помощи. И многие люди совсем не знают своих прав ...

Я регулярно ездил по области с отчетами о своей работе. Это поразительно, но люди на местах вообще не знают, кто их депутат. Я избирался по общеобластном округа. Но в каждом округе есть еще свой мажоритарный депутат. Кто он, мало кто знает. То, что я, депутат областного Собрания, приезжал отчитываться перед избирателями, для многих из них было чем-то удивительным.Сначала некоторые люди ждали официоза, но потом розкрипощались и разговор был очень откровенным и длинной.

В нашей области более половины бюджета формируется из налогов граждан. И люди с большим интересом слушали информацию о том, как расходуются бюджетные деньги. Так появляется понимание, что они хозяева - этих денег и должны знать, как они расходуются. Это была реальная работа депутата. Конечно, такой пример оказался невыгодным другим депутатам. Они давно хотели избавиться моего соседства. У нас вся государственная машина работает против человека, против свободы. И поэтому в таких случаях, как мой, машина возмущается и скрипит. Все шестерни вращаются в одну сторону, а вот эта - в другой.

Государственная машина боится сломаться, для нее опасен любое сопротивление. И тогда она стремится выбросить из своего механизма чуждый элемент: «Мы не хотим его видеть. Мы не хотим его знать ».

- Псковская область - пограничная. Вы много писали о возможности трансграничного сотрудничества с Эстонией, с Евросоюзом. Как эти возможности сейчас реализуются?

- Практически никак. Мы потеряли очень много. Уровень отношений сейчас крайне низок. Почти все проекты, разработанные ранее, заморожены. На местах какое-то сотрудничество, культурные и образовательные обмены продолжаются, но очень тихо, чтобы наверху не заметили. И что будет дальше, непонятно, потому что с нынешней российской внешней политикой, местные власти и руководители на местах очень сильно напряглись, боятся.

- Я слышал о том, что в приграничных с Эстонией районах многие берут эстонское гражданство?

- Да, по два паспорта на сегодня в Псковской области имеют почти 20 000 человек. Это только те, кто официально сообщил российским властям о втором гражданстве. У нас перед каждыми выборами в Печорском районе большие складнощти. Очень трудно набрать людей не только в кандидаты, но даже в избирательные комиссии. К кому не обратишься, у всех есть эстонский паспорт.

- А что вы думаете о межнациональных отношениях в сегодняшней России?

- В целом все в порядке. Люди в большинстве своем не озверели. Но проблема в том, что среди тех, кто находится ближе к власти, сейчас много ксенофобски настроенных людей. И в близком кругу губернатора Турчака, среди его политических советников развит ярый национализм, в том числе антисемитизм. Я вижу, что зверский антисемитизм, которого так много в высказываниях анонимных участников псковских интернет-форумов, направляется оттуда.

Показательно: наши правоохранительные органы через IP-адреса уже не раз находили абонентов сообщениям, которые они считали экстремистскими. Здесь же очевидно массовое производство человеконенавистнических, ксенофобских высказываний в социальных сетях. Однако в правоохранительной системы нет намерения найти их авторов ...

Попытки моей дискредитации как политика постоянно ведутся в том числе с намеками на мою национальность. Однажды губернатор Турчак на отчете о работе администрации за год в присутствии тысячи людей в ответ на мой критический вопрос позволил себе сказать: «Как говорят у вас в Одессе ...».

- Это в том смысле, что в Одессе все евреи?

- Очевидно, да, это в его понимании смешно. Это - показатель уровня дискуссии и уровня культуры. О чем говорить с таким человеком? А он не просто человек. Он - губернатор. В любой демократической стране после публичного проявления антисемитизма руководитель такого уровня был бы изгнан из политики. Но у нас не так.

- Вы историк по образованию. И как-то говорили, что мечтаете написать историю своей семьи. Связывает вашу семью то с Украины?

- Практически нет. Мои родители псковичи. Веточки нашей семьи есть в Белоруссии и Латвии, Петербурге и Москве. Разве что дедушка, родителей отец, Наум Шлосберг. Он был известным в Пскове профессиональным фотографом. В 1941 году ушел на фронт. Его жена, моя бабушка Аня (Нехама) говорила, что последний поступившее от мужа, был из-под Харькова в 1943 году. И мы больше ничего не знаем о Наума Шлосберг.

- Да, в феврале-марте 43-го там шли тяжелые бои.

- Наша семья обращалась в архив Минобороны. Но у них не было данных о деде. Хотя изучение Центрального военного архива в Подольске, сканирование его документов продолжается, там в электронном виде обработанная чуть десятая часть. Возможно, при нашей жизни что-то появится.А, возможно, где-то на Харьковщине является его имя или на памятнике или в документах, чьих воспоминаниях. Наум Шлосберг - не самое распространенное имя, мало запомниться.

- Что вы думаете как политик, как гуманитарий о нынешней ситуации в Украине?

- Я не эксперт в этом вопросе. И у меня просто не хватает времени, чтобы детально следить за украинскими событиями. Но многое понятно, потому что очевидно. С огромным опозданием на два с лишним десятилетия - у вас происходит очень тяжелая, болезненная постсоветская трансформация политической ментальности и экономического устройства. Как ни печально, но, похоже, что раньше это объективно невозможно. У власти оставалось слишком много людей с ментальностью членов КПСС. И среди жителей преобладали «советские люди». Это свойственно почти всем республикам бывшего СССР, не прошли десоветизацию.

Экономическая ситуация в вас осложнялась тем, что Украина не так богата природными ресурсами, как, скажем, Россия. Впрочем, в нашей стране это сырьевое богатство тоже не способствовало реформам. Провести постсоветские реформы энергично и решительно смогла только Эстония. В какой-то степени - Литва. Очень болезненно проходит этот путь Латвия.

Возвращаясь к Украине ... Очень болезненным для Украины был какой-то этнический водораздел между Востоком и Западом, который стал политическим. Но, как мне кажется, после событий 2013-2014 годов он преодолен и сейчас происходит формирование единой украинской политической нации. И теперь идентификация людей происходит не по этническому принципу, не по языку общения, а по политическим взглядам. Это - очень важный момент для Украины, в том числе для сохранения ее политического единства и территориальной целостности.

Украинский трудности очевидны. Страна разорена Януковичем (да и предыдущие президенты, надо сказать, не сильно способствовали ее процветанию). Главная проблема - это коррумпированная система исполнительной власти, коррумпированная судебная и правоохранительная система. Конечно, здесь, во-первых, нужна люстрация. Во-вторых - нужна огромная кадровая волна новых честных людей, которые не будут идти на работу во власть ради взятки.

Понятные и проблемы с крупным бизнесом.

Трудно расставаться с мыслью, что страна - твоя дойная корова.

Стране нужен честный, патриотичный бизнес. Эти определения синонимичны. Патриотический бизнес - это когда налоги идут в казну, а не прячутся на 80% в оффшорах.

Огромное испытание для Украины - это замедленная кровавая война на востоке. Это - незаживающая язва, которая при внешнем воздействии может переходить в тяжелую стадию. Война - это и экономическое испытание, и психологическое. Человеческие потери, гибель военнослужащих, мирных жителей - тяжелый общественный фон для любой страны, для любого общества. И в дополнение ко всему этому страна находится в состоянии материального истощения, на грани дефолта. Насколько я понимаю, избежать его сейчас удалось за счет внешней финансовой помощи. Но встать на ноги Украина может только за счет собственной экономики.

- А какие-то поводы для оптимизма есть?

- Конечно! В таких жестких политических условиях в Украине формируется новая политическая элита. Не советская. И это очень важно, потому что именно советская элита почти погубила Россию. Своего часусуд над КПСС не состоялся потому, что в Конституции СССР была статья 6 о ведущей и направляющей роли КПСС. То есть формально, с точки зрения советского права, КПСС все делала по закону.

В этом смысле «Единая Россия», которая правит в России, это партия беззакония и самозванцев.Она украла власть у народа и монополизировала ее. А это уже абсолютно неконституционно.Поэтому суд над «Единой Россией» возможен и нужен. Надеюсь, что мы доживем до него. И до российской люстрации доживем. К тому времени у нас в новой России будет очень много работы.Даже больше, чем у вас в сегодняшней Украине.

Олег Кудрин, Москва

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!