20 ноября 2007    Источник: Псковская губерния

Лев Шлосберг: «Политика не должна быть серой»

АПИ «Навигатор» и «Псковская губерния» продолжают знакомить читателей с лидерами партийных списков кандидатов в депутаты Государственной Думы, выдвинутых от Псковской области. Наш сегодняшний собеседник – председатель Псковского регионального отделения Российской объединенной демократической партии «ЯБЛОКО», возглавляющий предвыборную тройку в Псковской и Новгородской областях, Лев ШЛОСБЕРГ.

«Это немногим под силу – оставаться приличным человеком в неприличное время»

- Лев Маркович, по каким критериям формировались первые тройки партийного списка «Яблока» - федеральная и региональная?

- «ЯБЛОКО» является идеологической и принципиальной партией. Формирование списка лидеров партии на выборах любого уровня преследует две цели: во-первых, подтвердить, что партия верна своим идеалам и, во-вторых, привлечь максимум сторонников.

На мой взгляд, лидеры федерального списка «ЯБЛОКА» решают первую задачу. Представлению первой «тройки» было посвящено отдельное выступление Явлинского на предвыборном съезде. Он дал исчерпывающее и, что важно лично для меня, очень искреннее объяснение. Я приведу его слова полностью: «Первые три фамилии будут во всех бюллетенях, поэтому они должны в максимальной степени представлять позицию нашей партии по самым ключевым вопросам жизни нашей страны. И все фамилии в этом списке должны что-то символизировать, объяснять нашу позицию людям. Это очень непростое дело в сегодняшней России в условиях, когда практически нет публичной политики, - с помощью фамилий выразить позицию партии.

…Приглашение в нашу «тройку» Сергея Адамовича Ковалёва означает, что «ЯБЛОКО» предъявляет себя обществу как партия правды (как бы неприятна она ни была), как партия принципов, как партия человеческого долга и как партия, которая считает, что выше, чем жизнь человека, его достоинство, ничего в жизни нет. Как партия, которая считает, что государство должно служить гражданам, а не наоборот. Как партия людей, которая, отстаивая свои идеалы и принципы, готова устоять в самое трудное время…

…Сергей Викторович Иваненко – человек, который вложил огромное количество сил в то, чтобы партия справилась с этими четырьмя годами. В течение 10 лет он практически руководил фракцией в Государственной Думе. Сергей Викторович известен в стране тем, не тем, у него высшие рейтинги популярности, а тем, что он олицетворяет компетентность, справедливость и преданность делу, которому он служит».

Такого рода «внутренние» выступления партийных лидеров, как правило, не распространяются в прессе, между тем, они очень важны.

Я добавлю, что Иваненко известен как блестящий экономист, один из ведущих специалистов «ЭПИЦентра», работавший вместе с Шаталиным и Явлинским над программами «500 дней», «Согласие на шанс», «Нижегородский пролог». Он – один из самых известных за все время российского парламента специалистов по бюджетной политике и структурным реформам. Он очень твердый, иногда жесткий человек. Я знаком с ним, как и с Явлинским, с 1994 года, и могу сказать, что если общаться с Явлинским очень легко, то к Иваненко надо привыкнуть и, только привыкнув, понимаешь, в чем причина его жесткости: это компетентность и требовательность. Это совершенно внятный человек. Я не был удивлен, когда именно он в тяжелом и местами отвратительном эфире недавней передачи «К барьеру!» получил большую поддержку, чем Жириновский. Жириновский проиграл второй раз за всю историю этой программы. И я понимаю, почему так произошло – зрители почувствовали в Иваненко стержень, характер. Это было похоже на «бой в грязи», но один из участников сохранил, несмотря ни на что, человеческое лицо.

Явлинский – лидер партии. Его долг, его бремя – это бремя лидера. Он несет его с достоинством, какого я не встречал у других политиков в нашей стране. Собственно, отчасти именно поэтому я в этой партии. Это немногим под силу – оставаться приличным человеком в неприличное время. Тем более в политике.

- Что в Псковской области?

- Мы создали объединенную региональную группу в Псковской и Новгородской областях. Это первый такой опыт в наших регионах. При новой системе распределения мандатов между партиями шансы небольших регионов с числом избирателей менее миллиона человек практически равны нулю. Так случилось, что Новгородская региональная организация «ЯБЛОКА» сейчас переживает период восстановления после кризиса, там только полгода как новый председатель. И своих новых публичных лидеров они еще не вырастили. Поэтому все три места в региональном списке заняли представители Псковской области.

Комментировать свое участие в списке я не буду, потому что не могу. Скажу только, что чувствую в себе моральные силы заниматься политикой в нынешней ситуации. Если бы не чувствовал – ушел бы из политики.

Александр Конашенков, глава фермерского хозяйства «Прометей», депутат и заместитель председателя Собрания депутатов Гдовского района, уже второй раз в этом году идет на выборы в команде «ЯБЛОКА». Как и весной, на выборах депутатов областного Собрания, мы заявили, что «ЯБЛОКО» считает абсолютно принципиальным партнерство с беспартийными политиками, лидерами местного сообщества. «ЯБЛОКО» часто называют «партией городов». Это правильно в том смысле, что в городах «ЯБЛОКО» всегда получало максимальные результаты на выборах. Но отчасти потому, что не работало серьезно с сельским избирателем. В первую очередь из-за того, что не было таких кандидатов, таких лидеров в наших рядах. Но политическая партия в Псковской области не может считаться полноценной без крестьянского лидера. Сейчас такой человек в нашей псковской команде есть. Я полностью доверяю Александру, его природной политической интуиции.

Вячеслав Воробьев, начинающий (и, как я убеждаюсь буквально ежедневно, многообещающий) политик из Великих Лук, отражает наше намерение максимально серьезно работать в городе на Ловати. Я бы сказал так: Великие Луки являются для нас отдельным направлением в работе. А принадлежность Воробьева к вузовскому сообществу (он доцент Великолукской государственной сельскохозяйственной академии) подтверждает обществу наше понимание значения высшей школы в жизни региона, значение образовательной политики.

И Александр, и Вячеслав являются кандидатами сельскохозяйственных наук, Александр близок к защите докторской диссертации, Вячеслав начал работу над ней. Это – успешные профессиональные лидеры в своей сфере деятельности.

При этом мы, как нетрудно заметить, очень разные люди, не похожи друг на друга. Это, на мой взгляд, тоже правильно. Политика не должна быть серой.

«Нельзя воспринимать людей как денежную массу»

- Каково отношение вашей партии к политике губернатора Псковской области?

- Отношение известно. Мы – содержательная оппозиция Михаилу Кузнецову. Мне уже приходилось оценивать его политику как политику обезлюдивания Псковской области. Власть отчасти распугивает, отчасти выдавливает народ, что по сути одно и то же. Псковская область становится регионом агрессивного административного прессинга. При этом пиар зашкаливает, а психологические реакции власти находятся на уровне подростковых.

Нельзя делать из общества казарму. Нельзя воспринимать людей как денежную массу. Нельзя выстраивать такую систему управления регионом, при которой все политически значимые решения (а теперь уже практически все сколь-либо значимые решения вообще) принимает один человек, а «бизнес» как ближнего, так и дальнего окружения заключается в угадывании, даже скажу иначе, предвосхищении мнения его превосходительства. Все другие политические институты – законодательное собрание, органы местного самоуправления – перестают быть значимыми. Политически они парализованы. Их персональный состав не имеет совершенно никакого значения.

Когда власть говорит, что она лучше людей знает, что на самом деле надо людям, это очень опасный симптом. Особенно если помнить о том, что всю власть, до последнего ее винтика, оплачивают налогоплательщики.

У государства, по большому счету, две основные функции: это сбор денег в казну и сохранение народа. Первым заняты в основном налоговые органы, а вот вторым – публичные власти. И это место сегодня в Псковской области по существу дела пусто. Я бы даже сказал, вакантно.

«Люди включают телевизор и не узнают страну, в которой живут»

- На чьи голоса, в первую очередь, ориентируется ваша партия? Как вы можете охарактеризовать вашего среднестатистического избирателя?

- У «ЯБЛОКА» нет среднестатистического избирателя. «ЯБЛОКО» - партий личностей, граждан. Но есть общие черты, конечно. Я бы охарактеризовал избирателей «ЯБЛОКА» как людей с высокой планкой притязаний к своей стране и активной совестью, по известному выражению Андрея Вознесенского. Избиратель «ЯБЛОКА» критичен по отношению к политикам, самостоятелен в принятии решений, ощущает себя субъектом, носителем власти. Если у нас получится вывести страну из очередного исторического тупика, куда уже практически притащили Россию ее нынешние руководители, то именно благодаря таким людям.

- Что вы называете тупиком?

- Тупик – это такая ситуация, когда политическая система страны перестает служить гражданам, а работает только на воспроизводство самой власти. Тупик – это такая ситуация, когда в экономике страны не созданы инструменты для неинфляционного применения денег и структурного развития. Тупик – это такая ситуация, когда в социальной политике каждое новое действие властей приводит к сокращению объема и качества социальных услуг, доступных жителям. И еще один важный признак тупика – это ложь власти и официальной прессы, когда люди включают телевизор и не узнают страну, в которой живут. Так что мы очень далеко зашли. Выбираться будет непросто.

- Сформулируйте кратко основное идеологическое послание вашей партии.

- Девиз «ЯБЛОКА» - «Свобода и справедливость». Явлинский недавно очень точно сформулировал, что в 1917 году Россия боролась за справедливость и потеряла свободу. В 1991 году – боролась за свободу и потеряла справедливость. Последствия оба раза были трагическими. Потери народа исчисляются миллионами. Миссия «ЯБЛОКА», а партия обязана говорить о миссии, – сделать Россию свободной и справедливой страной. Мы – европейская партия, считаем Россию не географически, но цивилизационно – европейской страной, способной и готовой устроить свой внутренний мир на принципах уважения прав и свобод человека.

В 2003 году партия «ЯБЛОКО» приняла «Демократический манифест» - программный документ, в котором сформулировала свою идеологическую основу: «Свободное общество может быть построено только в том случае, если в этом заинтересовано большинство. Обязанность государства – в создании условий для того, чтобы от свободы выиграло максимально возможное число граждан. Право на свободу имеют не только богатые и сильные, но также бедные и слабые. Последние должны иметь шанс ее получить. В этом – отличие современного – социального – либерализма от его радикальной версии XIX века. Социальный либерализм XXI века ориентирован на проведение реформ в интересах всех без исключения граждан России, а не только преуспевающего меньшинства».

Вот – идеология и задача одновременно.

«Я не могу судить Явлинского»

- «ЯБЛОКО» практически с первых своих дней позиционировало себя как оппозиционную партию. Оппозиция – это профессиональная ниша «ЯБЛОКА» или возможны другие варианты?

- Оппозиция – это альтернатива. Это – возможность другого пути, другого выбора. Который, в конце концов, может получить исторический шанс на воплощение.

В 1991 году программа «500 дней», отвергнутая сначала Горбачевым, а потом Ельциным, была программой модернизации и сохранения СССР как страны в новых экономических и (неизбежно) политических формах. Но – сохранения, а не распада.

В 1992 году мы боролись за другой путь проведения экономических реформ, не предполагающий организованного экономического и социального краха четырех пятых российских семей.

В 1993 году мы предлагали другой вариант Конституции, не позволяющий монополизировать власть в стране в руках одного человека.

В 1994 и потом в 1999 году мы – единственная партия – боролись против тотальной войны в Чечне, предупреждая, что проблема Северного Кавказа (не только Чечни!) не имеет военного решения.

В 1995 году мы боролись против залоговых аукционов, которые сделали российскую приватизацию одним большим многотомным уголовным делом. А теперь предлагаем решить вопрос о приобретенной тогда собственности через т. н. «компенсационный налог», который способен успокоить значительную часть общества.

В 1996 году мы боролись против Бориса Ельцина на президентских выборах, которые определили авторитарный путь развития страны более чем на 10 лет вперед и стали первыми в России выборами, в которых власть стала не предметом выбора, а участником борьбы. Мы были тогда единственной демократической альтернативой Ельцину.

В 1996-1997 году мы боролись против системы ГКО – государственных краткосрочных облигаций, безумная игра с которыми обрушила финансовую систему страны в августе 1998 года.

В 2000 году мы предложили стране президентскую программу Явлинского и его команды «Стратегия прорыва». Это была альтернатива программе ползучего авторитаризма, которая теперь, восемь лет спустя, превратилась в т. н. «План Путина».

Все эти 14 лет «ЯБЛОКО» доказывало, что выбор существует не между большим и меньшим злом, а между добром и злом. Потому что выбор между большим и меньшим злом всегда все равно происходит в пользу большего зла. И выбор на этих «развилках» в России каждый раз был не между «бандитским капитализмом» и «бандитским социализмом», а между бандитской и не бандитской политикой.

Тот факт, что мы ни разу не стали политическим большинством, отражает два обстоятельства. Первое – общество в нашей стране находится в очень тяжелом состоянии. И, прямо говоря, оно физически невелико. Второе – нам надо было еще больше работать.

- Вы можете назвать самую существенную политическую ошибку, совершенную вашей партией?

- Я выскажу очень спорное мнение, которое разделяют не все в «ЯБЛОКЕ». Но я считаю, что у «ЯБЛОКА» (отчасти лично у Явлинского) два раза был исторический шанс (не абсолютный, конечно) взять в руки штурвал управления страной. Первый раз – в 1991-1992 году, когда надо было всеми силами бороться за Ельцина и заставлять его проводить «яблочную» программу реформ. Борьба за Бориса Николаевича – та еще песня, как вы понимаете, можно было и одного куплета не допеть, но момент был такой принципиальный, что, на мой взгляд, надо было рисковать. Мы до сих пор пожинаем «плоды» того «перелома», который фактически в одночасье уничтожил социальную базу демократических реформ в России.

Второй раз – осенью 1998 года, когда надо было оттаскивать слабеющего Ельцина от спецслужб, к которым он начал приглядываться в поисках «преемника». Он тогда еще был способен (иногда) слушать и воспринимать. Это тоже был поворотный момент в истории страны, поворот в сторону авторитаризма и «чекизма», который никому (и нам тоже, к сожалению) предотвратить не удалось. Теперь все последствия налицо.

Я не могу судить Явлинского. Мне такие шансы не выпадали. Уверен, что далеко не все существенные обстоятельства недавней политической истории нам сегодня известны, многое откроется годами позже. Я, в любом случае, должен отдать должное его прозорливости. В феврале 2003 года он сказал мне в частном разговоре: «Нас ждет очень трудное время, которое надо будет прожить достойно, и это будет очень непросто сделать». Теперь часто вспоминаю эти его слова.

Поэтому если в 1991 и в 1998 году он не нашел способов переломить ситуацию, то, уверен, никто больше в стране таких шансов и не имел. Шанс был только у Явлинского. Но, Бог знает, может быть, представится третий.

- Вы можете высказывать внутри партии мнения, отличные от мнения ее лидера?

- Да, свободно и публично, в том числе на съездах и федеральных советах. Это не сказывается на наших отношениях с Явлинским. И я не один такой.

«Народ реально мучается, а его заставляют притопывать и прихлопывать»

- В случае, если ваша партия получит поддержку большинства россиян, кто может стать президентом страны, премьер-министром, председателем Госдумы?

- Я считаю Явлинского готовым нести бремя лидера страны. У него есть уникальная способность к стратегическому видению перспективы. А президент должен далеко видеть и глубоко понимать ситуацию не только в стране, но и в мире. Президент должен показывать стране перспективу развития. Это своего рода общенациональный компас. Премьер-министром я видел бы Сергея Иваненко. С его способностью к внутренней самоорганизации и организации работ он готов руководить такой тяжелой машиной, как российское правительство. А лучшим за все созывы спикером в Государственной Думе был, по общему признанию, Владимир Лукин, в прошлом – первый заместитель председателя российского парламента, а сейчас – российский уполномоченный по правам человека. Это – политик высокой личной и парламентской культуры. Так что у «ЯБЛОКА» есть полный «комплект» для полноценного руководства государством.

- Кого вы хотели бы видеть президентом после Путина?

- Человека, способного изменить вектор развития страны, восстановить демократию, защитить права и свободы граждан, обеспечить необратимость демократического процесса. «ЯБЛОКО» выдвинет такого кандидата.

- Явлинского?

- На 90% - да. Но внутри партии звучат еще 3-4 фамилии. И это хорошо.

- Каким, по вашему мнению, должно быть государственное устройство России?

- Я сторонник парламентской республики. К слову, Россия была ей с 1991 по 1993 годы. Но реальное разделение властей и высокая роль представительной власти не устроили Ельцина, так появилась президентская республика образца 1993 года. Сейчас это уже быстро не изменишь, традиция основана. Но изменение этой политической системы в сторону большей роли законодательных и представительных органов, усиление полномочий регионов и местного самоуправления были бы очень полезны для обеспечения прав и свобод граждан. Когда власть «завалена» в сторону исполнительной власти – права людей всегда оказываются «под завалом».

- Как вы относитесь к новой версии избирательного законодательства? Как, по вашему мнению, изменится в результате его применения состав Госдумы?

- Избирательное законодательство отражает политическую систему страны. В авторитарной стране – авторитарное избирательное законодательство, по существу охраняющее власть от граждан. В результате – власти оторваны от людей, как никогда за последние 17 лет. И состав новой Думы будет зависеть не столько от избирательного законодательства, оно всего лишь инструмент власти, а от общественного климата в стране, в которой заканчивается политический кислород и начинается массовое кислородное голодание. Посмотрите – народ реально мучается, а его при этом заставляют притопывать и прихлопывать, изображая счастье. В том числе на выборах. Но результаты таких «опытов» могут оказаться шокирующими для власти.

- Каким должен быть проходной барьер на выборах в Госдуму?

- Я выскажу достаточно своеобразное предположение. Россия – огромная страна. У нас некоторые регионы – как целые государства в Европе. Я бы ввел критерий одного миллиона голосов. То есть партия, получившая миллион голосов граждан России, имеет право быть представлена в Думе – что по существу значит, что у миллиона человек определенных убеждений будут свои представители в парламенте. Это существенно стабилизирует политическую систему в стране и общественные настроения, потому что практически все значимые политические силы будут представлены в Думе. А чем больше людей оторвано от политического представительства, тем хуже для страны. Нельзя альтернативную большинству политику загонять в подполье и выталкивать исключительно на улицы. Это – путь к революции.

- Каким должно быть минимальное количество членов партии?

- Не знаю. Я вообще не сторонник ограничений. Критерий успешности партии, на мой взгляд, не численность членов, а результаты выборов. А уж сколько людей обеспечили достижение результата – абсолютно не важно.

- Возможны ли сегодня в России справедливые и честные выборы?

- Сегодня – нет. Но если не участвовать в сегодняшних выборах, то честных и справедливых выборов в России не будет вообще никогда. Выборы – это как курсы повышения квалификации. И для народа, и для политиков.

- Чью сторону вы заняли бы в 1917 году? В 1991 году? В 1993-м?

- До меня политиков в нашей семье, слава Богу, не было. 1917 год ближайшие веточки нашей семьи встретили в Пскове, Витебске, Вятке и Даугавпилсе. Революционеров среди нас тоже не было. И тоже – слава Богу. Очень трудно, практически невозможно перенести себя в то время, но, думаю, что участвовал бы в работе какой-нибудь из партий, возможно, в партии конституционных демократов (Партии Народной Свободы), во всяком случае, в ее изначальном варианте. Вот только по части монархического «крена» партии оказался бы в меньшинстве. Никогда не восторгался самодержавием. Так или иначе, ничем хорошим для меня события 1917 года не закончились бы.

1991 год – не вопрос. Это был первый в моей жизни шанс на свободу.

1993 год воспринимаю как общенациональную трагедию, ответственность за которую несут все ветви власти. Она в полной мере до сих пор не расследована. Взаимная ненависть лидеров достигла тогда (я очень хорошо это помню) такого накала, что они готовы были угробить страну, только бы удушить противника. Инфекция политического насилия с тех пор так и не покинула российскую власть. Я ни при каких обстоятельствах, конечно, не мог политически оказаться в рядах Руцкого и Хасбулатова, а вот волею судьбы оказаться в осажденном Белом Доме мог.

События 1993 года помогли мне определиться политически. Весной 1994 года я стал сторонником «ЯБЛОКА», а в июне – членом областного общественно-политического объединения, тогда еще не партии. До 1993 года я практически не задумывался о партийности, а после осенних событий понял, что в политике другого пути нет. Иначе опять будет – то 1917-й, то 1993-й…

Беседовал Максим АНДРЕЕВ,
Агентство политической информации «НАВИГАТОР».

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!