01 февраля 2016    Источник: [Фонтанка.Офис]

Лев Шлосберг: То, что делает Кадыров, - это политическая "чеченизация" России

Почему Ленин в центре внимания первых лиц государства? Может ли всё-таки появиться в Петербурге улица имени Кадырова? Почему псковский губернатор регулярно говорит о главе Чечни? Смогут ли демократы договориться о совместной работе на ближайших парламентских выборах? И почему многие сравнивают настоящее с поздним СССР - в интервью [Фонтанка.Офис] рассказал политик, член партии «Яблоко» Лев Шлосберг, который посетил Петербург в рамках серии диалогов в проекте «Открытая Библиотека».


Фонтанка.Офис: Как Вам кажется, Россия обречена жить именами людей, которые уже умерли? Настоящим когда жить начнём? Ленин в центре внимания. Ваши диалоги о Ленине с журналистом и членом Общественной Палаты Максимом Шевченко. Путин, который вдруг критикует человека, который породил систему, породившую Путина.

Лев Шлосберг: На мой взгляд, Россия не научилась относиться к своим историческим персонажам как к людям, ушедшим в историю. Мы никак не можем проводить историю туда, где она должна быть. Мы очень много мучаемся вчерашним. И очень мало думаем о будущем. Именно поэтому фантомы из прошлого возвращаются в сегодняшний день.

Фонтанка.Офис: Почему же именно Ленин? Это даже как-то неловко выглядит... Сейчас 16-ый год. Следующий 17-ый. И Путин говорит про Ленина.

Лев Шлосберг: Испугались. Почувствовали запах протеста. И протеста успешного. Любая авторитарная власть, а власть Владимира Владимировича Путина, она уже не только авторитарная, но и имеет уже тоталитарные запахи, - такая власть боится протеста, который возникает как возмущение народа. Ленин ведь действительно гениально использовал возмущение народа для того, чтобы разрушить государство. И сейчас они в каждом противостоящем им политике видят потенциального Ленина. Опыт показывает, что когда Владимир Владимирович Путин и его люди кого-то ругают, это означает, что они боятся этих людей. Теперь они ругают Ленина для того, чтобы, как им кажется, показать обществу в какую сторону идти не надо. Но я боюсь, что логика заключается в том, что как только эти люди начинают кого-то ругать, то популярность тех, кого они ругают, возрастает. Это известный общественный феномен.

Фонтанка.Офис: Это всё очень забавно. Ведь те, кто последние несколько десятилетий ходил по улицам с именем Ленина на устах, сейчас в команде действующего президента.

Лев Шлосберг: Абсолютно. Это его коммунисты. Он понимает, что нынешние коммунисты, это совсем не те большевики. Нынешних коммунистов ему бояться нечего. Нынешние коммунисты это его опора. У нас однопартийный парламент. КПРФ - это одна из партий Путина.

Фонтанка.Офис: Другая фамилия - Кадыров. Депутат Виталий Милонов накануне выборов заявил, что его отвергнутую городом идею назвать именем Кадырова городскую улицу подобрали некие «общественные организации» и будут добиваться ее реализации. Опять же, ваш Псковский губернатор Андрей Турчак фамилию «Кашин» вслух больше не говорит, а фамилию «Кадыров» в последнее время повторяет регулярно.

Лев Шлосберг: На мой взгляд, Турчак ездил к Кадырову, как к человеку, который имеет прямой вход к Путину. У Турчака много проблем. Ему потребовалась встреча с Кадыровым, чтобы донести до Путина информацию напрямую. Без посредников. Совершенно очевидно, что Кадыров и Путин общаются без посредников. Кадыров является уникальным феноменом в российской политике. Именно в российской. Ни в какой другой он возникнуть не мог. Он человек, который смог купить не только в финансовом плане, но и в метафизическом, в политическом российскую федеральную власть. Т.е. он смог конвертировать влияние своего клана за пределами Чечни. Внешний иллюзорный мир в Чечне он конвертировал в колоссальные деньги, о которых его предшественники, ни Дудаев, ни Масхадов, даже мечтать не могли. Дело не только в деньгах. Дело в колоссальном влиянии. Сегодня Кадыров намерен задавать стандарт не только «российской», но в том числе и «русской политики». То, что он делает, это «чеченизация России», не в этническом плане, а в политическом. Это навыки средневековой совершенно жестокой политики. Политики абсолютно беспринципной, хитрой и нетерпимой к любому оппоненту. Принимающей только обожание. Всё это он распространяет на Россию, почувствовав, что Россия сама качнулась в эту сторону. Он решил поэксплуатировать эту ситуацию по-максимуму. Не могу сказать, какими будут сценарии развития ситуации в самой Чечне, поскольку Кадыров молод и намерен править пожизненно. У него впереди, простите, полвека при нынешней ситуации. Что будет происходить с Россией, если политическая чеченизация России станет реальностью с последующими событиями реальной жизни, это так же трудно предположить, потому что Россия принимала в своей истории самые разные политические векторы. Есть самый сильный в российской истории вектор – европейский. Он сформировал всю российскую культуру. Нет никакой русской культуры, кроме как европейской. Есть сильный политический вектор, скажем так, «татаро-монгольский». От него никуда невозможно уходить, это видно по истории. Но никогда Россия политически не формировалась с северного Кавказа. Кадыров – первый человек в мировой истории, который решил попытаться сформировать политическое направление развития России с северного Кавказа. И Путин создал ему такую возможность. Кадыров стал одной из опор Путина.

Фонтанка.Офис: И в этом контексте «улица имени Кадырова в Санкт-Петербурге» это возможно? Это действительно может произойти, или это предвыборные игры?

Лев Шлосберг: Это перекодирование Петербурга как европейского города. На мой взгляд с точки зрения смены топонимов, это произойти может. Дальнейшее зависит от того, ограничится ли это сменой табличек на домах, или начнут меняться политический и общественный уклады.

Фонтанка.Офис: Мы кстати сейчас находимся на пороге потенциальных перемен. Парламентские выборы 2016 действительно станут выборами? Своеобразная «волна веры в их чистоту» прошла в комментариях потенциальных участников. В нашем эфире об этом говорил, например Михаил Амосов. Мол, так как власть делала раньше, сейчас у неё уже не получится. Но все забывают, что в России выборы запросто могут совпасть с другой волной. Простого человеческого горя. Мы это уже наблюдали, когда выборы совпадают с войной. Чего ждём сейчас?

Лев Шлосберг: Я жду того, что миллионы избирателей в России поймут свою ответственность за страну. На выборах побеждают не политики. Об этом очень мало говорят. На выборах побеждают избиратели. Они обеспечивают победу политиков и партий. Я не верю в честные выборы в России при Путине. Не верю. Не верю в то, что люди из его администрации способны в принципе думать о честных выборах. Они если не сжульничают на одном, то сделают это на другом. Единственный способ бороться с массовым жульничеством, это приходить на выборы всем, кто в состоянии на них приходить. Тогда масштаб волеизъявления становится таким, что с ним нельзя не считаться. Если мы сила, то эти люди будут нас бояться. Они никогда не будут относиться к нам с пониманием. Никогда не будут считать, что мы равноправные партнёры. Но они способны считаться с силой. Способны.

Фонтанка.Офис: Здесь нельзя не заметить, что у потенциально активной части российского общества, условно тем, кому за 30, чем дальше, тем менее интересен сам процесс выборов. Могу судить по своим друзьям, которым выборы не интересны в принципе. Это факт.

Лев Шлосберг: Вы говорите очень серьёзную и печальную вещь. Я объясню. Более чем за 15 лет отсутствия реальной, настоящей, подлинной политики в России выросло поколение людей, которое из чувства внутренней самозащиты, биологической самозащиты отстраняются от избирательных процессов. Живая человеческая реакция - не участвовать в этой грязи. И нам нужно будет объяснить всем этим людям, что это их страна, либо им не будет места в этой стране. То, что можно уйти в себя и вести маленькую частную жизнь, сохранить в неприкосновенности свою семью при беспределе, царящем в нашем обществе, - это иллюзия. Они просто ещё очень молоды и не видели другого информационного пространства. Они уже не видели честных СМИ. Политиков настоящих они не видели. Мы должны объяснить: друзья, ребята, молодые, хипстеры, все - у нас есть один из последних, если не последний шанс. Включитесь, пожалуйста. Но это наш долг, это наше бремя. Мы должны дойти до этих молодых людей и объяснить. Это очень важная задача.

Фонтанка.Офис: Тогда важно показывать пример, что вы умеете что-то делать. Вот «ПАРНАС» зовёт «Яблоко» «дружить на выборах». За последние 15 лет попыток договориться у разных функционеров от демократической оппозиции было предостаточно. Толку только не было для тех, кто пытался договориться. Сейчас мы увидим очередную серию этого «сериала»?

Лев Шлосберг: Последние успешные переговоры о создании демократической коалиции были в 2005 году на выборах в Мосгордуму. С тех пор в России не было ни одного успешного прецедента. «Яблоко» заявило о начале коалиционных переговоров 23 января 2016 года. 25 января я как координатор этой переговорной группы как смог сформулировал принципы ведения этих разговоров. Главное там – это презумпция добросовестности и добропорядочности всех участников. Как участник этих переговоров, я постараюсь дойти до всех. Уже на следующей неделе начинаются переговоры в Москве. Это продлится не одну неделю. Разговоров и встреч будет много. Я постараюсь объяснить всем, как важно нам сейчас прийти к взаимопониманию. Я не являюсь рычагом, решающим рычагом в этом разговоре. Я оказался в роли человека, которому предстоит со всеми встретиться, всех услышать и по возможности всех понять. И увидеть, возможна ли после этого общая командная ответственная политическая конструкция. Я не могу не верить в то дело, которым я занимаюсь.

Фонтанка.Офис: А как бороться с такими явлениями, когда в ходе подготовки к выборам кто-то за какой-то «мелкий прайс» или «гешефт» начнёт играть на другой стороне? Мы это видели неоднократно. С этим что делать?

Лев Шлосберг: Открытость, гласность, публичность. Открытые комментарии, кто что делает, почему и зачем. Прямая апелляция к обществу. Ребята, мы делаем это, а эти люди нам мешают. Посмотрите на них и запомните их имена. Никогда за них не голосуйте. В такой ситуации я могу быть очень жёстким. Если потребуется, я так скажу. Если я это увижу, я скажу об этом открыто, и страна это услышит.

Фонтанка.Офис: На прошлой неделе у нас в эфире были сразу двое музыкальных гуру. Артемий Троицкий и Олег Нестеров. Троицкий говорит, что нынешнее время похоже на начало 80-х. Нестеров про 70-е вспоминал. Для большинства сограждан, как мне кажется, рост свобод на заре СССР ассоциативно связан с крушением тех смыслов, в которых люди тогда состоялись. И это для многих «жуткий негатив». «Угроза» новых перемен пугает именно этим. Возможны ли перемены в России без тех процессов, которые пугают людей?

Лев Шлосберг: Дело в том, что в 70-е в меньшей степени, а в 80-е в большей, десятки миллионов человек ждали и хотели изменений. Перемен. Вот эта волшебная песня Цоя «Мы ждём перемен», это гимн 80-х. Но перемены получились не те, которых ждали люди. Люди ждали свободы и благополучия. Люди ждали честной политической системы и честных конкурентных выборов. Свободы самовыражения, свободы слова. Всё это не состоялось. И люди настолько этим разочарованы, что все те, кто вошёл в политику во второй половине 80-х и в начале 90-х, в восприятии людей ответственны за эти разочарования. Тем, кто способен нам поверить сегодня, на мой взгляд важно предоставить нам возможность сделать это сегодня. А наш долг заключается в том, чтобы не разочаровать этих людей.

Фонтанка.Офис: Т.е. всё будет не так как тогда?

Лев Шлосберг: Всё равно всё движется в ту же сторону. Многие люди и, в частности, люди культуры, говорят о «движении к условному 91-му ещё раз», не важно где они себя чувствуют - в 70-х, или 80-х , Т.е. государство провалило доверие общества. Оно было настолько наглым, настолько не слышало людей, что в итоге вот сейчас оно почти уже уничтожило пространство доверия вокруг себя. Если оно рухнет, никто не выйдет на улицу защищать эту власть, как это было в 1991 году. Но тогда выяснилось, что политиков, готовых взять на себя ответственность перед всей страной за эту новую страну, оказалось немного. А те, кто в итоге взял ответственность, не справились с этой ношей. Не справились. Пошли по тuому пути, который привёл к Путину. Мы должны учесть эти очень драматические и временами трагические события.

Санкт-Петербург, 31.01.2016.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!