ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

05 марта 2016    Источник: Новая газета 

Лев Шлосберг: Переговоры об объединении демократов продолжаются

Член федерального политкомитета «Яблока» Лев Шлосберг рассказал «Новой газете» о трудной работе переговорщика в Москве, своем предложении для Михаила Касьянова создавать общую партию, а также о том, почему он является противником президентской республики. Политик уверен, что процесс формирования единого списка демократов на выборах в Думу должен продолжаться, несмотря на то, что многие поспешили похоронить его. Основная часть переговорного процесса, по мнению Шлосберга, должна быть непубличной – иначе демократы не смогут достичь своих целей.

Лев Шлосберг

— Вас уже нарекли министром иностранных дел партии «Яблоко». Это была ваша идея – вести переговоры с демократами об объединении?

— На заседании политкомитета «Яблока», которое состоялось 23 января, я предложил поправки к решению – о том, что нужно вести переговоры с демократическими силами в связи с выборами в Госдуму. Речь не шла о переговорах исключительно с «Парнасом», поскольку, очевидно, что демократов в России больше, чем в «Яблоке» или «Парнасе».

Тогда же была создана переговорная группа, в которую вошли Сергей Иваненко, Сергей Митрохин, Виктор Шейнис и я. Меня назначили координатором этой команды. Мы не ходим на встречу с потенциальными кандидатами вчетвером: каждый сам общается с теми, с кем считает нужным. После чего мы обсуждаем результаты переговоров и предлагаем политкомитету то или иное решение.

Я провожу в Москве две недели в месяц, за неделю успеваю провести около десяти встреч с разными политиками. Никто не отказал мне во встрече. Все готовы разговаривать.

— С кем уже вы успели пообщаться лично?

— Со многими людьми, но некоторые попросили не раскрывать свои имена до тех пор, пока они примут окончательное решение. Чтобы был понятен диапазон встреч, скажу, что среди собеседников – Алексей Навальный, Михаил Касьянов, Андрей Нечаев, а также многие политики, входящие в состав «Демократической коалиции». Повторяю, мы ведем диалог не только с «Парнасом» и Демкоалицией.

Я уверен в своем предположении, что и «Парнас» ведет переговоры с широким спектром потенциальных кандидатов, поскольку все понимают: на сегодняшний день собственных сил, способных обеспечить прохождение в Думу, нет ни у одной партии.

В России есть сегодня (это моя оценка) 10 миллионов избирателей, готовых проголосовать за демократов, но две трети из них вообще не ходят на выборы при Путине, а оставшейся трети не хватает и на одну парламентскую партию, «коротковата кольчужка».

Наша задача – чтобы люди поверили в свои и наши силы и пришли на выборы. Результат может оказаться выше ожиданий.

— Есть какие-то препятствия или технические проблемы, которые затягивают процесс переговоров?

— Идет серьезный и важный процесс установления доверия между «Яблоком» и другими партиями, политиками.

Для меня, как жителя небольшого провинциального города, был удивительным тот факт, что в одном большом городе четверть века работают политики, которые никогда не встречались между собой лично и не знают телефонов друг друга.

Однажды мне приходилось организовать встречу двух людей, которые не общались между собой восемь лет, хотя раньше регулярно поддерживали политическое и личное общение: я сводил их заново – непременно на нейтральной территории – обеспечивал контактами друг друга.

Меня такая картина печалит, потому что отсутствие элементарной коммуникации между демократами – это идеал Кремля. Люди, разделяющие многие общие ценности, сегодня не находятся на связи друг с другом, не обсуждают общую повестку дня. Я знал, что всё плохо, но теперь увидел, насколько всё запущено.

Почти все политики жалуются мне, что между ними нет взаимного уважения и готовности спокойно общаться. Моя задача заключается в том, чтобы найти точки соприкосновения и сделать из них общую политическую конструкцию, команду.

У меня нет задачи собрать в Москве «коллекцию рукопожатий». Есть только одна задача – способствовать победе демократов на выборах.

Вести переговоры в регионах намного проще. В Москве и отчасти в Петербурге некоторым политикам свойственно исключительное чувство личной значимости в политике. Столица, с одной стороны, создает возможность самореализации, с другой – искажает понимание ситуации в стране. «Меня знают в Москве» и «Меня знают в России» – это разные ситуации. К сожалению, не все это понимают.

Но сегодня мы не решаем личные вопросы, не благоустраиваем себя, не ищем рабочие места в Госдуме, а пытаемся создать команду, которая стала бы политическим противовесом кошмару, надвинувшемуся на страну.

Очевидно, что при создании объединённой команды число лидеров сокращается. Если мы работаем вместе, то удельный вес каждого политика становится меньше. При этом общий вес команды, её возможности влияния на общественно-политическую повестку дня вырастают существенно, в некоторых ситуациях – на порядок. Здесь может проявиться так называемый синергетический эффект.

Я пытаюсь создать команду, которая после успеха на выборах не рассыплется, а сможет согласованно работать вместе – для граждан, для избирателей. Наша задача – очень хорошо понять друг друга сегодня, до выборов. И только после этого объединить свои усилия. Самое печальное, что может произойти – это раскол в победившей команде по содержательным вопросам, когда нужно проголосовать по принципу «все, как один», а не получается. Это приведет к колоссальному разочарованию людей.

— Есть кандидатуры, которые политкомитет «Яблока» уже отверг?

—  Нет. Мы продолжаем переговоры со всеми теми, с кем я начал. Две ниточки переговоров – с Дмитрием Гудковым и Владимиром Рыжковым – завершились успешно. Это первые ласточки, и я очень надеюсь, что не последние. Они уже вошли в команду и очень помогают мне с организацией переговоров – дают важные рекомендации, с кем-то начинают разговор сами. Людей, с кем надо встретиться лично, – много, а времени – мало.

25 февраля политкомитет «Яблока» одобрил первый месяц нашей переговорной работы и поручил мне продолжить координировать её. Я продолжаю. По существу переговоры идут каждый день вне зависимости от того, где я нахожусь физически. 

- Насколько реалистично предложение Касьянова объединиться под знаменем единой партии?

— Вынужден подробно ответить на Ваш вопрос, потому что тема вышла в свет.На самом деле предложение о создании объединенной демократической партии сделал Касьянову я.Это было на нашей первой встрече 2 февраля с участием ещё двух заместителей председателя «Парнаса». Позиция заключалась в том, чтобы публично объяснить избирателям логику наших действий: сначала единый список (да, на основе «Яблока»), затем – общая работа в Госдуме, затем – единая партия.

Нельзя спешить, но нужно понимать перспективу и быть в ней уверенными. Это ведь не столько вопрос политиков, сколько вопрос избирателей. Общество должно понимать, куда идут партии. Политики не должны работать с гражданами «втёмную». Если люди не понимают, что, как и почему мы делаем, то они не будут доверять нам.

Я предложил создать перспективу для демократических избирателей. Людям очень важно видеть и понимать перспективу. Это ведь вопрос не только политического выбора, но в первую очередь для человека – выбора личной линии жизни.

Но надо понимать, что максимальный итоговый результат (создание единой партии) не может произойти быстро – до выдвижения кандидатов в депутаты Госдумы в июне. Если «Парнас» и «Яблоко» пойдут на выборы единым списком и подпишут соглашение о том, что в течение года проведут реорганизацию и будут действовать в дальнейшем как объединенная партия, то на непростую процедуру уйдет весь 2017 год.

В процессе объединения партий надо понимать, что «Яблоко» как партия, имеющая право выдвижения кандидатов без сбора подписей на всей территории России, в том числе в регионах, никуда не может исчезнуть. Мы не можем говорить о слиянии и, таким образом, прекращении деятельности двух партий и появлении третьей. Тогда все государственные гарантии будут ликвидированы нашими собственными руками. Реорганизация, усиливающая демократов, возможна только на базе одной партии. Мы видим такой партией именно «Яблоко».

С начала февраля это предложение обсуждалось в закрытом режиме, в частности, на второй встрече с Михаилом Касьяновым 17 февраля, подробно обсуждалось также внутри «Яблока» и, на мой взгляд, обсуждение было практическим, не абстрактным.

Так бы это и продолжалось до тех пор, пока не был бы сформулирован приемлемый для обеих партий подход, шансы на что, на мой взгляд, были.

Но в этот момент произошла неожиданная для меня вещь: после публикации в «Новой» обращения интеллигенции к лидерам демократов с призывом объединить усилия и составить единый список мой коллега по диалогу Михаил Касьянов в интервью той же «Новой» сообщил, что предлагает создание единой демократической партии, при этом озвучил условие порядка действий – сначала объединённая партия, а потом единый список.

Если вести речь о юридической реорганизации, то это условие технически невыполнимо в силу отсутствия достаточного времени, даже если Минюст в полном составе придёт на работу в «Яблоко» и «Парнас», и это понимают все специалисты.

Но в этой ситуации проявился и ещё один важный момент – это техника наших переговоров. Я, пусть простят меня московские коллеги, не понимаю, что это такое – вести переговоры через прессу. Давайте тогда сядем на сцене театра или концертного зала, созовем народ на зрелище и будем вести «переговоры». Может быть, почтенная публика даже получит удовольствие и изрядно повеселится, глядя на нас, но толку точно не будет, и смех в итоге будет сквозь слёзы.

Я уважаю тайну переговорной комнаты и на первой же встрече обсуждаю этот вопрос со всеми собеседниками. Процесс должен идти спокойно, обсуждать будем результаты, но до них нужно ещё дойти: создать атмосферу взаимного доверия, обозначить и обсудить все возможные варианты действий, найти обоюдно приемлемый и достичь согласия.

Если кто помнит, начало переговоров сопровождалось публичным «обменом комплиментами» между двумя партиями в первых числах февраля, и этот процесс удалось быстро остановить, мы договорились вести переговоры без «артиллерийской поддержки». Почти четыре недели всё шло спокойно, а теперь: «никогда такого не было, и вот опять!».

Поэтому прошу всех услышать меня: дорогие для всей нашей страны коллеги, предлагаю соблюдать тишину и уважение к процессу нашего общения.

А то кувшин ещё только поставлен на гончарный круг, а в него уже летят камни изнутри самой мастерской.

— А как вы смотрите на то, чтобы создать политический союз и пойти на выборы двумя списками?

— Как «Яблоко», так и «Парнас», могут выдвигать своих кандидатов на предстоящих выборах в Госдуму без сбора подписей. Для этого не нужны никакие переговоры между демократами. Имеем право участвовать – идем на выборы.

Вот вы придете на избирательный участок, изучите агитационные плакаты «Яблоко» и «Парнаса», возьмете бюллетень и проголосуете только за одну партию из двух. Так устроено избирательное законодательство. На этом «политический союз» закончится.

Политический союз – это единый список. Если его не будет, то надо будет заключать соглашение о том, что мы – добрые политические знакомые и не будем бить друг друга из-за угла дубиной по голове хотя бы во время выборов. Это тоже, наверно, важно, но, честно признаюсь, я не испытываю вдохновение от такой задачи.

— Даете ли вы политикам, с которыми ведет переговоры, гарантии того, что они войдут в единый список?

— Есть разные концепции формирования общефедеральной части списка «Яблока», и эта задача продолжает обсуждаться едва ли не ежедневно. Наша задача – сформировать наилучшую команду для участия в выборах.

Принято политическое решение о том, что Д. Гудков и В. Рыжков будут выдвинуты партией в одномандатных округах. Возможность их выдвижения в составе общефедеральной части единого списка обсуждается. На мой взгляд, такое решение полностью соответствовало бы принципу политической коалиции. Окончательного решения пока нет, и Дмитрий с Владимиром об этом знают, они в курсе нашей внутрипартийной дискуссии, никто от них её не скрывает.

Официальное выдвижение будет в июне, на предвыборном съезде.

— Окончательное решение будет принимать руководство «Яблока»?

— Да, его примет сначала коллегиальный орган – Федеральный политкомитет «Яблока». Он предложит проект единого списка кандидатов в депутаты и кандидатов-одноманатников для голосования на съезде. Мы должны будем убедить делегатов в правильности этого предложения. Окончательное решение примет только съезд, это – высший орган партии.

— Поддержка Явлинского на выборах в президенты останется обязательным условием включения в список?

— «Яблоко» воспринимает формирование команды на парламентских выборах как начало формирования коалиции на президентских выборах. Это политически правильное решение. Для достижения результата на президентских выборах потребуется объединение всех российских демократов.

Мы не исключаем, что президентские выборы могут состояться раньше срока. Ухудшение социально-экономической ситуации в стране происходит насколько быстро, что команда президента, возможно, не будет ждать 2018 года и решится на проведение выборов досрочно, в 2017 году, пока «холодильник» не нанесет окончательное поражение «телевизору».

Политическое выдвижение «Яблоком» Явлинского абсолютно не закрывает возможность выдвижения других кандидатов в президенты. Но до настоящего времени обществу не известно ни об одном другом возможном кандидате в президенты от демократов.

— Есть еще два года…

— Партия «Яблоко» приняла своё политическое решение и сказала обществу, что мы начинаем разговор о самых главных выборах в России – президентских. На эту гору надо взбираться заранее.

Парламентское присутствие и представительство граждан имеют очень большое значение для общества. Выборы в Госдуму не могут изменить страну, но они могут оказать влияние на перемены. Изменить страну, являющуюся президентской республикой, могут только президентские выборы.

Но чтобы изменить этот политический строй, нужно стать президентом и сделать власть более зависимой от парламента, от граждан.

И есть такая вещь, как история. В России были намного более политически вегетарианские времена, чем сейчас. Давайте вспомним президентские выборы 1996 и 2000 гг. Кто там был демократическим кандидатом? Один и тот же человек. Многие говорили, что пойдут на выборы и составят альтернативу власти, но так и не сделали этого. Чего-то им не хватило. Может быть, просто смелости.

Политика на самом деле – вещь прямая. Все эти разговоры, что, может быть, кто-то ещё появится, не имеют никакого политического значения. Ну, давай, появись! Помните, что ответил спартанский царь Леонид I на требование персидского посла сдать оружие накануне битвы при Фермопилах? – «Приди и возьми!».

Пусть выдвинется ещё хоть кто-то, и тогда у общества будет возможность обсуждать больше чем одного кандидата.

— Для тех, с кем вы ведете переговоры, поддержка Явлинского, как кандидата в президенты, является проблемой?

— Ни один человек, с кем я веду переговоры, не сказал, что этот факт создает невозможность ведения переговоров. Такого возражения не прозвучало ни одного раза.

— Как вы смотрите на предложение Рыжкова «пойти на самые широкие компромиссы», и включить в единый список людей, которые имеют с ней непростую историю взаимоотношений?

— Эта идея полностью созвучна принципу «Яблока»: наши двери открыты. Я сейчас веду общение с теми людьми, которые рассматривают для себя возможность не только участия в команде кандидатов в депутаты, но и вступления в партию. Не исключено, что кто-то из них изъявит желание быть избранным в политкомитет партии, и это приветствуется.

Таким политикам как В. Рыжков и Д. Гудков, с их общественно-политическим весом и опытом, мы готовы предложить членство в высшем коллегиальном органе «Яблока», чтобы их роль и вес в партии были значительными.

— То есть вы обещаете им самые высокие посты?

— Безусловно. Они получают прямое влияние на выработку всех основных партийных решений. Это абсолютно логично: общая работа в политике предполагает участие в команде. 

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!