АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

19 ноября 2014    Источник: Псковская губерния

Ответить за Сергея Магнитского

16 ноября 2009 года в изоляторе «Матросская тишина» из-за длительного неоказания медицинской помощи скончался 37-летний бухгалтер и аудитор консалтинговой компании Firestone Duncan Сергей Магнитский. Он был задержан 24 ноября 2008 года, всего несколько раз за год вызывался на допросы, но при этом от него требовали вполне определённых показаний на Уильяма Браудера, сооснователя и генерального директора инвестиционного фонда Hermitage Capital Management, который с 1995 по 2006 год был одним из крупнейших фондов зарубежных инвестиций, действовавших на российском фондовом рынке. Этих показаний Сергей Магнитский не дал. И погиб.

Пять лет назад не стало бухгалтера и аудитора консалтинговой компании Firestone Duncan Сергея Магнитского. 

Фонд Hermitage Capital Management был известен своей активностью по защите прав миноритарных акционеров «Газпрома», «Сургутнефтегаза», РАО ЕЭС, Сбербанка и других обществ. Сотрудники фонда выявляли и предавали гласности случаи коррупции в компаниях, в которые фонд инвестировал, стремясь к выгоде. В одном из интервью Уильям Браудер сказал о своей позиции в российском бизнесе: «Ты должен стать акционером с активной гражданской позицией, если ты не хочешь, чтобы тебя дочиста обокрали».

Роковой для Браудера и его сотрудников, по мнению некоторых экспертов, стала попытка разобраться в структуре собственности «Сургутнефтегаза».

Российская виза Браудера была аннулирована ещё в 2005 году, причем министры правительства России узнали об этом постфактум. В 2006 году Браудер закрыл деятельность фонда в России.

В интервью «Снобу» Браудер рассказал: «В ответ на заявление [о восстановлении визы] я получил не визу, а телефонный звонок от подполковника Артёма Кузнецова из московской налоговой полиции. Он позвонил моему заместителю и сказал: мол, я понимаю, господин Браудер хотел бы получить визу, мне предстоит написать докладную по этому поводу, и я предлагаю встретиться в неформальной обстановке, чтобы обсудить, что я напишу. С 1996 по 2005 год в России мы успешно избегали такого рода просьб: мы просто никогда не встречались ни в какой неформальной обстановке ни с какими полицейскими, избегали любых двусмысленных ситуаций. Я могу честно сказать, что ни разу не давал взятку... И это отличная политика: если ты не даешь взяток, их от тебя и не ждут. А в таких ситуациях надо просто отказываться от встречи. Мы ответили, что готовы отвечать на официальные запросы. В девяноста девяти случаях из ста такая реакция срабатывает, и история на этом заканчивается. Но это был тот случай, когда история не закончилась».

В начале июня 2007 года в офисах Hermitage Capital и у юристов компании сотрудниками МВД РФ были проведены обыски, при которых были изъяты уставные документы и печати ООО «Парфенион», ООО «Махаон», ООО «Рилэнд» и ряда других компаний, через которые Hermitage Capital действовал в России. Руководил обысками подполковник милиции Артём Кузнецов.

Захват компаний, их перерегистрация и последовавшая выплата ряда долговых обязательств одной из компаний позволили новым владельцам обратиться за возмещением из бюджета «излишне уплаченных» сумм налогов в размере 5,4 млрд руб. 26 ноября 2007 г. были поданы уточненные налоговые декларации этих обществ за 2006 год, а 27 декабря 2007 г. «излишне уплаченные» суммы налога на прибыль поступили на счета ООО «Парфенион», ООО «Махаон» и ООО «Рилэнд».

Это преступление обнаружили сотрудники фирмы Firestone Duncan, обслуживавшей юридические интересы инвестиционного фонда, среди которых были Эдуард Хайретдинов, Владимир Пастухов, Джемисон Файерстоун и Сергей Магнитский. Именно они инициировали следствие по факту хищения бюджетных средств, в рамках которого стал очевиден и перечень участников преступления. Этот список включает 60 сотрудников различных российских органов исполнительной власти и силовых структур, большинство из которых до сих пор служат в различных министерствах и ведомствах России.

Юристы фонда выяснили, что эта же преступная группировка уже организовывала подобные преступления, в результате чего из бюджета России регулярно выводились значительные суммы.

Материалы расследования были позже опубликованы «Новой газетой». Корреспондент Ростислав Богушевский написал 28 апреля 2010 года: «В течение нескольких лет подобным образом уводились из бюджета десятки миллиардов рублей, отнимался бизнес у российских предпринимателей, а сами они отправлялись в тюрьму по сфальсифицированным обвинениям. В этой схеме были задействованы многие офицеры МВД, сотрудники прокуратуры, налоговых органов, судьи, адвокаты».

По данным экспертов Hermitage, бывший начальник московской налоговой № 28 Ольга Степанова на похищенные из бюджета деньги купила особняк в Подмосковье и недвижимость в Дубае. В Дубае же находится оформленная на её бывшего мужа, Владлена Степанова, роскошная вилла, а также четыре квартиры, записанные на него самого и ещё на двух заместителей Ольги Степановой по налоговой инспекции № 28.

Плата за приобретение недвижимости производилась со счетов в швейцарском банке Credit Suisse, которые в 2011 г. были арестованы швейцарскими следственными органами.

Журналисты «Новой газеты» предположили, что бенефициаром хищения из бюджета 5,4 млрд рублей являлся Анатолий Сердюков, бывший министр обороны, руководивший Федеральной налоговой службой с 2004 по 2007 годы. Позднее «Новая газета» опубликовала материал, согласно которому по тем же самым схемам, которые разоблачил Сергей Магнитский, те же самые люди с 2009 по 2010 годы вывели из бюджета России ещё более 11 млрд рублей.

24 ноября 2008 года Сергей Магнитский был арестован оперативниками управления по налоговым преступлениям ГУВД Москвы. Инициатором его ареста и следователями по его делу были сотрудники МВД РФ, участвовавшие в расследованных Сергеем и его коллегами хищениях.

Инициировал дело подполковник милиции Артём Кузнецов, в отношении которого проводилась проверка в департаменте собственной безопасности МВД РФ, а расследование вёл майор Павел Карпов. Согласно документам, представленным руководством Firestone Duncan, семья Артёма Кузнецова потратила около $3 млн в течение 3 лет, а семья Павла Карпова – более $1 млн.

Сергей Магнитский оказался в руках тех, чьи преступления он обнаружил, расследовал и придал гласности.

Арестованный Магнитский подтвердил следствию свои обширные сведения о коррупции, и эта информация, судя по всему, оказалась для него роковой. Причём в своих показаниях Магнитский лишь повторил то, что ранее писали директор Фонда Hermitage Capital Management Грант Фельгенхауэр в Совет по противодействию коррупции при президенте РФ 28 мая 2008 г., а позже Пол Ренч в заявлении о хищении бюджетных средств от 23 июля 2008 года, то есть ещё до ареста Магнитского. Но это не спасло арестованного.

Не получив от Магнитского никаких сведений против Браудера и убедившись в его глубоких познаниях о преступлениях силовиков, в том числе проводивших расследование против самого Магнитского, его оставили без надлежащей медицинской помощи, и он умер.

В акте о смерти, подписанном 16 ноября 2009 г. врачами больницы «Матросской тишины», сказано, что Магнитский умер от токсического шока и острой сердечной недостаточности. В графе «диагноз» указаны острый панкреатит и закрытая черепно-мозговая травма. В 2011 году, когда представитель СИЗО «Матросская тишина» предоставлял акт в Тверской суд, информации про закрытую черепно-мозговую травму там не было.

Дальнейшее расследование показало, что смерти Магнитского предшествовало его конвоирование в отдельную камеру восемью конвоирами для диагностики «психологической неадекватности» вследствие его периодических жалоб на плохие условия содержания, неоказание медпомощи и угрозу жизни (всего было подано около 100 жалоб, не возымевших действия).

В течение более чем трёх лет высокопоставленные лица ведущих стран мира – государственные и общественные – требовали от российских властей объективного расследования дела о смерти Сергея Магнитского и наказания виновных. В том числе настойчиво упоминали о фактически установленных преступлениях против российского бюджета, потерявшего многие миллиарды. Писали президенту, в Министерство иностранных дел, в правительство.

В декабре 2009 года Дмитрий Медведев отправил в отставку ряд высших чиновников Федеральной службы исполнения наказаний и МВД. Предполагалось, что начнётся следствие, но дела не были возбуждены.

Миновали ответственность даже самые крайние лица: 28 декабря 2012 года Тверской суд Москвы оправдал бывшего заместителя начальника Бутырской тюрьмы врача Дмитрия Кратова, обвинявшегося в халатности, вызвавшей по неосторожности смерть Магнитского. При этом оправдания во время судебных прений потребовало само государственное обвинение. Ранее по тому же делу проходила врач «Бутырки» Лариса Литвинова, но весной 2012 года Следственный комитет прекратил дело из-за истечения срока давности.

Парадокс: в марте 2013 года состоялось первое судебное заседание в рамках уголовного дела против покойного (!) Сергея Магнитского. Судебный процесс над покойным пренебрегал даже решением Конституционного суда (мёртвых разрешено судить только в случае запроса их родственников или для реабилитации подсудимого). В июле 2013 года покойный Магнитский и живой Браудер были осуждены одним приговором суда за уклонение от налогов.

А дело по факту смерти Магнитского было закрыто в мае 2013 года «за отсутствием состава преступления».

За эти пять лет ни на одно обращение к России с требованием расследования кончины Сергея Магнитского не был дан положительный ответ. Следственный комитет отказался привлечь к уголовной ответственности сотрудников МВД, которые вели дело Магнитского. Преследователи Магнитского в России не только не понесли никаких уголовных наказаний, их повысили в званиях и наградили.

Когда в декабре 2012 года, после безрезультатных уговоров в адрес российских властей найти виновных в смерти Магнитского и лиц, причастных к коррупции по делу Hermitage Capital, «Акт Магнитского» (он был внесён в американский Конгресс ещё в 2010 году и устанавливал всего лишь запрет для этих лиц въезжать в США) был всё же принят, то «виновными» в этом законном акте американского государства непредсказуемо оказались… российские дети-сироты: в отношении них, в том числе инвалидов, было запрещено американское усыновление [1].

Не отпустили к будущим приёмным родителям даже тех детей, которые уже познакомились со своими новыми родителями и по которым были поданы, но ещё не оформлены до конца, документы на усыновление.

Некоторые из этих детей уже умерли.

А те, кто преследовал Сергея Магнитского и довёл его до кончины, не только живут, но живут в материальном плане очень хорошо.

Никто из инициаторов этого зверского закона не смог объяснить связь между делом Сергея Магнитского и российскими детьми-сиротами.

Впрочем, это обычная практика садистов: они ничего не объясняют, они хотят и действуют.

Садизм – это ненависть подлости к живому и беззащитному.

Пять лет спустя после кончины Сергея Магнитского Российское государство не нашло и не наказало виновных, но нашло и наказало несчастных. Самых несчастных и самых бессильных.

Российские дети-сироты – единственные – ответили за смерть Сергея Магнитского. Причём – по решению самого Российского государства.

Больше – никто.

Лев ШЛОСБЕРГ

1. См.: Л. Шлосберг. Сукины дети // «ПГ», 49 (621) от 19-25 декабря 2012 г.; К. Минаев. Чёртова сессия // «ПГ», № 50 (622) от 26-31 декабря 2012 г.; Л. Шлосберг. Парламент как выродок // «ПГ», № 2 (624) от 16-22 января 2013 г.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!