АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

17 декабря 2014    Источник: Псковская губерния

Забыть Конституцию

В минувшую пятницу, 12 декабря, страна буднично и бесцветно вспомнила о Дне Конституции. Если использовать слово «память» по прямому назначению, то – не вспомнила. Об основном законе страны, принятом всеобщим голосованием [1], вспомнил Владимир Путин, посетив Конституционный cуд в Санкт-Петербурге, и Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), задавший гражданам несколько вопросов по Конституции. Ответы впечатлили.

12 декабря теперь является Днём не Конституции России, а Днём Интерпретации Конституции. 

Социологи сообщили, что более половины граждан России даже не знают, что источником власти в стране, согласно Конституции, является народ.

Правильный ответ на вопрос дали только 23% опрошенных. А 55% участников опроса считают, что носителем суверенитета и единственным источником власти в России является президент страны. 11% респондентов ответили, что этими полномочиями обладает парламент, а 3% участников исследования выбрали вариант ответа «высшая сила».

Между тем в третьей статье Конституции установлено: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону».

Но, как выяснилось, большая часть народа о том, что он – единственный источник власти в Российской Федерации, просто не знает.

Это только на первый взгляд выглядит парадоксально. На самом деле всё очень логично. Дело даже не в масштабе президентских полномочий, прописанных в Конституции и щедро добавленных во множество федеральных законов. Дело в том политическом и общественном укладе жизни, который установлен в нашей стране.

Никто не занимает в средствах массовой информации столько места, сколько президент. Его высказывания, оценки и даже реплики стали восприниматься как нормы государственной жизни, мнение всего государства.

Лесть достигла уровня культа личности.

Руководители администрации президента России выражают этот принцип публично. Первый заместитель главы администрации президента Вячеслав Володин сказал участникам встречи международного дискуссионного клуба «Валдай»: «Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России».

Такого не говорили ни про Ленина, ни про Сталина, ни про Хрущева, ни про Брежнева. Ни с одним из руководителей советского государства не связывался вопрос о самом существовании государства. А вот с жизнью Путина напрямую связали существование России как государства. Это в первую очередь противно, конечно. Но, кроме того, очень тревожно. Это означает, что если политическая ситуация раскалится до сильного разочарования общества в политике Путина и его качествах как государственного деятеля (а этот час приближается на глазах), то личную власть Путина люди, контролирующие сегодня Российское государство, будут защищать от народа любой ценой. Что такое «любая цена» в нашей стране, мы знаем.

Но дело не только в президенте. Государственная власть в России год за годом доказывает, что готова раздавить любого человека, пошедшего против власти, против чиновника, в защиту своих прав и свобод.

В России как в мало какой другой стране хорошо реализован принцип: не государство для человека, а человек для государства. И каждый день Российское государство этот принцип доказывает. Любой ценой.

И всё же Конституция мешает Российскому государству, чиновнику.

Иногда попытки государства умалить права человека выглядят слишком наглыми даже для России. И находятся граждане, у которых хватает сил и упрямства не просто пройти все уровни судов общей юрисдикции, но и дойти до Конституционного суда, который рассматривает дела о соответствии законов Российской Федерации Конституции.

Особое право Конституционного суда заключается в том, что он имеет право толковать Конституцию. И его решение не подлежит ни отмене, ни обжалованию. Оно является окончательным.

8 декабря, посещая Конституционный суд, чтобы поздравить судей с наступающим Днём Конституции (всё же это единственный государственный орган, в названии которого Конституция упоминается), Владимир Путин сообщил судьям, что Конституция «находится в рабочем состоянии», а «миссия Конституционного суда — это миссия хранителя и интерпретатора Конституции». Между тем задача хранить Конституцию, предусмотренные ею права и свободы человека и гражданина – это одно дело, а интерпретировать – мягко говоря, другое.

Все решения Конституционного суда являются своего рода приложениями к Конституции, они её интерпретируют раз и навсегда. Этих решений – многие сотни.

Сам текст Конституции почти не претерпел внешних изменений (исключения вроде объединения Верховного и Высшего арбитражного судов и президентской квоты в Совете Федерации немногочисленны), но постоянно разъясняется этими интерпретациями, которые излагаются в решениях Конституционного суда.

Их настолько много, что изначальный смысл Конституции, который закладывали в неё авторы, во многих случаях «уточнён» до неузнаваемости решениями именно Конституционного суда о толковании норм Конституции.

Как грустно пошутил журналист Андрей Колесников, «12 декабря теперь является Днём не Конституции России, а Днём Интерпретации Конституции».

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин подаёт пример такого рода впечатляющих интерпретаций. Не далее как 26 сентября 2014 года он опубликовал в официальной «Российской газете» обширную статью «Суд скорый, правый и равный для всех. Судебная реформа Александра II: уроки для правового развития России», в которой изумленный читатель нашел такую оценку крестьянской реформы Александра II (ликвидация крепостного права): «Она [реформа] разрушила уже и без того заметно ослабевшую к этому времени связь между двумя основными социальными классами нации – дворянством и крестьянами. При всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации».

А вторая статья Конституции России, на страже которой обязан стоять г-н Зорькин как председатель Конституционного суда, гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».

И сам вывод о том, что рабовладение (а именно в этом суть крепостного права, когда человек, крепостной крестьянин был вещью, подлежащей продаже, обмену, материальной оценке) было «главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации», является не только спорным с исторической точки зрения, но недопустимым для главы Конституционного суда.

Если единство нации держится на рабовладении, то такая нация погибает одновременно с ликвидацией рабовладения. Такой нации противопоказана свобода, потому что свобода и рабство несовместимы.

Но, судя по всему, российские государственные строители создали государство, в котором народ понимается как крепостной, а права и свободы человека и гражданина – как грубое нарушение Конституции.

Народ в таком государстве не должен знать, что является «единственным источником власти в Российской Федерации». Это знание опасно для такого государства.

Российское государство значительно преуспело в «затемнении» народа: 55% опрошенных граждан в конце 2014 года сказали, что источником власти в России является её президент.

Правда, остаются те самые 23%, которые упрямо помнят, что они, граждане, – источник власти. Это, конечно, большая недоработка властей.

Можно заклеймить этих людей «пятой колонной» и даже закрепить такое название в решении Конституционного суда. Но для этого придется как-то уж очень сильно интерпретировать Конституцию, искать в ней «скрепы крепостничества».

Не сильно удивлюсь, если найдут.

В известном современном анекдоте президент обращается к депутатам: «Что вы всё о себе да о себе, пора бы и о народе подумать». – «Да, душ по триста не помешало бы», – отвечают ему.

Конституция России на глазах всего народа стала декоративным документом, изначальный смысл которого неприятен и даже опасен для властей. Тот гражданин России, который помнит о смысле Конституции, становится для нынешнего Российского государства практически врагом.

Идеал современного Российского государства – это народ, забывший свои конституционные права.

Народу очень полезно разочаровывать рабовладельцев.

Лев ШЛОСБЕРГ

 

1. См.: Л. Шлосберг. Обращение к источнику // «ПГ», № 50 (419) от 17-23 декабря 2008 г.; Л. Шлосберг. Слова, из которых украли смысл // «ПГ», № 48 (469) от 16-22 декабря 2009 г.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!