АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

25 февраля 2015    Источник: Псковская губерния

Дальше села не убегут?

27 ноября 2014 года, накануне принятия бюджета Псковской области на 2015 год, Псковское областное Собрание депутатов большинством голосов (голосами фракции «Единая Россия») приняло два закона, коснувшихся нескольких десятков тысяч жителей Псковской области, работающих или работавших на селе: Закон Псковской области «О внесении изменений в Закон Псковской области «О мерах социальной поддержки граждан, работающих и проживающих в сельской местности на территории Псковской области» и Закон Псковской области «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Псковской области, приостановлении действия и признании утратившими силу отдельных законодательных актов Псковской области». Последствия этих буднично названных законов почувствовали на себе все представители сельской интеллигенции: учителя, врачи, работники ветеринарных служб, работники культуры и учреждений социального обеспечения. Этими законами им отказали в полной компенсации оплаты жилищно-коммунальных услуг, что исторически дополняло более чем скромную зарплату. Условия жизни тысяч людей ухудшились единомоментно, причем на основании областных законов, поддержанных большинством депутатов.

Константин Трутовский. Сельская учительница. 1883. Холст, масло., 69 x 79.  

Оба законопроекта поступили в областное Собрание с беспрецедентным нарушением сроков: 25 ноября, то есть за два дня до сессии, в то время как согласно регламенту должны поступать за 30 дней до рассмотрения.

На фоне драматичных бюджетных дискуссий законы о сельской компенсации коммунальных платежей оказались на втором плане внимания, более того, для их обсуждения просто не оставили времени: за сутки до сессии их проштамповал комитет по труду и социальной политике, рекомендовав принять сразу в двух чтениях (можно сказать, не читая), а немногочисленные голоса протеста на сессии не возымели действия: законы были приняты большинством голосов.

Прокуратура области, которой оставили на заключение на проекты законов буквально несколько часов, нарушений не усмотрела.

Причем под «молох» второго закона попал целый пакет социальных законов: «О социальной поддержке многодетных семей», «О региональном материнском капитале», «О денежном пособии при усыновлении ребенка (детей) в Псковской области», «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан, проживающих в Псковской области», «Об образовании в Псковской области» (в части выплаты единовременного выходного пособия педагогическим работникам государственных и муниципальных образовательных организаций), «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан, работающих и проживающих в сельской местности на территории Псковской области», «О дополнительных мерах социальной поддержки лиц, награжденных орденом «Родительская слава», медалью ордена «Родительская слава». В каждом из принятых изменений – ухудшение положения граждан.

Удивительно краткой была пояснительная записка к проекту закона: «Настоящий проект закона области разработан с целью эффективности исполнения государственных бюджетных средств, совершенствования нормативной базы области, обеспечения равных условий получения мер социальной поддержки». Точка.

По масштабу финансовых последствий самым значительным оказался пакет решений по сокращению льгот сельским пенсионерам.

Пенсионерам из числа бывших специалистов, проживающих в сельской местности, установили фиксированную ежемесячную денежную выплату в размере 1100 рублей.

Дополнительный абзац пояснительной записки к закону по компенсациям пенсионерам гласил: «Законопроектом предусмотрена единая мера социальной поддержки в виде компенсации расходов на оплату жилых помещений, отопления и освещения, в твердой сумме, что позволит уровнять права граждан, проживающих и работающих в сельской местности на территории области». Уравнение прав. Уравниловка. Где-то мы это уже проходили.

Одновременно депутаты областного Собрания передали администрации области ранее находившееся у Собрания полномочие по установлению размера и порядка выплаты таких же компенсаций работающим жителям села, то есть сняли с регионального парламента всю ответственность за социальную защиту сельских жителей, «доверив» её администрации области: «Размер, условия и порядок предоставления компенсации гражданам, относящимся к категориям педагогических работников, медицинских работников, специалистов ветеринарной службы, работников культуры и работников социального обслуживания, устанавливается администрацией области».

Соответственно, теперь эти выплаты регулируются постановлениями администрации, уровень публичности при обсуждении которых на порядок ниже, чем при обсуждении законов области, каким бы ручным ни было Псковское областное Собрание.

Администрация Псковской области 20 января 2015 года издала постановление с будничным названием «О внесении изменений в постановление Администрации области от 12 сентября 2005 г. № 363 «О реализации Закона Псковской области от 5 апреля 2005 г. № 427-ОЗ «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан, работающих и проживающих в сельской местности на территории Псковской области».

Меру социальной поддержки в виде компенсации расходов на оплату жилых помещений, отопления и освещения установили в размере 1100 рублей ежемесячно – как и пенсионерам.

При этом решили, что право на компенсацию имеют граждане при условии, если они заняты в организации по основному месту работы, а в случае, если граждане занимают неполную ставку, размер компенсации рассчитывается пропорционально занимаемой ставке.

Оговорка про неполную ставку звучит издевательски на фоне массовых решений о переводе целого перечня должностей в организациях социальной сферы на 0,75, 0,5 и даже на 0,25 ставки.

Все понимают, что площадь занимаемого человеком жилья и объем коммунальных платежей при этом не меняются.

Но власти ведут себя по отношению к людям как владельцы крепостных, словно спрашивая: куда вы убежите из своей деревни?

Люди, к слову, начинают уезжать именно по этой причине, учреждения социальной сферы на селе ждет серьёзный кадровый кризис, но это тема отдельного разговора.

Жестокость и явное несоответствие законам России предпринятых в Псковской области мер были очевидны с самого начала. Люди поняли это немедленно [1].

Предположу, что в администрации области это хорошо понимали с самого начала. Но стиль «буря и натиск» в законотворчестве предназначен именно для продавливания незаконных норм.

После того как возможности убеждения коллег-депутатов на сессии были предсказуемо исчерпаны, я обратился в прокуратуру Псковской области с просьбой о принятии мер прокурорского реагирования.

Сначала – по сельским пенсионерам, права которых на компенсацию услуг ЖКХ были урезаны администрацией области, потом – по всем сельским труженикам, до прав которых администрация области дотянулась своим постановлением в январе 2015 года.

Ответ прокуратуры области по пенсионерам села поступил на второй неделе февраля.

Прокуратура, к сожалению, не усмотрела нарушений прав пенсионеров из числа бывших медицинских работников, специалистов ветеринарной службы, работников культуры и государственной системы социальных служб, так как на федеральном уровне компенсация расходов по оплате жилого помещения и коммунальных услуг для этих пенсионеров не предусмотрена и являлась в Псковской области дополнительной мерой социальной поддержки.

О том, насколько законно в принципе ухудшение социального положения граждан по сравнению с ранее обеспеченным, прокуратура не высказалась. Дискуссию с прокуратурой в этой части проблемы мы продолжим.

Но в части нарушения прав пенсионеров из числа педагогов прокуратура нарушение усмотрела, потому что право на полную компенсацию расходов на оплату жилых помещений, отопления и освещения для них предусмотрено Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации».

Отмечу, что тем же самым законом предусмотрена и компенсация работающим педагогам, но это обстоятельство, надеюсь, не уйдет из поля внимания прокуратуры при рассмотрении обращения о законности постановления администрации области.

Как, надеюсь, будет учтена прокуратурой и судебная практика, так как Определение Верховного суда Российской Федерации от 10 июля 2013 г. не оставляет другого варианта действий.

Верховный суд России определил, что наделение органов государственной власти субъектов Российской Федерации правом принимать нормативные правовые акты, устанавливающие размер, условия и порядок возмещения расходов, связанных с предоставлением мер социальной поддержки педагогическим работникам образовательных учреждений субъектов Российской Федерации и муниципальных образовательных учреждений, не влечет за собой право субъектов Российской Федерации снижать уровень социальных гарантий для соответствующей категории граждан, предусмотренный федеральным законодательством.

Трудно предположить, как администрация Псковской области и Псковское областное Собрание депутатов будут спорить с позицией Верховного суда.

Надеюсь, что прокуратура области примет все эти аргументы и опротестует постановление областной администрации о снижении уровня компенсаций за оплату услуг ЖКХ для работающих на селе работников учреждений социальной сферы.

Между тем по всем образовательным учреждениям области катится волна принуждений: работников повсеместно заставляют подписывать заявления, что они согласны на компенсацию услуг ЖКХ в размере 1100 руб., а не полную компенсацию понесенных затрат.

Это чтобы потом издевательски сказать людям: вы сами об этом просили.

Организацию принудиловки возложили на измученных директоров.

Так или иначе, протест прокуратуры на новую редакцию норматива компенсации жилищно-коммунальных услуг для пенсионеров в Законе области «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан, проживающих в Псковской области» направлен в областное Собрание и будет рассмотрен на ближайшей сессии, 26 февраля.

У парламентского большинства есть возможность спокойно (или даже неспокойно) признать свою ошибку, удовлетворить протест прокурора и возвратить людям их законные компенсации.

По имеющейся у меня информации, фракция «Единая Россия» не намерена этого делать. Это означает, что такова позиция губернатора области. Никто другой не определяет позицию этой фракции.

В небольшое время, оставшееся до сессии, у избирателей Псковской области есть возможность напомнить депутатам фракции «Единая Россия», что единственным носителем власти в России является народ. Что депутаты фракции «Единая Россия» сидят в областном парламенте только потому, что за них проголосовали люди, а не губернатор Псковской области.

Если депутаты фракции «Единая Россия» останутся глухи к этим призывам и напоминаниям, то, может быть, это побудит избирателей Псковской области задуматься о последствиях своего голосования и не совершать ту же ошибку на будущих выборах в региональный парламент.

Лев ШЛОСБЕРГ, депутат Псковского областного Собрания

 

1. См.: Д. Баранов. Санкции против меня // «ПГ», № 3 (725) от 28 января – 3 февраля 2015 г.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!