АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

29 апреля 2015    Источник: Псковская губерния

Век школы не видать

Маховик реорганизации сельских школ – самый масштабный в XXI веке – катится по Псковской области. После того как он прокатится по региону, сельских школ, по планам властей, за редким исключением, практически не останется: будут сельские филиалы городских школ. Но если реорганизация или ликвидация самостоятельной сельской школы, согласно Федеральному закону «Об образовании», может происходить только с учетом мнения жителей, то в отношении филиалов закон такой оговорки не делает. Соответственно, «ворота школы» будут открыты для любых реорганизаторов. Жители села хорошо знают, что означает для малокомплектных слово «реорганизация», – ликвидацию в два хода: сначала – филиал, потом – нет школы.

Андрей Турчак, губернатор Псковской области, публично пообещал защитить сельские филиалы школ. Пока что у него это не получилось.  

Когда нынешняя волна «оптимизации» начиналась, Андрей Турчак публично пообещал: в отношении филиалов реорганизуемых школ будет принято специальное положение, которое оградит их от аппетита чиновников: закрыть сельский филиал школы можно будет только по согласию граждан. По прошествии четырех месяцев нужно с большим сожалением признать: снова неправда ваша, Андрей Анатольевич. Ничего не принято, филиалы остаются полностью беззащитными. Ради чего и затевалось всё это безобразие, названное нехорошим словом «филиализация».

Публичное обещание было дано губернатором Псковской области Андреем Турчаком 29 декабря 2014 года на заключительном заседании администрации региона при обсуждении проекта (так уверяли в тот момент – проекта) постановления администрации области «О порядке проведения оценки последствий принятия решения о реорганизации или ликвидации образовательной организации, находящейся в ведении области, муниципальной образовательной организации, включая критерии проведения этой оценки (по типам данных образовательных организаций), и порядке создания комиссии по оценке последствий такого решения и подготовке ею заключений».

Трудно было не понять, «откуда дует ветер», и я поинтересовался, каким образом при проведении оценки последствий реорганизации будет учитываться мнение граждан, что обязывает делать закон.

Андрей Турчак публично поручил начальнику управления образования области Александру Седунову внести соответствующие дополнения в текст проекта. Александр Седунов сообщил, что всё будет сделано.

Наступил 2015 год. И после публикации постановления в самом конце января стало ясно, что датировано оно 19 декабря – то есть было подписано губернатором за 10 дней до его публичного обсуждения как проекта. И в тексте постановления нет ни слова об учете мнения жителей села.

Чем при таких обстоятельствах было заседание администрации области, состоявшееся 29 декабря, – инсценировкой или просто посиделками знакомых – оставалось неизвестным. Как говорится, «что это было?»

Я написал запросы первому заместителю губернатора области Вере Емельяновой и прокурору области Тимуру Кебекову.

Вера Васильевна на казус о 19 и 29 декабря предпочла не отвечать, но сообщила, что «отсутствие нормы, предусматривающей учет мнения жителей сельского поселения, в постановлении объясняется тем, что постановление разрабатывалось в целях реализации пункта 2 статьи 13 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», частей 11,14 статьи 22 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», которые не требуют включения в критерии оценки последствий ликвидации или реорганизации образовательной организации учет мнения жителей сельского поселения. Указанная норма является самостоятельной в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» и требует учета при принятии решения учредителем о ликвидации или реорганизации образовательной организации, расположенной в сельском поселении».

Самостоятельность указанной нормы на бумаге радовала, но оставались опасения по части тех, кто эту норму будет применять, – районных начальников, методички для которых пишет всё та же администрация области.

И. о. прокурора области не смог не отреагировать на ситуацию с 19 и 29 декабря, его ответ достоин цитирования: «Повестка дня заседания администрации области формируется губернатором области, который может вынести на рассмотрение любые вопросы, в том числе и рассмотрение уже принятых актов. Какими-либо требованиями федерального законодательства этот процесс не регулируется.

Требований об обязательном рассмотрении проектов нормативных правовых актов высших исполнительных органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации на их заседаниях перед принятием соответствующих нормативных правовых актов действующее законодательство также не содержит».

Так что перед администрацией области открыты прокуратурой невиданные перспективы обсуждения уже принятых документов.

Бог с этим, может быть, теперь будут смотреть за календарём аккуратно.

Важно то, что прокуратура в части учета мнения населения заняла ту же позицию, что и администрация области:

«Постановление в соответствии с частью 14 статьи 22 Федерального закона не регулирует порядок принятия решения о реорганизации или ликвидации муниципальной общеобразовательной организации, расположенной в сельском поселении, а определяет порядок проведения оценки последствий принятия решения о реорганизации или ликвидации образовательной организации, которая является лишь одной из стадий принятия такого решения.

Комиссия по проведению оценки последствий принятия решения о реорганизации или ликвидации образовательной организации, находящейся в ведении области, муниципальной образовательной организации, решение о ликвидации или реорганизации образовательного учреждения не принимает.

Принятие данного решения в соответствии с частью 11 статьи 22 Федерального закона отнесено к компетенции органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления, которые и должны учитывать мнение жителей сельского поселения, в котором находится образовательное учреждение.

В связи с изложенным регулирование процедуры учета мнения населения при решении рассматриваемого вопроса выходит за рамки предмета правового регулирования Постановления и может быть осуществлено иным нормативным правовым актом. Возможно и непосредственное использование положений главы 5 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», регулирующей формы непосредственного осуществления населением местного самоуправления и участия населения в осуществлении местного самоуправления».

Хорошо, тогда давайте уточним, когда принят и где опубликован этот самый «иной нормативный правовой акт» о механизме учета мнения населения.

На запрос, направленный Вере Емельяновой, 14 апреля пришел ответ, что 12 января в Положение о порядке создания, реорганизации, изменения типа и ликвидации государственных учреждений Псковской области, а также утверждения уставов государственных учреждений Псковской области и внесения в них изменений внесены изменения, касающиеся порядка создания и ликвидации филиалов учреждений, открытия и закрытия представительств учреждений. В соответствии с этими изменениями создание и ликвидация филиалов учреждений, открытие и закрытие представительств учреждений осуществляются по решению отраслевого органа, принимаемому по согласованию с администрацией области, или на основании распоряжения администрации области (в случае если функции и полномочия учредителя учреждения осуществляет администрация области).

Два вывода следуют из этого ответа: 1) решение принято только в отношении государственных организаций областного подчинения, и 2) даже при таком подходе об учете мнения населения не сказано ничего.

И вот 22 апреля в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» Андрей Турчак, отвечая на вопрос ведущих о намерениях властей сначала реорганизовать школы в филиалы, а потом закрыть их, не соглашается с таким утверждением. Сообщает, что «это ложь, игра со словами, игра, может быть, отчасти основанная на нерасторопности наших чиновников. Что касается закрытия филиалов, действительно на одном из штабов (потом это было продублировано на заседании администрации) я говорил о том, что появится нормативный акт, который будет жестко регламентировать последующие манипуляции с филиалами и выстроит максимальное количество сторожков на этом пути, чтобы этого не происходило».

И добавил чуть ли не с обидой: «И пока этот акт не появился, у Льва Марковича есть возможность оперировать и играть такими вещами».

Но пока что этот акт не появился, Андрей Анатольевич.

И я не склонен объяснять это «нерасторопностью Ваших чиновников».

Когда Вы приказываете, они выполняют Ваши приказания быстро.

Но в этот раз приказа не было, было публичное заявление, о котором люди, и я в том числе, просто не забыли.

А уж после истории с 19 и 29 декабря это нельзя не вспомнить.

Пока же постановления, которое «будет жестко регламентировать последующие манипуляции с филиалами», нет, районные чиновники бодро занимаются привычным делом: «филиализуют, чтобы утилизовать».

И не скрывают своих намерений.

Более того: даже в тех случаях, когда жители села грамотно воспользовались тем самым 131-м законом о местном самоуправлении и оформили свою позицию четко, протоколом, передали её районному главе, главы с удивительным спокойствием (школа губернатора, очевидно), не дрогнув голосом, сообщают народу: твоё мнение, народ, для нас совещательное. Мы его выслушали, «учли» и поступили так, как хотели с самого начала. Утрись, народ.

Куда же в такой ситуации девать пункт 12 статьи 22 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», который установил, что принятие решения о реорганизации или ликвидации муниципальной общеобразовательной организации, расположенной в сельском поселении, не допускается без учета мнения жителей данного сельского поселения?

А туда же, куда летят все обещания властей по защите села, сельской школы, филиалов, сельского учителя.

Вот такое оно сейчас – честное слово власти.

Как говорится, власть – хозяин своего слова: захотела – дала, захотела – взяла обратно.

На примере «филиализации» в Псковской области видно, насколько власти заврались.

Областного «защитного акта» по филиалам не было и нет, и это дает возможность в первую очередь самим обеспокоенным гражданам, а потом уже политикам «оперировать и играть такими вещами».

Нет проблем, Андрей Анатольевич, сдержите слово, и не будет у людей такой возможности.

А пока что она есть, к сожалению.

И горький опыт жизни подсказывает людям, чем вся эта «филиалиация» завершится.

Хотите опровергнуть?

Опровергайте.

Только времени почти не осталось, очередная газонокосилка уже движется по сельским школам. И главы районов привычно говорят народу: «Так решил губернатор, мы исполняем его указание, ваше дело – подчиниться» [1].

Вот что надо было писать в листовках летом минувшего года, Андрей Анатольевич. Тогда, во всяком случае, Вас не могли бы обвинить в неправде.

А пока всё по-прежнему: говорим одно, делаем другое.

Привычка?

Очень плохо. Неудовлетворительно.

Лев ШЛОСБЕРГ, 
депутат Псковского областного Собрания


1. См.: Л. Шлосберг. Вирус Незнайки // «ПГ», № 44 (716) от 12-18 ноября 2014 г.; Л. Шлосберг. Преобразование с последующей ликвидацией // «ПГ», № 13 (735) от 8-14 апреля 2015 г.; Л. Шлосберг.Подсчитали, но не прослезились // «ПГ», № 15 (737) от 22-28 апреля 2015 г.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!