АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

16 января 2008    Источник: Псковская губерния

Свет в окне

Если бы планы властей осуществились, этого дня не было бы. И новогодняя ёлка в спортивном зале Малаховской школы не светилась бы сотней разноцветных огней, а Дед Мороз не раздавал бы малышам подарки и конфеты. Но жители Красноармейской волости Себежского района отстояли свою школу [ 1 ]. Сохранили в школе жизнь. И не только в школе.

В два часа дня 28 декабря в школьном спортзале собрались школьники младших классов и дошколята с родителями, бабушками и дедушками. Но мы это не сразу поняли, войдя в зал. Там сидело едва ли не сто человек, поначалу показалось – вся школа. Но это было не так. По традиции, школьная ёлка – главная в волости, и пришли все, кто мог и хотел. Со всех окрестных деревень. С кем-то были даже родственники из Себежа с малышней. Совсем маленькие устроились (а потом заснули) на руках у старших. Было прохладно и пахло свежей хвоей.

Почти все дети были в карнавальных костюмах – рукодельных домашних костюмах, которые не продаются в магазинах, а делаются своими руками – всей семьей, раз в году. Буратино, Пьеро, Гарри Потер, Собака, Кузнечик, Бабочка, Боксер, Принцесса, Божья коровка... Детские лица, верящие в предстоящее чудо глаза детей, светились в зале ярко, как звезды.

Все стены были увешаны рукотворными новогодними плакатами многих лет. Выпускники, когда-то рисовавшие их вместе со своими учителями, уже выросшие, тоже пришли в родную школу и могли видеть свои праздничные творения многолетней давности, исполненные гуашью и акварелью. Все эти произведения нехитрого искусства хранит школа.

Впервые в истории новогодних праздников в Малаховской школе роль Дела Мороза исполнял… нет, для пришедших на ёлку детей – Дедом Морозом был не учитель, а ученик – восьмиклассник Дима Дзыцюк.

Но сначала на сцене у ёлки устроились представители благородной лесной нечисти – Леший (Андрей Зотов) и Кикимора (Катя Кудрявцева). Они, как водится, похищали Снегурочку (Дарина Шлюева), Деда Мороза задерживал Пограничник (Артур Шаленов), а Капризная Принцесса (Лена Шлюева) пыталась женить Деда Мороза на себе.

Завуч Ирина Владимировна Демидова в шерстяном платье до пят и длинном роскошном вязаном голубом шарфе сидела в зале с листами сценария в руках и автоматически повторяла губами текст пьески. Учитель начальных классов Валентина Владимировна Качан «выпускала» актеров в зал.

«Чую, мороженым пахнет!», - облизывалась Кикимора, глядя на Деда Мороза, и малыши с первого ряда облизывались с ней вместе.

Все это завершилось, конечно, стоголосым: «Ёлочка, зажгись!», и со второго раза (когда стройно получилось) ёлочка (высотой под потолок) зажглась (пацан-старшеклассник, сидевший у стены зала, дождался своей минуты).

Была торжественная декламация новогодних стихов смешными в своей серьезности первоклашками. Все заслужили овации.

Были забавные конкурсы: протащить на привязанном за нитку газетном листе (не «Псковская губерния», нет J) надутый воздушный шарик. Попасть пуговицами в гладкую порционную тарелку (так, чтобы не выпрыгнули). Передать из рук в руки в кругу вокруг елки одну куклу быстрее другой.

Среди гостей «малышовской» ёлки были и те, кто сегодня не ходит даже в дошкольную группу. Но они тоже вместе с родителями пришли в свою школу.

Два мелких пацана в костюмах Буратино и Собаки постоянно бегали против общего движения хоровода, взявшись за руки, – против часовой стрелки. Это, как выяснилось, двоюродные братья, которые пока что ни с кем в будущей школе не знакомы, кроме друг друга, и так они открывали для себя большое и новое (для них – огромное) пространство своей школы.

Вот – Лена Шлюева, говорила мне на ухо директор Галина Сергеевна Жиглова, показывая на старшеклассницу, игравшую Капризную Принцессу. Когда уже после выигранного в Себеже суда по школе, незадолго до 1 сентября, к ней, как и к другим, пришли домой из Идрицкой школы и стали уговаривать уйти из Малаховской и перейти учиться в «большую и хорошую», Лена ответила: «Не для того мы свою школу отстояли, чтобы я в другой училась». Учителя узнали об этом много позже.

Были сладкие праздничные подарки в блестящих пакетах каждому ребенку и много призов. Едва ли не половина родителей сидели в зале с фотоаппаратами, и действо перемежалось вспышками блицев. 2007 год уходил в историю как и положено – с детским карнавалом, песнями и хороводами.

Наступал 2008-й, о котором известно сегодня только то, что это високосный год и что это год, когда должно повезти умным. Во всяком случае, так говорят астрологи. Они, в конце концов, никогда не ошибаются, потому что каждый находит в предсказаниях и пророчествах своё – и до, и после событий. А астрологи стараются не говорить лишнего.

«Малышовый» Новый год продолжался два часа.

Когда мы выходили на крыльцо, нам навстречу, в открытую школьную дверь деловито шагал новогодний Пьеро, первоклассник Паша Демешко. Широко улыбаясь и показывая два огромных детских зуба, он протянул мне ладошку для рукопожатия. «Пока! Я пошел в школу».

В пять часов, когда начало темнеть и огни гирлянды стали ярче, в школу собрались на свой, «взрослый», Новый год, старшеклассники. А вечером, проводив всех детей – и младших, и старших – по традиции поздравили друг друга учителя.

…Мы подарили Малаховской школе большую настольную лампу – на керамическом корпусе, под желтым абажуром. Семейную, домашнюю лампу. Она будет светить в учительской. У нее, мы надеемся, будут собираться учителя и ученики, родители и выпускники. Они будут приходить на свет школы, к родному очагу, в родной для себя круг близких людей.

Мы верим – не погаснет свет. Будет жить Малаховская школа трудами и заботами своих селян. Будут теплыми ее стены и гостеприимными ее классы. Есть же такое выражение – намоленные иконы. Вот у Малаховской школы стены теперь тоже намоленные.

…Так случилось, что мы не смогли в этот раз приехать со своим водителем, и арендовали для поездки другую машину. Таксист Виктор просидел весь праздник в зале вместе с детьми и родителями.

На обратном пути он спросил у меня: «И эту школу хотели закрыть?» - «Да». – «Зачем?»

Мне, уже полгода думающего на эту тему едва ли не каждый день, было нелегко в нескольких словах объяснить человеку, с которым познакомился утром, вот это «зачем». Потому что это очень трудное дело – объяснять нормальным людям ненормальные вещи.

Шел снег и мела сильная метель, она почти запорошила асфальт на трассе Москва-Рига, смеркалось, и было чувство, что мы едем по снежной пустыне. Но там, всего несколько километров назад, за нашими спинами, светилась ёлка в большом зале и люди праздновали Новый год. Они – и дети, и взрослые – сделали все, чтобы его можно было встречать с доброй радостью и чистым сердцем.

Как, как случилось, что победив в войне и выжив на выжженной пожарами земле (а в этих краях вековых лесов почти не осталось, в основном всё послевоенный сосновый молодняк), защитив свое право на жизнь в борьбе с оккупантами, сегодня, в начале XXI века, люди борются за жизнь с властями своей страны в небедное и неголодное время. Всего лишь за право жить там, где они хотят, растить и учить детей там, где они хотят жить. Их запугивают, обманывают, оскорбляют, берут на измор. А они продолжают бороться за жизнь. И – что так нечасто бывает в нашей стране – побеждают.

Мы удалялись от Исаково с каждой минутой, но мысль о том, что там, в темнеющей холодной дымке, в окнах школы горит теплый свет, наполняла снежные сумерки тихой радостью. Есть в жизни счастье.

Лев ШЛОСБЕРГ.
Исаково – Псков.

 

1 См. Е. Ширяева. Сами отстояли // «ПГ», № 32 (351) от 22-28 августа 2007 г. и другие публикации 2007 г.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!