АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций
02 декабря 2015    Источник: Псковская губерния

Непривычные несогласные

Власти России не знают, что делать с массовым протестом дальнобойщиков

Введение с 15 ноября обязательной фиксированной платы за проезд большегрузных автомобилей по федеральным трассам изменило как информационную картину в стране, так и представления о протестующих в современной России. Появилось событие, способное разорвать бесконечный морок сообщений СМИ о военных действиях и террористических актах. Дальнобойщики – не активисты оппозиционных политических партий и групп. Протестующие прямо говорят о попытке приватизации основных автомобильных дорог России и корыстных целях авторов нового побора, крышуемых властями. Власти испуганы, государственным телеканалам приказано не показывать акции протеста дальнобойщиков, словно их нет. Правительство на словах демонстрирует твёрдость. Никто не намерен отступать. Между тем в России родился первый при Владимире Путине массовый социально-экономический протест, способный стать политическим.

За последние 15 лет в общественном мнении сложился образ несогласных в России: это в первую очередь интеллигенция – в широком плане, конечно, но преимущественно люди интеллектуального труда. Среди них – гражданские и политические активисты самого разного толка. Их требования в основном основаны на необходимости защиты политических прав и свобод граждан: свободы слова и свободы массовой информации, свободы собраний и митингов, свободных и честных выборов, независимого суда.

Нематериальные политические ценности слабо популярны в России. К слову сказать, именно поэтому такие провалы произошли в сфере социальных и экономических прав граждан, но это – отдельная тема.

Изначально стихийный, однако постепенно становящийся организованным протест дальнобойщиков – это протест социально-экономический. Его мотивация проста, сильна и конкретна.

Псковские грузоперевозчики передали нам свои расчёты, произведенные для пробега грузового автомобиля 50 тысяч км в год.

Индивидуальные предприниматели, занимающиеся грузоперевозками, сейчас платят 3 налога: 1) единый налог на вмененный доход, 2) транспортный налог и 3) акцизы, входящие в стоимость ГСМ. Эти платежи поглощают около трети всего годового дохода предпринимателя.

ГСМ (не считая собственно акцизов), текущий ремонт и комплектация автомобилей забирают около 50% доходов.

После всех расходов у предпринимателя остается около 15% заработанных средств, это около 185 тысяч рублей в год – собственно на жизнь, 15 417 руб. в месяц.

На часть этих более чем скромных денег теперь претендует свежеурожденный «Платон» в лице частной компании ООО «РТ-Инвест Транспортные системы», у которой оказались очень правильные родители с родственной Владимиру Путину раздражающей фамилией [1]. Собственно, сама система «Платон» оказалась концессией [2] – правительство передало право сбора дорожного побора сроком на 13 лет ООО «РТ-Инвест Транспортны системы» [3].

Разработчики оценили свои затраты на создание системы в 29 млрд (!) рублей. Насколько обоснованна эта сумма, сказать не может никто [4]. Но компания-оператор системы получила от государства право получать ежегодно доход в размере 10,6 млрд (!) рублей, причём 46% этой суммы будут ежегодно индексироваться в соответствии с инфляцией.

В России около 2 млн автомобилей грузоподъемностью свыше 12 тонн. Это они должны скинуться для ООО «РТ-Инвест Транспортные системы» на 10 млрд руб. годового дохода. В период экономического кризиса.

У олигархов это называется «найти интересную тему».

Нашли тему. Обрадовались. Посчитали. Предвкусили. И ошиблись.

Выяснилось, что в России есть люди, считающие свои заработанные деньги и не намеренные их отдавать.

Когда государство называет воровским интеллигент, это выглядит не так убедительно, как когда это делает водитель большегрузного автомобиля, проехавший сотни тысяч километров по убитым дорогам России.

Российское государство ворует на всём, на чем может, и притягивает к себе тех, кто намерен воровать с его помощью, делясь награбленным.

Воровство на строительстве и ремонте дорог – отдельная тема.

Средства на ремонт дорог всех категорий два года назад заложили в акцизы и торжественно объявили: теперь дорожные фонды будут наполнены. Но тут же предоставили колоссальные льготы по уплате акцизов родственно близким президенту нефтяным и газовым компаниям. А тут ещё падение цен на нефть. В итоге средств в дорожных фондах не прибавилось, а убавилось.

Когда вводили дополнительный «дорожный акциз», обещали отменить транспортный налог. Обманули. Не отменили.

Всё равно денег не хватило. Не на дороги (на них всегда не хватало) – на карман не хватило. И тут появился «Платон». Уверен, что авторы проекта совершенно не думали о возможном социальном протесте. Какой протест, если после многократного понижения заработных плат во всех отраслях бюджетной сферы до официального уровня бедности число протестующих по всей стране исчисляется только тысячами, а 99% пострадавших утираются и молчат, опасаясь потерять последнее?

Российские власти давно и с презрением считают людей терпилами [5].

Между тем «Платон» ударил по тем, кто никогда раньше не высказывался публично и консолидированно. Водители-дальнобойщики не получают зарплату из бюджета, они действуют на рынке и экономически самостоятельны.

Фактически с введением «Платона» власти де-факто объявили все федеральные трассы России (протяженностью 50 744 км) платными, в нарушение законодательства о платных дорогах.

А сбор платы (по существу – государственного налога) за проезд правительство РФ без конкурса, чтобы избежать даже символических рисков, отдало в частные руки – прикормленной первым лицом семье олигархов, начало которой лежит в спортивном зале, где отец семейства Аркадий Ротенберг учил молодого Владимира Путина приемам дзюдо и был его спарринг-партнером.

По существу «Платон» и стал таким приемом дзюдо по отношению к целому классу предпринимателей. Предполагалось, что этим приемом они будут положены на лопатки и станут платить – возможно, не безропотно, но станут.

Ожидания покорности не оправдались – люди не покорились «Платону».

После протестов начала ноября правительство бросило водителям подачку – снизило платежи на период с ноября по февраль до 1,53 руб. за каждый км (с 3,73 руб.) и временно приостановило взимание штрафов. Была применена классическая схема удушающего приема в дзюдо – парализовав противника, дать ему вздохнуть, не отрывая лопатки от пола, чтобы тот заявил о капитуляции.

По такой же схеме были задушены почти в зародыше все массовые протесты 2000-х годов: против монетизации социальных льгот, нормативно-подушевого финансирования учреждений образования, здравоохранения и культуры, капитального ремонта многовартирных домов за счет собственников жилья. Удар – шок – протест – небольшие поблажки – смирение, покорность.

Но протест дальнобойщиков после брошенной им подачки не утих.

Выяснилось, что «социально свои» опаснее для властей, чем «социально чужие». Им не скажешь: «Вы – пятая колонна» (хотя всё равно нашлись клинические идиоты, сказали). Эта «пятая колонна» способна парализовать товарооборот по всей стране. Им нечего терять, кроме своих машин.

Рост дорожных поборов неизбежно приведет к росту цен, в том числе на продукты питания, за всё заплатит рядовой потребитель.

Уход малых предпринимателей с рынка приведет к созданию монопольных транспортных компаний, которые быстро придут к ценовому сговору на услуги и в итоге также усилят общий рост цен.

Дальнобойщики начали протест подчеркнуто аполитично. Все обращения – лично к президенту, с надеждой и доверием, с просьбой разобраться и остановить грабеж. Президент молчит. Молчат подконтрольные ему телеканалы. Уничижительно высказываются подчиненные ему чиновники.

Это и есть на самом деле ответ президента. Но люди пока не верят этому.

Основная акция протеста («марш на Москву») намечена дальнобойщиками на 3 декабря. Хотели начать марш 29-30 ноября, но не получилось – машины оказались заблокированы полицией на трассах, у водителей по ложным основаниям отнимали права (в том числе у трезвых людей за якобы «вождение в пьяном виде»), задерживали, составляли протоколы. То есть делали всё то же самое, что привыкли делать по отношению к политическим несогласным. Которых мало кто видит и слышит. Тем более – мало кто сочувствует.

Оскал репрессивного аппарата власти повернулся в сторону пока политически лояльных, но экономически и социально ущемленных граждан [ 6].

И тем самым постепенно заставляет их думать о главном – о политике, о власти, о правах и свободах человека и гражданина.

Протесты дальнобойщиков начинались с возгласов: «Путин, помоги! Путин, защити!» Теперь эти возгласы постепенно стихают.

Им на смену приходит простое, как удар в спину, понимание того, что «Платон» – это Путин.

Уходят портреты президента из кабин большегрузных машин. Да и сами эти машины в большинстве своём сейчас стоят на приколе – у них нет средств, чтобы ездить по новым правилам.

Как раз 3 декабря ожидается очередное послание Путина Федеральному Собранию. Дальнобойщики всё ещё ждут, что им скажет президент.

«Успокойте, Владимир Владимирович, свой собственный народ, не позволяйте его грабить. Мы не хотим бузы, мы хотим кормить свои семьи, честно работать, честно зарабатывать свой собственный хлеб и помогать родине перевозить грузы», – говорят люди в своем видеообращении к главе государства. Для многих из них ответ на это обращение будет моментом истины. Не на час – надолго.

Права человека, как выяснилось, – совсем не эфемерная вещь.

Политическим демократам многие граждане России не сочувствуют, потому что не понимают причин их протеста. А дальнобойщикам сочувствуют миллионы людей, потому что хорошо понимают, что такое государственный грабеж. В них видят силу, способную повлиять на власть. Возможно – повлиять на смену власти.

И консолидация общественного мнения стала происходить не по отношению людей к Украине, Крыму, Европе, США, Сирии, Турции, а по отношению президента и правительства к гражданам России.

Эта основа может стать самой прочной асфальтобетонной смесью для строительства общей дороги к нормальной жизни в нашей стране.

Лев ШЛОСБЕРГ

1. Оператором системы «Платон» является компания ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы», 50% в которой принадлежит Игорю Ротенбергу, 36,75 % Андрею Шипелову через ООО «РТ-Инвест» и ООО «Царицын капитал», 12,51% корпорации «Ростехнологии» через ООО «РТ- Инвест» и 0,74% Вадиму Агафонову через ООО «РТ-Инвест» и ООО «Царицын капитал».

2. Концессия – форма договора о передаче в пользование комплекса исключительных прав, принадлежащих правообладателю.

3. В соответствии с распоряжением Правительства РФ от 29 августа 2014 года № 1662-р «О концессионном соглашении в отношении объектов, предназначенных для взимания платы, используемых в целях обеспечения функционирования системы взимания платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн», было заключено концессионное соглашение между Федеральным дорожным агентством и ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы», которое назначено оператором системы взимания платы и реализует полный цикл создания системы с ее последующей модернизацией.

4. Сайт Autoplus, просмотрев исходный код сайта системы «Платон», делает вывод, что он сделан на бесплатной платформе, которой обычно пользуются создатели небольших блогов, – WordPress. Использование WordPress подтверждает и анализ сайта BuiltWith.

5. Терпила: жарг., пренебр. – слабый человек, не способный постоять за себя; крим. жарг., пренебр. – жертва преступления, потерпевший; крим. жарг. – заключенный-диссидент.

6. См.: В. Капустинский. «Платон», Геурий и стечение обстоятельств // «ПГ», № 45 (767) от 25 ноября – 1 декабря 2015 г.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!