АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

16 декабря 2015    Источник: Псковская губерния

Замкнутый круг с Конституцией

Пятьдесят лет назад, 5 декабря 1965 года (в тогдашний день Конституции) в Москве на Пушкинской площади в 6 часов вечера, у памятника поэту, несколько десятков человек провели манифестацию. Над группой демонстрантов были подняты бумажные плакаты. На одних было написано: «Требуем гласности суда над Синявским и Даниэлем!» (литераторы Андрей Синявский и Юлий Даниэль незадолго до этого были арестованы по политическому обвинению в связи с тем, что их работы были опубликованы за рубежом). Другие плакаты призывали «уважать советскую Конституцию», а также требовали освободить из психиатрических больниц насильственно помещенных туда нескольких молодых людей, в связи с их участием в подготовке этой манифестации. Мероприятие получило название «митинга гласности». 5 декабря 1965 года на Пушкинской площади были задержаны 22 человека. Полвека спустя страна вернулась в состояние психически больного СССР: в столице России в день Конституции арестовывают людей за призывы уважать и соблюдать Конституцию.

Особую публичную остроту событиям 12 декабря 2015 года в Москве придало то обстоятельство, что среди вышедших на площадь и задержанных за участие в несанкционированной акции граждан оказался один из участников Конституционного Совещания 1993 года Георгий Сатаров [1], бывший тогда помощником президента Бориса Ельцина и представлявший его в работе Совещания, то есть один из разработчиков нынешней Конституции России.

Георгий Александрович вышел на площадь с плакатом «Избавление от путинского режима – условие выживания нации».

В 1993 году и позже за куда более рискованные плакаты «Банду Ельцина – под суд», которыми была переполнена Москва, никого не арестовывали. Теперь другие времена.

Власти Москвы отказали группе граждан в проведении шествия «Марш перемен» и митинга в День Конституции на Пушкинской площади, в Новопушкинском сквере и на Триумфальной площади, цинично объяснив это тем, что там проходит «подготовка к Новому году».

Но готовились власти не к Новому году, а к задержанию граждан, чьё конституционное (статья 31) право на свободу собраний стало для них пустыми словами – словами, из которых украли смысл [2].

Часть граждан пришла на Пушкинскую площадь на прогулку, часть граждан встала в одиночные пикеты, для проведения которых никакого согласования со стороны властей не требуется.

Тем не менее люди, вышедшие на улицу и площадь с требованием уважения к Конституции, были задержаны и доставлены в Тверское ОВД.

Детали задержания некоторых граждан, в том числе организатора одиночных пикетов председателя «ЯБЛОКА» Сергея Митрохина и его товарищей, сухо, но чрезвычайно красноречиво отразил в своей записке на имя начальника ГУ МВД по г. Москве Анатолия Якунина председатель комитета за гражданские права, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Андрей Бабушкин:

«При задержании Сергея Митрохина, Игоря Бакирова и Антона Антонова-Овсеенко сотрудники полиции:

– при оценке расстояния между пикетами ошибочно исходили из того, что стандарт расстояния между мачтами наружного освещения составляет 45 метров, в то время как на участке ул. Тверская около памятника Пушкина это расстояние составляет примерно 62 метра;

– при оценке того, является ли пикет одиночным или групповым, сотрудники полиции ошибочно исходили из того, что если участниками одиночных пикетов данные пикеты подготовлены заранее, то они не рассматриваются как одиночные;

– ошибочно исходили из того, что на пересечении ул. Тверской и Страстного бульвара на расстоянии менее 50 м от Митрохина стоит другой одиночный пикет, хотя, как ясно видно на всех видеозаписях пикета Митрохина или Бакирова, на указанном месте никто с плакатом не стоит;

– ошибочно не учитывали перемещение Митрохина как участника одиночного пикета, когда выстроенный цепью ОМОН стал вытеснять граждан.

Следует отметить, что в изученных рапортах содержалась недостоверная информация; так, Митрохину приписывалось, что он держал плакат «Хочу в СИЗО», выкрикивал какие-то лозунги, в 13.50 организовал массовый пикет, хотя из видеозаписи видно, что такого плаката он не держал, лозунгов не выкрикивал, а его задержание имело место существенно раньше.

Кроме того, в представленных видеозаписях ошибочно указано, что они сделаны 13, а не 12 декабря.

Лев Пономарев, Михаил Кригер и Марк Гальперин были задержаны, когда шли по скверу. Каких–либо предметов, в том числе плакатов, во время прогулки по скверу у них не было.

При задержании Пономарева, Кригера и Гальперина сотрудники полиции ошибочно исходили из того, что:

– прогулка является публичной акцией, регулируемой Федеральным законом «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» от 19 июня 2004 года № 54-ФЗ;

– само по себе прибытие организаторов публичного мероприятия, проведение которого не было согласовано органами власти, на место несогласованного мероприятия свидетельствует о начале проведения ими несогласованного мероприятия…».

Не лишенный чувства юмора Андрей Бабушкин добавил: «Считал бы необходимым провести для сотрудников 2-го Оперативного полка, ОМОНа и начальников полиции отделов МВД по ЦАО г. Москвы дополнительное занятие на тему «Роль полиции в обеспечении конституционного права гфраждан собираться мирно и без оружия».

На Пушкинской площади 12 декабря полиция задержала 33 человека. Всем защитникам Конституции было предъявлено обвинение по ст. 19.3 КоАП РФ за якобы допущенное злостное неповиновение сотрудникам полиции. Фальсифицированные протоколы задержания стали обыденностью.

Журналиста, главного редактора «Ежедневного журнала» Александра Рыклина, одного из заявителей «Марша перемен», два дня спустя, 14 декабря, задержали в Москве усилиями Центра по противодействию экстремизму (!), просто объявив в розыск его автомобиль, арестовали и 15 декабря присудили штраф в размере тысячи рублей за всё то же «неповиновение законным требованиям сотрудника полиции».

В фальсифицированном административном деле указано, что Рыклин якобы совершил побег из ОВД (при том что Рыклин не только был отпущен самими сотрудниками ОВД и вышел из помещения в их сопровождении, но и после выхода стоял рядом со зданием полиции и давал интервью).

Что там Административный кодекс, это почти мелочь на фоне того, что гражданскому активисту Ильдару Дадину Басманный суд Москвы только что, 7 декабря, вынес приговор на 3 года лишения свободы в колонии общего режима [3] по скандально известной свежей статье 212.1 Уголовного кодекса РФ (Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования).

Прокурор просил два года, судья дала три. ТРИ года тюрьмы за четыре выхода гражданина на площадь в защиту гражданских прав.

«Главная проблема – не моё задержание, а массовое беззаконие. Проблема в том, что это стало настолько привычным, что мы ищем какие-то дополнительные причины для возмущения. Проблема в том, что я дома, мне не предъявлен протокол. А множество незаконно задержанных людей получили необоснованные обвинения по сфальсифицированным протоколам. Проблема в абсолютно кафкианском приговоре Ильдару Дадину и в том, что полиция разыскивает Александра Рыклина. Проблема в равнодушии к узникам Болотной и другим политическим заключенным. Проблема в том, что страна катится в преисподнюю, а мы сохраняем олимпийское спокойствие. Вот, собственно, и всё», – написал на своей странице в «Фейсбуке» Георгий Сатаров.

За 50 лет после первой правозащитной акции в защиту Конституции страна сделала полный круг по кривой. И вот они снова: диссиденты и власть, народ и спецслужбы, человек и судилище.

Словно не было уроков истории. Мурло сталинского государства снова вылезло на свет, словно никуда и не уходило, только пряталось.

Знали ли московские полицейские, что задерживали одного из разработчиков Конституции России? Конечно, нет. И в лицо они его не знали, Георгий Александрович даже во время пика карьеры не был самым публичным человеком. А если бы знали? Поступили бы иначе? Нет, конечно.

Человек с Конституцией России в руках и знанием её постулатов в уме стал самым опасным врагом российского государства.

Государство, которое построено в России сегодня, находится так же далеко от Конституции, как и в 1965 году, когда за реализацию гарантированного Конституцией права на свободу собраний людей арестовывали и сажали.

События 12 декабря 2015 года ознаменовали ровные полвека с первой публичной политической акции в послевоенном СССР.

Политические несогласные в глазах власти снова являются экстремистами и террористами, самыми опасными людьми.

…А самой точной мрачной шуткой после событий 12 декабря 2015 года стала фраза «Конституция Российской Федерации. Запрещена на территории Российской Федерации».

Может быть, теперь народ начнёт её читать.

Лев ШЛОСБЕРГ

 

1. См.: Другой исход. Георгий Сатаров: «Россия не может оставаться в нынешних границах как старое авторитарное государство». Беседовала С. Прокопьева // «ПГ», № 43 (262) от 9-15 ноября 2005 г.

2. См.: Л. Шлосберг. Обращение к источнику // «ПГ», № 50 (419) от 17-23 декабря 2008 г.; Л. Шлосберг. Слова, из которых украли смысл // «ПГ», № 48 (469) от 16-22 декабря 2009 г.; Л. Шлосберг. Забыть Конституцию // «ПГ», № 49 (721) от 17-23 декабря 2014 г.

3. Ильдар Дадин принимал участие в несогласованных акциях протеста в Москве 6 и 23 августа, 13 сентября и 5 декабря 2014 года, в своих пикетах выражал поддержку участникам «Болотного дела», держал плакат «Стыдно быть Путиным!», а также со своими сторонниками перекрыл на несколько минут Мясницкую улицу в центре Москвы.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!