АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

31 мая 2017, 19:30   Источник: Псковская губерния

Критиковать нельзя поддерживать

Могут ли демократы критиковать друг друга? Ошибка содержится в самой постановке вопроса

Чтобы построить демократию, нужны демократы. Последовательность не может быть другой: сначала появляются демократы и только потом появляется демократия, иное невозможно. В России двадцать семь лет назад демократов было большинство, это большинство избрало президента, потом случились реформы, которые называли демократическими, но их последствия сократили число демократов в нашей стране в несколько раз – и среди избирателей, и среди политиков. Люди разочаровались в «демократии», желание свободы заменили на желание порядка, избрали Путина и о демократии думали мало. Поле демократии сильно сократилось, как и число демократов, и многим сторонникам демократии стало казаться, что демократы не должны публично задавать вопросы друг другу, особенно некомфортные. Вот именно с такой позицией демократия может закончиться, не начавшись.

22 мая во время прямого эфира youtube-канала «Шлосберг Live» два зрителя задали мне вопросы об оценке Алексеем Навальным политики Владимира Путина первого президентского срока и – затем – об экономической программе Навального.

Речь шла о фрагменте дискуссии между Алексеем Навальным и Артемием Лебедевым на телеканале «Дождь», прошедшей 26 января 2017 года.

Дословно зритель спросил меня: «В эфире «Дождя» Алексей Навальный заявил, что его кумир – это Путин первого срока президентства, так как он осуществлял эффективную экономическую политику. Прокомментируйте это его высказывание».

Навальный не называл Путина кумиром, как это запомнил зритель. В эфире дождя прозвучало следующее. Ведущая Ксения Собчак спросила Алексея Навального: «Вы можете похвалить условно нескольких человек в правительстве Москвы или Российской Федерации?».

Навальный ответил: «Да я похвалю одного человека, и вам этого будет достаточно. Хвалю Путина Владимира Владимировича за то, что в период с 2000 по 2004 год он провел земельную реформу, налоговую реформу, сделал много для того, чтобы рос финансовый рынок, много отличных прекрасных вещей. Я был с самого начала в оппозиции Путину, но я не могу отрицать, что с 2000 по 2004 они сделали много хороших вещей, потом они не делали ничего, потом они только портили. Я похвалил? Я хочу хвалить людей за реальные дела».

Мой ответ зрителю был таким: «Алексей Анатольевич Навальный – никакой экономист, он безграмотен как экономист. Путин первого срока осуществлял перераспределение государственных бизнес-активов ближним людям, людям кооператива «Озеро». Все те масштабные преступления по формированию корпоративного государства, которое создано при Путине, уходят корнями в начало нулевых годов. Если Алексей Навальный не понимает, что весь первый срок Путина был посвящен перераспределению собственности, которая в тот момент находилась в России, и считает, что это была правильная политика, – ну, печально».

Для жителей провинции не будет лишним напомнить, что суть реформы полномочий при Путине – это радикальное перераспределение налогов и сборов в федеральном бюджете в ущерб региональным, удушение местного самоуправления, концентрация полномочий в федеральном центре. Росли и даже вновь устанавливались именно налоги, поступающие в федеральный бюджет. После этого началась знаменитая монетизация социальных льгот и переход социальной сферы на нормативно-подушевое финансирование – только чтобы регионам, муниципалитетам и гражданам не достался «лишний» рубль. Об этом можно и нужно говорить подробно, но не на эту тему статья.

Потом было несколько вопросов от одного зрителя об экономической и политической программе Алексея Навального. Я ответил: «Нет у Алексея Анатольевича программы. Есть лозунги, есть девизы, есть тезисы. Это не программа. Могу сказать, что там нет ничего плохого, но там нет того, что можно называть программой…

Почитайте хорошие экономические программы, которые прописывают действия правительства того или иного государства в случае избрания в той или иной экономической сфере, и вы поймете, что то, что у Алексея Навального, – это лозунги, девизы и тезисы, это не программа.

Программа – это как вести политику в межбюджетных отношениях между Федерацией, субъеэктами Федерации и муниципалитетами двух уровней. Как выстраивать межбюджетные отношения, как выстраивать политику заемных средств из федерального бюджета – это программа. Как распределять долю налогов между четырьмя уровнями бюджетов – это программа. Как вести банковскую политику, как вести курс национальной валюты и много что другое.

Программа – это перечень профессиональных действий по управлению государством в экономике, социальной сфере и политике: как обеспечить финансирование бюджетной сферы, что делать с нормативно-подушевым финансированием в бюджетной сфере, что делать с расчетом заработной платы, как поступать с МРОТ, как поступать со стимулирующими выплатами в бюджетной сфере и много чем другим. Поэтому могу вам сказать, у Алексея Анатольевича Навального программы нет».

Добрые люди уже наутро сделали для интернета из моих ответов своеобразную «нарезку», в которой фрагменты ответов остались, только аргументы исчезли: предполагаю, что не прошли «цензуру», потому как был критично упомянут первый срок Владимира Путина и его «достижения» на этом сроке правления.

Нам пришлось сделать для сведения публики полную «нарезку» вопросов и ответов, но, как показали начавшиеся в СМИ и социальных сетях споры, для многих людей важно было не содержание дискуссии, а сам факт того, что один демократический политик критично высказался о другом демократическом политике и его программе. Если коротко сформулировать это мнение, оно будет таким: «Как вы смеете критиковать Навального? Он же сегодня лучший, самый успешный, сильнейший демократ, лидер, таран, стенобитная машина, танк! Вы не должны критиковать его, вы должны помогать ему. …Как вам работается на Кремль?» и так далее в разных вариантах.

Один демократ из окружения Алексея Навального прокомментировал моё мнение совсем коротко – нецензурно. Но это уже совсем не дискуссия.

И я понял, что пора, пока не стало совсем поздно, сказать важные и простые вещи о демократии.

Уважаемые граждане демократы! В стране, где почти уничтожены свободы, мы хотим построить демократию. Мало кто в это верит, но это возможно. Есть несколько условий успешного строительства демократии.

Первое, самое простое. Начнём с себя. Демократия начинается со свободы слова. Свободы общественной дискуссии. Свободы критики, в том числе политической. Политическая конкуренция без свободы критики невозможна.

Публичная критика политиков и политики – одна из основ демократии. Её нужно уважать, её нужно приветствовать. Критика делает сильных политиков сильнее, слабых – слабее. Испытание публичной критикой – это часть естественного политического отбора.

Второе. Попытка вывести политика из пространства публичной критики – это прямое действие и против политика, и против демократии.

Третье. Политик решил избираться на высшую должность в государстве – президента России. И главное, что я хочу знать как гражданин, избиратель: что мой кандидат будет делать, избравшись президентом, как он будет управлять государством. Я хочу знать это ДО выборов. Только после публичного обязательства появляется ответственность политика за его исполнение. Программа – это слово политика перед гражданами, это возможность для них спросить потом: ты обещал это, и что ты сделал?

Я уважаю Алексея Навального как гражданина и политика, он и его Фонд борьбы с коррупцией делают трудную и важную работу. Я считаю абсолютно необходимым его участие в выборах президента России – его поддерживают многие избиратели. Но президент России – это не специалист по расследованиям, не режиссер фильмов, не публицист. Президент – главный в государстве профессиональный слуга народа.

Народ должен быть взыскателен при выборе всех своих слуг, особенно самого главного. Эта взыскательность и требовательность – и есть демократия, когда политик зависит от народа, избирателей, граждан. В этой зависимости – единственная гарантия от вырождения государства в автократию.

Если у политика, претендующего на должность президента, нет программы управления государством, то он должен это признать и сказать: программа будет, и вы, избиратели, сможете её обсудить. Если же политик считает, что можно идти на президентские выборы без публичной грамотной программы управления государством, то об этом также нужно сказать людям прямо. Избиратель должен понимать и свою ответственность за выбор.

Дважды Борис Ельцин (1991, 1996), трижды Владимир Путин (2000, 2004, 2012) и однажды Дмитрий Медведев (2008) избирались на должность президента России фактически без предвыборных программ. «Голосуйте сердцем». «План Путина – победа России». Помните? Вас удовлетворяют результаты этих выборов и этих побед? Кому было выгодно отсутствие публичных обязательств кандидата в президенты перед обществом?

Демократические политики, если они хотят построить демократию, не должны наступать на эти грабли.

Технология ведения избирательной кампании и технология управления государством сильно отличаются. В управлении государством нет простых решений сложных проблем. И к принятию сложных решений нужно быть готовым. После выборов к ним приготовиться невозможно: уже поздно, очень дорога будет цена ошибок. Получив власть из рук народа, президент должен знать, что и как он будет с этой властью делать – для людей.

Стать настоящим президентом России может политик, только открытый для публичной критики. Публичная критика – это кислород демократии.

Если кому-то кажется, что этот кислород критики можно подавать выборочно, преимущественно в отношении политических противников, а в отношении сторонников нужно вести политику протекционизма, избавления от критики и даже защиты от неё, то отсутствие такого кислорода превращает демократов в противоположность – в большевиков, политиков, действующих через умолчание, полуправду и – всего полшага – через прямую ложь и насилие. Мы получали это уже несколько раз подряд от политиков, называвших себя демократами. Именно поэтому так мало сейчас в России демократов и так мало демократии: политики обманули людей.

И никто не понес за это ответственности, потому что не за что конкретно спросить: ничего не было обещано, ничего не было заранее объяснено.

Кислород публичной критики воспитывает успешных демократов и предоставляет нам возможность построить сильное демократическое государство.

Не будем лишать себя и общество одного из главных условий нашей свободы и нашей победы.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!