АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

23 января 2019    Источник: Блог Льва Шлосберга 

Один день без Дмитрия Семеновского

Мы незнакомы с Дмитрием Семеновским. Но так случилось, что за последние сутки это имя звучало в моем общении с самыми разными людьми чаще всех других.

Дмитрия задержали сотрудники МВД вчера после 15 часов около дома. Они подъехали, позвонили ему по телефону и сказали, что хотят переговорить по его заявлению об избиении, поданному ещё в прошлом году. Дома, кроме него, был брат-близнец. Дмитрий вышел, его посадили в машину и сообщили, что тема для разговора будет другой.

Повезли (как мы теперь понимаем) в управление УМВД по незаконному обороту наркотиков, он сам успел написать брату, что везут «на Инженерную» (там есть отдел полиции), потом, что на «Октябрьский, 48» (это УФСБ), после этого связь оборвалась, и после 15:50 никаких сообщений от него не было.

Дмитрий молод, ему 20 лет, он принимал участие в протестных акциях, но лидером протеста не был. Рядовой участник. Важная деталь: он дружен с активистами Артемом и Лией Милушкиными, арестованными в минувший четверг по обвинению в сбыте наркотиков. При избрании меры пресечения в суде следствие не представило никаких доказательств, кроме анонимных показаний «Дениса» и «Оли», причем по всему тексту допроса «Оля» говорит о себе в мужском роде. Копипаст, бывает. Никаких других доказательств, полученных во время оперативно-розыскных мероприятий, в суд не представлено. Наркотики дома не обнаружены. Ночной штурм дома Милушкиных, начавшийся с вынесения арматурой окон в комнате, где находились дети (у супругов 2 сына, 9 и 10 лет) уже вошёл в историю.

К вечеру пауза затянулась, брат и друзья забили тревогу. Телефон Дмитрия был то в сети, то вне, звонки он не принимал, на сообщения не отвечал. Друзья попросили меня принять участие в поисках. Звоню дежурному по УМВД области: не доставлялся. УМВД города: не был. Отделы полиции в городе: не был. Помня про Октябрьский, 48, решаем посетить приемную ФСБ. В здании не находится, не доставлялся. Идём в приемную Угро: никого нет. Едем к дежурному УВД по городу, тот при нас повторяет все звонки по структуре МВД, включая районный отдел: не было. Советует: доедьте до управления по борьбе с оборотом наркотиков.

Приезжаем уже около 23 часов. Снова диктую ФИО и дату рождения. Пауза. Разговор по телефону. Мне протягивают трубку мобильного. На связи – Александр. Информация: Дмитрий с 19 часов находится на допросе в Печорском ОВД (он прописан в Печорском районе), допрашивается как свидетель, изменения статуса (на обвиняемого), скорее всего, не будет, но при задержании (?) находился в состоянии опьянения (?), от освидетельствования отказался, поэтому составлен протокол об административном правонарушении. Завершится допрос и будет отпущен.

Говорю, что родные не в курсе, связи нет с 15:50, о местонахождении ничего до этой минуты не известно. Прошу дать возможность позвонить родным, сообщить о себе. Ответ: «С ним работает следователь, передадим».

Ребята решают ехать в Печоры и ждать Дмитрия у ОВД, чтобы отвезти домой. Приезжают, сообщают о себе, в том числе о готовности доставить Дмитрия домой. Допрос продолжается примерно до часу ночи. Поступает информация, что в здании Печорского ОВД находится ещё один свидетель, и показания они пишут «под диктовку». После часу ночи в кабинете гаснет свет, за несколько минут до этого две машины (одна без опознавательных знаков, другая полиции) выезжают с внутреннего двора. Когда гаснет свет, ребята заходят в дежурку, им сообщают: в здании нет, увезли.

Мчатся в Псков, у ворот управления по борьбе с наркотиками видят похожую машину, но без машины полиции. Машина заезжает за ворота и выезжает весьма быстро. Никто не выходит. Едут по домашнему адресу: не приезжал.

Утро. Никакой информации. Звоним по всем отделам МВД, в том числе в ИВС. Все отрицают доставку и нахождение. Нет человека. Мы понимаем, что должен быть назначен суд по административному делу, но это дела срочные, на сайтах судов информация о них не размещается.

Решаем выдать информацию об исчезновении человека в СМИ и паблики. Спасибо всем, кто присоединился. Наконец, пресс-служба УМВД на запрос СМИ отвечает: «Задержание Дмитрия Семеновского связано с «проведением следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по ряду возбужденных уголовных дел. Полицией установлено, что возможным свидетелем их организации, подготовки и совершения является указанный гражданин. В связи с этим проведены необходимые следственные действия. Кроме того, в его действиях установлены признаки административного правонарушения – отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Материалы об административном правонарушении сегодня, 22 января, рассмотрит суд».

Какой именно суд? Не сообщают. 15 часов. Поступает информация: якобы при допросе в Печорах Семеновский был избит, называют имя сотрудника в звании майора, а Дмитрия якобы прячут, чтобы избежать медицинского освидетельствования побоев, за время ареста следы должны пройти. 

Звоню (в кои-то веки) уполномоченному по защиту прав человека Дмитрию Шахову. 15:15. Рассказываю, пишу запрос. 15:45. Проходит полчаса, ответный звонок: Семеновский находится в Псковском городском суде на процессе по административному делу. Очевидно, у дежурного судьи.

Друзья мчатся в суд и там узнают, что заседание было в 14:15, решение суда: 4 суток ареста. Едут в ИВС, им подтверждают: Семеновский там. Вход – только для адвоката.

Теперь диспозиция: в четверг, 24 января, состоится заседание апелляционного суда по Артему Милушкину. В ночь с 21 на 22 января при невыясненных обстоятельствах Дмитрия Семеновского допрашивают шесть (!) часов как свидетеля. Без адвоката. Получают некие показания. При этом если исходить из того, что Дмитрий был в состоянии опьянения (составили же протокол об отказе от освидетельствования, возбудили административное дело!), то его допрос в таком состоянии абсолютно незаконен и его содержание юридически ничтожно.

Но никто из родных и друзей не видит Дмитрия Семеновского с 15 часов 21 января. Что ему сказали на допросе и что он подписал после шести часов «диктовки» – неизвестно. На что он согласился – не известно. Его арест на 4 суток продлится до 26 января включительно. То есть свидетель особой важности надежно закрыт до второго суда по Милушкину.

Чем могут быть полезны «пьяные» показания Семеновского на апелляционном заседании по Артему Милушкину 24 января? И в целом в деле Милушкиных, которым грозит до 20 лет лишения свободы? Свидетелей «Дениса» и «Оли» уже не хватает? Нужны живые «потребители амфетамина»?

Прошло ровно 24 часа с момента начала событий до момента установления места нахождения задержанного человека. Сейчас мы знаем только одно: Дмитрий Семеновский жив. И ничего не знаем о том, что с ним произошло. И какой «свидетель» появился в результате этой спецоперации.

Процессуальные действия по защите Семеновского не раскрываю.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!