АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

08 июня 2010    Источник: Псковская губерния

Дновская дуга

Даже решение суда, вступившее в законную силу, не гарантирует сельским школам Дновского района право на жизнь

На минувшей неделе завершился очередной учебный год. Наступила короткая пора экзаменов, за которой – каникулы, долгожданный отдых, подготовка к новому учебному году. Лето для школы – это пауза, передышка, время накопления новых сил. Но не надеются на эту паузу жители Моринской волости Дновского района. Они – единственные, кто поднялся на открытый протест против реорганизации (фактически – ликвидации в ближайшей перспективе) своей школы. И сделали эту борьбу фактом общественной жизни Псковской области. Прокуратура Дновского района в интересах граждан оспорила в суде решение Собрания депутатов района и процесс выиграла, что называется, по всем статьям, но – удивительное дело – в Дновском районе Псковской области это еще ничего не значит.
Губернатору Андрею Турчаку и главе Дновского районе Игорю Тимофееву предстоит еще не одна неприятная встреча.  

Дновский район стал «горячей точкой» на социальной карте Псковской губернии в 2009 году – сразу же после избрания главой района Игоря Тимофеева. Всероссийскую известность получила инициированная им война на уничтожение Дновской детской школы искусств, спасенной от губительной реорганизации только благодаря сильному общественному протесту жителей и публикациям в «Псковской губернии» [ 1 ].

Скандал вышел за пределы области, сельские жители добрались до Общественной палаты России и дело дошло до того, что, отчитываясь за год работы перед депутатами регионального парламента, губернатор Андрей Турчак даже упомянул спасение Дновской детской школы искусств в качестве одного из подвигов новой региональной администрации [ 2 ].

Не удивительно: губернатор был вынужден лично посетить дновский театр военных действий, чтобы воочию увидеть и все стороны конфликта, и «поле битвы» [ 3 ].

Причины к «выезду на место происшествия» были существенные: не успел развеяться многомесячный «дым сражения» у стен с трудом выжившей школы искусств, как пришла новая напасть: не усваивающий уроков истории Игорь Петрович Тимофеев приступил к тотальной ликвидации сельских школ в районе. То есть полностью – под ноль [ 4 ]. Так, чтоб больше ничего не выросло.

Чрезвычайно настораживает то обстоятельство, что если в истории с детской школой искусств депутаты районного Собрания числом несколько человек с главой района публично не согласились, то сельские школы отдали ему безропотно, за исключением одного человека. И – как выяснилось, а можно сказать и как ожидалось – отдали совершенно незаконно.

Рождественский кнут

25 декабря 2009 года, аккурат под Новый год и накануне рождественских зимних каникул администрация Дновского района вышла в Собрание депутатов района с инициативой о реорганизации ВСЕХ школ района.

Утратившие всякие способности к сопротивлению социальной политике главы района Игоря Тимофеева районные депутаты большинством голосов при одном воздержавшемся приняли решение «О даче согласия на реорганизацию муниципальных общеобразовательных учреждений муниципального образования «Дновский район». На основании этого решения администрация района 28 декабря издала соответствующие ему постановления, после чего маховик зачистки был запущен.

В соответствии с намеченным планом сельские муниципальные образовательные учреждения Дновского района – Моринская средняя общеобразовательная школа, Искровская основная общеобразовательная школа, Выскодская основная общеобразовательная школа, Юрковская основная общеобразовательная школа, Заклинская основная общеобразовательная школа, Бельская основная общеобразовательная школа – прекращали свою деятельность как самостоятельные образовательные организации.

Они на правах филиалов присоединялись к трём крупным районным школам, расположенным непосредственно в городе Дно: МОУ «Гимназия», МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 1» и МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 50». Соответственно, средства приснопамятного всей стране концлагерного нормативно-подушевого финансирования концентрировались в трех образовательных учреждениях.

«Деньги следуют за детьми», помните?

На деле это выливается в совсем другой процесс: «Деньги преследуют детей».

Процедура преобразования школ болезненная, законодательство предписывает целый ряд обязательных действий, без которых ни одна реорганизация государственного или муниципального детского учреждения не может являться законной.

«Псковская губерния» писала о накатах на сельские школы с 2007 года ежегодно, многие помнят драматические истории борьбы за Малаховскую основную школу в Себежском районе в 2007 году [ 5 ], Анкудиновскую среднюю школу в Красногородском районе в 2008 году [ 6 ], Дубровскую основную школу Себежского района в 2007 и 2008 году [ 7 ], Харлапковскую основную школу в Палкинском районе в 2009 году [ 8 ].

Уже, наверно, тысячи наших читателей выучили наизусть все нормы и правила реорганизации сельских школ. Но год за годом находятся власти, которые эти нормы нарушают в надежде, что всё сойдет с рук. Потому как – привычка. И – наглость, конечно.

В Дновском районе в атаке на сельские школы районные власти натолкнулись фактически на ту же самую группу гражданского сопротивления, которая инициировала защиту Дновской детской школы искусств. Самыми последовательными защитниками социальной сферы района оказались жители Моринской волости, большинство из которых проживают в деревнях Михайлов Погост и Панкратово – супруга местного священника о. Владимира (Дроздова) Татьяна Федоровна, предприниматель Алексей Савельев и их односельчане.

Районный прокурор Ольга Бударина отреагировала как на обращение граждан, так и на сам факт принятия очевидно незаконных решений Собранием депутатов района и районной администрацией.

Все протесты были принесены прокурором еще в январе, но ни на один из них власти Дновского района по существу не отреагировали. Эка невидаль – прокуратура. Глава района сказал: «В морг!», значит – в морг. Были сельские клубы – и нет уже в Дновском районе сельских клубов. Были библиотеки – и нет уже почти библиотек. Были сельские школы – и нет тебе сельских школ. Игорь Петрович похозяйствовал. Экономия.

Не читан, не понят, не так

Между тем для вменяемого руководителя в протестах прокуратуры было что почитать полезного и поучительного.

В частности, прокуратура Дновского района без особых трудностей установила, что фактически принятыми решениями Собрания депутатов и администрации района была произведена ликвидация общеобразовательных учреждений в сельской местности, но в нарушение части 5 ст. 34 Закона РФ «Об образовании» для принятия этого решения не получено согласие схода жителей населенных пунктов, обслуживаемых данными учреждениями.

Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 13 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» принятие органом местного самоуправления решения о реконструкции, модернизации, об изменении назначения или о ликвидации объекта социальной инфраструктуры для детей, являющегося государственной и (или) муниципальной собственностью, не допускается без предварительной экспертной оценки уполномоченным органом исполнительной власти, органом местного самоуправления последствий принятого решения для обеспечения жизнедеятельности, образования, воспитания, развития, отдыха и оздоровления детей, для оказания им медицинской, лечебно-профилактической помощи, для социального обслуживания. В случае отсутствия экспертной оценки такое решение признается недействительным с момента его вынесения.

Экспертная оценка последствия реорганизации школ для сельских детей отсутствовала полностью.

Более того, пойдя на явно не богоугодное дело, Собрание депутатов Дновского района и районная администрация грубо нарушили свои же собственные нормативные акты, регламентирующие порядок реорганизации школ.

Аккурат накануне реорганизационного бедствия, 15 июля 2009 года, тем же Собранием депутатов Дновского района было утверждено Положение о порядке создания, реорганизации и ликвидации муниципальных образовательных учреждений муниципального образования «Дновский район».

Есть предположение, что дновские районные депутаты утратили не только собственную политическую волю, но и естественную способность человека к чтению документов, им же принимаемых. Есть такая форма тяжелого политического недуга: ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не знаю. Существует и особо тяжелая, неизлечимая форма: ничего не хочу видеть, ничего не хочу слышать, ничего не хочу знать.

Нужно признать, что в Дновском районе по этой части беда бедой – просто эпидемия какая-то.

Иначе как объяснить тот факт, что депутатами и администрацией было нарушено практически всё, что только можно.

«Ни по форме, ни по содержанию»

В процессе судебного заседания, длившегося два дня, были установлены все звенья позорной ликвидационной цепочки.

Судья Людмила Гусак подробно расписала в решении, что реорганизация муниципального образовательного учреждения в Дновском районе в соответствии с принятым положением может быть произведена по предложению главы района на основании решения Собрания депутатов района.

Естественно, что положение предусматривает все необходимые согласно федеральным законам действия и процедуры: до принятия решения о реорганизации образовательного учреждения должна быть проведена предварительная экспертная оценка последствий принятия этого решения для обеспечения жизнедеятельности, образования, воспитания, развития, отдыха и оздоровления детей, социального обслуживания.

Экспертная оценка оформляется заключением, которое должно включать обоснование необходимости реорганизации образовательного учреждения (педагогическая необходимость, экономический эффект, демографические тенденции и др.); содержать информацию о возможностях реализации права на образование для учащихся данного учреждения, детей дошкольного возраста; отражать перспективы дальнейшего трудоустройства работников учреждения; содержать прогноз последствий реорганизации или ликвидации учреждения для обеспечения жизнедеятельности, образования, воспитания и развития детей, обслуживаемых данным учреждением.

Положение предписывает, что в состав экспертной комиссии должны быть включены руководитель управления образования, юрист, экономист, представители комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, представитель от учреждения, подлежащего реорганизации, представитель профессионального педагогического сообщества.

Судебный процесс показал, что правовые документы, даже касающиеся прав детей, принимают в Дновском районе никак не для исполнения.

Суд установил, что в нарушение всех требований и норм решение о даче согласия на реорганизацию муниципальных образовательных учреждений Дновского района было принято без надлежащей предварительной экспертной оценки последствий принятого решения для обеспечения жизнедеятельности, образования, воспитания, развития, отдыха и оздоровления детей.

Тем не менее, документы с формально надлежащими названиями ответчики суду представили! Вопрос времени изготовления этих документов буквально висел над судебным процессом, и показания некоторых свидетелей заставляют предположить, что бумага «экспертиз», принесенных в суд, не остыла еще от принтера, но, так или иначе, и это усилие аферу не спасло: Дновский районный суд сделал вывод о том, что все три документа, названные заключениями экспертной комиссии о последствиях предполагаемой реорганизации МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 50» г. Дно Псковской области, МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 1» г. Дно Псковской области, МОУ «Гимназия» г. Дно Псковской области от 20 ноября 2009 года «не могут быть признаны экспертной оценкой в соответствии с требованиями федерального законодательства ни по форме, ни по содержанию».

Обратите внимание, «экспертной оценке» (удивительно!) подверглись не присоединяемые сельские школы, о правах учащихся которых и должна идти речь, а крупные районные школы, которые должны были принять в себя новый «контингент». Принять-то они могут, кто бы сомневался в желании городской школы получить нормативно-подушевые пакеты сельских детишек, но вот как насчет самих детишек?

Состав экспертных комиссий решил этот вопрос радикально: представителей интересов детей (как, к слову, и реорганизуемых сельских школ) в них попросту не было.

Вспомнилась фраза, сказанная без малого три года назад Ириной Демидовой, мамой и сельским учителем, заявителем в суд в защиту прав детей из родной для нее во всех смыслах Малаховской школы: «Когда я привезла в школу Закон «Об образовании», учителя его читали, как запрещенную литературу: брали на сутки с возвратом, перепечатывали отрывки. Оказалось, что в этом законе написана страшная тайна, которая заключается в том, что он полностью на нашей стороне. …Есть масса жестких юридических аргументов в нашу пользу. Например, такой: сельская школа в России может быть ликвидирована только при согласии схода граждан и при наличии положительной экспертной оценки. Разумеется, ничего этого у наших оппонентов не было. Была только привычка решать все проблемы через колено и уверенность в том, что мы — бараны, которым на мясокомбинате будет лучше» [ 9 ].

В соответствии именно с такой логикой постановлением администрации Дновского района от 13 ноября 2009 года (любят, любят реорганизаторы 13-е числа!) № 378 «О создании экспертной комиссии» в состав экспертной комиссии были включены начальник управления образования администрации Дновского района, председатель Дновской районной организации профсоюза работников народного образования и науки (как там насчет трудовых прав учителей, а?), председатель совета директоров образовательных учреждений района, депутат Собрания депутатов Дновского района, главный государственный инспектор по пожарному надзору и главный специалист Роспотребнадзора, и НЕ ВОШЛИ обязательные согласно положению юрист, экономист, представитель комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, представитель от учреждения, подлежащего реорганизации.

Суд установил удивительное обстоятельство: эти лица были включены в состав комиссии откровенно задним числом: постановлением администрации Дновского района от 12 марта 2010 года № 104, т. е. уже ПОСЛЕ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ о реорганизации школ. Причем в качестве полноправного члена экспертной комиссии был привлечен только один представитель от учреждения, подлежащего реорганизации – и та – директор МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 50», расположенной в городе Дно, которой исчезновение не грозило.

Единственный объект

Как и само судебное решение, так и многостраничный протокол судебного заседания оказались документами чрезвычайно содержательными, достойными для включения в хрестоматию нашего времени. Во всяком случае, в современную печальную историю Дновского района эти страницы уже вписаны.

ВСЕ директора реорганизованных сельских школ Дновского района были вызваны в суд в качестве свидетелей. ВСЕ подтвердили, что ни в одну школу не приезжала экспертная комиссия и – более того – о самом факте ее деятельности они ничего не знали. Все сообщили, что они уже – бывшие руководители школ.

Свидетель Юрий Серебряков, директор МОУ «Юрковская основная общеобразовательная школа», сообщил, что не участвовал в работе экспертных комиссий, экспертная комиссия для проведения экспертной оценки не выезжала в школу. Он, к слову, является депутатом Собрания депутатов Дновского района и – единственный! – не голосовал за решение о даче согласия на реорганизацию сельских школ Дновского района. «Да, был один, который не стрелял». Юрковская школа – единственный объект социальной инфраструктуры для детей на селе.

Свидетель Елена Дмитриева, директор МОУ «Заклинская основная общеобразовательная школа», сообщила суду, что в предстоящие годы не прогнозируется уменьшение числа обучающихся в школе детей, даже вероятно небольшое увеличение их численности. Она не участвовала в работе экспертных комиссий, экспертная комиссия не выезжала в ее школу для проведения экспертной оценки. Заклинская школа – единственный объект социальной инфраструктуры для детей на селе.

Свидетель Светлана Степанчук, директор МОУ «Искровская основная общеобразовательная школа», тоже не участвовала в работе экспертных комиссий, экспертная комиссия не выезжала в ее школу для проведения экспертной оценки. Искровская школа – единственное образовательное учреждение для детей на селе.

Свидетель Татьяна Логинова, также депутат районного Собрания, директор МОУ «Моринская средняя общеобразовательная школа», поддержала реорганизацию и сообщила, как и все, что решение о реорганизации школы было принято в основном по финансовым причинам – финансирование сельских школ недостаточно. При этом в предстоящие годы уменьшение числа обучающихся в школе детей не прогнозируется. Т. И. Логинова не участвовала в работе экспертных комиссий, экспертная комиссия не выезжала в школу для проведения экспертной оценки. Моринская школа – единственный объект социальной инфраструктуры для детей на селе. И – добавим – самая крупная сельская школа Дновского района, в ней учится более 60 детей.

Татьяна Логинова подтвердила, что согласие родителей на реорганизацию школы власти района пытались получить уже после принятия решения о реорганизации и что особое волнение родителей вызвала информация о предстоящем закрытии 10-11 классов. Она полагает, что родителей удалось в итоге убедить. Но, как мы хорошо помним, это не совсем так. Скажем так: далеко не всех. О чем было подробно написано в статье «Двойное Дно» [ 10 ].

К слову, по ходатайству прокурора Ольги Будариной эта публикация «Псковской губернии» была приобщена к материалам судебного дела как доказательство.

Свидетель Ирина Баранова, директор МОУ «Выскодская основная общеобразовательная школа» сообщила, что, кроме финансовых, других причин для реорганизации школ не имеется. Она также не участвовала в работе экспертных комиссий, экспертная комиссия не выезжала в школу для проведения экспертной оценки. Выскодская школа – единственное образовательное учреждение для детей на селе.

Свидетель Иван Фролов, директор МОУ «Бельская основная общеобразовательная школа», сообщил, что в школе, кроме финансовых, есть и кадровые проблемы. Он в работе экспертных комиссий не участвовал, экспертная комиссия в школу для проведения экспертной оценки не выезжала. Бельская школа – единственное образовательное учреждение для детей на селе.

Мартиролог закончен.

Деталь, но важная – даже руководители трех городских школ, куда власти района намерились «влить» сельские, не знали про экспертные процедуры.

Свидетель Елена Гашина, директор МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 50» и член экспертной комиссии по реорганизации образовательных учреждений, подтвердила, что в состав комиссии не были включены юрист, экономист, представитель комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. «Остальные члены комиссии собирались на заседании и подписывали заключение». Вопросы перед членами комиссии в письменной форме не ставились. Вспомнила, что еще в сентябре 2009 года участвовала в реорганизационном совещании у начальника управления образования Натальи Кондратьевой, потом – у заместителя главы района Игоря Тихомирова.

Всё это время сельские жители ничего не знали.

Свидетель Надежда Крехтунова, директор МОУ «Средняя общеобразовательная школа № 1», в заседаниях экспертной комиссии при решении вопроса о реорганизации школ Дновского района в ноябре-декабре 2009 года не участвовала, о наличии экспертного заключения узнала позднее. Вспомнила, что вопрос «обсуждался устно на совещаниях», а «предварительное экспертное заключение» ей принесли на подпись… в феврале, уже после принесения протеста прокуратуры. В работе самой комиссии она не принимала участие, но подпись поставила.

Свидетель Ирина Жигадло, директор МОУ «Гимназия», в заседаниях экспертной комиссии при решении вопроса о реорганизации школ Дновского района в ноябре-декабре 2009 года не участвовала, о наличии экспертного заключения узнала позднее, после принятия решения о реорганизации, точную дату назвать не может, не помнит. Кажется, в январе-феврале 2010 г. Ознакомилась и тоже подписала.

Граждане хорошие, начальнички учебных заведений, что же вы делаете! Вы же смертные приговоры заочно подписываете!

Начальник управления образования района Наталья Кондратьева заявила суду, что реорганизация школ проходит по всей Псковской области, так как «область находится на эксперименте». Его суть в том, что 100 базовых школ являются опорными для малокомплектных школ [ 11 ]. В Дновском районе три базовых школы, соответственно – всё остальное предрешено.

Да, в состав экспертной комиссии не были включены юрист, экономист и представитель комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Но «экспертная комиссия заседала в кабинете комиссии по делам несовершеннолетних, поэтому представитель комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав был в курсе (!!! – Авт.) этого вопроса».

«Был в курсе»!

При этом было изготовлено, по словам г-жи Кондратьевой, «три экспертных заключения, отдельно по сельским школам они не составлялись. Экспертные заключения составлялись только на городские школы».

Они и были представлены в суд. Что называется, тёпленькими.

Причем в дни судебных заседаний процесс выдавливания из родителей сельских учеников «добровольных согласий» на реорганизацию продолжался – до самого дня вынесения судебного решения.

Эксперимент по выживанию сельских жителей без сельских школ дошел в Дновском районе до своего логического завершения.

Сельские школы Дновского района были подкошены одним движением властной руки, парой-тройкой подписей муниципальных служащих, забывших, наверно, что служащих – предполагается – НАРОДУ. И – никому больше.

Кто им об этом напомнит?

Снова фронт

Администрация Дновского района, привлеченная к судебному процессу в качестве третьего лица на стороне формального ответчика – Собрания депутатов Дновского района – в своем последнем слове ни о каком решении перед судом не ходатайствовала, почти благородно оставив его «на усмотрение суда».

Представитель Собрания депутатов Н. Н. Иванова просила в исковых требованиях прокурору района о защите прав несовершеннолетних граждан отказать. То есть представитель избранников народа просила суд отказать прокурору, подавшему иск в защиту прав народа. Прав детей. «Эта штука посильнее «Фауста» Гёте»…

Решение Дновского районного суда не было обжаловано и вступило в законную силу в мае 2010 года.

Точка? Победа?

НЕТ!

Игорь Петрович Тимофеев уверен, что единственное, что ему теперь надо сделать – это произвести «зачистку» сельских школ Дновского района «по закону». То есть соблюсти «досадные формальности». И тогда к 1 сентября 2010 года для сельских детей – либо интернат в Дно, либо – ежедневная «дорога в дюнах». Потому как сельские филиалы при городских школах Игорь Тимофеев рассматривает вовсе не как форму усиления кадрового состава сельских школ и даже не как управленческую экономию (обнаружить ее на самом деле реально невозможно), а как короткий, как танковая атака, блицкриг на пути к их полной ликвидации.

Он абсолютно уверен, что подчиненные ему напрямую директора дновских городских школ исполнят его указание о ликвидации только что обретенных сельских филиалов беспрекословно. И без всяких там экспертных заключений. Потому как решений сессий всяких там депутатских собраний уже не потребуется. Филиал он что – аппендикс!

Сказал – в морг, значит – в морг.

«Вам, баранам, на мясокомбинате будет лучше».

Родители единственной борющейся за жизнь сельской школы Дновского района – Моринской – снова пишут письмо царю-батюшке – во Псков, Андрею Турчаку.

Говорят, что «люди устали от оказываемого на них давления в получении заявления о согласии на обучение детей в МОУ «Гимназия». Руководство школы в свою очередь ссылается на приказ из Пскова. Учителя идут в прямом смысле по домам и уговорами, угрозами или слезами буквально выцарапывают согласия из родителей, мотивируя это тем, что 1 сентября следующего учебного года учащиеся придут и увидят на дверях школы замок, а всех учителей уволят».

Моринские жители, донельзя измотанные полугодовым противостоянием, считают, что «в силу личных амбиций главы района И. П. Тимофеева, начальника управления образования Дновского района Н. А. Кондратьевой и неизвестного «кукловода» из Пскова взят курс на ликвидацию школы и помещение детей в интернат». Говорят, что не допустят разрушения своих семей.

Помнят они, конечно, и про суд, завершившийся победой, которая грозит оказаться пирровой: с одной стороны, «состоявшийся по вопросу реорганизации школы суд, доказал, что реорганизация школы была предпринята незаконно и вероломно», с другой стороны – удивительное дело, где еще такое возможно? – решение суда ни детей, ни родителей, ни школу не защитило, как не защитил их и личный визит губернатора в Моринскую глушь.

После отъезда властного кортежа, напомним, администрация школы начала уже на следующий день созывать собрания с родителями, где попыталась истолковать все сказанное губернатором на тимофеевский лад: «Мы снова закатаем вас под асфальт, но теперь – уже по закону».

Жители верят и ничему не удивляются.

Но не все и сейчас готовы с этим согласиться.

Так что никакого отдыха и каникул у сельских школ Дновского района не предвидится. Не пришла сюда радость вместе с летним теплом.

Простите, но в год 65-летия Победы приходят на ум военные ассоциации: Битва за Москву и Сталинградская битва состоялись, впереди – Курская… простите снова, Дновская дуга. А до битвы за Берлин еще ох как далеко.

«Вставай, страна огромная…»

Где ты, страна?!

Лев ШЛОСБЕРГ,
главный редактор «Псковской губернии».

 

1 См.: Л. Шлосберг. На дно // «ПГ», № 14 (435) от 15-21 апреля 2009 г.; Л. Шлосберг. Из тупика // «ПГ», № 15 (436) от 22-28 апреля 2009 г.; Л. Шлосберг. Дновский прыщ // «ПГ», № 17 (438) от 6-13 мая 2009 г.; Л. Шлосберг. Сила искусства // «ПГ», № 27 (448) от 15-22 июля 2009 г.

2 См.: М. Киселев. Круглый год // «ПГ», № 18 (489) от 12-18 мая 2010 г.

3 См.: М. Андреев. Двойное Дно // «ПГ», № 12 (483) от 31 марта – 6 апреля 2010 г.

4 См.: Редакция. Заморят окончательно? // «ПГ», № 9 (480) от 10-16 марта 2010 г.

5 См.: «Мы считаем это позорным фактом» // «ПГ» № 25 (344) от 27 июня – 3 июля 2007 г.; Е. Ширяева. Прощай, Родина! // «ПГ», № 27 (346) от 11-17 июля 2007 г.; Редакция. «Нарушены права, свободы и интересы значительного числа лиц – учащихся, их родителей, педагогов» // «ПГ», № 27 (346) от 11-17 июля 2007 г.; Е. Ширяева. Снова отстояли // «ПГ», № 28 (347) от 18-24 июля 2007 г.; Е. Ширяева. Бессильные всесильные // «ПГ», № 29 (348) от 25-31 июля 2007 г.; Л. Шлосберг. Дорога к школе // «ПГ», № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.; Е. Ширяева.(С)дача согласия // «ПГ», № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.; Редакция. Три ответа // «ПГ», № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.; Е. Ширяева. Сами отстояли // «ПГ», № 32 (351) от 22-28 августа 2007 г.; «Это настоящий гражданский процесс» // «ПГ», № 34 (353) от 5-11 сентября 2007 г.; Е. Ширяева. Смерть учителя // «ПГ», № 40 (359) от 17-23 октября 2007 г.; Е. Ширяева.«Мы с вами не прощаемся» // «ПГ», № 41 (360) от 24-30 октября 2007 г.; Е. Ширяева. Мы научим вас быть успешными // «ПГ», № 42 (361) от 31 октября - 6 ноября 2007 г.; Л. Шлосберг.Свет в окне // «ПГ», № 1 (370) от 9-16 января 2008 г.; Л. Шлосберг. Школа года // «ПГ», № 17 (386) от 30 апреля – 6 мая 2008 г.

6 См.: Е. Ширяева. За что? // «ПГ», № 21 (390) от 28 мая – 3 июня 2008 г.; Е. Ширяева. Особенный предмет // «ПГ», № 34 (403) от 27 августа – 2 сентября 2008 г.

7 См.: Л. Шлосберг. Возвращение в Дубровку // «ПГ», № 35 (404) от 3-9 сентября 2008 г.

8 См.: Л. Шлосберг. Белое и чёрное // «ПГ», № 24 (445) от 24 июня – 1 июля 2009 г.; Л. Шлосберг. Солдатский пост // «ПГ», № 18 (489) от 12-18 мая 2010 г.

9 См.: Дмитрий Соколов-Митрич. Филиппок уполномочен заявить // «Русский репортер», № 4 (34) от 7 февраля 2008 г.

10 См.: М. Андреев. Двойное Дно // «ПГ», № 12 (483) от 31 марта – 6 апреля 2010 г.

11 См.: Е. Ширяева. Подпобеда подплана // «ПГ», от № 41 (360) от 24-30 октября 2007 г.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!