АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

31 мая 2011    Источник: Псковская губерния

Взбесившийся колхоз

Себежские чиновники тайно снесли памятный знак на месте основания города, начали незаконные земляные работы на памятнике археологии и намерены водрузить на Замковой горе многометровый намогильный крест

В маленьком Себеже, тихом и прекрасном районном центре Псковской области, расположенном на стыке с Белоруссией и Латвией, на глазах тысяч людей разворачивается одна из самых драматических в Псковской области историй с уничтожением памятника культуры. По решению властей Себежского района и города Себежа в конце апреля был варварски снесен и там же закопан в землю памятник, установленный в 1978 году на Замковой горе. Без разработки и согласования проекта, без проведения археологических исследований, вандальным образом разрушая культурный слой (объект культурного наследия, находящийся на государственной охране), себежские самоуправители намерены уже в июле водрузить на сердце древнего города многометровый, сваренный из швеллеров, металлический крест, стоящий на пирамидальном каменном постаменте. Общая высота сооружения может превысить 10 м. Государственный комитет Псковской области по культуре, выразив формальную обеспокоенность состоянием объекта культурного наследия, на деле потворствует его уничтожению, не предпринимая никаких реальных действий по прекращению беззакония. Себежские власти это почувствовали. Происходящее в Себеже может иметь далеко идущие последствия и стать трагическим прецедентом для всей Псковской области.
Памятный знак в честь основания Себежа. 1986 года. 

Скандальная история вышла в большой свет 22 апреля 2011 года, когда ГТРК «Псков» показала сюжет, подготовленный по тревожному звонку из Себежа: с самого знакового места города, Замковой горы, исчез памятный знак в честь основания Себежа и там начаты непонятные земляные работы [ 1 ].

Представители властей в лице главы администрации Себежа Галины Малютиной заявили телевидению, что внезапное изменение облика Замковой горы связано с предстоящим поминовением 70-летия начала Великой Отечественной войны: «Это, возможно, символично, потому что в этом году вся страна отмечает горестную дату – 70 лет с начала Великой Отечественной войны. Как это получится и насколько будет красиво, я думаю, что оценят себежане и гости города. Я думаю, что это будет очень достойно, очень красиво, будут соблюдены все русские традиции и вновь Замковая гора будет любимым местом у наших себежан».

Ни одной ссылки на правовые основания работ в сердце исторического города, на территории памятника истории и культуры, в интервью не прозвучало. Как показали дальнейшие события, это было не случайно: власти района и города взялись за переустройство Замковой горы в Себеже, грубо нарушив нормы федерального и областного законодательства. И – что очень задело местных жителей – никак не обсудив этот вопрос с людьми. Как утверждают чиновники, всё делалось из самых благих намерений. В итоге не основанная на законе дорожка повела в совсем другом направлении.

«Монумент никуда не делся, он похоронен там же, на Замковой горе»
Памятный знак в честь основания Себежа. 1986 года. 

В считанные часы на известном своей активностью Себежском форуме [ 2 ] в интернете развернулась одна из самых острых за последнее время дискуссий, открытая форумчанкой, выступающей под ником «Лада»: «Сегодня утром по Псковскому телевидению прошел сюжет, где одна из наших форумчанок пытается установить, что за работы ведутся на Замковой горе. Она задавала этот вопрос на форуме, но ответа не получила. В администрации города мне ответили, что ведутся плановые работы по обустройству горы. Будем надеяться, что памятник вернётся на место, а Замковая гора станет еще краше».

Участник форума, выступающий под ником «ogranschik», высказался намного более пессимистично: «Боюсь, что в данном случае все себежане будут поставлены перед фактом. Собственно, они уже поставлены перед фактом демонтажа стелы и площадки. Почему не был объявлен конкурс по поводу стелы? Почему кто-то келейно будет решать, какую именно стелу надобно соорудить для себежан, а не они сами?».

Как выяснилось немного позже, есть и свидетели варварского разрушения памятного знака. Но им приказано молчать.

Ситуация по мере ее раскрытия оказалась чрезвычайно печальной: скромный, но достойный памятный знак, установленный в 1978 году на средства Себежского цеха Великолукского радиозавода, к моменту начала народного возмущения был уже свален в свежевырытую прямо в культурном слое городища яму и закопан рядом с местом его бывшего расположения, что подтвердила сама Галина Малютина 22 апреля в комментарии для псковского выпуска «Комсомольской правды»: «Памятник пришлось убрать вместе с полуразвалившимися ограждениями. Клумбы мы вывезли, потому что они очень дороги. А монумент никуда не делся, он похоронен там же, на Замковой горе. А что появится на его месте, жители увидят ближе к празднику».

Образ «похоронного места», как проклятие, будет преследовать «стройку тысячелетия» в Себеже с самого первого дня.

Источники в администрации Себежского района сообщили, что именно Галиной Малютиной было подписанное распоряжение о демонтаже памятного знака и проведении работ по «благоустройству».

Даже намека о намерении обсудить проект нового благоустройства Замковой горы с жителями Себежа не прозвучало.
Немецкие оккупанты устроили на Замковой горе в Себеже захоронение кавалеров ордена Железного креста. 1943 года. 

Причем с самого начала власти не говорили абсолютно ничего конкретного про собственно проект: не прозвучало ни слова ни о его характеристиках, ни о его авторстве, ни об инвесторе, ни о процедуре разработки, согласования и утверждения проекта и работ по его воплощению.

Всё, что удавалось узнать о намерениях инициаторов проекта и содержании работ, себежское общество и специалисты получали по мере продвижения собственного почти расследования и вырывали у местных властей едва ли не кузнечными клещами. Очевидное нежелание чиновников даже после начала скандала говорить правду, только правду и ничего, кроме правды, вызывало растущее недоверие и множило версии.

«Как мне сказали, памятника там не будет, а будет крест – средства Германии», – отметила на Себежском форуме участница дискуссий Варвара.

Упоминание некоего креста в сочетании с Германией стало сильнейшим катализатором гневной общественной дискуссии, какой Себеж в последние годы и не помнит: в период Великой Отечественной войны на Замковой горе в Себеже было расположено немецкое воинское кладбище, причем не простое: там хоронили кавалеров ордена Железного Креста, и над десятками могил был воздвигнут видимый со всех сторон многометровый железный крест. Примерно в таком же стиле исполнен крест на немецком воинском мемориальном кладбище под Себежем, открытом в 2007 году [ 3].

Возможная ассоциация предполагаемого нового памятного знака с воинским захоронением оккупантов еще больше возмутила жителей Себежа.

Довольно быстро информация стала проясняться, и она подтвердила худшие опасения: проект нового памятника в профессиональном смысле слова отсутствует, никем из уполномоченных государственных органов он не был согласован, а его предполагаемый автор и даже, по официальной версии, инвестор (речь идёт о вложении якобы 2,5 млн. руб. частных средств), известный себежский кузнец Владимир Тюрягин, имеет на руках только собственные рабочие эскизы, никому, кроме местных чиновников, публично не предъявленные.

Как стало известно, предполагаемое сооружение действительно представляет собой металлический сварной крест, который планируется установить на высокий (около 3 м) гранитный постамент основанием 2 м 80 см на 3 м 20 см, который будет заглублен на 2 м в землю.
Это сооружение власти Себежского района и города Себежа планируют водрузить на многометровый каменный постамент и установить на Замковой горе. 

Вокруг креста намерены соорудить каменное неправильной формы кольцо радиусом 10 метров (покрывающее почти всю площадку Замковой горы и отчасти повторяющее профиль холма). Кольцо из бетонно-гранитной массы высотой 80 см и шириной 30 см должно иметь один вход внутрь (со стороны города) и представлять собой некий барьер, ограничивающий площадку осмотра панорам вокруг Замковой горы.

На крыльях креста планируется укрепить два полутонных висящих меча (!). Символом чего, какой веры и какого события может являться такое сооружение, сказать невозможно. Но можно определить его стиль.

Фотографию креста удалось получить только в середине мая. Как выяснилось, он уже готов и находится на территории хозяйственного двора Владимира Тюрягина. Реальность оказалась хуже самых мрачных предположений. К самому кузнечному ремеслу эта конструкция из сварного швеллера в стиле «малиновые пиджаки, золотые цепи, бычьи шеи, братва братана никогда не забудет» не имеет, конечно, никакого отношения. Практически у всех видевших крест возник один и тот же образ: это «Крест на Себеже», могильный крест для всего города.

Автор «проекта» (без кавычек здесь обойтись невозможно) не обладает никакими специальными знаниями в архитектуре, скульптуре и градостроительстве. Законное объективное профессиональное, градостроительное и научно-методическое согласование этот проект получить не может. Но в России законы, как известно, управляются дышлами, находящимися в руках чиновников, и поэтому тревога противников нового «благоустройства» Замковой горы очень высока.

Когда появилось фото «объекта», стала полностью ясна причина таранных действий себежских властей. Крест уже изготовлен (по некоторым данным, это произошло в 2010 году), его установка планировалась заранее, но бывший глава района Владимир Афанасьев не успел это сделать во время срока своих полномочий, и теперь его специфическая «мечта о высоком» осуществляется руками нового главы района Леонида Курсенкова и ближайшего сподвижника Владимира Афанасьева, главы городской администрации Себежа Галины Малютиной, которым, судя по всему, даже не пришла в голову мысль задуматься о законности своих действий.

Деньги, как это теперь совершенно очевидно, потрачены. Вещь оплачена, изготовлена, ее «надо пристроить». Любой ценой.

Дискуссии, таким образом, в понимании заказчиков кладбищенского монстра, абсолютно неуместны. О чем спорить, если они для себя уже всё решили? Крест готов, остаётся только поставить.

Обсуждать и согласовывать проект переустройства одного из самых символических мест Себежа власти района и города не стали не только с уполномоченными государственными органами по охране объектов культурного наследия, но и с жителями: никто не собирался объявлять конкурс на благоустройство Замковой горы, организовывать публичные слушания.

Заказ был «чисто конкретным» с самого начала. Какие бы то ни было иные варианты обустройства Замковой горы не рассматривались. Даже обсуждать возможности их существования администрации района и города не намерены.

Возникли версии и о возможном происхождении весьма значительной для частного лица денежной суммы: сведущие люди усомнились, что это личные средства г-на Тюрягина, не похожего на столь состоятельную персону. Прозвучали предположения, что на самом деле это средства неких влиятельных лиц (или даже одного лица), пожелавших (пока) остаться неизвестными для широкой публики, но увековечить себя в самом сердце Себежа. Возможно, именно в этом кроется причина того, что полностью беззаконному проекту с самого начала был дан зелёный свет в коридорах себежских властей.

«Говорят, что будет сюрприз... А можно без сюрпризов?»

22 апреля активист Себежского форума Павел Лапшов, родной дом которого расположен на Себежской стрелке буквально окнами на Замковую гору, оставил сообщение на сайте губернатора области Андрея Турчака, адресованное главе Себежского района Леониду Курсенкову:

«Уважаемый Леонид Михайлович!

Общественность Себежа и люди, неравнодушные к нашему прекрасному городу, взволнованы! На Замковой горе начата какая-то реконструкция. Что именно происходит, никто толком не знает. Обсуждения с общественностью не проводилось. Я не люблю пользоваться слухами, но только они известны. Во время оккупации Себежа на Замковой горе немцы устроили кладбище для крестоносцев (награжденных орденом железного креста). Оно было увенчано большим крестом. Говорят, что будет сюрприз... А можно без сюрпризов?

Не верю! Но и не могу ждать, чем всё это закончится.

Прошу Вас пояснить происходящее...».

Ответ Леонида Курсенкова, опубликованный 25 апреля, был полон раздражения. Никак не касаясь темы законности производимых работ, он сообщил, что «…можно было сделать больше и лучше, если бы на все в бюджете хватало денег. Район дотационный. И пока никто из инвесторов не вложил в наш город свои финансовые средства. В бюджет на 2011 год городского поселения «Себеж» были заложены средства на благоустройство Замковой горы.

В день Себежского края 2 июля с. г. приглашаем всех себежан и гостей города посетить Замковую гору. Не пожалеете.

P. S. Вы говорите, что ходят слухи, что будет установлен крест на Замковой горе. А если даже и православный крест, так почему «неравнодушные люди» так стали бояться креста?».

Раздражение себежских властей по отношению к инициатору вопроса на сайте губернатора было столь высоко, что на сессии районного Собрания депутатов 26 апреля Леонид Курсенков не удержался от реплики: «Павел Лапшов, который взорвал всё общество». То есть, по мнению избранного главы исполнительной власти района, «взорвали» общество не безграмотные действия возглавляемой им администрации и подконтрольной ему администрации города, а возмущение ответственного гражданина по поводу этих действий.

Так белое становится чёрным и наоборот.

Обращение на сайт губернатора сделало информацию о событиях в Себеже предметом внимания в государственном комитете Псковской области по культуре. 26 апреля председатель комитета Александр Голышев направил на имя главы Себежского района письмо, в котором говорилось:

«Государственный комитет Псковской области по культуре выражает серьезную обеспокоенность состоянием объекта культурного наследия регионального значения: «Городище и посад XV-XVII вв.», расположенного в г. Себеже, на территории города, на берегу озера (Замковая гора), поставленного на государственную охрану постановлением Псковского областного Собрания депутатов от 30.01.1998 № 542.

По имеющейся информации, на Замковой горе ведутся работы по благоустройству территории без согласования с госрганом по охране объектов культурного наследия.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской федерации» (далее — Федеральный закон) проектирование и проведение землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ на территории объекта культурного наследия запрещается, за исключением работ по сохранению объекта культурного наследия.

В соответствии со ст. 37 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» все работы на территории объекта культурного наследия регионального значения «Городище и посад XV-XVII вв.» должны быть приостановлены до их согласования с Государственным комитетом Псковской области по культуре и получения письменного разрешения на проведение работ».

Это известие поначалу обрадовало защитников исторического облика Замковой горы. Желая удостовериться в недвусмысленности позиции государственного комитета, Павел Лапшов задал Александру Голышеву вопрос: «Вы пишете: «до их согласования... и получения письменного разрешения...» Т. е. Вы не исключаете возможности водружения на Замковой горе двенадцатиметрового железного креста?» и получил ответ председателя комитета: «Я исключаю возможность нарушения закона, которое может повлечь за собой искажение облика памятника».

Эти слова стоит запомнить и напомнить Александру Ивановичу.

Памятником культуры, напомним, является сама Замковая гора.

Выезд специалистов в Себеж подтвердил: Закон нарушен, начатые земляные работы вторгаются в культурный слой городища, частично поврежден внешний облик и культурные отложения памятника археологии, начато разрушение природного ландшафта.

«Охране подлежат все исторически ценные градоформирующие объекты…»
Незаконные строительные траншеи появились на Замковой горе в Себеже в выходные дни, 21-22 мая 2011 года. 

Драма на Замковой горе в Себеже – это тот самый случай, когда юридическая и сущностная сторона дела не просто соприкасаются, а совпадают.

Город Себеж официально признан историческим поселением.

Это утверждено решениями коллегии министерства культуры РСФСР № 12 от 19 февраля 1990 г., коллегии Госстроя РСФСР № 3 от 28 февраля 1990 г. и президиума Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) от 16 февраля 1990 г.

В перечень исторических поселений были внесены тогда 540 российских городов и сел, по Псковской области это: Псков, Великие Луки, Гдов, Невель, Новоржев, Новосокольники, Опочка, Остров, Печоры, Порхов, Пушкинские Горы, Себеж, (Старый) Изборск, поселок Волышово (имение Строгановых).

Это решение действует до сих пор, оно не противоречит российскому законодательству.

В который уже раз напомним всем, что в соответствии с п. 2 ст. 59 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» «в историческом поселении государственной охране подлежат все исторически ценные градоформирующие объекты: планировка, застройка, композиция, природный ландшафт, археологический слой, соотношение между различными городскими пространствами (свободными, застроенными, озелененными), объемно-пространственная структура, фрагментарное и руинированное градостроительное наследие, форма и облик зданий и сооружений, объединенных масштабом, объемом, структурой, стилем, материалами, цветом и декоративными элементами, соотношение с природным и созданным человеком окружением, различные функции исторического поселения, приобретенные им в процессе развития, а также другие ценные объекты».

Согласно Закону, «градостроительная, хозяйственная и иная деятельность в историческом поселении должна осуществляться при условии обеспечения сохранности объектов культурного наследия и всех исторически ценных градоформирующих объектов данного поселения».

Это положение полностью соответствует международным обязательствам России в части охраны объектов культурного наследия.

В 1987 году институтом «Ленгипрогор» был разработан генплан Себежа. Тогда же был разработан проект зон охраны памятников истории и культуры Себежа. Работой руководила выдающийся архитектор Галина Петровна Боренко, которая внесла огромный вклад в охрану памятников Пскова и области. Эти документы также являются действующими, они регулируют в том числе все ограничения землепользования и застройки в Себеже сегодня. На них обозначены места залегания археологического слоя.

Сердцем исторического Себежа является городище XV-XVII вв., в связи с периодами литовского и польского владения Себежем сохранившее название Замковой горы.

Первое летописное упоминание о Себеже датируется 1414 годом (в связи с пожаром) - как псковского пригорода, разоренного литовским князем Витовтом и восстановленного за две недели. Бесспорно, что Себеж как город существовал и до этого времени.

В 1535 г., при Елене Глинской (вдовствующей великой княгине московской, жене Василия III и матери Иоанна IV Васильевича «Грозного»), на обжитом месте древнего города в период очередного обострения отношений с Польшей была основана деревянная крепость на земляных валах, названная Ивангород-на-Себежи (во имя малолетнего великого государя Иоанна).

Себежское городище – центр духовной и материальной культуры Себежа.

Часть городища (оно простирается от колокольни до мыса над Себежским озером) очень сильно изуродована постройками ХХ века, в том числе зданием средней школы, стоящей на месте православного храма Рождества Христова (и построенной из его кирпича) и бывшего главного православного кладбища. Мыс остался сейчас единственным незастроенным участком древнего Себежского городища.

Но и в уцелевшем виде Себежское городище – это абсолютная градостроительная доминанта, пересмотр ландшафтных и архитектурных очертаний которой запрещен Законом. Любые работы, которые могут изменить исторически сложившийся облик городища (Замковой горы), незаконны.

Вопрос благоустройства Замковой горы – это вопрос архитекторов-реставраторов, археологов, искусствоведов. Необходимый уровень принимаемых решений (от утверждения технического задания проекта до согласования всех земельных, строительных и прочих работ) – государственный комитет Псковской области по культуре.

Но есть в этой ситуации и сущностные, глубинные, архетипические вопросы.

Воздвижение 10-12-метрового намогильного по всем очертаниям креста на краю городища – это, как называют архитекторы и градостроители, – полная перекодировка всего архетипа, заложенного в Себеж, всего исторического и культурного пространства города.

При любой погоде, в любое время года широкий металлический крест, видимый с расстояния не менее 10 км, будет восприниматься только как чёрный намогильный символ, а весь массив Себежского городища – как огромный намогильный холм. Это станет для города новым знаком и новым образом, смысл которых чудовищен.

Новый памятный знак изменит весь визуальный ряд и соотношение сложившихся себежских градостроительных доминант, что также строго запрещено Законом.

Перекодировка исторических и культурных архетипов производится, как правило, при захвате территории, оккупации, смене властей. Это – почерк людей, намеренных заместить прежние смыслы – новыми, ранее сложившиеся символы – другими.

Не случайно фашисты выбрали Замковую гору как место захоронения своих убитых: они таким образом пытались именно перекодировать самое знаковое место города, заместив исконную себежскую святыню своим могильником. Это было совсем не случайным решением.

Напомним, что Труворово городище (место основания древнего Изборска) также было использовано оккупантами как кладбище, и экспедиция академика В. В. Седова в Изборске начала свою работу с изъятия немецких могил. В отличие от Себежа, там были изъяты все останки. Еще раз повторю: полного изъятия останков немецких военных с Замковой горы в Себеже при устройстве нового воинского кладбища не было произведено, это до сих пор не полностью решенная задача, но власти по какой-то причине не хотят этого признавать.

Более шести веков (!) – ни при царях, ни при большевиках – никому не приходила в голову дикая мысль застроить мыс себежского городища, установить здесь нечто монументальное. Но вот в начале XXI века нашлись головы, в которых эта мысль появилась. Это люди, как говорили раньше, без царя в голове. И без страха за вмешательство в символы, которые нельзя менять.

Лучшим вариантом при уже сложившейся дикой ситуации было бы начать на Себежском городище полноценные археологические раскопки и по их завершении спокойно решить вопрос о возможности частичной музеефикации Замковой горы. А тактичный, профессиональный, уважительный к истории города и скромный проект благоустройства будет частью археологического и музейного проекта.

Но события в Себеже развиваются по худшему сценарию и очень быстро.

«Только мнение людей позволит остановить этот неприемлемый для главного места нашего города проект»
Глубина траншей уже дошла до 70-80 см и заметно вторглась в культурный слой Себежского городища.  

Власти отказались прислушаться к голосам протеста и вернуть ситуацию в рамки закона.

17 мая в администрации Псковской области у Леонида Курсенкова прошел ряд встреч (по нашей информации – в том числе с губернатором, а также с председателем комитета по культуре А. Голышевым), по итогам которых Александр Голышев ответил на очередной вопрос Павла Лапшова: «Для проведения работ по вычинке существующих ограждений, скамеек, подсыпке существующих дорожек и т. д., находящихся на Замковой горе, никаких согласований администрации района не требуется. Если речь идет о реконструкции с проведением земляных работ, то необходим проект, который должен быть рассмотрен в нашем Комитете, затем пройти историко-культурную экспертизу. Все это доведено до сведения Л. М. Курсенкова во время нашей встречи 17 мая с. г.».

Но никаких действий себежских властей, говорящих о возврате ситуации в рамки закона, не произошло.

Поначалу ободренные реакцией госкомитета по культуре, противники беззакония и строительного своеволия на Замковой горе скоро почувствовали, что государство не намерено защищать культурные ценности и приступили к сбору подписей единомышленников.

С 19 мая активные жители Себежа собирают подписи на листах, в «шапке» которых сказано:

«Мы, нижеподписавшиеся, жители города Себеж Псковской области, выражаем свое категорическое несогласие с разрушением памятного знака в честь знаменательных дат истории города Себежа, располагавшегося на Замковой горе (Себежском городище) и предполагаемым возведением на этом месте нового сооружения в форме креста высотой более 10 метров и производством этих действий без обсуждения с жителями Себежа.

Мы требуем произвести благоустройство Замковой горы в Себеже с учетом исторических и культурных традиций нашего города без установления на ней сооружений, не соответствующих сложившемуся историческому и природному ландшафту, с проведением необходимых согласно федеральному и региональному законодательству об охране памятников истории и культуры экспертиз, исследований и проектных работ, с обязательным открытым обсуждением проекта благоустройства с жителями Себежа.

Мы требуем от органов государственной власти Псковской области, уполномоченных обеспечивать охрану памятников истории и культуры, органов местного самоуправления Себежского района и города Себежа сохранить исторический облик Замковой горы и не допустить возведения на ней каких-либо сооружений, нарушающих её естественный вид».

Инициативная группа (П. Е. Лапшов, С. И. Никандров, А. П. Рябушкин, В. В. Бумаков, Т. И. Андреева, А. М. Богданова) обратилась к жителям города с призывом, в котором, в частности, сказано: «Мы не согласны ни с уничтожением прежнего памятного знака, ни с предложенным властями вариантом нового и считаем абсолютно недопустимым отсутствие обсуждения проекта благоустройства Замковой горы с жителями города.

Несмотря на высказанное многими себежанами возмущение, судя по заявлениям властей, они по-прежнему намерены добиться установки 12-метрового креста на Замковой горе. Мы категорически не согласны с этим.

…Мы уверены, что только мнение сотен людей позволит остановить этот неприемлемый, по нашему мнению, для главного, знакового, места нашего города проект и заставить власти рассмотреть другие варианты благоустройства Замковой горы, которые должны быть в первую очередь обсуждены с жителями Себежа. Такое решение не может приниматься без согласия горожан.

Проект благоустройства, по нашему мнению, ни в коем случае не должен искажать естественный облик Замковой горы, не должен создавать ей какой-то новый образ.

По завершении сбора подписей жителей Себежа инициативной группой будет подготовлено открытое обращение к губернатору области А. А. Турчаку и главе Себежского района Л. М. Курсенкову.

Власть не имеет права не считаться с мнением горожан».

Реакция местных властей снова обескуражила инициаторов обращения.

Глава района Леонид Курсенков сначала на Себежском форуме (19 мая, в день начала сбора подписей инициативной группой), а потом и на информационном сайте района (22 мая) опубликовал документ, названный «Открытое письмо главы Себежского района».

Признав, с одной стороны, (все цитаты соответствуют оригиналу) «свою вину в недостаточной информированности населения по этому вопросу» и объяснив это «недостаточным сроком моей работы в должности главы района», Леонид Курсенков подтвердил, что находившийся ранее на Замковой горе памятный знак «погружен в историко-культурный слой памятного места». Нельзя не отметить, что таким образом он всё же признал, что на Себежском городище есть культурный слой.

Глава района решительно опроверг версию о том, что (цитируем) «инициатором и лицом финансирующим установку креста является Афанасьев В. В.» и… обвинил уже автора статьи в том, что «если бы не искусственно созданная проблема г-ном Л. М. Шлосбергом, открытие сквера могло состояться уже в день Себежского края».

Под «искусственно созданной проблемой» глава района имел в виду, очевидно, участие автора этой публикации в открытой дискуссии о благоустройстве Замковой горы на Себежском форуме и статью «Крест на Себеже?», вышедшую в свет 12 мая в газете «Гражданинъ».

Похоже, что все публичные высказывания об очевидных нарушениях Закона воспринимаются Леонидом Курсенковым, к сожалению, исключительно как попытки воспрепятствовать его благородным начинаниям и досадные помехи в работе со стороны оппонирующих ему лиц – то активного горожанина Павла Лапшова, то редактора средства массовой информации.

Сообщив читателям письма, что «обновленный сквер на Замковой горе будет выглядеть достойно» и объявив, что «открытие благоустроенной территории планируется на 12 июля — День Петра и Павла», Леонид Курсенков решил «высказать свое личное отношение, как человека к установке памятного знака в виде креста» и сформулировал его (дословно) следующим образом: «Я глубоко уважаю традиции своих предков и своего народа, который стремился воспитывать своих детей в православных традициях и как было принято на Руси в дни радости и скорби люди устанавливали поклонные кресты. Значит так тому и быть!».

Заявление главы района абсолютно недвусмысленно означало, что не только никаких намерений вернуться в русло Закона, но и никакого желания провести обсуждение проекта благоустройства Замковой горы с жителями Себежа у Леонида Курсенкова как не было, так и нет.

Несмотря на то, что техническое задание проекта не существует и не существовало (а зачем оно им нужно, когда всё уже готово?!), проектные документы не были разработаны, ни один документ для действий на объекте культурного наследия не был подготовлен согласно процедуре и не согласован, никакие работы не разрешены (ни проектные, ни земляные, ни строительные), археологические раскопки не проводились и т. д., и т. п., в минувшие выходные, 20-21 мая, (уверен, что сознательно в нерабочие дни, чтобы реагировать было некому) на Замковой горе в Себеже были начаты несанкционированные земляные работы: копка траншей под гранитно-бетонный поребрик, который должен окружать чудовищное сооружение. Глубина траншей уже дошла до 60-70 см и заметно вторглась в культурный слой.

На Замковой горе появились кучи строительного песка и щебня. То есть преступление демонстративно продолжается.

Ветка дискуссии «Мы имеем право знать (Курсенкову Л. М.) Себеж» [ 4 ] на сайте губернатора заполнена вопросами без ответов.

На ветке модератором в самом начале дискуссии, после первой реплики Леонида Курсенкова, был установлен ставший издевательским в контексте последних событий статус «решается». Можно теперь поставить, например, статус «порешили». Чисто конкретно.

Официальная позиция государственного комитета Псковской области по культуре (уполномоченного государственного органа по охране памятников) на момент подписания этого номера «Псковской губернии» в свет не озвучена. На вопросы Павла Лапшова Александр Голышев больше не отвечает.

Себежские власти не без оснований воспринимают это молчание как знак согласия и форсируют работы, буквально идут напролом.

Дальше варианты развития событий очень просты: либо государственный орган по охране объектов культурного наследия (государственный комитет Псковской области по культуре) выдает предписание о немедленной остановке всех работ на местности и контролирует его исполнение, вводит процесс благоустройства Замковой горы в Себеже в законное русло, либо государственные чиновники, ответственные за защиту объектов культурного наследия в Псковской области, становятся соучастниками уголовного преступления.

+ + +

Происходящее в Себеже может иметь далеко идущие последствия и стать трагическим прецедентом для всей Псковской области: если очередной беспредел в сфере охраны памятников, зримо напомнивший по стилистике приснопамятные 1990-е годы, останется без реакции государственных органов и, говоря простыми словами, сойдет себежским «благоустроителям» с рук, то разрушительный эффект может печально аукнуться везде, где есть беззащитные памятники культуры и – рядом с ними, на опасно близком от них расстоянии – есть власти, не видящие в этих памятниках никакой культурной ценности и ведущие себя на святынях истории как взбалмошные начальники на колхозном дворе.

Лев ШЛОСБЕРГ

От редакции. «Псковская губерния» просит считать данную публикацию обращением в прокуратуру Псковской области с заявлением о возбуждении уголовного дела по ст. 243 («Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры») и ст. 286 («Превышение должностных полномочий») Уголовного кодекса Российской Федерации по факту уничтожения объекта культурного наследия (памятника археологии) и проведения незаконных земляных и строительных работ на Замковой горе (Себежском городище) в г. Себеже.

 

1 Первая версия этой статьи под названием «Крест на Себеже?» вышла в свет в газете «Гражданинъ» (№ 2 (7), Себежский выпуск № 5 от 12 мая 2011 г.). Данная публикация учитывает события, произошедшие после 12 мая с. г.

2 См.: Наш Себежский форум / http://sebezh.b.qip.ru

3 См.: Л. Шлосберг. Известный солдат // «ПГ», № 35 (354) от 12-18 сентября 2007 г.

4 См.: Сайт губернатора Псковской области. «Мы имеем право знать (Курсенкову Л. М.) Себеж» / http://turchak.ru/problemu/3996

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!