АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

27 сентября 2011    Источник: Псковская губерния

Газонокосилка

Так называемая модернизация здравоохранения в Псковской области привела к форсированной и жестокой зачистке центральных районных больниц

Когда в Псковской области только начались разговоры о модернизации региональной системы здравоохранения, сразу подумалось: не пошел бы процесс по пути модернизации системы образования, когда под знаком «доступного и качественного образования» были уничтожены около 150 сельских малокомплектных школ – почти треть всей региональной системы образования, а формализация труда учителя достигла клинических масштабов. Вслед за ликвидацией школ ускорилось и запустение деревень – нет жизни на селе без школы. Если негде учить детей – то и работа в таком месте не в радость. Спасти школы смогли только там, где народ встал за них, как за родные дома [ 1 ]. И в этих деревнях еще осталась надежда на достойную человека жизнь. Модернизация системы здравоохранения подавалась с намного большей помпой: как мощный поток денег, стремительно превращающийся в новое высокотехнологичное оборудование, повышение заработных плат медицинских работников, вложения в ремонт зданий больниц. Никто ни слова не сказал о массовой ликвидации коечного фонда, перекрытии финансового кислорода большинству районных больниц, выдавливании из них врачей в так называемые межрайонные больницы и медицинские центры, удушение сельских фельдшерско-акушерских пунктов, формирование нормативов и стандартов, по которым полноценное существование районных больниц невозможно, а доступ к медицинским услугам по месту жительства ограничивается фактически примитивной первичной помощью. Еще не открылись новые медицинские возможности, а ранее имеющиеся исчезают с чахоточной быстротой: муниципальная медицина в районных центрах и сельской местности умирает в мучительной агонии на глазах у потрясенного народа, постепенно понимающего: это конец.
Жители города Дно на митинге протеста против реорганизации Дновской центральной районной больницы 17 сентября 2011 года. Фото: Сообщество «Мы против закрытия Дновской центральной районной больницы». 

Удивительно, как у российских властей получается добиваться результата, прямо противоположного заявленному: объявляют модернизацию образования – и вот уж нет и трети школ, объявляют модернизацию здравоохранения – и вот уже практически невозможно жителю села и даже районного центра получить удовлетворительный набор медицинских услуг по месту жительства.

«В очередь, сукины дети, в очередь!», - висит в российском воздухе начала XXI века бессмертная фраза бесноватого Шарикова, которого безрезультатно пытается утихомирить выпустивший черта на свободу профессор Преображенский.

В Псков, в Великие Луки, в Санкт-Петербург, в Москву – за медицинскими услугами предлагается ехать куда угодно, но только не в больницу по месту жительства.

Закрываются родильные отделения, за ними – детские [ 2 ], в разы сокращаются койко-места, на месте круглосуточных коек появляются бессмысленные для большинства больных дневные стационары, местная поликлиника на автомате выписывает направления в больницы за пределами района – либо в соседний, которому повезло больше, и больницу в нем пока оставили, либо в Псков. Как доберется больной до чужого города – на чем, в чьем сопровождении – никого не волнует.

Как вернется домой – забота самого человека.

Где человек при необходимости задержаться сверх срока приема у врача будет жить в чужом городе – никого, кроме самого человека, не касается.

Сами живете, сами и помирать будете.

Пинцет
Дедовичская центральная районная больница построена в начале 1990-х годов по рижскому проекту стараниями строителя и первого генерального директора Псковской ГРЭС, основателя поселка Пионерный Алексея Мешкова и является одной из самых крупных районных больниц в Псковской области.  

В социальной системе России появился термин, применяемый, как правило, в коммерческой деятельности: рентабельность.

Это называется социальный дарвинизм: пусть выживет сильнейший, а гибель слабейших система даже стимулирует. От этого подхода полшага до фашизма.

Живет на некой территории некое число душ, позволяющее вскладчину (нормативно-подушевой подход, чёрт его побери!) содержать социальную структуру – в какой-то форме структура выживет. Не набралось душ – считай, что никого нет. Пустыня. Территория, свободная от жизни.

Кто хочет – занимай.

И занимают, кстати, вполне успешно. Масштабы земельных владений новых латифундистов на освобожденных от людей пространствах Псковской области растут на глазах и составляют уже тысячи гектаров. Но это – отдельная тема.

Первые «весточки» предстоящей региональной социальной катастрофы в сфере здравоохранения прилетели в 2010 году из Локнянского района, врачи которого получили из первых уст (от Андрея Турчака) контуры будущей системы районной медицины. Системы больше не просматривалось, потому что остающееся в Локне системой назвать нельзя. Потом подтянулись прогнозы по большинству других районных больниц. Они убивали своим однообразием: из отделений – только терапия, минимум круглосуточных коек, ограниченный дневной стационар, минимальная скорая помощь и символическая реанимация, практически никакой специализированной помощи.

На встрече с региональными журналистами в Псковской областной больнице 16 июня 2011 года на прямой вопрос «Псковской губернии» о судьбе районных больниц губернатор заявил, что «не назвал бы лечебные учреждения, которые не попали в сосудистую программу или в дорожную программу, пострадавшими», и сообщил, что «программа модернизации регионального здравоохранения затрагивает каждую районную, где-то это ремонты, где-то это покупка современного оборудования, где-то это комплекс, как в случае с базовыми межрайонными нашими лечебными учреждениями; такой ситуации, чтобы программа не коснулась какого-то района, нет. Огромная сумма денежных средств, которая поступает из бюджета Федерации и которую софинансирует региональный бюджет, целевым образом направляется на решение конкретных задач: где-то это инфекционное отделение, где-то это родильное отделение, где-то это терапия, где-то хирургия, так или иначе, каждая ЦРБ и каждая городская больница участвует в этой программе, вся сеть наших учреждений принимает участие в этой работе».

В ответ на просьбу уточнить ситуацию именно по родильным отделениям губернатор дал ответ, подтверждающий сокращение сети этих отделений по области в три раза: «Эта ситуация смотрелась в комплексе и, по оценке нашего комитета по здравоохранению, доступность этой услуги сохранена: 8 базовых межрайонных больниц будут способны качественно оказывать эту услугу» [ 3 ].

За полгода обстоятельства «модернизации» районной медицины Псковской области прояснились, и картина эта не просто безрадостна, она удручает. Можно сказать – убивает.

Задание министерства социального развития и здравоохранения для Псковской области (в рамках программы модернизации здравоохранения!!!) предусматривало ликвидацию более чем 600 койко-мест!

Мы внимательно изучили стратегический региональный документ – многостраничную региональную программу «Модернизация здравоохранения Псковской области на 2011-2012 годы», утвержденную постановлением администрации Псковской области от 15 марта 2011 года № 80 за подписью Андрея Турчака.

Там, конечно, нет ни слова о закрытии больниц.

Там повсеместно стоит фраза: «Приведение медицинских учреждений в соответствие с требованиями САНПиН и других нормативных документов».

За этой фразой – весь тот губительный процесс, который захлестнул большинство районных больниц Псковской области как цунами.

Обратите внимание на иезуитство фразы: в ней по существу ничего не сказано. Что можно понять под словосочетанием: «требования нормативных документов»?

Какие именно это нормативные документы – в программе не сказано.

Для целого ряда районных больниц Псковской области эта фраза стала стандартным, как штамп, смертным приговором.

Получается, есть некий «нормативный документ», и он требует закрыть больницу? То есть закрытие больниц – теперь норма. Публично и цинично обоснованная благом народа, конечно.

Но народ не оценил новообещанные блага.

Народ возмутился.

Зажим
На Порховскую центральную районную больницу региональные власти возложили обязанности по медицинскому обслуживанию жителей трех районов: Дедовичского, Дновского и Порховского.  

2011 год стал для региональной системы здравоохранения моментом истины.

С 1 января 2012 года все городские и районные больницы перейдут в государственную собственность Псковской области. Никакие органы местного самоуправления, если бы и захотели, больше не смогут за них бороться: все решения по сети учреждений здравоохранения будут «вертикально» приниматься в Пскове. Захотят закрыть больницу или поликлинику – просто закроют.

Официально говорится о том, что перевод всех больниц с местных бюджетов на областной приведет к их лучшему финансированию. Но на деле происходит совсем другой процесс, причем уже сегодня.

Региональные власти хотят принять на свой кошт максимально «облегченную» систему здравоохранения – такую, чтобы на нее уходило как можно меньше денег. Исполнителем «усушки» жизненно важных учреждений стали в 2011 году (недобровольно, но – увы! – совершенно безропотно) главы районов и районные собрания депутатов – прямые представители жителей, обязанные защищать их и только их интересы.

Они рабски приняли решения, которых от них потребовали региональные власти и де юре именно они несут ответственность за рубку муниципальной медицины. Формально можно сказать, что администрация области ни при чем. Как говорится, следите за подписью.

Трусливо получается, надо признать. Нашли за кого спрятаться.

Не менее печален и тот факт, что почти повсеместно от борьбы за больницы отказались как главные врачи, так и сотрудники больниц – только в исключительных случаях они открыто возвысили свой голос даже не в защиту себя – в защиту людей.

Говорят, что рядовых врачей просто запугали безработицей в случае каких-либо возражений, а главные врачи давно и повсеместно подмяты и районными, и региональными начальниками: давно привыкли молчать и молча выполнять приказы.

На защиту больниц и поликлиник, врачей и сестер встал народ.

Потому что борьба за местную медицину для народа – совсем не высокие слова – это просто борьба за жизнь в самом прямом смысле слова.

Взвывшие от отчаяния люди бросились писать всем – президенту, премьер-министру, губернатору. Письма в Москву привычно направляются федеральными чиновниками в Псков, губернатор отписывает их заместителю, заместитель – в профильный комитет, а профильный комитет по здравоохранению и фармации отвечает людям, что они, неразумные не понимают своего счастья, что всё делается для них, что качество услуг растет, а доступность их улучшается.

Ту же лапшу непрестанно, 24 часа в сутки, вешает на уши гражданам государственное телевидение. И у людей в массовом порядке происходит то, что в психологии называется когнитивным диссонансом – вопиющим дискомфортом, вызываемым противоречием между представлениями о положении дел самого человека и категорически не совпадающей с этим представлением другой (в данном случае официальной) информацией.

Тампон

В течение уже нескольких лет (начало было положено переводом социальной сферы всей страны на нормативно-подушевое финансирование) в России происходит форсированное сжатие социального пространства. Это не случайный процесс: новая доктрина пространственного развития России, которой следует правительство, предусматривает развитие только больших городов и региональных центров и постепенное оставление без жизненных ресурсов десятков тысяч малых городов и сотен тысяч сел.

Этой политике полностью соответствует садистская межбюджетная политика, которая оставила местное самоуправление практически без денег, в том числе на медицину. Жизнь в «неприбыльных» местах российскому государству не нужна, жители с их потребностями выглядят обузой, заведомо лишней для бюджета. Цели выравнивания уровня жизни на разных территориях (а именно это является одной из актуальных задач современного государства) правительственная доктрина территориального развития не предусматривает. Для доходов от добычи нефти и газа есть, по мнению властей, более достойные цели.

Например, зимняя олимпиада в тропическом Сочи, мировое футбольное первенство, золотой по всем затратам мост на остров Русский около Владивостока, по которому некому будет ездить, кроме правительственных кортежей, и много еще чего другого, коротко называемого на современном российском сленге говорящим словом «распил». Россия стала страной самого дорогого в мире пиара.

Сказать откровенно миллионам людей: не живите на своей малой Родине, это не имеет смысла и перспектив, власть боится.

Реальные планы по выхолащиванию социальной инфраструктуры она прячет за приторными, как дешевая пастила, разговорами о модернизации, сухой остаток которой прост и горек, точно выжатый апельсин: жить в большинстве российских провинций становится опасно для жизни.

Многие жители российской глубинки теперь считают, что это и есть реальный «план Путина» – оставить Россию без большинства народа.

Реформа здравоохранения стала в этом смысле самой показательной и самой катастрофической из всех: если ежедневное таскание детей на автобусе от дома к школе срывает образ жизни тысяч семей и разрушает сельские сообщества, то отсутствие возможности получить по месту жительства медицинские услуги ставит в повестку дня самый существенный вопрос: о жизни и смерти.

Его смысл каждый человек понимает очень быстро.

Это совершенно не абстрактный, это совершенно конкретный вопрос.

Наркоз

Характерно, что беда пришла не только в самые депрессивные районные центры Псковской области, но и в относительно насыщенные рабочими местами – в те малые города, которые считаются относительно благополучными по доходам населения, да и народ там еще не весь высох.

В Дновском районе, славном целыми эпопеями уничтожения социальной сферы [ 4 ], прошли митинги в защиту фактической ликвидации местной ЦРБ.

В социальной сети «В контакте» дновичи создали специальное сообщество с лаконичным названием «Мы против закрытия Дновской центральной районной больницы», в которую вступили уже 1245 человек.

Преамбула странички гласит: «Мы против превращения Дновской ЦРБ в медпункт! Власть хочет оставить в ЦРБ только: 25 круглосуточных коек по терапии и по неврологии и 22 койки дневного стационара…

При этом город лишится хирургического отделения, всё хирургическое лечение заболеваний и травм будет проходить в Порхове или в Пскове, что приведет к потере драгоценного времени для спасения жизни пострадавших с такого рода травмами.

Не стоит забывать о том, что Дно – узловая станция, и через неё проходят десятки поездов дальнего следования. Любое ЧП приведет к неминуемым жертвам среди участников железнодорожного движения.

Не стоит забывать о врачах, которых под страхом увольнения переводят в Порхов. 13 000 жителей останутся без своей полноценной больницы, и молодым специалистам будет попросту некуда вернуться с дипломом врача».

Своего рода ответом на массовый протест жителей Дновского района стало заявление представителей региональных властей, последовавшее 2 сентября:

«В рамках модернизации здравоохранения в Псковской области не будет закрыто ни одной больницы», - прямым текстом заявила губернатора области Вера Емельянова. Она уверила, что регион располагает средствами на модернизацию учреждений здравоохранения, в том числе, Дновской районной больницы, и в рамках федерального финансирования, и из ресурсов бюджета области и пообещала: «Мы будем проводить мероприятия, способствующие более высокому уровню оказания медицинской помощи, развивать систему офисов врачей общей практики, количество которых увеличится в два раза, сохранять и укреплять фельдшерско-акушерские пункты в районах».

Развивая мысль непосредственного руководителя, исполняющий обязанности председателя комитета по здравоохранению и фармации Псковской области Игорь Потапов заявил, что «закрытие Дновской ЦРБ не планировалось и не планируется», но вынужден был уточнить: «В больнице будут сохранены 25 круглосуточных коек по терапии и по неврологии и 22 койки дневного стационара. Также в Дно остаются все объемы по амбулаторно-поликлинической помощи, на развитие которой по программе модернизации здравоохранения в первую очередь выделяются деньги», - сказал он. Дновской ЦРБ обещаны в 2011-2012 годах закупки оборудования на общую сумму 3 млн. рублей.

Если не знать правды, то выглядит красиво.

Но жители Дновского района, для которых эта больница – единственная – правду знают.

9 сентября в районной газете «Дновец» главный врач Дновской ЦРБ Анна Дружинина, которую многие дновичи подозревают чуть ли не в инициативе по разрушению ЦРБ, прокомментировала ситуацию по просьбе читателей в заметке под замечательным заголовком «Чем вы, люди, недовольны?»

Г-жа Дружинина поведала землякам, что «подготовительная работа по модернизации здравоохранения уже два года ведется по всей России, а не только в Псковской области и отдельно взятом городе Дно. 15 марта 2011 года постановлением администрацией Псковской области была утверждена региональная программа модернизации. В соответствии с этой программой были организованы межрайонные больницы: для жителей Дновского, Дедовичского и Порховского районов таковой определена Порховская больница. Но вопрос о полном закрытии больницы в Дно никогда не поднимался.

Конкретно в Дновской ЦРБ с 2012 года круглосуточные койки (30 мест) – останутся только в терапевтическом и неврологическом отделении. Еще 30 койко-мест предназначено под дневной стационар, где будут получать процедуры больные хирургического, гинекологического и детского отделений.

Больных, требующих круглосуточного ухода, мы будем перевозить в Порховскую больницу. Там же теперь находится и родильное отделение… Кстати, хотя в Дно больше не будут производиться экстренные и полостные операции, тем не менее ликвидировать (как поначалу предлагали сторонники модернизации) ни операционную, ни рентген-кабинет, мы не будем – мало ли что в жизни может случиться. Соответственно, и ставки хирурга, анестезиолога, гинеколога и педиатра при больнице тоже будут сохранены – чтобы было кому осуществлять диагностику доставляемых в приемный покой больных…

Так что не всё так плохо, как говорят слухи. Всем больным, имеющим на руках полисы медицинского страхования, медицинская помощь будет оказываться в обязательном порядке».

Обратите внимание, уважаемый читатель, как выросло в заявлениях ответственных лиц всего за неделю число предполагаемых к оставлению круглосуточных коек – с 25 до 30, и коек дневного стационара – с 22 до 30.

Можно сказать, вот они – первые результаты народного гнева.

Только грустно от этого всего до смерти.

Возьмите эти 30 коек круглосуточного стационара и распределите на 13633 (по данным на 2010 год) жителей Дновского района.

И как-то не по себе становится, потому что очевидно: этого никак не хватит. Людей будет не положить в больницу, и в Порховской мест для «чужих» – дновских и дедовичских – много не будет. Уже сейчас в Порховской ЦРБ на пришельцев из соседних районов смотрят косо: что приехали, неужели так невтерпеж?

То ли еще будет…

Скальпель

Не молчат и Дедовичи.

Более тысячи (!) человек подписали обращение в защиту больницы, направленное на имя министра здравоохранения и социального развития РФ Татьяны Голиковой, занявшей, к слову, свой пост ровно 4 года назад: 24 сентября 2007 года.

Это обращение имеет смысл привести почти полностью.

В каком-то смысле это письмо отчаяния замыкает круг ада российской провинциальной медицины: оно возвращает непосредственному руководителю российской системы здравоохранения прямые и зримые результаты ее усилий (язык не поворачивается назвать их трудом).

Почитайте этот документ эпохи.

«Сколько же стоит теперь человеческая жизнь?»

«Уважаемая Татьяна Алексеевна!

От имени жителей Дедовичского района Псковской области обращаемся к Вам с просьбой помочь не допустить пагубной для населения реструктуризации центральной районной больницы.

С 1 января 2012 года планируют нашу больницу превратить в участковую – закрыть отделения хирургии, гинекологии, детское, родильное. Медперсонал сокращается почти наполовину. Остаётся только одно терапевтическое отделение на 28 круглосуточных коек. До настоящего времени в ЦРБ насчитывалось 80 коек с круглосуточным пребыванием. Все они использовались, а в терапию даже была очередь.

Что будет после сокращения? Нам говорят, поедете лечиться в соседний район, в город Порхов, это за 45 км от пос. Дедовичи, в то время как дальние деревни в нашем районе находятся на расстоянии 50-70 км от райцентра. Получается, случись необходимость, например, приступ аппендицита – больного могут и не довезти живым за 100 километров до больницы.

А как нам самим добираться до Порхова, особенно сельским жителям? Автобусное сообщение большинства маршрутов – раз в неделю из пос. Дедовичи. Нанимать такси население не в состоянии. На селе в основном пенсионеры – старики.

В газетах пишут, что такое сокращение стационара проходит в рамках региональной программы модернизации здравоохранения, улучшения качества и обеспечения доступной медицинской помощи населению. За нас просчитали, что так будет лучше, рентабельнее. Не выгодно стало государству лечить нас рядом с домом. А каково будет простому народу, никто не подумал.

Дедовичская ЦРБ ничем не хуже Порховской, столько же врачей и медперсонала. А вот по площади и условиям Порховская ЦРБ во многом Дедовичской уступает.

Здание Дедовичской ЦРБ пятиэтажное, кирпичное, построено по типовому проекту [ 5 ]. Водоснабжение, канализация, отопление – централизованное. Причём Дедовичская ЦРБ имеет и централизованное горячее водоснабжение в отличие от Порховской где установлены водонагреватели. И наши врачи не хуже порховских.

Мы не хотим принизить достоинство соседнего лечебного учреждения, только точно знаем: Порховская больница едва справляется сама, чтобы обеспечить медпомощью своё население. А по программе Псковской области к Порховской ЦРБ присоединяется не только Дедовичская ЦРБ, но и Дновская ЦРБ.

Судя по параметрам Дедовичской ЦРБ и её возможностям, наша ЦРБ может принять в свой стационар 172 человека – именно Дедовичская ЦРБ должна бы стать межрайонной. Говорят, географическое положение не то. Это неправда. От г. Порхова до пос. Дедовичи 45 км. От г. Дно до пос. Дедовичи – 30 км, столько же примерно и от г. Дно до г. Порхова. Расстояние одинаковое.

Если говорим о модернизации, то не ликвидировать надо бы такие типовые здания, а выделить средства на косметический ремонт и современную аппаратуру. Ломать, понятно, не строить.

Из прессы, в частности, из выступления по местному телевидению и. о. председателя комитета по здравоохранению и фармации Псковской обл. И. И. Потапова, одной из главных причин называется сокращение численности населения.

В Дедовичском районе на сегодняшний день проживает больше 16-ти тысяч жителей. Нам уже обрисовали перспективу: к 2020 году должно остаться в Дедовичском районе всего 5 тыс. человек населения! Исходя из этого и планируют заранее сократить больницу (школы, библиотеки, сельские клубы уже позакрывали). При таком подходе население уменьшится ещё раньше.

А Путин говорит, что надо улучшать демографическую обстановку, повышать рождаемость. Пока ещё в Дедовичском роддоме каждый год появляется на свет 120-130 новорождённых. С закрытием роддома, детского и гинекологического отделений число желающих жить и рожать в Дедовичах сразу уменьшится. И так молодёжь уезжает на заработки. Но, по крайней мере, жёны с детьми остаются дома, пока мужья зарабатывают на проживание. Сократят жизненно важный объект – и молодые семьи не рискнут оставаться дома.

Планируя межрайонную больницу в соседнем с нами г. Порхове, те, кто над этим работал, почему-то не подумали о том, что на территории района в пос. Дедовичи находится стратегически важный объект – Псковская ГРЭС, обеспечивающая электроэнергией всю Псковскую обл. и объекты за её пределами. А ведь на обслуживании электростанции трудится более 400 человек, а также около 100 ремонтных работников. У них семьи, дети. Им также не обойтись без полноценного лечебного учреждения. В перспективе всё же планируется строительство третьего энергоблока Псковской ГРЭС. А это даст дополнительный приток населения.

Перспектива у района есть. Зачем же закрывать больницу?

Взамен сокращения больницы нам обещают модернизацию поликлиники. Мол, «койки вас не вылечат, и надо наладить современное амбулаторное лечение». Только когда это будет, и кто останется работать из врачей? Многие, поговаривают, уже готовы уехать. А мы опять останемся ни с чем. Будет у нас новое УЗИ (как обещают), а кто будет вести обследования?

Равняемся на заграницу, стремимся отойти от общепринятого лечения в стационаре! Но ведь нет у нас пока семейного доктора, недостаточно участковых, а врач общей практики вообще один на весь район! Бригада скорой помощи, оснащённая на современном уровне? Пока только об этом мечтать можно.

Зачем рушить до основания то, что годами работало, закрывать стационарные отделения, где в настоящее время оказывается посильная медицинская помощь, если на сегодняшний день взамен предложить нечего, а планы – только на бумаге.

Это недальновидное решение. Президент говорит о необходимости улучшать доступность здравоохранения, а у нас пятятся назад.

Такая реорганизация здравоохранения нарушает наши конституционные права на доступное лечение и своевременное получение медицинской помощи. Проще всего, сославшись на экономические трудности, поставить крест на районе и его жителях.

Все жители района протестуют против такого решения вышестоящего руководства. В соседнем с нами Дновском районе уже состоялся митинг протеста против закрытия больницы. Такое же мероприятие намечается у нас. Народ в отчаянии. Очень просим Вас, разберитесь основательно и помогите сохранить больницу.

Люди уже писали в разные инстанции. Только ответ почему-то получали из администрации области, куда наши письма отправлялись даже из приёмной президента. А из области один ответ – больница не рентабельна. Сколько же стоит теперь человеческая жизнь? Очень надеемся на Вашу помощь».

Как вы думаете, ответит на это письмо Татьяна Алексеевна Голикова?

Под письмом перед 1000 подписей дедовичан подписались председатель инициативной группы по сохранению Дедовичской больницы Станислав Пономарёв, почетный гражданин Дедовичского района, ветеран российской энергетики Алексей Мешков и депутат Дедовичского районного Собрания депутатов, журналист Валентина Гей.

Дедовичский народ просит своих ходатаев ехать в Москву, добиваться личного приема у Голиковой и требовать спасти больницу.

«Сколько же стоит теперь человеческая жизнь? Очень надеемся на Вашу помощь».

Господи, и как ты на всё это смотришь?

«Отдайте для дома престарелых здание районной администрации, если нет денег на постройку нового здания»

Немногим ранее этого письма во все властные инстанции Псковской области ушло открытое письмо одной из самых активных жительниц поселка Пионерный (рабочий поселок Псковской ГЭС) Зои Саловой, дочь которой вынуждена три раза в неделю получать в отделении гемодиализа Псковской областной больницы дорогостоящие услуги, цена которых – жизнь.

Зоя Ивановна знаменита в Дедовичском районе тем, что собрала почти тысячу подписей за сохранение необходимого жителям движения маршрутных такси до Пскова: именно маршрутка позволяет ее дочери Ирине, бывшему педагогу, три раза в неделю ездить в областной центр за сохранением жизни.

Спасая дочь, Зоя Ивановна спасла десятки, если не сотни, других людей.

Она имеет полное моральное право на обобщения.

«Слушая президента, премьера, правительство, министра здравоохранения, у нас всё руководство страны работает для блага народа, для улучшения жизни народа. Много говорят о повышении уровня медицинского обслуживания и реорганизации медицины. Но слушая их, всё время сравниваешь их слова с делом областных руководителей и чиновников.

Например, в Дедовичах, для «улучшения охраны здоровья и лечения больных», хорошую 5-этажную больницу в 2012-13 году закроют, (уже некоторые отделения закрыты и сокращены наполовину) а оставят только поликлинику, затем и её закроют, стоит только начать.

Больных уже сейчас отправляют в г. Псков и г. Порхов, где больница – старое здание, постройки 1930-х годов, с узкими коридорами, по которым не провезти больного в инвалидной коляске или каталке. Больных на носилках медицинский персонал носит вручную по лестницам. Нет отдельных боксов для инфекционных больных, а в Дедовичской ЦРБ есть эстакада, лифт для перемещения больных и отдельные боксы для инфекционных больных.

На время отпусков и карантинов, когда закрывается какое-либо отделение, больных из Дедовичей и отдалённых деревень везут в Псков, а это 130-180 км туда и столько же обратно. Если обе машины скорой помощи уехали в Псков с тяжелобольными, то район несколько часов, бывает до пяти, остаётся без скорой медицинской помощи. А что будет дальше?

И это при населении почти 14 тыс. человек в районе, и около 9 тыс. в самих Дедовичах. А в здании больницы собираются открыть дом престарелых. Хорошее дело, но почему благие дела нужно делать за счёт ухудшения медицинского обслуживания всего населения Дедовического района? Отдайте для дома престарелых здание районной администрации, если нет денег на постройку нового здания. А чиновники могут переехать в старое здание. И народ не пострадает, и пожилым людям будет хорошо.

…Жизнь больного – борьба за выживание, за место в больнице, за лекарства, за транспорт, за работу, за право на жизнь и т. д.

Так чем же вы, власть, нам помогаете?? Народ давно уже не верит властным структурам…» [ 6 ].

Зоя Ивановна сидит в своей квартире на первом этаже построенного ГРЭС уютного многоквартирного дома. Ее комнату местные жители зовут штабом. При ней городской и мобильный телефоны, она учится пользоваться интернетом и уже освоила там поиск документов. «Мне нечего и некого бояться», - эмоционально говорит Зоя Салова.

Она наизусть выучила графики работы всех местных чиновников, их телефоны. Они уже боятся звука ее голоса. И это хорошо. Должен же чиновник бояться хоть чего-то, если он не боится даже Бога.

У сильных людей в отчаянной ситуации страх уходит, на его место приходит злость и уверенность в своих силах.

+ + +

Российская власть парадоксальным образом совмещает в своих действиях бесчисленные и ежечасные декларации о народном благе и такие же бесчисленные и ежечасные действия по ликвидации этих благ.

Смотря цензурированный и проституированный телевизор, слушая изолгавшихся до блеска руководителей государства, люди часто думают, что везде в стране хорошо и только вот у них почему-то плохо. И долго отказываются поверить в то, что происходящая катастрофа повсеместна и всеобъемлюща.

Но когда эта катастрофа приходит в дом каждого – люди прозревают очень быстро – так, как это происходит перед лицом смертельной опасности.

Российская власть освоила в социальной политике технику газонокосилки: ей нужен приятный издали вид при минимуме живой растительности, которая не требует много: только умеренного полива и стрижки.

Всё лишнее и выходящее из ряда должно быть удалено.

Желательно – удалено беззвучно или так, чтобы пропагандисткой треск газонокосилки заглушал крики несогласных.

Власть сильно удивляется и возмущается, когда народ протестует против социальной газонокосилки, и просто выходит из себя, бесится, когда эти протесты становятся слышны. В первую очередь слышны самим людям.

Такая слышимость совсем не входит в планы власти.

И власть жмет на гашетку газонокосильной машины с еще большей яростью.

Не всякий устоит даже в борьбе за свою собственную жизнь против машины истребления всеобщей жизни.

Стоять против газонокосилки бывает не только трудно, но и страшно.

Сегодня главный вопрос всей российской жизни, всего российского будущего: поднимется ли трава?

Лев ШЛОСБЕРГ. 
Дно – Дедовичи – Пионерный – Порхов – Псков

 

1 См.: Е. Ширяева. Прощай, Родина! // «ПГ», № 27 (346) от 11-17 июля 2007 г.; Е. Ширяева. Снова отстояли // «ПГ», № 28 (347) от 18-24 июля 2007 г.; Е. Ширяева. Бессильные всесильные// «ПГ», № 29 (348) от 25-31 июля 2007 г.; Л. Шлосберг. Дорога к школе // «ПГ», № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.; Е. Ширяева. (С)дача согласия // «ПГ», № 30 (349) от 8-14 августа 2007 г.; Е. Ширяева. Сами отстояли // «ПГ», № 32 (351) от 22-28 августа 2007 г.; «Это настоящий гражданский процесс» // «ПГ», № 34 (353) от 5-11 сентября 2007 г.; Е. Ширяева. «Мы с вами не прощаемся» // «ПГ», № 41 (360) от 24-30 октября 2007 г.; Е. Ширяева. Мы научим вас быть успешными // «ПГ», № 42 (361) от 31 октября – 6 ноября 2007 г.; Л. Шлосберг. Свет в окне // «ПГ», № 1 (370) от 9-16 января 2008 г.; Л. Шлосберг. Школа года // «ПГ», № 17 (386) от 30 апреля – 6 мая 2008 г.; Е. Ширяева. За что? // «ПГ», № 21 (390) от 28 мая – 3 июня 2008 г.; Е. Ширяева. Особенный предмет // «ПГ», № 34 (403) от 27 августа – 2 сентября 2008 г.; Л. Шлосберг. Возвращение в Дубровку // «ПГ», № 35 (404) от 3-9 сентября 2008 г.; Л. Шлосберг.Белое и чёрное // «ПГ», № 24 (445) от 24 июня – 1 июля 2009 г.; Л. Шлосберг. Солдатский пост // «ПГ», № 18 (489) от 12-18 мая 2010 г.; А. Алесин. Экспертный шок // «ПГ», № 26 (497) от 7-13 июля 2010 г.; Л. Шлосберг. Воля к жизни // «ПГ», № 47 (518) от 1-7 декабря 2010 г.

2 См.: Д. Камалягин. Наше дело – не рожать // «ПГ», № 25 (547) от 29 июня – 5 июля 2011 г.; Л. Шлосберг. Без кислорода // «ПГ», № 25 (547) от 29 июня – 5 июля 2011 г.

3 См. подробно: Л. Шлосберг. Без кислорода // «ПГ», № 25 (547) от 29 июня – 5 июля 2011 г.

4 См.: Л. Шлосберг. На дно // «ПГ», № 14 (435) от 15-21 апреля 2009 г.; Л. Шлосберг. Из тупика // «ПГ», № 15 (436) от 22-28 апреля 2009 г.; Л. Шлосберг. Дновский прыщ // «ПГ», № 17 (438) от 6-13 мая 2009 г.; Л. Шлосберг. Сила искусства // «ПГ», № 27 (448) от 15-22 июля 2009 г.; Редакция. Заморят окончательно? // «ПГ», № 9 (480) от 10-16 марта 2010 г.; М. Андреев.Двойное Дно // «ПГ», № 12 (483) от 31 марта – 6 апреля 2010 г.; Л. Шлосберг. Дновская дуга // «ПГ», № 21 (492) от 2-8 июня 2010 г.; Л. Шлосберг. Дновский тупизм // «ПГ», № 35 (506) от 8-14 сентября 2010 г.; Редакция. «Власть над нами просто издевается» // «ПГ», № 49 (520) от 15-21 декабря 2010 г.; К. Минаев. Холодный сладкий чай в Бугрово // «ПГ», № 50 (521) от 22-28 декабря 2010 г.

5 Дедовичская ЦРБ построена в начале 1990-х годов по проекту, сделанному в Риге, по настоянию первого руководителя Псковской ГРЭС Алексея Мешкова, за счет средств российского энергетического комплекса, и является одной из самых больших районных больниц в области.

6 Письмо З. И. Саловой публикуется в сокращении.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!