АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

31 декабря 2012    Источник: Псковская губерния

Предел бесов

Страх, паника и ненависть к людям диктуют властям судорожные действия по борьбе с несогласными гражданами

Чем ближе крах путинской власти, тем более отвратительными, наглыми и бессмысленными становятся попытки ее ставленников удержать под своим монопольным контролем власть как таковую – власть как источник беспредела по отношению к людям. 4 марта одновременно с президентскими в Псковской области состоятся выборы депутатов районных собраний в 21 районе и в обеих региональных столицах, а также двух глав районов. Эти выборы могли бы стать шагом к свободе и честности в политической системе всей Псковской области, потому что честные выборы – это абсолютно необходимое условие для успешной работы властей всех уровней.
Председатель территориальной избирательной комиссии города Пскова Владимир Кротов (на заднем плане) вечером 23 января при конфликте с кандидатами от «ЯБЛОКА» постоянно уходил в свой кабинет для телефонных переговоров.  

Доверие к любой власти без честных выборов невозможно. В ситуации общероссийского политического кризиса, который становится всё более острым, законно и спокойно организованные местные выборы могут стать основой региональной стабильности.

Эта мысль настолько очевидна, что не нуждается в доказательствах. Но вопреки очевидному власти Псковской области, желая обеспечить 4 марта немыслимый при честных выборах процент голосов за Владимира Путина (на федеральных выборах) и за «Единую Россию» (на местных), перешли к тотальной зачистке политического поля – любой ценой, так бессмысленно и грубо, что возникает полное впечатление того, что отношение к Псковской области и тысячам людей, в ней живущим, является у правящей группировки оккупационным – после них хоть трава не расти и плевать, что люди скажут.

Но трава растет и люди говорят.

Радость

Эти заметки я пишу сразу после скандальных событий 22-23 января, когда всем участникам политического процесса, даже самым наивным, стало ясно: действующая региональная власть никогда не допустит в Псковской области честных выборов. Честные выборы и эти руководители, получившие возможность прикрываться именем государства, органически несовместимы.

Что такое местные выборы во всем цивилизованном мире? Это публичный конкурс местных граждан по развитию местных инициатив, сбережению местной жизни, защите интересов жителей. Это – мирное и даже праздничное событие, все участники которого знают: их право свободно избирать и быть избранным незыблемо. Это – основа государства, всей его политики, всех законов, многолетней практики жизни.

Местные выборы помогают создать сильные местные сообщества, устойчивость и жизнеспособность которых гарантируют активные граждане. Они сами выходят на выборы, избираются депутатами органов местного самоуправления, становятся главами администраций. И – организуют свою жизнь под свою ответственность.

Как это просто на самом деле – честные выборы, активность граждан, открытость власти.

Всё это украдено у граждан нашей страны, в том числе в Псковской области.

Для меня декабрь 2011 и январь 2012 года стали одними из самых важных месяцев в жизни. Воля тысяч жителей Псковской области сделала региональное отделение Российской объединенной демократической партии «ЯБЛОКО» парламентской партией в Псковской области. Впервые в политической истории у нас появилось право выдвигать кандидатов в органы государственной власти и местного самоуправления на территории области без сбора подписей – одного из самых иезуитских административных препятствий перед свободным выходом граждан на выборы.

Это возможность вдохновляла. Единственный мандат Псковского «ЯБЛОКА» в областном Собрании – это мой личный долг перед людьми, их надеждами на то, что имеет значение и в нашей стране, в наших политических условиях тотальной несвободы и государственной лжи один голос частного человека. Из таких голосов сложилась первая победа.

Почти два месяца встреч с людьми во всех городах и районах области в поиске лидеров, способных открыто и честно защищать интересы и права граждан в политическом статусе на местном уровне, позволили нам создать и вывести на выборы 19 команд. С кем-то мы были знакомы уже годы и годы, кого-то нашли буквально в последние перед выдвижением дни.

Какие это замечательные люди! В них светится воля к жизни, они не утратили веру в свои силы, они много раз преодолевали отчаяние и желание опустить руки в безысходности. Они – созидатели, строители, борцы, защитники, бесценный запас и генетический фонд народа.

Почти все они – беспартийные. Они согласились к участию в выборах от «ЯБЛОКА» потому, что увидели в нас таких же, как они, граждан – живых, настойчивых, активных.

Местные партийные выборы – это не вопрос идеологии, это вопрос гражданской позиции.

Кандидаты в депутаты Псковской городской Думы от «ЯБЛОКА» провели в территориальной избирательной комиссии Пскова много времени, когда никто из членов комиссии не желал принимать у них документы.

Наши позиции совпали.

Каждая новая встреча дарила мне удивительно светлое чувство радости: есть люди, есть, не утрачен еще шанс на поворот жизни к собственно жизни.

Целыми днями общаясь с лидерами местных сообществ, я снова и снова убеждался, что нравственный компас народа цел, он засыпан тоннами лжи и подлости, но не утратил верного направления движения. Только двигаться в правильную сторону народу очень трудно: само государство идет в другую, противоположную.

В путинской России идти в правильную сторону – значит идти против течения.

Не всем это под силу. Многие хотят, но боятся. Многие так сильно боятся власти, что уже не хотят.

И всё равно люди находятся.

Человеческое общение радовало меня каждый день, и отвлекало от беспокойства за судьбу выборов как таковых.

А беспокоиться было за что.

Тревога
Участники столкновения граждан и чиновников в Псковском избиркоме видели несовпадающие направления развития ситуации.

Не один раз знакомые передавали мне с абсолютной уверенностью, ссылаясь на разговоры с «владеющими доступом к телу» людьми, что региональные власти любой ценой не допустят полномасштабное участие представителей «ЯБЛОКА» в местных выборах, придумают «что угодно», но не допустят наших кандидатов к голосованию народа.

При отсутствии необходимости собирать подписи у властей оставалась только одна возможность: придумывать процедурные «загогулины» и заставлять территориальные избирательные комиссии воплощать их в жизнь.

Именно территориальные избиркомы непосредственно организуют местные выборы и, будучи полностью административно зависимыми от областной избирательной комиссии (она назначает и рядовых членов, и председателей), становятся инструментом в борьбе властей с неугодными кандидатами.

Строго говоря, территориальные избирательные комиссии во всей России – это «святая святых» избирательной машины, с завидной регулярностью с 1996 года выдающей на гора результаты, имеющие очень слабое отношение к реальному волеизъявлению народа. В наибольшей степени их «эксплуатируют» на государственных выборах, когда заказчиком «всенародной поддержки» являются обитатели разного рода кремлей – московского и региональных.

На местных выборах фальсификации и административное давление, как правило, используются избиркомами при наличии «местного заказа» - от князька, ставшего руководителем и не желающего расставаться со своей должностью. Если такого заказа нет, то на местном уровне в России еще возможны честные выборы, в том числе в Псковской области.

Но когда практически все избиркомы области на местном уровне начинают реализовывать одну и ту же, мягко говоря, специфическую, юридическую технологию воспрепятствования выходу на выборы ЛЮБЫХ даже только формально оппозиционных партий, то это означает одно: есть команда из регионального центра.

Эти схемы похожи на схемы рейдерства в бизнесе: при формальной видимости применения юридически оформленных действий они по существу являются беззаконием или, как привыкли уже называть действия властей люди, - беспределом.

Кастет

В Псковской области придумали «под выборы» в органы местного самоуправления 2012 года, когда во всех районах области впервые состоятся муниципальные депутатские выборы по смешанной системе (не менее половины депутатов избираются по спискам политических партий и не более половины – по одномандатным округам) очень специфическую конструкцию. Ее не применяли никогда ранее, в том числе на первых такого рода избирательных кампаниях в 2010 году в Невельском и Себежском районах, а также на только что состоявшихся выборах депутатов Псковского областного Собрания, тоже проходивших по смешанной системе.

Технология, которая могла родиться только у человека с раздвоенным сознанием, заключается в том, что выборы депутатов в ОДНО и то же Собрание депутатов, на ОДНОЙ и той же территории, организуемое ОДНОЙ и той же избирательной комиссией, кандидаты на которые выдвигаются ОДНОЙ и той же партией, были де факто обозначены как ДВЕ разные избирательные кампании, для которых пакет юридически значимых документов (абсолютно одинаковых!) должен быть предоставлен ДВАЖДЫ – так, как будто этих документов нет в той же папке, принесенной в избирком тем же представителем партии.

То есть если вы положили нотариально заверенную копию свидетельства о регистрации регионального отделения партии в региональном управлении министерства юстиции рядом со списком кандидатов из единого списка партии, то его не признают поданным вместе со списком кандидатов-одномандатников, причем оба списка являются приложением к ОДНОМУ И ТОМУ ЖЕ протоколу с решениями коллегиального органа партии о выдвижении кандидатов, принятыми на том же заседании.

Соответственно, территориальные комиссии получили указание требовать ДВА одинаковых по содержанию протокола с решением о выдвижении, ДВА одинаковых списка уполномоченных представителей партии, и так далее.

Кого-то об этом новом «формате» пакета документов для выборов известили заранее, кого-то – нет.

Эту «тактику раздвоения» можно было придумать, только внимательно изучив сложившиеся годами структуры предвыборных документов политических партий, доступ к которым есть у очень немногих людей – в первую очередь у системы избирательных комиссий.

Когда территориальная избирательная комиссия Гдовского района 23 января заверила список кандидатов-одномандатников от «ЯБЛОКА» и открыла таким образом команде одного из сильнейших политиков Псковского «ЯБЛОКА» Александра Конашенкова путь на выборы в одномандатных округах (при численности избирателей в одномандатном округе до 5 000 избирателей разрешено не открывать избирательные счета, и нет проблемы как открытия счета, так и первого финансового отчета по нему), то из Пскова в тот же день, через несколько часов, приехал заместитель председателя областного избиркома Иван Патлач, и потребовал от территориальной комиссии отменить постановление о заверении списка. Комиссия подчинилась. Получить первое постановление комиссии оказалось невозможным.

В нескольких частных разговорах с председателями территориальных избирательных комиссий, состоявшихся в эти дни, я получил полное подтверждение фактов давления на них «сверху», факта наличия однозначного политического заказа, который касался не только «ЯБЛОКА»: было приказано «чистить» поле от ЛЮБЫХ конкурентов «Единой России» на выборах.

Председатели территориальных комиссий рассказывали мне об этом очередном псковском беспределе с той усталой обреченностью, которая бывает у сильно избитого человека, уже не способного защищаться: бьют, ну и пусть бьют. Не буду сопротивляться и, может быть, не убьют, оставят жить.

Они почти все сами ненавидят эту систему, сделавшую их орудием преступлений. Но не нашли в себе сил из нее выйти. Не говоря уже о борьбе.

Совершенно не случайно, когда весной 2011 года при формировании территориальных избирательных комиссий в Псковской области «ЯБЛОКО» предложило кандидатов почти во все комиссии, то назначены областным избиркомом были только 4 человека, причем двое из них – в тех районах области, где партия прошла в местные депутатские собрания на муниципальных выборах. Во всех остальных случаях отказали. В том числе отказали по Пскову и Великим Лукам, где действуют самые многочисленные территориальные комиссии.

Когда уже в декабре 2011 года, после прохождения «ЯБЛОКА» в областное Собрание, мы попытались воспользоваться своим бесспорным правом на назначение члена территориальной комиссии в Пскове, при освобождении места (этот факт от нас пытались скрыть), то избирательная комиссия области собралась на заседание при минимальном кворуме, минимальным кворумом назначила нашего представителя, а затем (впервые в истории областной избирательной комиссии) появился член комиссии, который на заседании голосовал за, а после (якобы через пару часов) сообщил, что голосовал против. И потребовал изменить протокол.

Протокол был изменен.

Какой узнаваемый почерк! Голосование – одно, протокол – другой. Им не привыкать.

Так в период выдвижения и регистрации кандидатов в территориальной избирательной комиссии регионального центра не оказалось представителя региональной парламентской политической партии.

После событий 23 января в городском избиркоме я хорошо понимаю, почему для «достижения отсутствия» были предприняты такие экзотические усилия.

И понимаю, что «расписание на 23 января» сложилось задолго до этого дня. Не в территориальной избирательной комиссии города Пскова.

Страх

Многие сотрудники территориальных комиссий сказали мне, что не ожидали такого «наката» по местным выборам.

Между тем ожидать этого было можно, к сожалению.

Когда в стране и области качество работы губернатора или мэра публично оценивается в зависимости от уровня голосования за «Единую Россию», когда факт голосования граждан за оппозицию расценивается не как фактор свободы и политической стабильности, а едва ли не как фактор государственной измены, говорить о государстве нельзя. Это – не государственная власть, зависимая от воли народа. Это – оккупационный режим, противостоящий гражданам как враждебному классу.

И весь этот беспредел сопровождается циничными до рвоты круглосуточными сюжетами по телевидению о почти всенародной поддержке «вождя народов» и его «партии», а также ближайших подельников.

Но тотальное зомбирование общества уже не дает тех результатов, которые достигались в начале путинских «нулевых» - слишком много лжи и лицемерия, воровства и коррупции, беззакония и несправедливости.

Народ, который еще вчера смотрел на «национального лидера» с надеждой, вдруг увидел совсем другого человека: злого, жадного до власти, грубого, наглого, жестокого.

Но именно под этого человека выстроена вся государственная машина и на сегодня, и на завтра: машина насилия и лжи, которую невозможно подвергнуть косметическому ремонту, ее можно только заменить.

Заменить машину рабства на машину демократии – власти народа.

На это действующий политический режим не пойдет никогда.

И в силу этого обстоятельства любые свободные выборы для представителей этого режима, даже выборы муниципальных депутатов, – это прямая угроза их власти, ради удержания которой они готовы на все. Не только на ложь, насилие и махинации. Они морально (если это слово вообще применимо к ним) готовы на кровь. А ради чего еще так существенно повышена зарплата работникам силовых структур и военным? Это – открытая и ничем не маскируемая плата за возможную завтрашнюю войну с народом.

Не факт, что люди в погонах на эту войну пойдут. Я почти уверен, что большинство из них встанет рядом с народом, в том числе, если так случится, с оружием в руках. Но власть совершенно всерьез рассматривает сценарии силового развития ситуации в России.

Кроме опоры на силовиков, это еще и опора на криминал. У лидеров российской политической оппозиции есть все основания осознавать реальные угрозы своей жизни. Власть, преступившая гражданские законы и растоптавшая свободы, легко, логично и без усилий переходит черту кровопролития.

Соответственно, ставка на всех выборах – прежняя: «победа» любой ценой, вбросы, фальсификации, давление на избирательные комиссии и рядовых граждан.

Уже известно, что в Псковской области на выборах 4 марта при избирательных комиссиях появятся «смотрящие», в основном – из Санкт-Петербурга. Наверно, этих людей назовут «консультантами». Нет никаких сомнений, на что будут направлены их «консультации». Причем платить за это будет государственный бюджет.

На этом фоне страх членов территориальных избирательных комиссий, являющихся частью общей «машины Чурова», понятен.

Именно страх делает людей послушными. Но когда страх парализует работу избирательной системы, он приводит к одному самому главному результату: нечестным выборам. В результате нечестных выборов появляются нечестные органы власти. А пришедшие к власти нечестным путем не отдадут власть честным способом никогда. Они в принципе неспособны ни честно управлять, ни честно избираться.

Предел

Чрезвычайно короткий период выдвижения и регистрации кандидатов, пришедшийся на новогодние каникулы и в дополнение ко всему сокращенный на неделю из-за переноса дня голосования с 11 на 4 марта, поставил все партии в трудные условия. В этих условиях у избирательных комиссий есть только две линии поведения: помогать всем или, эксплуатируя фактор времени, применять свой ресурс как политический напалм против неугодных.

В Псковской области выбор для избирательной системы был сделан сразу после выборов 4 декабря. Даже относительно честное в некоторых муниципалитетах голосование оказалось абсолютно неприемлемо для властей. Ими дан прямой политический приказ: никакого повторения 4 декабря быть не должно, Путину и «Единой России» на местах должны быть обеспечены 4 марта более 50% голосов. Любой ценой.

Если представить себе, что в выборах во всех муниципалитетах примут участие все пять парламентских партий в Псковской области, то картина голосования 4 марта ясна до голосования: практически нигде «партия власти» не получит по партийным спискам большинства голосов. Этот расклад общественного мнения сложился, и при честных выборах его невозможно изменить ничем, тем более судорожными движениями пиара.

Но этот расклад можно изменить с помощью нечестных выборов.

Самый эффективный способ обеспечить нечестное голосование на нечестных выборах – это не допустить к участию в них как можно больше партий, в надежде, что обкраденный бюллетень выдавит «Единой России» большинство.

Конечно, это будет пирровой победой, но временщикам не важна цена, им важна цифра, в том числе лживая, насильственная, бесчестная.

Они защищают свое право на беспредел.

И делают это с помощью беспредела.

Территориальные избирательные комиссии Псковской области, в которые документы всех партий поступили на последней неделе выдвижения, были четко оповещены о том, кому они должны помогать, а кому – нет.

Ни от кого другого партии не зависят так сильно, как от избиркомов.

Совсем недавно один из руководителей областной избирательной комиссии говорил мне о том, что в 2009 году в Псковской области наступило время сотрудничества избирательной системы и партий.

Выборы легко и жестко доказали обратное.

Заседания территориальных избирательных комиссий по заверению списков кандидатов от неугодных партий и регистрации их уполномоченных по финансовым вопросам были назначены 23 января (последний день выдвижения) на 16-17 часов, когда отделения Сберегательного банка в районах прекращают свою деятельность, а в Пскове и Великих Луках до конца их рабочего дня остается один час.

Обнаружилась и еще одна уловка: у не очень сведущих в тонкостях права уполномоченных представителей в территориальных избирательных комиссиях при подаче документов изымали якобы под предлогом необходимости копирования чужую собственность – оригинал (!) выданных мной нотариально удостоверенных доверенностей, не принимая во внимание, что для комиссии была специально изготовлена нотариально заверенная копия. А без оригинала доверенности невозможно открыть счет в банке. И процесс открытия счета сразу блокировался.

Всё было настолько очевидно, что мне стыдно было общаться с председателями комиссий: обе стороны понимают, что происходит, но одна сторона при этом делает вид, что пытается строго соблюсти закон. От этого становится еще более стыдно.

«Моя комиссия не мной составлена, мне не принадлежит и мне не подчиняется», - сказал мне 23 января председатель одной из территориальных комиссий. Я не уверен, что ему было стыдно. Но я точно понимаю, что ему было страшно.

За час до начала заседания территориальной избирательной комиссии города Пскова, которая должна была рассмотреть вопросы о регистрации единого списка «ЯБЛОКА», списка одномандатников и уполномоченного по финансовым вопросам, мы уже знали о том, что комиссии было запрещено начать работу до 17 часов – только для того, чтобы сделать физически невозможным открытие до 18 часов избирательных счетов и сдачу первого финансового отчета.

Мы нашли выход, чтобы соблюсти требование законодательства: наши кандидаты подготовили так называемые «нулевые» финансовые отчеты и пришли с ними в комиссию. Такой же «нулевой» первый отчет был готов и у избирательного объединения.

10 кандидатов, выдвинутых в одномандатных округах (двое, увы, не смогли быть по независящим от них причинам) и я как уполномоченный представитель избирательного объединения пришли в комиссию командой, и этот совершенно законный приход привел многих членов избиркома в ступор: они не думали, что граждане могут лично защищать свои права, в том числе право быть избранным.

Такое развитие событий оказалось совершенно неожиданным для большинства членов территориальной комиссии, в том числе её председателя Владимира Кротова.

Нас пытались выгнать из помещения.

Мы не ушли.

Пытались обмануть, сказав, что после 18.00 никакие документы приниматься не будут, но это ложь: согласно закону, все документы от кандидата или уполномоченного представителя партии комиссия обязана принять в полном объеме, если человек зашел в ее помещение до 18.00. Хоть до утра.

Члены комиссии находились в помещении и делали вид, что не видят кандидатов от «ЯБЛОКА».

Владимир Кротов постоянно выходил из зала заседаний комиссии, говорил по телефону, получал «советы и консультации». После очередного «звонка другу» пытался запретить членам комиссии принимать от кандидатов от «ЯБЛОКА» первые финансовые отчеты. Но протоколы уже были составлены.

Мне было в чем-то жалко его. Он повышал голос, в присутствии 25 человек публично отдавал заведомо незаконные распоряжения. Он не знал, как себя вести. Ему было страшно.

Им были недовольны, его ругали по телефону, он возвращался красный и злой, но всё равно не знал, что ему делать.

В конце концов, в комиссию приехали «для оказания правовой поддержки» председатель областного избиркома Николай Цветков и члены областной комиссии Иван Патлач и Михаил Иванов (бывший председатель областной комиссии).

Г-н Цветков солировал, коллеги молчали.

Все всё понимали.

Приказ о тотальной зачистке избирательной кампании от любой партии, в том числе от «ЯБЛОКА», мог отдать в Псковской области только один человек. И он его отдал. Все иные «действующие лица», как бы они себя ни представляли – только исполнители разного уровня, шестеренки механизма насилия и лжи.

Из-за активного шага граждан, пришедших прямо на место нарушения закона и своих прав, заранее заготовленный сценарий тотальной зачистки городских выборов от «ЯБЛОКА» дал сбой. Граждане не согласились с заговором системы.

Лица попавших в неожиданный поворот событий членов территориальной комиссии были растерянными и недоуменными: как такое могло произойти? Им же обещали, что «всё будет нормально», «ЯБЛОКО» получит свои заверенные списки, уйдет и больше не вернется. Им же приказали участвовать в фарсе и сказали, что всё решено.

Выяснилось, что это не так.

По лицам членов избиркома было видно, насколько ситуация для них непривычна и опасна. Но приказ нарушать закон был выше страха. И основывался именно на страхе.

Руководство комиссии пошло на заведомо незаконные действия в присутствии множества свидетелей: председатель избирательной комиссии Владимир Кротов и его заместитель Борис Мышкин отказались принять у меня первый финансовый отчет избирательного объединения.

«Вы не думаете, что за эти действия придется отвечать?», - спросил я г-на Мышкина. – «Нет, не боюсь», - был его ответ.

Вот какая вещь: страх перед системой лишает человека естественного страха за себя.

Сколько может прожить такая машина? Разные варианты возможны. Но политически она уже мертва – полностью и окончательно.

* * *

Мы будем бороться за каждого нашего кандидата на выборах 4 марта.

Будем это делать, понимая ангажированность судов и зависимость прокуратуры. Будем это делать, понимая, как и откуда появляются люди, которые профессионально говорят неправду (то есть лгут), в том числе в судах.

Наши противники сделают всё, чтобы система больше не давала сбоев.

Но ничего у них уже не получится.

И не просто в том смысле, что они в очередной раз изнасилуют государственную машину и заставят ее выдавать «нужный результат».

А в том смысле, что они утратили навсегда самый главный признак власти – законность.

Это – не власть.

Это – банда.

Рано или поздно всё встанет на свои места.

Потому что трава растет и люди говорят.

Бесы, кружащие, как стервятники, над нашей страной, над нашим краем, уйдут в политическое небытие. Их предел не просто близок, он – уже настал.

Народ и Родина – останутся.

Всё остальное мы построим заново.

Слава Богу, есть ещё кому строить.

Лев ШЛОСБЕРГ

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!