АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций
22 мая 2012    Источник: Псковская губерния

Чужие берега

Реконструкция набережной реки Великой в Пскове показывает принципы работы случайных и временных людей

В Пскове – новый скандал, связанный с градостроительной политикой и культурным наследием. Самый масштабный проект в составе скандально шагающего по Псковской области туристско-рекреационного кластера «Псковский» – реконструкция набережной реки Великой в Пскове – принес городу варварское уничтожение зеленых насаждений и попытку разрушения памятника культуры федерального назначения: Покровского бастиона 1701 года – части дерево-земляных фортификаций, которые возводились по указанию Петра Первого и в его присутствие в Пскове. Чрезвычайно дорогой проект, спешно и в совершенно закрытом режиме разработанный тюменской проектной организацией ООО «СибЭкоСистема» в 2011 году формально – по заказу управления городского хозяйства г. Пскова, а фактически – по инициативе государственного комитета Псковской области по туризму, инвестициям и пространственному развитию – начал реализовываться в апреле 2012 года. И стал самым ярким за последнее время примером, что значит отношение к городу посторонних людей – чужих и по духу, и по образу мыслей, и по формальной принадлежности к местному сообществу.

Днём 7 мая, переезжая мост им. 50-летия Октября через Великую, я обратил внимание на бульдозер с ковшом, работающий у основания Покровского бастиона 1701 года – одной из фортификаций Пскова Петровского времени [ 1 ]. Склон был изрыт пятнами свежей земли. Подойдя ближе, я увидел картину, от которой сжимались кулаки: склон бастиона во многих местах был «обглодан», деревья выдраны, очертания искажены.

«У нас есть все согласования»
7 мая 2012 года строители ООО «СтройГрад» приступили к незаконным земляным работам с применением тяжелой техники на Покровском бастионе. 

Работяги, нанятые компанией «СтройГрад» (Санкт-Петербург), выигравшей конкурс на исполнение проекта по реконструкции набережной реки Великой, рьяно трудились на склонах памятника федерального значения, раскурочивая его с каждой минутой.

Начальника какого-либо уровня на месте не было.

Я попросил остановиться.

Работяги объяснили, что «холм» готовят для строительства на нем временной дороги (!!!), чтобы грузовики (!!!) могли навозить наверх чернозем для создания «садово-парковой зоны» (!!!).

«Это памятник! Он неприкосновенен! Это – петровский бастион начала XVIII века. К нему нельзя прикасаться! На нем не может быть никаких дорог, никакого чернозема, здесь запрещены любые работы!», – почти кричал я.

Работяги искренне не понимали причину гнева: «Да он будет лучше, чем был. Мы его подсыпем, положим геосетку, травку посеем, будет лучше, чем сейчас. Сейчас плохая трава, будет хорошая, красивая».

«Это нормальная трава! Кто здесь начальник? Кто разрешил работы?».

«Прораб в бытовке за башней».

«Позовите прораба!».
Архитектор-реставратор Владимир Никитин объясняет прорабу Александру, что он ведет полностью незаконные работы на памятнике федерального значения. 7 мая 2012 г.  

Пока начальника звали, я позвонил всем, кому мог. Откликнулись председатель областного отделения ВООПИиК Ирина Голубева, заместитель председателя областного госкомитета по культуре Наталья Сергеева, архитекторы-реставраторы Владимир Никитин и Галина Гофман, археолог Александр Михайлов.

Все были изумлены полученной от меня информацией и с разных мест города поехали к Покровскому бастиону.

Пришел прораб, представился Александром.

«Кто ведет работы»?

«СтройГрад».

«Кто разрешил работы на памятнике?»

«Проект согласован, все согласования имеются».

«Кто?»

«У нас есть все согласования».

«Этого не может быть. Принесите рабочие чертежи, кто разрешил изменение облика памятника? Где разрешение работ на памятнике? Где проект? Где археологи?» Прораб сказал, что у него всё есть и ушел в бытовку.

Рабочие остановили технику, отошли от склона.
План Псковской крепости 1740 г. Фрагмент. Покровская башня и бастион. 

Приехали Сергеева, Голубева, Никитин, Гофман, археолог Марина Кулакова. У всех при виде происходящего – полное изумление на лицах.

«Что это такое? Как это могло произойти? Кто разрешил работы на памятнике?»

Археологам несколько дней назад сказали, что никаких работ до 10 мая производиться не будет (все работы на набережной у основания памятников должны вестись только под наблюдением археологов), оказалось – ложь.

Между тем вторжение в землю на Покровском бастионе планировалось на глубину до 1 м. 20 см. Это – глубина залегания культурного слоя.

Принесенные прорабом Александром распечатки 3D картинок разозлили всех. На экспликациях чертежей – надпись: «Создание обеспечивающей инфраструктуры туристско-рекреационного кластера «Псковский». Реконструкция набережной реки Великой в районе моста им. 50-летия Октября».

5 мая специалисты института «Спецпроектреставрация» с представителями «СтройГрада» обошли всю набережную Великой от Кремля до Покровской башни, обозревая поле работ (вопросов больше, чем слов), и при этом обходе им ни намеком не сказали, что будут вестись работы на Покровском бастионе. Более того – эти работы не были озвучены НИГДЕ, стройградовцы говорили, что за рамки прямой на набережной Великой не выйдут.

И вот – вышли, да еще как!

«Что это? Этого никто не видел, никто не показывал. Это никто не согласовывал. Где рабочая документация? Покажите строительные профили! Кто разрешил работы?».

«Вам что, всю книгу принести?»

«Несите!».

Но книгу не принесли. Прораб Александр представиться полностью по имени и должности отказался, дал указание рабочим прекратить работы.

Технику отогнали.

Работы были прекращены.

Составили акт о нарушении федерального закона при работах на памятнике.

Думаю, что замысел работ таков: тихой сапой дотянуть «благоустройство» набережной Великой до территории бывшего психдиспансера и после этого продавить возвращение к дикому проекту строительства гостинично-офисно-жилого комплекса у Покровской башни [ 2 ]. Под лозунгом: «Дайте нам довести начатое дело до конца».

«Псков не должен быть уничтожен из-за алчности и неразумия нынешних вершителей его судьбы»
Покровская башня и бастион. Вид с юго-запада. Фотография конца XIX – начала ХХ века. 

«Благоустройство» набережной Великой – небрежный, жлобский проект тюменской фирмы ООО «СибЭкоСистема» [ 3 ], не имеющей никакого опыта работы в исторических городах, стоивший бюджету около 20 млн. руб., – несмотря на все аргументированные возражения профессионалов, административно продавлен и реализуется.

По набережной идет тотальная вырубка деревьев, вне зависимости от того, где они расположены – вплотную к руинированной крепостной стене Окольного города или на берегу над водой. Вырублены сотни деревьев – столетние вязы, уничтожены послевоенные липы.

Никто не может сказать, какого черта под нож пущен весь зеленый ряд набережной практически без разбора. Это ложь, что вырубаются только больные деревья, «не подлежащие благоустройству».

Причем гости нашего города орудуют за наши деньги: на варварство по «благоустройству набережной» будет потрачено 438 миллионов бюджетных рублей – прямые вложения из федерального бюджета.

Распил денег сопровождается распилом живых легких Пскова.

Рядом гибнут памятники псковского зодчества – храм Георгия со Взвоза (1494 г.), где крестили Юрия Павловича Спегальского, храм Богородицы Одигитрии на Печерском подворье (1685 г.), сама стена Окольного города представляет собой жалкое зрелище, но на реставрацию памятников архитектуры денег нет – а на многокилометровый глухой брутальный бетонный парапет, выступающий над линией уреза воды на 1 м 80 см – есть.

На реставрации памятников средневековой архитектуры много не украдешь, много не откатишь. А тут – такой простор. Два километра бетона! Хоть залейся.

Происходящее заставляет вспомнить ситуацию конца 1980-х годов, когда после принятия Советом Министров СССР 4 июля 1988 года постановления № 816 «О комплексной реконструкции и реставрации памятников истории и культуры в Новгороде и Пскове» одновременно с принятием важных решений в области реставрации в Псков хлынули нездоровые проекты мегатуристических комплексов в историческом центре города.

В тот момент протест псковских жителей, объединенный усилиями писателей, историков, реставраторов, искусствоведов и архитекторов [ 4 ], позволил остановить ряд наиболее одиозных проектов. В дело вмешался академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, письмо которого премьер-министру Н. И. Рыжкову [ 5 ] остановило разрушение исторического центра Пскова.

Письмо псковичей Д. С. Лихачеву завершалось словами: «Над древним вечевым городом нависла опасность уничтожения, а в стенах его угнездились погибельные пороки: равнодушие и некомпетентность, а проще сказать – невежество некоторых должностных лиц.

Разрушение исторического центра города равносильно гибели Пскова. Псков, сохранивший своё неповторимое лицо среди войн, пожаров, моровых поветрий, не должен быть уничтожен из-за алчности и неразумия нынешних вершителей его судьбы».

Это было написано в 1990 году.

Создается впечатление, что сейчас необходимо делать нечто подобное – по масштабу угрозы и силе необходимого призыва.

«У нас есть все лицензии»
Набережная реки Великой. Вид с самолета.  

Первая реакция на события на Покровском бастионе 7 мая наступила 10 мая. Утром губернатор Андрей Турчак провел совещание по сложившейся ситуации [ 6 ]. Причина экстренной встречи была очевидна: общественный резонанс. Тема была затронута на сайтах информационных агентств: ПЛН и ПАИ, вызвала бурное обсуждение.

ООО «СтройГрад» заявляет о наличии рабочей документации на все работы на Покровском бастионе в рамках реконструкции набережной Великой в районе моста им. 50-летия Октября, тома которой якобы в полном объеме согласованы председателем комитета по культуре Псковской области Александром Голышевым в 2011 г. (электронный документ был нам показан).

При этом в пакете рабочих документов, присланных в ГУК «Археологический центр Псковской области» на согласование (он ведет археологический надзор за всеми работами на набережной Великой) в соответствующем разделе какие-либо работы на Покровском бастионе не упомянуты вообще.

Формальным заказчиком работ является управление городского хозяйства администрации г. Пскова, подведомственное Сергею Калинкину.

Наталья Трунова и Илья Филиппов подтвердили, что проект работ на Покровском бастионе существует, в их понимании он полностью готов к работе, так как согласован, но все работы должны вестись только в ручном режиме, без применения техники. Работы с использованием техники признаны незаконными самим подрядчиком и Н. Труновой. Все работы остановлены. За счет исполнителя будет произведено изучение нарушенных склонов бастиона и произведено восстановление его профиля. Дорога на бастион строиться не будет, грузовики по ней не пойдут, чернозем завозить не будут.

При этом сам факт работ на федеральном памятнике, никогда ранее не изученном, разработчиков проекта не смущает, они полагают, что это возможно и законно: «У нас есть все лицензии».

Вот результат того, что идеологом и организатором всех работ являлся не профильный государственный комитет по культуре (там хотя бы работают специалисты по охране памятников), а комитет по туризму, инвестициям и пространственному развитию, где таких специалистов нет ни одного.

На совещании у губернатора было принято решение о возврате проекта еще раз на рассмотрение градостроительного совета, 17 мая.

Забытый бастион
Перечетная ведомость деревьев в томе «Озеленение», в ней упомянуты 808 деревьев (от моста им. 50-летия Октября до Ольгинского моста). Деревья номер 187, 188, 189 и 190: это начало долгого ряда лип, идущего от этого места с небольшими перерывами вплоть до Довмонтовой башни Кремля. 

Общественное мнение – большая сила. Особенно когда оно возмущено.

Именно эта сила заставила организаторов реконструкции набережной Великой дать пресс-конференцию и попытаться объясниться перед публикой в связи с творимым.

12 мая председатель государственного комитета Псковской области по туризму, инвестициям и пространственному развитию Наталья Трунова, приданная ей для исполнения неприятной функции заместитель председателя государственного комитета по культуре Наталья Сергеева, заместитель главы администрации г. Пскова Сергей Калинкин (представитель заказчика), генеральный директор ООО «СибЭкоСистема» Маргарита Дёмина (г. Тюмень, руководитель проектной организации) и директор Псковского филиала ООО «СтройГрад» Илья Филиппов (генеральный подрядчик) предстали перед прессой.

После полутора часов общения у меня сложилось одновременно два впечатления.

Первое – разработчики сами не знают своего проекта в достаточной степени, чтобы отвечать на конкретные вопросы нелояльной аудитории.
Смотрим в Перечетную ведомость – читаем: деревья номер 187, 188, 189 и 190: тополя, самосев, подлежат вырубке. 

Второе – у проекта совсем другая цель, чем та, которая постоянно заявляется публично, цель, о которой не говорят (конечно, сознательно), но рядом с которой все возникающие сейчас препятствия являются досадными и незапланированными шероховатостями, преодоление которых – даже не вопрос времени. Они просто хотят ПЕРЕТЕРПЕТЬ, ДОЖАТЬ.

Думаю, что в самое ближайшее время мы сможем дать обществу представление о реальных целях проекта.

Сейчас же я не могу не коснуться нескольких принципиальных деталей, из которых, как из коготка, вырисовывается весь зверь.

Все выводы основаны на пакете рабочей документации проекта.

Деталь первая. Покровский бастион 1701 года.

В проекте реконструкции набережной Великой это пространство названо «Покровский угол». Именно за ним, вплотную, следует земельный участок, на котором было запланировано концепцией туристско-рекреационного кластера «Псковский» возведение гостиницы «Покровский бастион».

В таблице «Список объектов культурного наследия федерального и регионального значения, расположенных на территории набережной г. Пскова» (она расположена в томе 2 «Охрана памятников археологии» раздела 8 «Перечень мероприятий по охране окружающей среды») Покровский бастион вообще отсутствует. То есть памятник федерального значения «Покровский бастион 1701 г.» изначально не был учтен в проекте как памятник.

Отсюда – и варварские планы по его реконструкции – как будто это простой естественный либо искусственный холм земли, с которым можно делать всё, что заблагорассудится. Отсюда – и работа экскаваторов, и строительство временной дороги на верхнюю площадку бастиона, и планы по подсыпке там чернозема и всяческих посадок, и бетонная лестница на эту площадку от стены Окольного города, и Бог знает что там еще могло появиться.

Удивительно, но в государственном учреждении «Госэкспертиза Псковской области», которое давало заключение на проект реконструкции набережной Великой и у специалистов которого, как нам известно, было очень много замечаний по проекту в целом, Покровский бастион тоже не заметили.

А тот факт, что эти тома рабочей документации, не читая (хорошо, если перелистывая), согласовал председатель государственного комитета Псковской области по культуре Александр Голышев, даже не удивляет.

Сотрудники комитета, отвечающие за вопросы охраны памятников, о наличии этой согласующей подписи руководителя комитета узнали 10 мая, на совещании у губернатора.

Таков уровень государственного управления культурой в Псковской области.

Соответственно, когда мы напомнили проектировщикам и строителям о том, что Покровский бастион – это памятник федерального значения, поставленный на государственную охрану в 1960 году, это было для них большой новостью.

Поначалу они сделали вид, что всё знали заранее и просто произошла «технологическая ошибка» при работах на месте (фраза Н. Труновой), в которой виноват руководитель самого низкого уровня (прораб, информация И. Филиппова) но сейчас я точно могу сказать, что это не так. Господа не знали вообще, что это – памятник федерального значения.

Насколько я знаю, только 10 мая им стало известно о существовании постановления Совета Министров РСФСР № 1327 от 30 августа 1960 года «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР», которым все петровские бастионы Псковской крепости были официально поставлены на государственную охрану.

Причем это постановление, много раз дополненное, является одним из ключевых правовых актов РСФСР в вопросах охраны памятников на всей территории России, в том числе для Псковской области, им же был поставлен на государственную охрану Псковский Кремль и десятки других особо ценных памятников культуры на территории Псковской области. Оно действует до сих пор на всей территории России. Все петровские бастионы в Пскове находятся в федеральной собственности, в Росимуществе им присвоены соответствующие инвентарные номера.

После пресс-конференции я подарил текст этого постановления Совмина РСФСР директору Псковского филиала «СтройГрада» Илье Филиппову.

Четыреста пятьдесят одних тополей!
Вот эти деревья на любительских фотографии середины 1960 годов, сразу после последней масштабной реконструкции набережной Великой. Видно, что это – молодые липы, регулярная посадка. 

Деталь вторая. Вырубка регулярных зеленых насаждений 1960 года на набережной.

Объектом особого внимания стал том 2 «Озеленение» раздела 2 «Схема планировочной организации земельного участка».

Генеральный директор ООО «СибЭкоСистема» Маргарита Дёмина во время пресс-конференции, отвечая на мой вопрос, долго не могла вспомнить имя ландшафтного архитектора, который работал над проектом озеленения территории. Я вообще предположил, что ландшафтного архитектора, судя по качеству проекта, не было вообще, а был какой-то садово-парковый дизайнер, причем невысокого полета, с опытом работы на элитных придомовых участках.

По словам г-жи Дёминой, ландшафтный архитектор в проекте был, это некая дама по фамилии Макарова (Дёмина долго вспоминала, сначала сказала Маркова, потом ей напомнили) из Москвы.

У меня создалось впечатление, что дендроплан в проекте делался без выезда на место, просто на компьютере, благо что технологии теперь позволяют проектировать хоть озеленение Луны.

Но качество работ и документов, якобы сделанных на местности, непосредственно на набережной, изумляет.

Вот очень важный документ: «Перечетная ведомость» существующих деревьев, в упомянутом томе «Озеленение» это стр. 22-53, в ведомости упомянуто 808 деревьев (от моста им. 50-летия Октября до Ольгинского моста).

В этом перечне – НИ ОДНОГО клена, НИ ОДНОГО вяза и ОЧЕНЬ МНОГО тополей.

Каждый, кто ходил по набережной Великой в Пскове, знает, что тополей на ней почти не было – ни регулярных посадок, ни самосева, но единичные вязы начала ХХ века сохранялись на склоне набережной и задавали ей определенный ритм, а основным деревом регулярной посадки 1960 годов были (и остаются) липы, а также, как и везде в Пскове на открытых участках, росло кленов – меньше регулярных, больше самосева.

Я пересмотрел всю ведомость несколько раз и пришел к выводу, что либо ее изготовители не знают основ ботаники и не знакомы с основными в нашей широте деревьями лиственных пород, либо у них была совсем другая цель: подменить одни деревья другими и создать ложные основания для их уничтожения.

Из 808 деревьев, внесенных в Перечетную ведомость, 450 (четыреста пятьдесят!!!) обозначены как тополя. Это – не просто ложь, это – очень крупная ложь. Учитывая, что за каждое срубленное дерево вносятся деньги в местный бюджет, то это ложь в особо крупных размерах. Кто-то посчитал каждый виртуальный тополиный ствол.

Вот – конкретный вопрос, который я задал Деминой 12 мая и на который она не смогла ответить – ни лично, ни с консультациями. Участок набережной около Покровских ворот.

Деревья номер 187, 188, 189 и 190. Это начало долгого ряда лип, идущего от этого места с небольшими перерывами вплоть до Довмонтовой башни Кремля.

Смотрим в Перечетную ведомость – читаем: тополя, самосев, подлежат вырубке. При этом указана высота деревьев – 17, 16, 18 и 19 м.

Эти деревья запечатлены на многочисленных любительских фотографиях начала 1960 годов, сразу после последней масштабной реконструкции набережной Великой. Видно, что это – молодые липы, регулярная посадка, два ряда – один расположен ближе к крепостной стене (он также теперь уничтожен), второй – вдоль прогулочной дорожки.

Эти липы почти случайно попали в мой кадр 50 лет спустя, 22 января 2011 года. Это и есть деревья номер 187, 188, 189 и 190.

В начале мая 2012 года от них не осталось ничего.

При этом планируемые новые посадки на набережной содержат вполне определенные виды растительности: калина обыкновенная, сирень, рябина, ива белая (форма плакучая), ива ломкая (ракита, форма шаровидная), шиповник майский (коричный), чубушник обыкновенный (жасмин садовый), яблони.

Кто-то, с какого-то перепугу, решил, что именно эти растения, мягко говоря, камерных форм, будут адекватны панораме правого берега реки Великой, основной историко-культурной архитектурной, градообразующей доминантой которого остаются крепостная стена Окольного города, башни, храмы, для реставрации которых (а это всё сплошь – объекты культурного наследия федерального значения) не предполагается сделать НИЧЕГО.

Но рядом с руинами которых появятся некие информационные щиты.

Очевидно, именно они должны задержать туристов на набережной на 2-4 часа, как предполагается проектом.

Ну не издевательство ли? И над здравым смыслом, и над городом.

Кто, где и когда обсуждал решения московского ландшафтного архитектора Макаровой? Как принимались эти решения, исходя из каких соображений, каких аргументов?

Но именно под эти проектные решения сейчас уничтожены, по официальным данным, 118, а по личному непосредственному впечатлению с места событий – в несколько раз больше деревьев, значительная часть которых должна была быть сохранена.

Навеки проклят
Вот эти липы 50 лет спустя, съемка 22 января 2011 года.  

«Весёлые картинки» проектируемой набережной на каждом шагу таят удивительные открытия, стоит только присмотреться.

Приведу только два примера из тома 1 «Генеральный план» раздела 2 Схема планировочной организации земельного участка».

Вот – картинка детской игровой площадки. На втором плане изображены многочисленные сосны более чем полувекового возраста, разбросанные буквально по чистому полю.

Ни одной сосны на набережной Великой не было и нет, сосен нет и в плане новых посадок.

Откуда вытащили и вклеили в псковский проект эту картинку?

А Бог весть откуда, никто особо и не отягощал себя не только творческими, но даже и минимальными техническими стандартами приличия.

Взяли в электронной кладовой свой (ладно еще, если свой) набор типовых картинок и раскидали их по всей протяженности набережной реки Великой – чтобы «не пусто было». За пару недель управились. Где-то – заменили фон, подставили псковские виды, где-то – не успели.

И так в этом проекте – на каждом шагу: невесть откуда скопированные скамьи, скамейки, скульптурки не имеющих отношения к Пскову персонажей, кафешки, цепи на столбиках и дорожки, увитые дачными цветниками.

Вплоть до вершины владения авторами проекта русским языком: вставки в дорожку набережной у «сквера молодоженов» перед цепью на гранитных столбиках эпической надписи: «Скованы НА ВЕКИ». Именно так.

Для меня качество языка любого текста, в любой сфере является прямым отражением уровня профессионализма его разработчиков. В широком смысле – уровня культуры.

Городу Пскову предложен крупнейший градостроительный проект, который я назвал бы ЛИПА НАВЕКИ.

Переделать его, когда он будет впаян в наш ландшафт всей мощью своего бетона, будет невозможно. Даже 50 лет спустя.

«Мы не касаемся памятников»
Вот – то, что было уготовано проектом реконструкции набережной деревьям №№ 187, 188, 189 и 190. И выполнено. Фотография сделана 7 мая.  

Нужно признать, что возможные сейчас реально коррективы уже не могут быть достаточно масштабными, потому что коррективы – это вопрос существенной доработки проекта, детали которого только сейчас, после скандала, становятся известны обществу.

Все работы на набережной Великой, согласно контракту, должны быть завершены к 25 декабря 2012 года, то есть через семь месяцев.

На заседании градостроительного совета 17 мая и, возможно, на заседании общественного совета по культурному наследию при губернаторе, которое предварительно (спустя год) назначено на 31 мая, мы постараемся поправить происходящее настолько, насколько хватит возможностей.

Ситуация очень тяжелая, но всё ещё не безнадежная.

Остаются существенные, принципиальные разногласия, и все они выйдут на заседание градостроительного совета.

1. Сам факт непрофессиональных, незаконных работ на Покровском бастионе – вне зависимости от того, каким образом проект был согласован, отражает хаос как в концепции проекта, так и в технологии его реализации.

Рабочая документация проекта до 10 мая была тайной за семью печатей не только для широкого общества, но и для работающих в аналогичной сфере псковских специалистов. Кроме «картинок с выставки», никто ничего не видел. Нужна срочная детальная независимая экспертиза всего проекта. Там еще может произойти много открытий. Кто эту экспертизу сделает, кто будет ее оплачивать?

2. Концепция ликвидации и замещения зеленых насаждений по набережной Великой отражает уровень задворок московской Рублевки. Ложь при оценке уничтожаемого зеленого пояса Великой, чуждый Пскову гламур в планах проекта.

Н. Трунова и С. Калинкин утверждают, что все уничтоженные деревья прошли дендрологическую экспертизу и признаны либо сухостоем (?!), либо больными (?!). Но десятки свежих спилов говорят об обратном, что очевидно и неспециалисту. Утраченного не вернуть, но что будет делаться на берегу Великой в рамках проекта? Весь дендроплан необходимо оценить на его адекватность Пскову.

3. Самое главное. ЧТО ДОЛЖНО ПОЯВИТЬСЯ ПОСЛЕ РАБОТ ПО РЕКОНСТРУКЦИИ НАБЕРЕЖНОЙ ВЕЛИКОЙ В ПСКОВЕ? Какая картина, какой образ города формирует проект стоимостью почти полмиллиарда бюджетных рублей? Концепция «благоустройства» набережной остается, на наш взгляд, неудовлетворительной, непрофессиональной, поспешной и по существу бездумной. В ней нет главного – градостроительной мысли.

В частности, какова будет после «туристического освоения» территории судьба градообразующей линии панорамы берега – крепостной стены Окольного города, рассыпающейся сейчас в том числе и при строительных работах? Вопрос в проекте даже не затронут. Н. Трунова заявила на пресс-конференции: «Мы не касаемся памятников». Это – удивительный подход. Как можно не касаться памятников, полностью переустраивая все пространство вокруг них? Или такой подход и отражает суть пространственного развития в понимании государственного комитета? Но именно такой подход морально и часто физически уничтожает памятники.

Уверен, что правомерна постановка вопроса о возврате многих работ на проектную стадию.

Пусть господа заказчики, проектировщики и застройщики услышат хотя бы сейчас голос жителей Пскова и остановятся там, где еще можно остановиться, почувствуют под собой псковскую землю, отнесутся к ней с должным уважением.

Не ходят одна без другой

Глядя на очередное градостроительное чудовище, вылезшее на свет из голов чужих для Пскова деятелей, я пытаюсь понять, что движет этими людьми, что заставляет их так презрительно, так равнодушно и цинично обращаться с городом, который для тысяч людей является физически родным.

Я вижу только два объяснения, тесно связанные между собой: корысть и бескультурье.

Они идут рядом друг с другом, как подельники, как чума и холера, у которых рука руку моет и к которым очень трудно быть готовым заранее.

Это моровое поветрие несут с собой временщики. Временщик – это не просто временной или пространственный признак политического или ремесленного пришельца из чужих краев, но признак более глубокий – это какой-то неустранимый дефект в душе, когда при виде доброго места (хоть процветающего, хоть заброшенного) человек начинает искать в нем пути к личному обогащению. Причем это обогащение, ограниченное по времени, ведется способами скоротечными, варварскими, отрицающими ценность всего святого, что в этом добром месте есть. Это похоже на захват, на оккупацию, на подавление образа – уникального и своеобразного, на перекодирование всего пространства жизни.

Как противостоять этому духовному и физическому разрушению?

Это в нашей ситуации не столько вопрос власти (я не испытываю больших надежд), сколько вопрос общества.

Я прихожу к выходу почти идеалистическому, но именно в нем я вижу перспективу и гарантии здоровья города: нужно максимальное просвещение людей и максимальное усиление общественных институтов, максимальный гражданский контроль за всем, что делает власть, в том числе юридическими и кадровыми решениями, государственными и муниципальными конкурсами, работами на месте событий.

Власть – по сути своей, по характеру своего устройства – временна. Общество – постоянно. Общество – это константа. Власть – это переменная. Если носитель власти поддерживается и контролируется обществом, то его деятельность будет отвечать интересам людей. При отсутствии такой поддержки и такого контроля не устоят ни стены с башнями, ни бастионы, ни липовые аллеи, ни сам город.

Ключи от города должны оставаться у граждан.

Иначе ими начинает пользоваться посадник Твердила [ 7 ].

Лев ШЛОСБЕРГ

 

1 Возвведенные в Пскове в 1701 г. укрепления состояли из земляного вала, прикрывающего старинные каменные стены, и земляных же бастионов, прикрывающих старинные каменные башни, и из отдельных батарей, построенных в менее безопасных местах. Главным сооружением в этих укреплениях являлись бастионы, представлявшие собой опорные пункты обороны. Орудия, находясь на бастионах, выдвинутых вперёд линии обороны, могли обстреливать впереди лежащую местность, а также производить стрельбу в направлении куртин, ведя перекрёстный огонь. Высота земляных укреплений равнялась 14-15 метрам, длиною по фронту 150 метров, в основании до 60-70 метров. На бастионах можно было устанавливать до 8 орудий, а при устройстве для двухрядной стрельбы (с пониженными фасадами) до 16 орудий. Самой не защищённой была юго-западная напольная сторона города. Поэтому вдоль Окольной стены с юга было возведено 9 бастионов: Покровский, Свинорский, Великий, Сокольский, Трупеховский, Большой, Петровский, Михайловский, Песитский (по названию башен, перед которыми они воздвигались). Со стороны рек Великой и Псковы были построены батареи.

2 См.: Л. Шлосберг. Новый Пролом // «ПГ», № 13 (535) от 6-12 апреля 2011 г.

3 См.: И. Голубева. Туманная набережная // «ПГ», № 31 (553) от 17-23 августа 2011 г.; В. Шуляковский. Набережная повторенных ошибок // «ПГ», № 36 (558) от 21-27 сентября 2011 г.

4 См.: «Мал и беззащитен Псковский кремль перед варварски надвигающимся на него нашествием туризма». Открытое письмо академику Д. С. Лихачеву // «ПГ», № 17 (539) от 4-10 мая 2011 г.

5 См.: Д. С. Лихачев. «Осматривать туристам в Пскове и Новгороде будет фактически нечего» // «ПГ», № 17 (539) от 4-10 мая 2011 г.

6 В совещании участвовали заместитель губернатора М. К. Жаворонков, начальник контрольного управления администрации области В. Ю. Черкасов, председатель государственного комитета по туризму, инвестициям и пространственному развитию Н. А. Трунова, заместитель председателя государственного комитета по культуре Н. Л. Сергеева, глава администрации г. Пскова П. М. Слепченко, заместитель главы администрации г. Пскова С. Д. Калинкин, первый заместитель прокурора области Э. Ф. Канаева, председатель Псковского областного отделения ВООПИиК И. Б. Голубева, архитектор-реставратор Псковского филиала института «Спецпроектреставрация» Г. С. Гофман, старший научный сотрудник ГУК «Археологический центр Псковской области» Р. Г. Подгорная, директор Псковского филиала ООО «СтройГрад» И. В. Филиппов, автор этих строк.

7 В 1240 году, при осаде Пскова немецкими рыцарями, посадник Твердила, вступивший в «перевеет» (тайные переговоры) в Ливонским орденом, предал город и открыл захватчикам ворота Пскова.

Покровский бастион может пасть жертвой «благоустройства» набережной реки Великой

Покровский бастион. Первая реакция

Липа навеки. По следам пресс-конференции Натальи Труновой и ее соратников 12 мая

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!