АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций
04 сентября 2012    Источник: Псковская губерния

Не всё коту масленица

Разрушение флигеля дома причта в Изборской крепости привело к отставке руководителя дирекции по празднованию 1150-летия российской государственности Игоря Гаврюшкина

Изборский юбилей преследуют один скандал за другим. Многочисленные ошибки в проведении реставрационных и благоустроительных работ в Изборске и его округе дополнились прямым сознательным разрушением в пятницу, 24 августа, скромного исторического здания, флигеля дома причта, что в итоге привело к достижению отрицательной критической массы и привело к первой (совершенно очевидно, что не последней) отставке. В минувший понедельник, 27 августа, было объявлено об увольнении (что удивительно, по собственному желанию) руководителя дирекции по празднованию 1150-летия российской государственности шоумена Игоря Гаврюшкина. Последние дни августа стали в Изборской крепости днями публичного и ежедневного кошмара, который, судя по всему, может не закончиться и после юбилея. Потому что юбилей оставляет в Изборске такие следы, которые останутся очень надолго, некоторые – навсегда.

Судьба дома причта [ 1 ] стала даже на фоне всего происходящего [ 2 ] особенно драматичной и абсолютно символической.

Честное слово
Известный шоумен Игорь Гаврюшкин не выдержал испытания Изборском.  

Год назад в Изборске произошла трагедия – на заседании федерального оргкомитета по празднованию 1150-летия первого упоминания Изборска в летописи от сердечного скончался о. Алексий (Лопухин), настоятель Никольского собора [ 3 ].

Шокировавшая всех не лишенных сердца кончина священника произошла сразу после его выступления, когда он произнес свое последнее, как выяснилось, слово в защиту домов причта:

«Мы против удаления домов от храма. Это можно считать закрытием храма. Ведь их можно реставрировать – брёвна замечательные, хорошие. Просто перекрыть крышу, сделать внутренний ремонт.

И такое пожелание: праздник делается для изборян, для тех людей, которые живут здесь. Поэтому надо и в известность ставить, что с нами собираются делать. Мы ведь живые люди, а не какая-то прялка, которую можно выставить в музей. Наше пожелание: оставить на месте дома, отремонтировать их, чему мы были бы очень благодарны».

Вице-премьер, председатель федерального оргкомитета Александр Жуков не услышал о. Алексия: «Нужно найти какое-то компромиссное решение, потому что оставить среди такого памятника эти дома… Ну, я не думаю, что они представляют серьезную историческую ценность, по крайней мере, то, что мы видели…».

Через несколько минут о. Алексию стало плохо, и он скончался [ 4 ].

Вечером того же дня губернатор Андрей Турчак написал в своем блоге:

«Мы говорили сегодня о встрече с прихожанами храма по поводу судьбы жилого деревянного дома настоятеля внутри крепости, сторонником сохранения и ремонта которого был Отец Алексей. Думаю, что после этого оргкомитета вопрос о доме настоятеля должен быть снят, а жилой дом отремонтирован на своем месте».

Дома священника на этом месте отмечены на планах Изборска с XIX века, а существующему дому причта – около 150 лет, он пережил в ХХ веке три войны (в том числе гражданскую).

Бесчестное дело
Разрушение скромного исторического здания, флигеля дома причта Никольского собора в Изборске привело к первой отставке в связи с юбилеем.  

Год спустя после трагических событий работы «по ремонту на своем месте» начались.

У местных жителей и специалистов, работающих в крепости, не возникло волнения, когда с флигеля сняли обшивку: люди решили, что речь идет о ремонте, укреплении сруба и последующей реставрации.

Но флигеля дома священника не стало буквально за час: его уничтожили полностью, до земли, в пятницу, 24 августа.

Сам дом священника стали обшивать новой доской, даже без видимого соблюдения облика здания.

Затем 25 августа, в субботу, перед самым Никольским собором, в центре крепости, на неизученном культурном слое, вырыли яму, для непонятых целей, наверно, для мусора.

После того, как прибежавшие археологи вызвали полицию и начали составлять акт, потребовав от разрушителей не приближаться к месту, яму за несколько минут зарыли бульдозером.

В отвале земли у незаконно вырытой ямы археологи обнаружили керамику с предварительной датировкой конца XIV – начала XV вв. Сам культурный слой уничтожен, исследовать профили ямы теперь невозможно.

Когда архитектор-реставратор Владимир Никитин пытался объяснять гастарбайтерам незаконность их работ, они ржали ему в лицо и мимикой изображали, что не понимают по-русски. Перед ними стоял и с ними пытался говорить один из лучших архитекторов-реставраторов России, лауреат Государственной премии России. Они смеялись ему в лицо.
Флигеля дома священника не стало буквально за час: его уничтожили полностью, до земли, в пятницу, 24 августа.  

Полиция приняла от находившихся на месте архитектора-реставратора Владимира Никитина и археолога Александра Михайлова заявления о нарушении закона и составила протокол. Когда дело дошло до вызова полиции, Владимиру Никитину на телефон позвонил самозваный «и. п. главы Изборской волости» Василий Грушин, незаконно представляющийся главой сельского поселения «Изборская волость» с 2010 года, и потребовал «не вмешиваться не в свое дело». Когда приехала полиция, Грушин попытался влезть в полицейскую машину и посмотреть, какие документы составляются.

Вечером в субботу и ночью на воскресенье была установлена опалубка для заливки фундамента огромного здания, по площади в несколько раз превосходящего площадь флигеля дома священника. Только в этот момент стал понятен замысел: возведение в центре крепости, на территории федерального памятника, в 10 метрах от собора нового строения. Как сказали прихожанам, для воскресной школы и трапезной. По другой информации, это гостиница для паломников. Скорее всего, предполагается и то, и другое.

Это полностью незаконное новое строение – незаконное и само по себе (это не реставрация объекта культурного наследия), и по месту своего расположения (территория объекта культурного наследия, где полностью запрещено новое строительство) и по процедуре каких-либо работ на памятнике культуры.

Перечитав статью «Последнее слово», я обратил внимание на высказывание Андрея Турчака в ответ на вопрос Александра Жукова: «Есть обязательства построить полноценный дом, вместе с трапезной, в шаговой доступности от храма, и они будут выполнены. Руководитель дирекции празднования побеседует с прихожанами, объяснит им, как и в каких условиях это будет выглядеть, и после этого вопросы, которые были, имеют все шансы…».

Эта фраза прозвучала за несколько минут до кончины о. Алексия.

Но вечером того же дня было сказано уже другое.

И все поняли так, что это и есть решение. Окончательное.

Неужели всё вернулось на свои круги ада?!

«Все вопросы к отцу Илье и Василию Борисовичу»
26 августа полтора десятка гастарбайтеров, одетых в майки «Единой России», ударными темпами завершали сооружение опалубки фундамента незаконного здания в центре Изборской крепости.  

Мы приехали в Изборск в 11 часов в субботу, 26 августа, и застали совершенно сюрреалистическую картину: полтора десятка гастарбайтеров (участники работ по реставрации крепости говорят, что они из Таджикистана), одетых в майки «Единой России», воткнув в кучу земли внутри опалубки флаг Российской Федерации и прицепив такой же к фронтону обезображенного дома священника, ударными темпами завершали сооружение опалубки фундамента.

Наличие флагов, которые на территории волости хранятся в местной администрации, косвенно указывало на организатора беззакония и фарса. Очевидно, Василий Грушин считает, что униформа «Единой России» хорошо защищает от Закона кого угодно. Возможно, у него есть к этому основания.

Это были Кафка и Босх в одном флаконе. Представить себе что-то подобное было совершенно невозможно. Не говорящие на русском языке, с неизвестным гражданством лица, на которых напялили униформу правящей партии «Единая Россия», не понимающие абсолютно, где, в каком месте они находятся и что они творят, тупо уничтожили изборский культурный слой и столь же тупо приступили к строительству полностью незаконного здания в Изборской крепости.

Вот так, в центре российской государственности эта государственность в ее современном облике явилась во всей ее полноте и гнусности.

Никаких информационных щитов об объекте строительства на месте, конечно, не было.

На вопросы «Кто старший?! Где старший?!» гастарбайтеры кивнули на парня в зеленом свитере. Коротко стриженный полноватый блондин, назвавшийся Олегом, хмуро посмотрел на неожиданных гостей.

«Что вы делаете?! Кто разрешил эту стройку?»

«Все вопросы к отцу Илье и Василию Борисовичу».

«Кто руководитель работ?»

«Все вопросы к отцу Илье и Василию Борисовичу».

«Где ваше разрешение на строительство?»

«Все вопросы к отцу Илье и Василию Борисовичу».

«Вы представляете ООО «Профиль»?

«Все вопросы к отцу Илье и Василию Борисовичу».

Кажется, другим фразам его не научили и о возможной ответственности не известили. Скорее всего, сказали, что прикроют от любых последствий.

Василий Грушин любит хвастаться, что полиция и прокуратура Печорского района у него «под контролем».

Но прямое вмешательство привело к остановке работ.

Смешно сказать, но больше всего эта гоп-кампания испугалась… фотоаппарата.

Я снимал участников беззакония всех подряд, одного за другим, и они, заметив фотоаппарат, прятались, поворачивались спиной, закрывались рукавицами и в конце концов скрылись в домике священника, время от времени выходя на его крыльцо.

Воскресенье – пиковый экскурсионный день в Изборске, туристов было множество. Практически все они в изумлении подходили к опалубке и спрашивали: «Что это такое? Это что делается?». Дикость происходящего была ясна даже посторонним людям.

Большая группа экскурсантов из Эстонии подошла к стройке и стала что-то тревожно и сумбурно спрашивать у экскурсовода, показывая на опалубку.

Свадьба с приданым

Я позвонил председателю областного комитета по культуре Александру Голышеву и рассказал об увиденном. Он ответил, что никаких работ не может быть, и еще в пятницу, когда ему сообщили о происходящем реставраторы (с ним говорил Владимир Никитин), он распорядился об остановке работ.

Но из-за окончания рабочего дня письменного документа составлено не было.

Теперь было уже воскресенье, но первая приемная администрации области работает каждый день, я позвонил туда и оставил сообщение для губернатора.

Голышев пришел через 15 минут: у него в Изборске есть дом. Мне показалось, что вид площадки его более чем впечатлил. За несколько веков в центре Изборской крепости никто не видел подобной наглости.

К этому моменту площадка была пуста: все гастарбайтеры с прорабом во главе спрятались в доме священника.

Через несколько минут, очевидно, узнав чиновника, вышел Олег в зеленом свитере.

Голышев показал удостоверение.

«Я руководитель государственного органа по охране памятников. Почему вы ведете неразрешенные работы?»

«Все вопросы к отцу Илье и Василию Борисовичу».

«Это незаконные работы. Я останавливаю работы. Ни в коем случае не заливать. Вам понятно?».

«Да. Но все вопросы к отцу Илье и Василию Борисовичу».

Отец Илья – новый настоятель Никольского храма - получил приход покойного о. Алексия по очень простой причине: он женат на его дочери. В свое время (2005-2006 гг.) студент исторического факультета ПГПИ Илья Нефедов перевелся на другую специальность уже после первого курса, не проявив никакого интереса к исторической науке, после первой же археологической практики. После чего его историческим и культурным образованием, очевидно, никто не занимался.

Участок вокруг уничтоженного флигеля дома священника представлял собой зрелище варварского разорения: старые вещи были разбиты и брошены, как мусор, никому не нужная рухлядь, хотя все это – предметы материальной культуры своей эпохи, в том числе, судя по всему, довоенного времени.

Деревянный резной киот хорошей работы, сервант, ящики от комодов, ручной работы сундук, плетеная корзина, ножницы, мелкие детали быта, в которых – дух времени, уклад жизни.

Ворохом лежат доски внешней обшивки дома, старые прочные бревна стен, оконные рамы. Всё это вперемешку с бытовым мусором самих «строителей».

Это и называется: на руинах истории.

Может быть, Изборский музей-заповедник что-то сохранит, если успеет забрать.

Вечером, перед отъездом из Изборска, мы снова приехали в крепость к дому священника. Предположения наши оказались верны: там снова велись работы по укреплению опалубки. Олег и гастарбайтеры были растеряны нашим возвращением: они были уверены, что мы уехали из Изборска. С ними был некий старший (в белой майке с черным воротником), который, посмотрев на нас, мрачно сказал работавшим: «Уносите инструменты».

«Вы знаете, что на разрушение объекта культурного наследия можно сесть на 5 лет?»

«Мы помощники отца Ильи».

«Те, кто дает вам незаконные указания, откажутся от вас и сдадут вас, отвечать придется только вам. Вы ведете работы на месте».

«Если нам отменят указание, мы не будем работать».

«Вы получили указание об остановке работ и недопустимости заливки фундамента от председателя комитета по культуре?»

«Письменно нам никто ничего не указывал».

Еще минут 10 прошло в наших попытках детально объяснить гостям Псковской земли незаконность творимого их руками.

Едва ли это просвещение могло достичь цели, но мы хотя бы объяснили людям, в какой ситуации они находятся. Они не сильно впечатлились.

Бабушка-прихожанка сокрушалась: «Зачем нам такая трапезная, кого кормить в ней, у нас столько прихожан нет».

Анфас и профиль
Участок вокруг уничтоженного флигеля дома священника представлял собой зрелище варварского разорения: старые вещи были разбиты и брошены, как мусор.  

Рано утром 27 августа, до начала официального рабочего дня чиновников, гастарбайтеры начали заливку фундамента незаконного строения.

Это обнаружилось около 9 утра.

Работники музея-заповедника вызвали полицию и на месте остановили работы.

Приехала заместитель председателя госкомитета по культуре Наталья Сергеева и привезла два предписания о полной остановке работ в адрес ООО «Профиль», выигравшего конкурс на благоустроительные работы в крепости. Директора ООО «Профиль» не было на месте – он уехал на две недели в отпуск, а оставшийся «за него» сотрудник, некто Орлов, вел себя неадекватно, ничего не воспринимал.

Конечно, что к благоустроительным работам творящееся в Изборской крепости на участке дома причта не имеет отношения. Выписывать предписание надо было г-ну о. Илье и таким образом восполнять фатальные пробелы в его историческом и культурном образовании.

Василий Грушин требовал немедленно продолжить работы, кричал.

На место прибыли представители полиции, прокуратуры, миграционной службы.

На глазах у всех произошла едва не завершившаяся успехом попытка нагло продавить строительство в Изборской крепости полностью незаконного здания: то ли гостиницы для паломников с залом для приемов, то ли трапезной, то ли его чего, по сути – не важно, чего именно.

Деньги на это беззаконие руководитель дирекции по 1150-летию Изборска Игорь Гаврюшкин [ 5 ] пытался в свое «отломать» от реставрации музейных усадеб (искал ок. 3 млн. руб.), но не смог. Теперь, очевидно, «источник нашелся». Я уверен, что это всё те же средства федерального бюджета, перекачанные каким-то способом на абсолютно незаконные цели.

Флигель дома священника уничтожен.

Пережил флигель три войны ХХ века, а государственного «юбилея» не пережил.

Есть все основания для возбуждения уголовного дела по ст. 243 УК РФ («Уничтожение или повреждение объекта культурного наследия») – и по ситуации с разрушением культурного слоя (она зафиксирована), и по ситуации с флигелем, хотя здесь, уверен, будут сложности: едва ли госкомитет по культуре или тем более приход удосужились оформить документы на усадьбу священника как памятник культуры.

Остался сам дом священника, который необходимо не уродовать новоделом, а реставрировать, пока не поздно. И в его объеме располагать все необходимые церковные службы.

Новое строительство в крепости строго запрещено.

Пустое место – намного лучше, чем наглый новодел беспредельщиков.

Пустое место – тоже знак.

След простыл
У оставшегося дома причта была установлена опалубка для заливки фундамента здания, по площади в несколько раз превосходящего площадь дома священника.  

27 августа, в понедельник, после разбирательств за плотно закрытыми дверями, около 18 часов появилось официальное сообщение пресс-службы губернатора о том, что Андрей Турчак принял решение об увольнении руководителя дирекции по подготовке празднования 1150-летия Изборска Игоря Гаврюшкина. Его работа в этой должности продолжалась тринадцать месяцев.

Причем еще в конце рабочего дня г-н Гаврюшкин и его прямые подчиненные, а также впервые за несколько дней посетивший Изборск молодой настоятель о. Илья находились на месте скандала и без тени смущения пытались объяснить оппонентам, что новое здание всего лишь предполагало повторение (!) фундамента флигеля и его ремонт.

По официальной версии, Игорь Гаврюшкин принял решение подать заявление об отставке по итогам совещания с губернатором. По другой информации, его известили об отставке как решенном вопросе.

Дружба губернатора с известным шоуменом [ 6 ] не выдержала испытания Изборском.

Андрей Турчак заявил, что флигель дома причта будет восстановлен в прежнем виде.

Но здание не было обмерено как памятник электронным способом, его чертежей нет, только фотографии.

ООО «Профиль», чьи спецовки торчали из-под накидок «Единой России», получило указание срочно разобрать всю опалубку, демонтировать уже залитый бетон, разровнять и благоустроить площадку.

Днем 28 августа непосредственные исполнители работ, как выяснилось, из Белоруссии, сели на машину и уехали, оставив опалубку недоразобранной. При первом известии о появлении миграционной службы исчезли, как растворились, гастарбайтеры из Таджикистана.

Не было ни проекта, ни договора, ни разрешения на работы, ни согласований и лицензий – ничего.

Спросить некого.

Флигеля дома причта нет.

Как будто и не было.

Забудьте всё.

Ничего не было.

Забудьте.

Лев ШЛОСБЕРГ.
Старый Изборск – Псков

 

1 См. в этом выпуске статью И. Голубевой «Судьба флигеля».

2 См.: Редакция. Освоить Изборск // «ПГ», № 38 (560) от 5-11 октября 2011 г.; Редакция. Законы нарушены, суда не будет // «ПГ», № 38 (560) от 5-11 октября 2011 г.; И. Голубева, Ю. Селиверстов. Четвёртое измерение или «Индейская резервация» русских // «ПГ», № 50 (572) от 28-31 декабря 2011 г.; И. Голубева. Изборский разрыв // «ПГ», № 11 (583) от 21-27 марта 2012 г.; И. Голубева. Изборский разлом. Крепость // «ПГ», № 14 (586) от 11-17 апреля 2012 г.; И. Голубева. Закатать под асфальт // «ПГ», № 25 (597) от 27 июня – 3 июля 2012 г.; И. Голубева. Параллельные миры // «ПГ», № 28 (600) от 18-24 июля 2012 г.

3 См.: Д. Камалягин. Последнее слово // «ПГ», № 32 (554) от 24-30 августа 2011 г.

4 См.: Д. Камалягин. Последнее слово // «ПГ», № 32 (554) от 24-30 августа 2011 г.

5 См.: Д. Камалягин. Мистер «Секонд хенд» // «ПГ», № 30 (552) от 10-16 августа 2011 г.

6 См.: М. Киселев. Великая масленица // «ПГ», № 49 (470) от 23-29 декабря 2009 г.; М. Киселев. Псковская, блин, область // «ПГ», № 3 (474) от 27 января – 2 февраля 2010 г.; А. Преснов.Масленичный генерал // «ПГ», № 4 (475) от 3-9 февраля 2010 г.; А. Семенов. Маслобойка // «ПГ», № 6 (477) от 17-23 февраля 2010 г.; М. Киселев. Воспитательный эффект // «ПГ», № 7 (478) от 24 февраля – 2 марта 2010 г.; Л. Шлосберг. Блины и масло для дорогих гостей // «ПГ», № 7 (529) от 23 февраля – 1 марта 2011 г.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!