АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

30 июня 2012    Источник: Псковская Лента Новостей

Мы его теряем

Отказ экспертов ЮНЕСКО включить в список Всемирного культурного наследия серийную номинацию «Кремли России» в составе архитектурных памятников шести городов (Москвы, Казани, Новгорода, Пскова, Астрахани и Углича) неудивителен. Он является прямым следствием некомпетентного управления объектами культурного наследия как в России в целом, так и в Псковской области в частности.

Придуманная в Российском национальном комитете Всемирного наследия искусственная номинация «Кремли России» изначально не имела практически никаких шансов на поддержку ЮНЕСКО, поскольку не отвечает основным критериям включения объектов культурного наследия в Список Всемирного наследия.

В номинации «Кремли России» были представлены сразу шесть ансамблей кремлей: Московский, Казанский и Новгородский (при этом они уже находятся в Списке Всемирного наследия) а также Астраханский, Псковский и Угличский, которые находятся в так называемом предварительном списке.

Попытка присоединить к трем уже прошедшим отбор крупным ансамблям три других, испытывающих значительные трудности в деле сохранения как памятников архитектуры, так и культурных ландшафтов, была похожа на попытку «замаскировать» относительным блеском одних провалы и проблемы других.

Не получилось. ЮНЕСКО – это не Международный Олимпийский комитет, там рассматриваются не презентации о будущем с фантастическими картинками, а проходит скрупулезный профессиональный анализ состояния памятников истории и культуры. Кроме того, ЮНЕСКО не коррумпирована.

Под объектами культурного наследия, подлежащими включению в Список Всемирного наследия, Конвенция ЮНЕСКО полагает «памятники: произведения архитектуры, монументальной скульптуры и живописи, элементы и сооружения археологического характера, надписи, пещерные жилища и комбинации топографических элементов, являющиеся частью выдающегося мирового достояния с точки зрения истории, науки или искусства; ансамбли: группы отдельно стоящих или соединенных между собой зданий, которые в силу своего архитектурного строения, единства или гармонии с ландшафтом представляют выдающееся мировое достояние; достопримечательные места: творения человека или совместные творения человека и природы, а также территории, включающие места, представляющие археологический интерес, которые составляют выдающееся мировое достояние с исторической, эстетической, этнологической или антропологической точки зрения».

Основные шесть критериев для включения объектов культурного наследия в Список Всемирного наследия формировались ЮНЕСКО с 1978 года, несколько раз уточнялись и сегодня выглядят очень жестко.

Представляемые для включения в Список Всемирного наследия памятник, ансамбль или достопримечательная территория могут считаться частью выдающегося мирового достояния по определению Конвенции в том случае, если объект в полной мере удовлетворяет не менее чем одному из шести критериев, а также выдерживает проверку на подлинность.

Объект культурного наследия должен (цитирую официальный перевод Конвенции):

«1. Являться творением творческого гения человека; или

2. Отражать воздействие, которое оказывает чередование общечеловеческих ценностей в пределах определенного периода времени или определенного культурного района мира, на развитие архитектуры или технологии, градостроительства или планирования ландшафтов; или

3. Являться уникальным или, по меньшей мере, исключительным свидетельством культурной традиции или цивилизации, существующей или исчезнувшей; или

4. Представлять наглядный пример типа строения, архитектурного или технологического ансамбля или ландшафта, иллюстрирующего важный этап (этапы) развития человеческой истории; или

5. Представлять наглядный пример традиционного человеческого поселения или землепользования, характерного для культуры (или культур), в особенности, если они разрушаются под воздействием необратимых перемен; или

6. Быть непосредственно или в большой степени связанным с событиями или жизненными традициями, идеями или взглядами, произведениями литературы и искусства, представляющими выдающееся мировое достояние, а также:

1. Удовлетворять критериям подлинности и целостности в отношении своего дизайна, материала изготовления, мастерства исполнения или гармоничного сочетания с окружающим фоном, а в случае культурных ландшафтов – в отношении их своеобразия и элементов;

2. Пользоваться защитой, обеспеченной правовыми и/или договорными и/или традиционными механизмами защиты и управления объекта, с тем, чтобы было обеспечено сохранение представляемого объекта культуры или культурного ландшафта. Наличие законодательства, защищающего объекты на государственном, областном или муниципальном уровне, и/или прочно укоренившихся договорных или традиционных форм защиты, а также адекватных механизмов управления и/или контроля. При этом требуется также, чтобы заявители представили гарантии практического действия таких законов и/или договорных и/или традиционных механизмов. Более того, для того, чтобы сохранить целостность объектов культуры, в особенности открытых для большого количества посетителей, необходимо, чтобы представляющие их государства – стороны Конвенции могли продемонстрировать наличие административных мер по управлению, сохранению и доступности объекта для посещения».

Таковы сейчас принципы формирования Списка Всемирного наследия ЮНЕСКО. Они общеизвестны.

Эти критерии выдержали только 24 объекта культурного наследия, расположенные в России (47 – в Италии, 43 – в Испании, 40 – в Китае, 37 – во Франции, 36 – в Германии, 31 – в Мексике, 28 – в Индии, 28 – в Великобритании). Всего в мире состоянию на 30 июня 2011 года (дата предыдущего конгресса ЮНЕСКО) в Списке Всемирного наследия было 936 объектов.

Объекты культурного наследия при обсуждении вопроса об их включении в Список анализируются по каждому памятнику отдельно, и сама идея «оптовой поставки» шести разнотиповых и сложных объектов культурного наследия России единым комплексом в одной номинации для включения их в Список Всемирного наследия является, мягко говоря, непрофессиональной.

По этой же причине «культурного опта» испытывает высокие риски получить отрицательное заключение экспертов и отказ внесенная в 2002 году в предварительный список Всемирного наследия ЮНЕСКО номинация «Большой Псков», в которую не вполне обоснованно, на мой взгляд, был включен целый комплекс памятников истории и культуры, расположенных в Пскове, а также памятники, входящие в состав Изборского музея-заповедника. Все они находятся в разной ситуации подлинности, сохранности и реставрации. Практически по всем этим памятникам ситуация ухудшается.

Комитет ЮНЕСКО особо подчеркивает, что «реконструкции приемлемы только в том случае, если они выполнены на основе полной и исчерпывающей документации, относящейся к оригиналу, но никак не на предположениях любой степени достоверности».

А в Пскове до сих пор на полном серьезе обсуждается воссоздание без исчерпывающей, документально подтвержденной, информации храмов Довмонтова города в сердце исторического города. О чем вообще речь?

Специальная Конвенция ЮНЕСКО отмечает, что в Список Всемирного наследия могу быть в виде исключения включены «исторические города, сохранившие население, которые в силу самой своей природы развивались и продолжают развиваться под воздействием перемен в социально-экономической и культурной области» и называет это ситуацией,«при которой оценка подлинности затрудняется, а любая политика охраны исторических памятников становится проблематичной».

Внесение в Список Всемирного наследия подразумевает, что федеральными, региональными и местными властями уже были приняты законодательные и административные меры по обеспечению охраны не только памятников, но и окружающей их местности. Важным фактором для ЮНЕСКО является также «просвещение населения данного города, поскольку без его активного участия практически невозможно обеспечить сохранение объекта».

Псков с его варварской градостроительной политикой последнего времени и демонстративным пренебрежением древними памятниками не сможет доказать ни подлинность исторического ландшафта (он уничтожается на глазах), ни профессионализм псевдореставраций, ни эффективность государственной политики охраны исторических памятников в целом.

О какой градостроительной сохранности исторического Пскова может идти речь после появления новоделов и асфальта непосредственно в Кремле, попугаечной т. н. «Золотой набережной» на месте Рыбников и забетонированного там культурного слоя, 35-метрового жилого здания в 180 м от Покровской башни при предельно разрешенной высоте строений на этой территории в 17 метров, архитектурных побрякушек на берегу Псковы и многого другого.

А если будет продавлен пораженный чумой утилитарного туризма новый проект зон охраны памятников истории и культуры Пскова вкупе с железобетонным ублюдочным парапетом набережной реки Великой а ля Tumen’, то поданный в ЮНЕСКО пакет псковских документов в номинации «Большой Псков» будет выглядеть своего рода издевательством и над нормами международного права (ратифицированными Россией), и над здравым смыслом, и собственно над культурным наследием.

Главная цель Списка Всемирного наследия ЮНЕСКО — «сделать известными и защитить объекты, которые являются уникальными в своём роде».

Статус объекта Всемирного наследия, согласно Конвенции, является дополнительной гарантией сохранности и целостности включенных в него объектов, повышает престиж территорий и управляющих ими учреждений, способствует популяризации включённых в Список объектов и развитию альтернативных видов природопользования (в первую очередь, экологического туризма), обеспечивает приоритетность в привлечении финансовых средств для поддержки объектов всемирного культурного и природного наследия, в первую очередь, из Фонда всемирного наследия, способствует организации мониторинга и контроля за состоянием сохранности природных объектов.

ЮНЕСКО отмечает, что для подтверждения «права на включение в Список Всемирного наследия город должен получить признание, как объект, представляющий архитектурный интерес, и не может рассматриваться лишь с точки зрения той интеллектуальной или духовной роли, которую он сыграл в прошлом, или с точки зрения его значения, как исторического символа».

Это написано словно о нашем Пскове.

На мой взгляд, Псковской области необходимо выделить среди своих объектов культурного наследия короткий список памятников, реально отвечающих нескольким критериям ЮНЕСКО, в первую очередь критериям подлинности и сохранности. Это могут быть в первую очередь, на мой взгляд, фрески Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря (XIIв.), Труворово городище (IX-XIVвв.) и часть Изборско-Мальской долины, до последних драматических действий в «предпраздничном» Изборске в этом списке мог быть и сам Изборск (крепость XIV-XVIвв.).

Попасть в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО могут только памятники и ансамбли, сохранившие свой подлинный облик, не покалеченные варварами, не засыпанные мусором глянцевых новоделов. Их у нас осталось очень немного. И все они находятся под прямой угрозой разрушения или уничтожения.

Псковской области необходимо, пока не стало уже совсем поздно, переосмыслить и перестроить всю систему государственной охраны памятников истории и культуры. Сегодня эта система фактически не работает, она постоянно «пропускает удары», сдает памятники на растерзание нецивилизованным, малограмотным бизнесменам и теряет то последнее, что делает наш регион уникальным, достопримечательным, причастным культуре.

Жесткий и печальный урок 36-й июньской сессии ЮНЕСКО в Санкт-Петербурге в этом смысле оказался как нельзя кстати.

 

Лев ШЛОСБЕРГ, заместитель председателя Псковского областного отделения ВООПИиК, председатель постоянного комитета по культурной политике и туризму Северо-Западной парламентской ассоциации.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!