АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

23 ноября 2014    Источник: Псковская губерния

О свинских кредитах бюджета

При обсуждении проекта бюджета Псковской области на 2014 и период 2015-2016 гг. я внес поправки для изменения структуры расходов бюджета, проще говоря, предложил не финансировать то, что не полезно, и финансировать то, что полезно, важно и необходимо. Общая сумма предложенных поправок составила 559 млн 294 тыс. руб. В связи с тем, что предельный дефицит бюджета Псковской области достигнут (37,4%), для новых расходов необходимо указать те статьи, с которых затраты снимаются.

Источником для перераспределения средств я считаю неэффективные для бюджета расходы: средства регионального софинансирования проектов туристско-рекреационного кластера «Псковский» на сумму 60 млн 714 тыс. руб., средства на создание инфраструктуры особой экономической зоны «Моглино» (140 млн руб.), субсидии на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам (займам) крупным свиноводческим комплексам на сумму 158 млн 580 тыс. руб., а также аналогичные средства для других крупных производственных комплексов в сфере животноводства на возмещение части процентной ставки по кредитам на сумму 200 млн руб.

Такие расходы, не обусловленные прямыми поступлениями в бюджет области по налогу на доходы физических лиц и налогу на прибыль, являются, по моему мнению, непозволительными при существующем бюджетном положении Псковской области.

9 декабря, за два дня до обсуждения поправок на согласительной комиссии, начальник Государственного управления сельского хозяйства Псковской области Николай Романов публично прокомментировал эти поправки в части перераспределения средств, направляемых на субсидии на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам (займам) крупным животноводческим (в том числе свиноводческим) комплексам.

Он распространил в СМИ копию своего служебного письма, адресованного в согласительную комиссию Псковского областного Собрания депутатов и администрации Псковской области, созданную для работы над поправками в бюджет Псковской области во втором чтении.

Николай Романов заявил (дословно), что «депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг предложил прекратить государственную поддержку сельского хозяйства Псковской области». Более того, эту оценку он молниеносно распространил среди псковских сельхозпроизводителей, спровоцировав волну откликов, при этом намеренно искажая суть поправок, внесенных депутатом и планируя, очевидно, вызвать возмущение сельских жителей, производителей сельхозпродукции.

Я ждал личного диалога с Николаем Александровичем, но 11 декабря на заседание согласительной комиссии Николай Романов не пришел и в очную дискуссию вступать не стал.

Я вижу, что администрация Псковской области категорически не намерена менять подход по всемерной поддержке крупных животноводческих (в первую очередь свиноводческих) производств именно через субсидии процентов по кредитам.

Чтобы читателю было понятно, о каких масштабах речь, уточню, что только ООО «Великолукский свиноводческий комплекс» воспользовалось за один год 190 млн рублей субсидий из областного бюджета и в два раза большей суммой – из федерального.

При таких масштабах бюджетных вливаний неизбежно возникает вопрос: что получает бюджет от такого предприятия в виде налогов – федеральный бюджет, областной бюджет, местные бюджеты.

Нетрудно установить, что бюджет получает в разы меньше, чем отдает. Информация об этом тщательно скрывается.

И в бизнес-планах мощного предприятия изменение этого негативного для бюджета небогатой области соотношения в ближайшей перспективе отсутствует, а что будет через несколько лет – и сами владельцы этого бизнеса сказать не могут, так как рынок продовольственной продукции нестабилен и подвержен многим влияниям.

Таким образом, бюджет Псковской области, как и бюджет России, фактически пополняют оборотные средства крупнейших сельхозпроизводителей средствами налогоплательщиков, не получая взамен удовлетворительной налоговой отдачи. И не получит ее в перспективе.

Очень много вопросов возникает к налоговой дисциплине таких предприятий, так как чрезвычайно распространенной практикой является выплата зарплат в нелегальной форме, соответственно, лишение граждан пенсионных накоплений, а бюджета – крупных налоговых поступлений.

Любое снижение уплаты налогов влечет за собой рост дефицита бюджета, недофинансирование социальной сферы.

Такая бюджетная политика как со стороны Федерации, так и со стороны региона является безответственной, экономически и социально разрушительной для бюджета, особенно для бюджета с предельным (напомню: 37,4%) дефицитом, каким является бюджет Псковской области.

Можно мириться с прямыми дотациями бизнесу из бюджета в одном случае: если бизнес отдает бюджету больше, чем получает. Но в данном случае бюджет терпит прямые масштабные убытки, однако настойчивость чиновников в кредитовании бизнеса от этого не ослабевает.

Вот почему необходим особый режим налогового контроля за такого рода привилегированными налогоплательщиками. Они в большом долгу перед бюджетом и должны это чувствовать.

Практика показывает, что «деловой треугольник» Коммерческий банк – Чиновник – Коммерческое предприятие является классической питательной средой для коррупции.

Такого рода кредиты чрезвычайно выгодны банкам (фактически бюджет гарантированно платит именно банкам), бизнесу (минимизирует затраты), но абсолютно вреден для бюджета, так как такая «поддержка инвестиций» выбирает из бюджета значительные ресурсы без каких-либо гарантий возврата в сколь-либо внятной перспективе.

Сказались ли бюджетные дотации на уровне оптовых и розничных цен на производимую мясную и молочную продукцию, привели ли к их снижению? Нет.

Привели ли эти средства к снижению уровня теневых заработных плат, росту налоговых поступлений? Нет.

Привели ли они к повышению качества продукции? Нет.

Тогда зачем эти расходы бюджету, органам государственной власти?

Вот против такой бюджетной политики, такого отношения к средствам налогоплательщиков я выступаю.

Средства бюджета Псковской области в несопоставимо меньшей доле тратятся на крестьянские (фермерские) хозяйства, личные подсобные хозяйства, других малых производителей. Им нечего предоставить в залог банкам. Банки равнодушно отказывают им в кредитах, пренебрежительно говоря: «Мелочи не даём». Но эта «мелочь» обеспечивает даже сегодня, находясь в кризисном состоянии, более 40% регионального рынка сельхозпродукции, а по овощеводству – подавляющий сектор рынка.

Власть между тем не предпринимает достаточных усилий по реализации доступности кредитов для этих участников экономической жизни, а это имело бы реальный смысл, так как крупные производители способны выстроить бизнес без такого масштаба заемных средств, бюджетная помощь всего лишь несколько минимизирует их прибыли, в то время как малый бизнес просто не может найти оборотных средств на приемлемых условиях.

Мои поправки не коснулись дотаций производителям молока, улучшения поголовья скота, программ по поддержке растениеводства и других направлений поддержки регионального агросектора, не замкнутых на мегасвиноводство и мегафермы, заполонившие Псковскую область и пожирающие ее бюджет.

Но об этом Николай Романов сознательно не сказал ничего, он бросил в общество миф «Шлосберг призывает прекратить господдержку села» и на этом ретировался, уклонившись от прямого обсуждения проблемы, которая очевидна уже неспециалистам.

Это означает, что Николаем Александровичем, к большому сожалению, руководили не экономические, а политические мотивы. Ни к бюджету области, ни к собственно её сельскому хозяйству эти мотивы не имеют никакого отношения.

Лев ШЛОСБЕРГ, депутат Псковского областного Собрания депутатов

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!