16 июня 2015    Источник: Псковская губерния

Для будущего суда

Правозащитники и журналисты оспорили в Верховном суде указ президента, который засекретил информацию о военнослужащих, погибших в мирное время при проведении спецопераций [1]. Одним из инициаторов протеста в Верховном суде стал адвокат и правозащитник Иван Павлов, к нему присоединились депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг, журналисты Аркадий Бабченко, Григорий Пасько, Тимур Олевский и другие - всего девять подписей. Которых, разумеется, могло быть гораздо больше.
Адвокат и правозащитник Иван Павлов

Юридическое обоснование обращения представил Иван Павлов: по его мнению и по мнению остальных заявителей, указ нарушает гарантированное Конституцией право на поиск и распространение информации. «Президент не может расширить своим указом перечень сведений, составляющих гостайну, это можно сделать только с помощью федерального закона, - цитируют Павлова «Ведомости». – Статьёй 5 ФЗ «О государственной тайне» определен перечень сведений, составляющих гостайну, – это список широких категорий информации, в которых может быть государственная тайна. По закону президент должен своим указом к каждой категории сведений назначить соответствующий федеральный орган, который имеет право засекречивать сведения внутри этой категории, издавая свои внутренние документы, но сейчас президент вышел за рамки своих полномочий и создал новую категорию сведений, которая не указана в статье 5. Если Госдума возьмет на себя политическую ответственность и дополнит закон «О гостайне» этой категорией, то у нас этот аргумент отпадет».

Борьба с этим указом – это борьба не только за правду, но и информация для будущего суда, который рассмотрит все те преступления, что сейчас происходят. Эта информация нужна, чтобы представить максимальные доказательства, - добавляет «Псковской губернии» Лев Шлосберг. – Одной из целей этого указа стало сокрытие следов преступления. Такой указ не может быть оправданием преступления».

По мнению Шлосберга, все попытки объявить погибших десантников «отпускниками», обгоревших танкистов – «добровольцами», а раненых спецназовцев – «наемниками» не только неуклюжи, но преступны, а с этической точки зрения они за пределами человеческой морали.

Иван Павлов отмечает, что в законе «О гостайне» запрещено скрывать сведения о чрезвычайных происшествиях. «Но смерть солдата, на наш взгляд, является чрезвычайным происшествием», - добавляет он. Кроме того, указ нарушает принцип определенности и недвусмысленности норм права: термин «специальная операция» не раскрыт в нормативно-правовых актах, поэтому невозможно определить, что именно к ней отнесено. Человек, не осведомленный о проведении спецоперации, может и не знать, что гостайной являются сведения о потерях, таким образом, журналисты не могут предвидеть последствия своих действий, говорится в заявлении. Шлосберг считает, что указ был подписан из-за событий на Украине: «Не может быть секретных потерь армии в мирное время, общество должно знать, чем оно платит за операции Вооруженных сил, поскольку финансирует их через налоги, а в прошлом году получилось так, что деньги жителей России напрямую пошли на убийства людей».

Член Совета по правам человека Илья Шаблинский согласен с противоречием указа и закона «О гостайне»: «Закон формулирует виды информации, в том числе и в военной области, которые могут быть объектом тайны. Но там нет ничего подобного о засекречивании информации о потерях в мирное или военное время. Указ президента может конкретизировать закон, но информацией о погибших нельзя конкретизировать ни один из видов информации, отнесенных к гостайне», - сообщил он «Ведомостям».

Редакция

1. См.: Л. Шлосберг. И вновь без вести павшие // «ПГ», № 21 (743) от 3-9 июня 2015 г. А. Семёнов. Язык за зубами // «ПГ», № 21 (743) от 3-9 июня 2015 г.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!