ПРЕССАК списку всех публикаций

01 июня 2019, 08:00   Источник: Новая газета 

«Очередная шалость» депутата Шлосберга

«Очередная шалость» депутата Шлосберга

Три законопроекта о наказаниях для представителей власти за неуважение к гражданам подготовил депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг. Он представил их в заключительной части 33-й сессии регионального парламента. Он еще не закончил выступление, а было уже понятно, почему в повестке дня Шлосберг был «отодвинут» к самому концу. Когда, как считали его коллеги по практике, зал покинут журналисты, и народным слугам можно будет расслабиться. Шлосберг представлял свою инициативу в течение 25 минут. Он подготовил презентацию с наглядными цитатами и иллюстрациями. В качестве последних выступали карикатуры художника Сергея Елкина, созданные по мотивам новейших федеральных законов. В частности — закона о неуважении к власти. Депутаты слушали его и смотрели на экран с каменными лицами.

— Можно вопросы по вашей презентации? — медленно произнес депутат Алексей Севостьянов, когда Шлосберг закончил.

Вопросов можно было ждать профессиональных в любом смысле: единоросс Севостьянов разбирается и в законах, и в презентациях. Когда-то он был профессиональным артистом, играл бандита из шайки Круглого в фильме «Брат», бандита Бритого в «Убойной силе» и другие запоминающиеся роли в российских сериалах.

— Отмотайте, пожалуйста, — попросил он Шлосберга. — Там про депутатов карикатурка была…

— Какая? — отозвался Шлосберг и улыбнулся. — У меня их 12 штук — и все про депутатов. Вот как вам этот депутат?


Депутат Севостьянов. Фото: сайт Псковского Закобрания

— В поряде депутат, — кивнул Севостьянов, перейдя на понятный в его кругу сленг. — Давайте дальше, я вас остановлю. Вот. Объясните мне эту картинку.

На экране стояла грустная собака, а на спине у нее кто-то сидел.

— В этой картинке я себя собакой чувствую, — пожаловался Севостьянов. — Вы же тоже депутат!

— Да, — кивнул Шлосберг, не переставая улыбаться.

— Вы тоже один из этих, — единоросс брезгливо покосился на экран. — Я не знаю, кто это.

А «это» были паразиты. Две блохи обсуждали собаку: «Эти животные должны нас, депутатов, уважать», — говорила одна другой.


Иллюстрации к презентации Льва Шлосберга рисовал художник Сергей Елкин. Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»

По совершенно непонятной причине именно эта карикатура показалась слугам народа самой обидной, словно на ком-то из них сильно «горела шапка». Еще четверть часа коллеги Шлосберга продолжали обижаться, вместо того чтобы вдуматься в то, что услышали и увидели.

— Лев Маркович, зачем вы показывали эти обидные карикатуры? — спросила я его, когда сессия завершилась. — Вы разве не знали, какая будет реакция?

— Я хотел показать, как художник отражает политическое событие: принятие закона о неуважении к власти, — ответил Шлосберг. — Это не обидные картинки. Это зеркало общественного мнения. Политики должны знать, как воспринимают их действия. Чтобы как минимум задуматься и усомниться в правильности действий.

«По многочисленным обращениям граждан»

На 33-ю сессию Псковского областного собрания была звана местная пресса. С отчетом о проделанной работе ждали губернатора Михаила Ведерникова — «молодого технократа», пришедшего в область осенью 2017-го вместо Андрея Турчака.

Ведерников выступит, расскажет об успехах в социально-экономическом развитии области (занимающей по разным показателям места в восьмом десятке среди регионов страны), о заново открытом аэропорте с рейсами в два города — Москву и Сочи, о четырех поездах «Ласточка» из Петербурга. О том, что «Псков перестал быть медвежьим углом». Поблагодарит за «бесценную помощь» федеральный центр и почему-то псковскую епархию во главе с митрополитом Тихоном (Шевкуновым). Приглашенные журналисты запишут все положенные стендапы… Могла быть сессия как сессия, все как у людей. Открытое заседание, в интернете велась прямая трансляция, чтобы избиратели могли оценить своих избранников. Депутаты сами сделали все, чтобы людям запомнился не губернатор.


«Молодой технократ» Ведерников отчитался перед депутатами Заксобрания. Фото: сайт Псковского Заксобрания

Началось заседание с болезненной темы вывоза мусора. «По многочисленным обращениям граждан, сейчас наступило лето», — объяснил один из депутатов ее актуальность. Два часа участники собрания ругали нового мусорного оператора (его невзлюбило население) и спрашивали — «доколе». Большинство что-то листало в планшетах и на экранах ноутбуков.

И тут прозвенел первый звоночек. Депутат Шлосберг взял слово и спросил: с какой стати новый оператор — монополист. И почему монополист до сих пор оператор, если с вывозом мусора справляется хуже, чем все прежние.

Коллеги оторвали глаза от планшетов, чтобы бросить на скандалиста недобрые взгляды. Но председатель объявил перерыв — и мусор сошел с повестки вместе с первой некрасивой выходкой Шлосберга.

Губернатора ждали во втором отделении. В актовом зале не осталось свободного стула. Депутаты жаловались на духоту и на то, что буфет закрыт. Приняли, не обсуждая, пять губернаторских законопроектов. Губернатор опаздывал. То есть задерживался. Пресса не расходилась. Депутаты решили двигаться дальше по повестке, а там уж и губернатор подоспеет. Поэтому первую законодательную инициативу Шлосберга, которая значилась в повестке уже после губернатора, пришлось слушать при аншлаге и в присутствии телекамер.

Шлосберг предложил коллегам вернуть прямые выборы мэров и глав администраций городов. Это, объяснил, «усилит ответственность высших должностных лиц муниципальных образований перед избирателями». Предлагал он это не впервые, объяснял тоже, коллеги давно знали, что с этим делать. В авангарде выступил депутат Севастьянов.

— Как быстро мы все забываем, — наклонился он к микрофону и печально посмотрел на Шлосберга через весь зал. — Вы сами выступали против отжившей системы, когда все зависит от одного человека. Я считаю, этот законопроект — ваша очередная шалость.

Шлосберг очень удивился, потому что против прямых выборов не выступал никогда. Но долго удивляться ему не дали, ответил уже сам председатель Александр Котов.

— Каждый раз, когда Лев Маркович вносит этот закон, я говорю: не надо думать, что всенародные выборы — это панацея, — устало вздохнул он.


Спикер Александр Котов. Фото: сайт Псковского Заксобрания

Представитель комитета по законодательству констатировал: они вчера «довольно долго обсуждали этот вопрос», но «решили, что в данной ситуации это нецелесообразно», поэтому рекомендуют коллегам законопроект Шлосберга отклонить. Что коллеги и сделали. Но как: из 41 присутствовавшего депутата против прямых выборов проголосовали 20. За них выступили восемь. Трое воздержались. Еще 15 депутатов предпочли помалкивать.

Тут пришел губернатор — и все забыли о Шлосберге с его «шалостями». Ведерников говорил хорошо, убедительно, ловко оперировал цифрами, местами признавал кое-какие ошибки, иллюстрировал это презентацией. Обещал, что жить в Псковской области станет еще лучше. Депутаты радовались и аплодировали.

Губернатор уехал. Уехала местная пресса. В перерыве я подошла к депутату Севостьянову. Представилась: дескать, «Новая газета». Спросила, чем ему так не нравятся прямые выборы. Он сказал, что уже все объяснил на заседании: депутаты — профессионалы, они лучше выберут гражданам начальство на целые пять лет, чем сами граждане.

— Знаете, что мне не нравится в вашем подходе? — ответил Севостьянов. — Вы ищете сенсацию.

— Разве? — удивилась я.

— Вам надо сенсацию, — сказал он еще раз и еще пару минут рассказывал мне о крепком хозяйственнике, от которого зависит жизнь целого города, поэтому правильно выбрать его способны только профессионалы, то есть депутаты.

Перерыв кончился. Дошла очередь до последнего пункта повестки — третьего выступления Шлосберга.

— Глубокоуважаемые коллеги, — обратился он к залу. — Глубокоуважаемые присутствующие!

«Присутствующих» осталось очень мало. В зале пустовали целые ряды. Можно было считать, что там остались только «коллеги». То есть все свои.


Лев Шлосберг и результаты голосования депутатов Заксобрания Псковской области: инициатива отклонена. Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»

Третья «шалость»

Шлосберг начал с того, что напомнил коллегам о принятом Госдумой в марте законе: о неуважении к власти. Закон этот, заявил он, «показал, что власть боится критики в свой адрес, чувствует свою уязвимость, но при этом не готова меняться в соответствии с требованиями общества».

— Произошла удивительная картина: хозяева и слуги поменялись местами по воле слуг, — заметил Шлосберг. — Помните КВН 1990-х и песню: «Только по-прежнему слуги народные лучше хозяев живут»?

На экране появилась первая карикатура Елкина: человечек-чиновник измеряет человечка-гражданина прибором, который «фиксирует неуважение к власти».

— Вот я — гражданин, — продолжал Шлосберг. — Я устал от власти и разочаровался в ней.

«Я высказываю, что устал, мне надоело, меня достали и вообще мне все это хочется выразить одним словом: долой. Является ли это уважительным отношением к власти? Нет. Является ли правом гражданина именно так выражать свое мнение — открыто и публично? Да».

Закон, принятый Госдумой, Шлосберг назвал «атакой на Конституцию», потому что тот «ставит под сомнение неотчуждаемые права и свободы человека». Чтобы исправить ситуацию, можно его отменить, и это был бы наилучший путь для мудрой власти. Но на днях, напомнил Шлосберг, генеральный прокурор рассказал о специальных сотрудниках, которые будут вести мониторинг неуважения к власти в соцсетях.

— Мы сейчас находимся на судне, у которого в трюме сдвинулись очень серьезные, тяжелые грузы, а это может привести к его затоплению, — использовал он аллегорию. — Чтобы этого не случилось, необходимо предпринять радикальные государственные меры, уравновесить государственную политику.

Сбалансировать ситуацию, по мнению Шлосберга, может ответственность власти за неуважение к гражданам.

Причем факт неуважения, подчеркнет он несколько раз в своей речи, должен быть установлен судом.

Шлосберг предлагает внести в Госдуму три законопроекта: поправки в КоАП, в отдельные законодательные акты и в 23-ю статью закона о правительстве. В частности, за публичное неуважение к конституционным правам граждан со стороны госслужащих, чиновников и даже просто руководителей предприятий должен полагаться штраф от 50 до 100 тысяч рублей или пять суток ареста. При повторных нарушениях наказание увеличивается до 200 тысяч рублей или 15 суток.

— Бывший главный санитарный врач России, господин Онищенко, недавно посоветовал пенсионерам ограничить себя в еде, поскольку это способствует улучшению здоровья, — усмехнулся Шлосберг. — «Кушайте поменьше», — сказал господин Онищенко, получающий доход в несколько миллионов в год. А помните другие замечательные фразы? «Государство не просило ваших родителей вас рожать», за 1500 рублей «вы только хорошеете», «макарошки везде стоят немного»… Сколько можно терпеть?

На экране появилась очередная картинка Елкина. Чиновник говорит чиновнику: «Есть только один способ свалить из системы. Надо ляпнуть что-нибудь оскорбительное в адрес народонаселения, и тогда тебя тихо уволят».

Вместо «тихих увольнений» Шлосберг предлагает громкие наказания.

Если неуважение проявлено в адрес человека или социальной группы «по признаку пола, возраста, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, политического убеждения» и так далее, штраф может достигать полумиллиона, срок ареста — 20 суток.

— Может ли такая практика остановить негативный процесс? Может ли она вынудить людей, облеченных особыми публичными полномочиями, задуматься о последствиях своих слов? — спросил Шлосберг у зала. — Мы считаем — да.

С экрана тем временем на его коллег смотрел новый герой карикатуриста Елкина: «Тут предлагают законы, чтобы люди были обязаны падать ниц перед нами, — говорил он с трибуны с надписью «Дума». — Я же считаю, что вставания на колени будет достаточно».

За принятие правовых актов, умаляющих права и свободы граждан, Шлосберг предлагает штрафовать на полмиллиона рублей или арестовывать на тридцать суток. Как раз на такой срок, напомнил он, по новым законам сажают участников протестных акций.


Апрель в Пскове. Лев Шлосберг. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

— Если власть хотела заставить людей замолчать, то на самом деле этот закон (о неуважении к власти. — И. Т.) приведет к абсолютно другим последствиям, — сказал он в заключение. — Люди устали, люди разочаровались, люди отчаялись — они не изменят своей политической оценки. Будут падать рейтинги, будут падать результаты на выборах, будет нарастать критичность общества по отношению к власти. Никто не может знать, чем это закончится, если не остановить… Каждый из вас получил от меня личное письмо. Я прошу вас считать делом своей чести внести эти законопроекты на рассмотрение в Государственную думу.

Но у его коллег оказалось свое представление о деле и о чести.

«Про закон неинтересно»

Все время, пока Шлосберг говорил, то один депутат, то другой нервно посматривали вокруг — и видели, что пресса-то удалилась не вся. Напрасно они отодвигали неприятные выступления на конец сессии, напрасно думали, что можно, как всегда, тихо отклонить вредные инициативы. В одном зале стоял человек и снимал видео, в другом я, не скрываясь, щелкала фотокамерой.

— Это ваше «домашнее видео» или это пресса у нас? Пресса? А она может представиться? — обратился депутат Севостьянов к оператору «Псковской губернии». — Это постановочное видео, чтобы меня сфотографировать и выложить это в «ютубе»!

Потом он повернулся в мою сторону и победоносно «опознал»:

— Это девушка из «Новой газеты»! — объявил артист. — Она знать ничего не знает о Пскове! Она за область не болеет! Если бы она раньше подошла, представилась, задала вопросы…

Я не стала напоминать, что именно это и сделала не так давно. К Севостьянову присоединились другие депутаты. Обвиняли журналистов:

«Ваша газета несет ответственность за все последствия, которые потом здесь могут быть! — нервно выговаривал мне председатель собрания Котов. — Вы пришли сюда и подпольно работаете!»


Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»

Обвиняли Шлосберга — он якобы провел журналистов (на открытое заседание народных избранников). Обвиняли карикатуриста Елкина и Шлосберга за то, что показывал карикатуры Елкина.

— Расскажите мне про это! — тыкал в экран активный артист-единоросс Севостьянов. — Про закон мне неинтересно! Вы мне вот про это расскажите!

Им действительно было «про закон неинтересно». Пошумев еще немного о недостойном поведении Шлосберга, припомнив ему прежние обиды, они без обсуждения все три закона отклонили. Из сорока человек в зале за них высказались четверо, столько же воздержались, восемь не стали голосовать.

Лев Шлосберг: «Пусть думают»


В центре — Лев Шлосберг. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Депутат Шлосберг не «проводил» меня на сессию Псковского облсобрания. Мы встретились с ним уже в актовом зале. Когда все закончилось, я попросила его о небольшом комментарии.

— Как, по вашему законопроекту, должен устанавливаться факт, что конкретное действие или высказывание госслужащего — это именно оскорбление, а не заботливый совет доктора, например, меньше есть?

— Я не использую в проектах понятие «оскорбление», оно раскрыто в законодательстве. Я зеркально использую введенное в «законе Клишаса» понятие «явное неуважение». Установление факта может быть произведено только на основании экспертного заключения, которое суд признает обоснованным. Других процессуальных возможностей нет.

— Вы всерьез рассчитываете, что суды будут признавать действия власти оскорблением? Разве не вы приводили цитату «других судов у нас для вас нет»?

— Законы пишутся не для персон, а для институтов. Мои проекты написаны для судов, а не для «судов».

— Как можно привлечь к ответственности депутата, если у него неприкосновенность? Тем более что вы говорили об ответственности за коллегиальные решения. Они что, и ответственность с самих себя будут снимать коллегиально?

— Мы ведем речь не об уголовной, а об административной ответственности. Неприкосновенностью обладают только депутаты Государственной думы и члены Совета Федерации. Региональные и муниципальные депутаты могут быть привлечены к административной ответственности по специальной процедуре, но процедура эта до сих пор не установлена. Поэтому мы отвечаем за любые административные проступки как рядовые граждане.

— Предположим, псковское собрание проголосовало бы за внесение ваших законопроектов в Думу. Как вы видели их дальнейшую судьбу? Дума вдруг приняла бы закон «пчелы против меда»?

— Депутаты Госдумы были бы вынуждены увидеть реакцию на приятый ими законопроект. Мои законопроекты — это не только правовое, но и политическое действие. Нужно заставить власти увидеть риски «зеркального» применения нормы о «явном неуважении». Пусть думают о своей судьбе.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!