ПРЕССАК списку всех публикаций

18 июня 2020, 09:00   Источник: Дождь

9 томов дела из-за 2 страниц текста: в Пскове начался суд над журналисткой, обвиняемой в оправдании терроризма

В Пскове начался суд над журналисткой «Радио Свобода» Светланой Прокопьевой по обвинению в оправдании терроризма. Поводом для обвинения послужил написанный ею текст, который прозвучал в ноябре 2018 года в эфире псковского «Эха Москвы». 31 октября 2018 года в Архангельске 17-летний Михаил Жлобицкий принес в здание управления ФСБ самодельное взрывное устройство, при взрыве которого погиб. Трое сотрудников ФСБ были ранены. В тексте Прокопьева предположила, что действия Жлобицкого могли быть спровоцированы в том числе и государственной политикой. Депутат псковского законодательного собрания Лев Шлосберг рассказал подробности дела. 

Лев, здравствуйте! Как сегодня развивалось дело? И главное, как обвинение доказывает, что публицистический текст без каких-то особенных оценочных суждений может быть оправданием терроризма?

Павел, здравствуйте! Несколько важных уточнений. Сегодня второй день судебного процесса, первый день был вчера. Я свидетель по этому делу, и в связи с этим вчера я не мог участвовать в суде, свидетелям не разрешено быть в суде до момента их допроса. Сегодня я дал показания суду и после этого очень небольшое время находился в здании суда.

Основная часть процесса еще впереди, сейчас идет допрос свидетелей, это работники «Эха Москвы», работники «Псковской ленты новостей», а также другие свидетели, в том числе я. То есть все те люди, кого следствие допрашивало в ходе расследования уголовного дела. Притом, насколько я вижу и по собственному допросу сегодня, суд интересуют отношения, наши отношения со Светланой, суд интересуют обстоятельства выхода в свет ее материала и в аудиоверсии, и в текстовой версии, то есть кто мог разрешить печать этого материала, выход его в свет, то есть обстоятельства, по сути дела, сугубо журналистские.

Как мне представляется, основная часть процесса будет со следующей недели, с понедельника суд начнет заслушивать показания экспертов, то есть тех людей, кто, с одной стороны, признал или определил, что в тексте Светланы есть оправдание терроризма, и тех экспертов, которые категорически это отрицают.

Вообще дело огромное, сказано, что в нем девять томов, мне сложно даже предположить, как можно из двух страниц текста сделать девять томов. Но вот так бывает, если нечего сказать, нечего доказать, тогда из двух страниц текста можно сделать девять томов уголовного дела. Логику обвинения я понимаю только в самых общих чертах, она очень странная. Из того, что было опубликовано и я мог увидеть сам, суд должен дать подтверждение или опровергнуть положение обвинительного заключения о том, что Прокопьева сознательно, то есть осознанным действием…

Да, Лев, я хочу вас перебить, просто чтобы аналогия была, может быть, понятна, когда, допустим, мы говорим о терроре народовольцев, в школьных учебниках пишут: «Террор народовольцев был вызван крепостнической политикой царского правительства». Такая избитая формулировка. Мы же этих террористов не оправдываем, правильно я понимаю?

Павел, я думаю, те люди, кто инициировал возбуждение уголовного дела против Светланы Прокопьевой и готовил обвинительное заключение, не читали российскую историю и ничего не знают о делах народовольцев, просто не знают. Настало такое время, когда люди, решающие судьбы других людей, не знают историю России, в том числе и печальную, трагическую историю народовольцев.

Скажите, пожалуйста, слушали ли вы показания тех людей, которые, собственно, донесли, обнаружили вот эту крамолу в тексте? Сотрудница «Радиочастотного центра» Мирослава Степина и сотрудник Роскомнадзора Эдуард Кожакарь, которые сказали, что посредством мониторинга был этот текст вычислен. Получается, что, действительно, компьютер по набору слов, как сказала Степина, «от спички до террора в одной фразе», может вычислить любого человека?

Эта программа действует уже давно. Она есть в распоряжении Роскомнадзора, и именно в связи с тем, что эта программа внедрена, все средства массовой информации, выходящие в печатной форме, обязаны предоставлять в Роскомнадзор pdf-файлы высокого качества, полиграфического качества, мне приходилось это делать самому как редактору партийного СМИ, и точно так же все по всем сайтам средств массовой информации проводится мониторинг на ключевые слова. Это действительно делает компьютер, в дальнейшем по итогам этого первичного отбора сидит человек и уже результат этого отбора анализирует. То есть можно сказать, что после той трагедии, что произошла в Архангельске, по всей стране проводилась такая своего рода сетевая охота, в которую попался текст Светланы.

Я предполагаю, что в Псковской области он оказался едва ли не единственным таким текстом в средствах массовой информации, а план по поимке террористов и сторонников террористов есть на каждой территории. В Москве текстов на эту тему вышли сотни, но никого не задержали, никого не обвинили, не было возбуждено уголовных дел. Там хватает других проблем, то же самое в Петербурге. А вот в регионах различные местные начальники, очевидно, решили повысить количество звезд на своих погонах или чего-то еще, что у них есть в личных делах, с помощью такого рода дел. Дело Светланы, как известно, не единственное. И мы видим, что наибольшее ожесточение произошло именно на территориях российских провинций по этим публикациям.

Скажите, пожалуйста, эта статья подразумевает до семи лет лишения свободы, это что-то совершенно невозможное. На что рассчитываете вы, скажем так, на условный срок или на полное оправдание, что, учитывая время, в которое идет следствие и идет этот процесс, вряд ли уже возможно?

Знаете, Павел, нужно рассчитывать только на закон и справедливость. Я не вижу никакой связи между текстом и аудиоверсией колонки Светланы Прокопьевой и той санкцией, которая заведена в печально известную статью Уголовного кодекса. То есть я убежден, что она полностью невиновна, она не совершала инкриминированного ей преступления. Приговор должен быть оправдательным, если суд будет справедливым и законным. Никакого другого приговора справедливым и законным я не воспринимаю.

Да, и учитывая, что судят ее военным судом, поскольку дела о терроризме теперь под юрисдикцией военного суда, то, в общем, таких шансов, признаемся, достаточно мало.

Павел, я сегодня, когда отвечал на вопросы судей, прокурора и адвокатов, я видел трех судей военного суда перед собой впервые. Они вели себя спокойно, вопросы задавали понятно, ответы мои также понимали. Я не могу сказать, что передо мной сидели люди, которые не отдавали себе отчет в том, что мы обсуждаем.

Я не хочу предвосхищать никакие жестокости, не хочу предполагать никакие заведомо неправосудные приговоры. Я считаю, что идет состязательный процесс, где позиция обвинения мне представляется абсолютно неубедительной, а позиция самой Светланы и ее адвокатов мне представляется полностью доказанной. Я исхожу из того, что если суд будет справедливым, то будет вынесено законное решение о полном оправдании Светланы за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!