ПРЕССАК списку всех публикаций

28 июня 2020, 09:10   Источник: Новая газета 

Ким Смирнов: Спасем ли Строгановскую жемчужину? Окончание

Из личного дневника


Горит Строгановский дворец!

(Начало на сайте «Новой» 25 июня 2020 г.).

Пожар

23 ноября 2012 г. Четверг.

На сайте губернатора Псковской области жительница Порховского района Марина Цветкова предложила создать фонд по восстановлению усадебного комплекса в Волышово. Кстати, добрым словом поминает она Антонину Ивановну Антонову: «Помогите, гибнет усадьба-красавица! За усадьбу борется Антонина Ивановна Антонова. А ей уже 80 лет. Сколько написано общественной хранительницей Волышовской усадьбы, заслуженной учительницей России Антониной Ивановной, удивительнейшей, добрейшей души женщины, писем в чиновничьи инстанции, посажено вместе с детками на землях графской усадьбы деревьев, спасено от окончательного разрушения каменных построек. Сколько бескорыстных трудов и здоровья положено в основание возрождения Волышовской усадьбы. Ученики Антонины Ивановны на свои деньги ремонтируют крышу манежа, дабы спасти уникальное здание от разрушения».

3 июня 2018 г. Воскресенье.

В ночь с позавчерашнего дня на вчерашний в Волышове случился пожар. Горел дворец. Печальная хроника беды: пожарные и службы МЧС оповещены о пожаре в 22.39; через 13 минут они уже были на месте. Огонь локализован в 23.15. Но полностью он был укрощён лишь к 4.30. А разгребать пепелища спасатели закончили в 5.15. Полностью сгорела крыша. Весь второй этаж окончательно повержен в обугленные руины.

Естественно, интернет тут же взорвался откликами. В самом широком диапазоне. От выражения соболезнования отечественной культуре в связи с очередной невосполнимой утратой. До пламенных прокурорских, с великим множеством восклицательных и вопросительных знаков, обвинений (истины ради, во многом справедливых) в адрес, с одной стороны, конечно же, властей — районных, областных, общероссийских — в преступном равнодушии к судьбе памятников истории и культуры.

С другой стороны, в том же самом, и с той же пламенной прокурорской непримиримостью обвинялись современные родители, не сумевшие воспитать своих детей если не в патриотическом духе, то хотя бы элементарно культурными особями. Конечно же, чуть ли не 90 процентов доморощенных сетевых Шерлоков Холмсов, комиссаров Мегрэ и мисс Марпл убеждены, что поджигателями окажутся именно подростки. Спор идет — и тоже в довольно бескрайнем диапазоне — лишь о том, что это было: теракт, диверсия, небрежно брошенная незагашенная папироса?

Вот навскидку всего один отклик с сохранением авторской пунктуации: «Малолетки виноваты!!!! Это 100%!! Вот только как? От сигаретины пошло? Или погреться захотели!!!!!!».

20 декабря 2018 г. Четверг.

Следствие установило: пошло, таки, от сигаретины. Злоумышленником действительно оказался подросток 2003 года рождения. Он беспрепятственно проник на территорию усадьбы, потом во дворец. Бросил тлеющий окурок в груду мусора из легко воспламеняющихся материалов.

А дальше был настоящий юридический пинг-понг. Поначалу, естественно, было принято постановление о возбуждении уголовного дела. Но потом госинспектор Порховского, Дедовического и Дновского района по пожарному надзору это постановление отменил. Причина — поджигатель не достиг возраста наступления уголовной ответственности. Затем прокурор Порховского района отменил и данное решение и вернул материал инспектору для проведения дополнительной проверки. В свою очередь, заместитель прокурора Псковской области подтвердил, что «решение об отказе в возбуждении уголовного дела является законным и оснований для его отмены и проведения дополнительной процессуальной проверки не имеется». При этом отметил: «В отношении законного представителя несовершеннолетнего подростка, виновного в поджоге, составлен протокол об административном правонарушении по статье за неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних».

Если перевести это с юридического на человеческий, ответственность в данной ситуации по закону переносится с юного поджигателя на его родителей или воспитателей. А я вот всё думаю: что будет с ним лет этак через десять? Ведь если вырастет нормальным мужиком, так всю жизнь совесть будет мучить за то, что когда-то по дурости умудрился стать всероссийским Геростратом (архитектурный-то шедевр, который он спалил, федерального значения!). Только древнегреческий Геростат поджёг храм Артемиды в Эфесе вполне сознательно, чтобы прославиться, за что и был казнён и навечно проклят соплеменниками. А наш «герой» поджёг дворец Строганова в Волышове в подростковой несмышлености. Посему — по закону — отвечать будет не он, а («за неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних») взрослые дяди и тёти, его родители или опекуны.

Кстати, о взрослых дядях и тётях. Многолетняя агония Волышова, увенчанная нынешним пожаром, рождает ведь и вопрос о юридической ответственности не только этого пацана или его родителей, либо опекунов, но и тех взрослых людей в администрациях разного ранга, что по долгу службы должны были сделать всё для спасения национальной драгоценности, но почему-то не делали даже того, что входило в их прямые служебные обязанности. Конечно, этим реалиям всегда найдутся десятки оправдательных «но». Ведь испокон веков известно: кто стремится решить проблему, ищет пути и средства, кто уходит от решения, ищет причины. И тут может оказаться, что по какой-то неведомой мне причине эти дяди и тёти — по закону — не достигли ещё кондиции уголовной ответственности.

Однако оставим юристам право разбираться в том, кто и в какой степени виноват в этом пожаре и в многолетнем равнодушии к медленному умиранию волышовской усадьбы. И пусть восторжествует закон. Куда важнее другой «вечный вопрос» российской действительности и российской истории: что делать?

17 декабря 2019 г. Вторник .

Псковский губернатор Михаил Ведерников сообщил на встрече с журналистами, что восстановление памятника федерального значения, усадьбы Васильчиковых-Сторгановых оценивается в 4 млрд. рублей. Сколько было за прошедшую почти треть века губернаторов, оценочных комиссий и называемых ими сумм, требуемым на реанимацию когда-то прекрасного летнего Строгановского дворца, вписанного в ожерелье других окружавших его архитектурных достопримечательностей (их целых 20!). А медленная их агония продолжалась. Логическим её завершением стал пожар 2018 года.

И всё-таки — надежда умирает последней. Если при губернаторстве Ведерникова, в том числе и его волей и стараниями, удастся наконец вернуть одной из отечественных архитектурных жемчужин её былое великолепие и её двузвучие с зимним Строгановским дворцом в Питере, его имя с благодарностью будет навсегда вписано в анналы нашей культуры.

Каковы реальные предпосылки, возможности и пути этого именно сегодня? Председатель Госкомитета Псковской области по охране культурного наследия Елена Яковлева полагает, что, рассматривая различные варианты возрождения дворца, ни в коем случае не надо упрощать задачу. Исходить следует из того, что усадьба Строгановых — это не только графский дом и прилегающая к нему территория, а огромный усадебный комплекс площадью 56 га и парк — 116 га. А поэтому рассматриваются два варианта возрождения всего ансамбля. По первому весь комплекс для восстановления и последующего использования передаётся одному инвестору. По второму — у каждого элемента общего ансамбля может быть свой инвестор.

Кстати говоря, «Ленпроектреставрация», старейшая у нас организация, занимающаяся проектированием реставрации памятников истории и культуры, выразила готовность за счёт собственных средств разработать концепцию сохранения и современного использования волышовского ансамбля.

Звено, за которое вытягивается вся цепь реальных проблем, тут — вопрос о том, кто будет инвестором. Понятно, что средства и усилия придётся приложить немалые, а вот конечная выгода для инвестора была довольно туманной. Скорее духовной, чем материальной. Не потому ли никого из наших нынешних миллионеров и миллиардеров Волышово как объект выкачивания прибылей и сверхприбылей на протяжении долгого времени так и не привлёк. А у предпринимателей более мелкого, так сказать, масштаба просто не было средств для решения такой масштабной задачи.

Теперь, когда в стране есть такая программа: объекты культуры сдаются в долговременную в аренду буквально «за рубль», но при непременном условии, что арендаторы восстановят, реставрируют и будут использовать их по назначению, у Волышова появился потенциальный инвестор, предполагающий заняться здесь коневодством. Правда, таких денег, которые потребуются на полную реставрацию ансамбля, у него пока нет. И поэтому он ставит предварительное условие: документально подтверждённая поддержка возрождения Волышова губернатором Псковской области — «чтобы он (инвестор) смог поучаствовать в президентском гранте».

Условие абсолютно верное. И не только как один из путей финансового обеспечения реставрации. Без заинтересованной поддержки подобных проектов местными властями, без понимания ими, что такие возрождённые культурные гнёзда могут для самих властей стать опорными пунктами культурного развития их территорий. При рассматривании властями этих инициатив как частного дела самих предпринимателей, сами инициативы просто обречены на провал. Что ближняя история Волышова доказывала неоднократно.

У нынешнего псковского губернатора, судя по его активной поддержке идеи возрождения волышовского ансамбля, такое понимание есть. Дай бог, чтобы повседневные сиюминутности не отодвинули у него эту идею куда-нибудь на задворки иных первоочередных задач. Дай-то бог!

26 июня 2020 г. Пятница.

В заключение — три документальных свидетельства (между первым и третьим — целое десятилетие).

2010 год  

«Найти подход к практическому возрождению Волышова нелегко. Очевидно лишь, что новую жизнь этому комплексу памятников может подарить только комплексное, государственное решение их судьбы. Никакое утилитарное, узко хозяйственное использование отдельных зданий не оживит весь ансамбль в его связи с парком. Усадьба Волышово, чтобы быть спасённой, должна быть вновь сосредоточена в руках единого собственника. И если среди частных инвесторов такой собственник пока не просматривается, то государство обязано взять заботу о выдающемся памятнике на себя. В конце концов, именно государство не менее чем дважды за одно столетие его и уничтожило».

(Юлий Селиверстов, искусствовед, зав. художественным отделом Псковского музея-заповедника; умер в 2014 году).


2018 год  

«Усадьба — это памятник федерального значения, за ней приглядывает (назовем это так) Росимущество. Полномочий, соответственно и средств, ни у местной власти в районе, ни у региональной нет. Потуги отдать памятник в надежные руки инвесторов были во времена губернатора Андрея Турчака, а воз и ныне там. Объявлялись и потомки прежних хозяев — Строгановых, хотели вернуть родовое гнездо. Как рассказал глава Порховского района Виктор Степанов, даже если бы была проведена реституция, нынешние Строгановы по финансам — не прежние помещики, не потянули бы. Что собирается делать с усадьбой Росимущество? И был ли ограничен доступ посторонних на территорию памятника перед пожаром?

Кошмаром произошедший пожар называет искусствовед Тамара Шулакова. Усадьбу Строгановых по своему значению для региональной и общероссийской культуры она сравнивает с псковской Сикстинской капеллой — Мелетовской церковью: «Какие памятники в Псковской области главные по художественным достоинствам? Первое — Мелетово, второе — Волышово. Инвестор давно просится. Была же у нас графиня Строганова, но наши милые законы не дали ей провести свою идею до конца. Это было еще порядка десятка лет назад. Но надо помнить, что памятник все равно стоит на нашей земле. Честь и хвала Михаилу Ведерникову, что созвал чрезвычайное совещание, но теперь надо представить себе, что есть способы решения этой проблемы».

Действительно, сразу после известия о пожаре врио губернатора региона (ныне Михаил Ведерников — губернатор Псковскй области — Ред.) собрал оперативное совещание, раздал всем сестрам по серьгам. Перво-наперво госкомитету по охране объектов культурного наследия (главному уполномоченному хранителю старины на территории области) надлежало выехать на пожарище и оценить масштаб беды. Съездили — увидели руины: площадь горения — практически весь графский дом. На месте пожара был заместитель руководителя госкомитета по охране объектов культурного наследия Антон Заруцкий. Он рассказал «Дневному дозору», что пожар в ночь возгорания недотушили, и к утру все вспыхнуло вновь.

Мы туда вчера выезжали, и там продолжалось тление, зайти внутрь объекта не представлялось возможным из-за наличия очагов открытого пламени, продолжающегося обрушения конструкций кровли и стропильной системы. <…> Возгорание произошло на площади всего объекта. Обрушилась кровля и стропильная система, выгорели межэтажные перекрытия. В момент нашего прибытия дверной проем главного фасада был открыт. Был ли он открыт пожарными при осмотре, мы не сможем сказать. Имеющиеся оконные проемы были закрыты и заколочены.

Распорядителем федеральной собственности является межрегиональное представительство Росимущества, которое базируется в Великом Новгороде. По информации госкомитета, распорядителю сообщено о произошедшем. Игорь Крестьянинов, заместитель федеральной структуры, сообщил, что картину пожара изучали по материалам прессы. Пользователя у памятника в данный момент нет, а значит мероприятия по охране от проникновения посторонних лиц никто не осуществляет. В планах у Росимущества памятник продать.

Идем далее. Если госкомитет по охране объектов не может охранять усадьбу Строгановых, Росимущество готово втюхать этот объект за рубль, не осуществляя охранных мероприятий, а теперь надо понимать, что обгоревшие руины некогда прекрасной усадьбы и с доплатой никто не возьмет при их-то обременениях. Общественники из ВООПИиКа этой усадьбой в силу своих полномочий не занимались. Комментарий заместителя руководителя регионального отделения ВООПИКа Ирины Голубевой: «ВООПИиК вообще не может заниматься этой усадьбой, потому что это общественная организация. Нет специальных разрешений и быть не может. По уставу мы уполномочены осуществлять контроль за ведением работ и содействовать органам госвласти. Волышовым всегда занимались профессиональные реставраторы, начиная с 50 — 60-х годов, со Скобельцына, как только он приехал в Псков. Потом, через какое-то время, усадьбой занималась «Спецпроектреставрация». Это конец 70-х — начало 80-х годов. Был проект сделан. Совсем недавно, года 2 — 3 назад, из ГОСУ приезжала группа студентов и тоже делала проект реконструкции усадьбы уже с приспособлением. Это была их дипломная работа».

В колокола били по мере сил и возможностей и местные власти. Глава Порховского района Виктор Степанов заверяет, что кого на памятник только не зазывал — все мимо. А сейчас он надеется, что несчастье, которое произошло с усадьбой, заставит о ней говорить, а это может послужить импульсом к решению вопроса с поиском хозяина. Комментарий Виктора Степанова: «В плане Волышово мне видится следующий этап — выйти на какой-то круг федеральных учебных учреждений, например, сельхознаправления, чтобы в этом месте был какой-нибудь факультет, потому что на асфальте нельзя обучиться сельскому хозяйству».

В общем-то, открыто назвал причину произошедшего пожара и в целом запустения усадьбы Строгановых депутат областного Собрания по территории, на которой этот памятник находится, Сергей Быков. Он сейчас бьется за еще один памятник — богадельню в центре Порхова. Говорит, лоб болит от ударов в глухие двери: « У нас в районе достаточное количество так называемых памятников, охраняемых государством — в том же Порхове, и никто ими не занимается. Комитет по культуре... они бумажки перекладывают, и все. На региональном и муниципальном уровне эти вопросы не решишь, потому что это масштабный объект. Это можно сделать при помощи Федерации».

Собственно, вот и вся картина: создан и работает целый ряд организаций — государственных и общественных, различной специализации и уклона, а результат один — страна теряет уникальные памятники, которые горят и разрушаются без реального хозяина. И даже если находится инвестор и за рубль покупает памятник, то на него накидываются всевозможные контролеры и согласователи, говорят, что ему нельзя, что можно и сколько это стоит денег, то этот бедолага бежит прочь, бросая всю работу, дабы не разориться. Странное наше государство и современное чиновничество: сами после себя шедевров не оставляют, а то, что до них было, сохранить не могут. Довольно унылая, но реалистичная картина».

(Текстовая версия программы «Дневной дозор», вышедшей на волнах радио «Эхо Москвы в Пскове» 3 июля 2018 г. Ведущая Любовь Кузнецова).


2020 год  

«Депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг (фракция «Яблоко») направил официальное обращение генеральному прокурору России Игорю Краснову с просьбой провести внеочередную проверку исполнения Министерством культуры России и Федеральным агентством по управлению государственным имуществом полномочий по сохранению и использованию объекта культурного наследия федерального значения — ансамбля зданий усадьбы Васильчиковых и Строгановых (XVII–XIX вв.).

В запросе парламентарий отметил, что ансамбль зданий находится в собственности Российской Федерации, но сейчас не имеет пользователя, сам объект находится в критическом состоянии. Он полагает, что вышеуказанные ведомства длительное время проявляют бездействие, которое может привести к полному разрушению и утрате объекта. <…>

Ночью 1 июля 2018 года на территории усадьбы произошел пожар. В ответе на запрос Льва Шлосберга региональные Следственный комитет и прокуратура установили, что виновником поджога стал несовершеннолетний подросток, который избежит наказания. Дополнительно в прокуратуре сообщили, что в нарушение Федерального закона «Об объектах культурного наследия...» осуществляющее полномочия собственника объекта Межрегиональное территориальное управление Росимущества по Псковской и Новгородской областям противоаварийные работы и иные работы по сохранению объекта культурного наследия не проводило.

В запросе в Генпрокуратуру парламентарий указал, что усадьба и до пожара находилась в аварийном состоянии, зданиям срочно необходимы ремонт, до этого — консервационные и противоаварийные работы, уборка и расчистка территории парка.

По мнению Льва Шлосберга, «состояние усадьбы свидетельствует, что неотложные меры необходимо предпринимать срочно, процесс разрушения объектов стремительно продолжается, неблагоприятные погодные условия, высокая влажность оказывают губительное влияние на состояние еще сохранившихся фрагментов декора в усадьбе, кирпичные стены также страдают от перенасыщения влагой и постоянного замораживания и оттаивания, теряют свою прочность, крайне высок риск полной утраты особо ценного объекта культурного наследия».

Депутат отметил, что специалисты в сфере охраны объектов культурного наследия полагают, что необходимо незамедлительно произвести оценку состояния объектов усадьбы, выполнить на месте профессиональную фотофиксацию и обмеры слабодержащихся и грозящих обрушением деталей и, во избежание утраты, как можно скорее демонтировать эти аварийные фрагменты и передать на ответственное хранение.

По мнению политика, «Минкультуры РФ и Федеральное агентство по управлению госимуществом длительное время не предпринимают никаких действий для разработки и реализации безотлагательных мер по сохранению объекта культурного наследия федерального значения, в том числе по вопросам выделения средств федерального бюджета для выполнения комплекса работ по консервации объектов ансамбля, их поэтапной реставрации и приспособлению для использования.

Шлосберг просит Генпрокуратуру провести внеочередную проверку и принять меры прокурорского реагирования, обязывающие ответственные ведомства безотлагательно выполнить возложенные на них государственные полномочия.

В конце января Лев Шлосберг направил официальное обращение новому министру культуры России Ольге Любимовой с просьбой оказать содействие в разработке и реализации безотлагательных мер по сохранению памятника федерального значения — ансамбля зданий усадьбы Васильчиковых и Строгановых, в том числе по вопросам выделения средств федерального бюджета для выполнения комплекса работ по консервации объектов ансамбля, их поэтапной реставрации и приспособлению для использования»

(Пресс-центр Псковского «Яблока», 14 февраля 2020 г.).

И ещё одно замечание. Пожар 2018 года совпал со знаковым событием. На территории дворцового ансамбля в это лето развёртывался волонтёрский лагерь. К главной его задаче (расчистка руин зданий и парка) прибавлялась тогда и ликвидация последствий пожара. Собственно говоря, волонтёров, готовых душу положить на спасение гибнущей красоты и вложить свой безвозмездный труд в это спасение, во все прошедшие десятилетия здесь всегда хватало (впрочем, как хватало и разрушительной энергии нынешних дикарей). Не хватало соединения их самоотверженности с государственными и спонсорскими капиталовложениями.

Волонтёры — слово французское, корнями своими уходящее в латынь. У нас есть своё прекрасное слово — добровольцы. Вслушайтесь, как звучит: люди доброй воли! Но что уж тут поделаешь, французское «волонтёры» прочно вошло в наш нынешний обиход и даже попало в текст предлагаемых поравок в российскую Конституцию. Но я-то вспомнил о добровольцах— волонтёрах вот всвязи с чем. Конечно же, без средств и активных усилий государства, общества, спонсоров, заинтересованных в сохранении и развитии наших культурных традиций и ценностей, ничего у нас со спасением Волышова не получится — а я глубоко убеджён: задача это не районного или даже регионального уровня. Бери выше. Над ней кое-кому пора поломать голову и в Московском Кремле (пока его не «отсудил» себе какой-нибудь очередной кубарев, на основании патента, выданного Иператорским домом Рюриковичей при испанской короне), и на Охотном ряду. Но всё же, всё же, всё же...

Но всё же вот вам любопытный пример истории, случившейся буквально рядом с Волышовым, в окрестностях Порхова. Ещё при советской власти здесь стали возводить впечатляющий мемориальный ансамбль не места бывшего фашистского концлагеря «Дулаг-100» и самого большого на российской территории захоронения погибших в нём наших военнопленных и мирных жителей. Тоже весьма недешёвое начинание, хотя, конечно, — соглашусь — не такое малоподъёмное, как восстановление Волышова.

По проекту центральный монумент мемориала должен был стать одним из самых высоких в России памятников, посвящённых Великой Отечественной войне (высота 30 метров; для сравнения: высота памятника воину-освободителю в берлинском Трептов-парке — 12 м., ржевского Солдата — 25 м., Родина мать на Мамаевом кургане в Волгограде — статуя с установочной плитой — 87 м.).


Проект мемориала на месте бывшего фашистского концлагеря «Дулаг-100»

Но в 90-е годы финансирование оборвалось, и наполовину построенный мемориал постигла судьба, очень похожая на судьбу Волышова в это же время, — полный развал и запустение. Но...

Его всё же достроили и к 75-летию начала Великой Отечественной, в июне 2016 года, торжественно открыли. А дело в том, что тут сработало извечное на Руси: шапка по кругу! Работавшие в этих местах дорожники обратились ко всем дорожникам России с призывом собрать необходимые на достройку миллионы. И собрали!


18 июня 2016 г. Открытие мемориала на месте бывшего концлагеря «Дулаг-100».

Вот я и думаю: не стоит ли — в добавление к тому, что предстоит предпринять по государственной линии — вспомнить и об уже восьмилетней давности предложении образовать всероссийский фонд пожертвований для возрождения и Строгановского летнего дворца, и всего замечательного волышовского ансамбля?

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!