ПРЕССАК списку всех публикаций

22 июля 2020, 10:00   Источник: Idel.Реалии

«Сотрудники спецприемника ко мне ни разу не заходили: боялись, что у меня коронавирус»


Гульназ Равилова во время пикета в октябре 2019 года

Задержание активистки Гульназ Равиловой в Казани публично осудилполитик Дмитрий Гудков. Член федерального политкомитета партии "Яблоко", депутат псковского областного Собрания Лев Шлосберг обратился к президенту Татарстана Рустаму Минниханову в Twitter с просьбой объяснить причины полицейского внимания к Равиловой. В интервью "Idel.Реалии" сама Гульназ Равилова рассказала, как полицейские три раза возили ее в суды с подозрением на COVID-19, оставляли на ночь в отделе полиции, сажали в спецприемник и добивались ее же госпитализации. 

20 июля казанской активистке Гульназ Равиловой сообщили о положительном результате ее анализов на COVID-19. Защитники активистки — Борис ЯкушановРушан Кабиров и Андрей Давыдов — в течение дня не смогли представить "Idel.Реалии" документальное подтверждение диагноза. К моменту публикации справка, подтверждающая, что у Равиловой диагностирован коронавирус, уже была в распоряжении редакции. 

В июле 2020 года Гульназ Равиловой вменили нарушение по ч.1 ст.6.9 КоАП РФ за отказ пройти медосвидетельствование при обыске в штабе "Объединенных демократов" в Казани. Во время ее задержания она пожаловалась на свое состояние, тогда ей вызвали скорую. В больнице, куда ее доставили, взяли анализ на COVID-19 и прописали изоляцию до получения результатов. Однако после этого активистку оставили на ночь в отделе полиции, несколько раз возили в суд. На следующий день суд назначил Равиловой пять суток административного ареста. 

При освобождении из спецприемника 20 июля Гульназ Равилову снова задержали и повезли в отдел полиции. На этот раз ей вменили нарушение ч.8 ст.20.2 КоАП РФ (повторное совершение административного правонарушения — установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования) за фотосъемку пикета 15 мая у военкомата Приволжского района Казани. Позже выяснилось, что ее анализ на коронавирусную инфекцию оказался положительным.

До своего задержания активистка планировала выдвинуть свою кандидатуру на пост депутата Осинового сельского поселения. Срок подачи документов истекает 24 июля.

— Гульназ, вас задержали после ночного обыска в штабе "Объединенных демократов" в Казани. Что происходило в момент вашего задержания и после? 

— 15 июля, я вышла из дома и меня задержали "Эшники" (сотрудники отдела по противодействию экстремизму МВД РФ по РТ — "Idel.Реалии").

Их было двое. Один не представился, а второго зовут Ильдар Гарипов. Меня отвезли в отдел полиции "Вишневский". Туда приехал мой защитник — Борис Якушанов. Мы поехали в Вахитовский мировой суд. Там я ходатайствовала о перенесении процесса по месту моей регистрации. Оттуда меня повезли на улицу Космонавтов — в 10 участок мирового суда Советского района. Там судья отказался рассматривать дело. Меня отправили на ночь в отдел полиции. 

Уже вечером я почувствовала, что у меня поднимается температура, знобит. Мне вызвали скорую. Приехавшие врачи померили температуру и сказали, что она выше 38. Было 38,3, если я не ошибаюсь. Меня увезли на компьютерную томографию и в республиканскую инфекционную больницу, чтобы взяли анализы на коронавирус. После этого всего меня обратно отправили на ночь в отдел полиции со справкой на руках, с рекомендациями врача о лечении и самоизоляции.

Утром ко мне опять приехал адвокат, и меня повезли снова в суд, но в другой участок — на улице Латышских стрелков. Было непонятно, зачем меня туда привезли. Адвокату это объяснили тем, что полномочия 14 участка, к которому я отношусь по месту регистрации, на два дня передали 9 участку, поэтому меня отправили туда. Там меня представляли три защитника: Борис Якушанов, Рушан Кабиров и Андрей Давыдов

— На суде говорили о состоянии вашего здоровья? Представляли справки? 

— Да, в материалах дела был оригинал справки из инфекционной больницы. Мне дали пять суток ареста. Андрей Давыдов потребовал отмены ареста по состоянию здоровья. Судья в этом отказал. Меня после отвезли в спецприемник на Милицейскую, 75. Там мне померили температуру и отказались принимать. На тот момент справки на руках у меня не было, потому что оригинал уже вложили в материалы дела. 

— Вы не успели сделать фотографии? 

— Нет, потому что телефона у меня не было, его изъяли в отделе полиции. Меня опять через весь город повезли в Республиканскую инфекционную больницу. Это был уже вечер 16 июля. Там мне снова померили температуру и выдали такую же справку о том, что мне нужна изоляция, лечение и наблюдение у участкового врача. С этой справкой меня снова привезли к спецприемнику. Там меня просто посадили в одиночную камеру, где я сидела пять суток. 

На следующий день, 17 июля, ко мне в камеру два раза врывались "Эшники" со включенный камерой в руках. Это были Артур Саттаров и еще один человек, который мне не представился. Никто из них тогда не представлялся, на самом деле. Просто, Саттарова мы уже знаем в лицо. 

Гульназ Равилова в полицейской машине 20 июля 2020 года
Гульназ Равилова в полицейской машине 20 июля 2020 года

— Как они объяснили свое нахождение в камере с вами? 

— У них были материалы дела по ч.8 ст.20.2 КоАП РФ (повторное совершение административного правонарушения — установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования — "Idel.Реалии"). 

Они спрашивали, буду ли я знакомиться с материалами дела. Я в ответ спрашивала, на каком основании они тут находятся. Я отбывала административный арест, заходить ко мне в камеру могли только сотрудники спецприемника, никто другой заходить не имел права. После моего вопроса они развернулись и ушли. Через пару часов они пришли еще раз, сказали все то же самое. В ответ я попросила вызвать моего адвоката. Они мне сказали: "Сама вызывай". У меня на руках не было ни телефона, ничего. Как я могла кого-то сама вызвать?

Мне сказали, раз я отказываюсь, тогда мне просто зачитают материалы дела и запишут это на видео. Один сотрудник, имя которого я не знаю, зачитал мне материалы о том, что я нарушила федеральный закон о митингах тем, что я снимала на камеру, как Руслан Зинатуллин (глава татарстанского отделе партии "Яблоко" — "Idel.Реалии") стоит в одиночном пикете у военктомата. После этого они ушли. 

Потом ко мне уже никто не заходил. Даже сотрудники спецприемника ко мне ни разу не заходили, потому что боялись, что у меня коронавирус. 

— Сотрудники Центра "Э", о которых вы говорите, были в масках и перчатках?

— В масках. Насчет перчаток не помню, если честно. Сами сотрудники спецприемника время от времени через окошко в двери спрашивали, как я себя чувствую. Я говорила, что не очень хорошо, болею. Они отвечали: "Ну отдыхайте тогда" и уходили.

— Вас должны были освободить 20 июля, но как я понимаю, вместо этого задержали повторно? 

— Да. Когда я вышла из самого здания 20 июля, ворота мне не открыли. Меня сразу посадили в полицейскую машину и в ней вывезли с территории.

— Другие активисты говорили, что вас вывели через черный ход.

— Обычно там люди выходят через калитку. Рядом есть другие ворота, через которые заезжают машины. Меня вывезли через ворота на машине. Я успела через окошко помахать Руслану Кабирову, он меня увидел.

Тогда все, кто меня встречал, поехали за полицейской машиной со мной. Так получилось, что вокруг меня ехали наши активисты, сигналили мне и поддерживали таким образом.

Меня привезли в отдел полиции "Промышленный". Еще до того, как меня посадили в машину около спецприемника, я сказала, что я болею и попросила вызвать скорую. Скорую вызвали только около отдела полиции. Выйти из машины я не могла, потому что мне было плохо. Я сказала, что я буду сидеть и ждать скорой. 

Когда врачи приехали, меня завели к ним в машину, померили температуру. Она опять была выше 38. Я показала свою справку о подозрении на коронавирус и сдаче анализов. После я с телефона Андрея Давыдова позвонила в инфекционную больницу, чтобы узнать результаты анализов. Мне сказали, что результат положительный. Тогда меня повезли в седьмую больницу.

— Вы показывали справку сотрудникам полиции перед задержанием? 

— Да. Вначале справка была у сотрудников спецприемника. Когда я выходила, я потребовала, чтобы мне ее отдали. При повторном задержании я также показывала эту справку полицейским. 

Справки Гульназ Равиловой, выданные врачами в подтверждение диагностирования COVID-19. Рядом градусник. Такая температура была у активистки в момент интервью
Справки Гульназ Равиловой, выданные врачами в подтверждение диагностирования COVID-19. Рядом градусник. Такая температура была у активистки в момент интервью

— Вы сказали, что скорая снова увезла вас в больницу. Что происходило там? 

— Там меня осмотрел инфекционист, выдал справку о подтверждении COVID-19, прописал лечение. Мне предложили лечь в больницу, но я написала отказ от госпитализации. У меня болезнь протекает в легкой форме, легкие чисты, а из симптомов только температура и общая слабость. Мне выдали справку с лечением, диагнозом и сказали ехать домой. 

Около больницы "Эшники" долго не отпускали машину скорой помощи. Один из них — Альбер Галямов — звонил в республиканскую инфекционную больницу, договаривался, разговаривал с врачами, чтобы меня все-таки госпитализировали. Врачи скорой в какой-то момент сказали, что больше не могут ждать и повезли меня домой. 

— Как долго машину удерживали?

— Трудно сказать. Я вышла из спецприемника в 10:50, а скорая была у больницы примерно до трех дня. 

— Какие медицинские документы у вас сейчас на руках? 

— У меня есть справка с диагнозом и лечением. 

— С вами в больнице был кто-то из защитников? 

— Они стояли снаружи.

— Вам не предлагали выдать предписание о двухнедельном карантине? 

— Нет. Там просто в справке указано, что рекомендована самоизоляция в течение двух недель.

— Не говорили, что домой могут прийти из Роспотребнадзора и выдать предписание? 

— Сказали, что может подойти участковый врач, либо чтобы я сама его вызвала. Мне в целом назначили лечение на три дня. 

— Рядом с отделом полиции в итоге вам дали подписать протоколы о нарушении ч.8 ст.20.2 КоАП РФ? Ознакомились ли с материалами дела защитники? 

— Нет. Пока меня не забрала скорая, мы находились все время около здания. Внутрь никто не заходил. Никакие документы мне на подпись не передавали. Я не понимаю, как без моих подписей материалы могут передать в суд. На сайте суда говорится, что какое-то заседание уже прошло сегодня в 14:00. 

— Вы знаете, что происходило на этом процессе? 

— Нет. Я не была должным образом уведомлена о его проведении. 

— О вашем подтвержденном диагнозе COVID-19 накануне днем сообщили члены "Открытой России". При этом ваш защитник Рушан Кабиров, когда мы ему звонили, не смог подтвердить информацию. Как так вышло, что сотрудники "Открытки" узнали о подтверждении заражения до вашего защитника, который находился рядом с вами? 

— Со мной в машине был другой защитник — Андрей Давыдов. Мы с его телефона позвонили в инфекционную больницу. Мы с ним сначала узнали это. После он рассказал об этом всем. Я предполагаю, что Рушан Кабиров без документов просто не стал все это комментировать (сегодня юрист Рушан Кабиров в своем Telegram-канале сообщил, что больше не представляет интересы активистки — "Idel.Реалии").

— Что на этом фоне с вашими намерениями выдвигаться на пост депутата в Осиновиком сельском поселении? Как я понимаю, вы уже не успеваете подать документы в срок до 24 июля?

— Лично не успею. Мы думаем о представлении документов по доверенности. Ничего другого о выдвижении я сказать пока не могу.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!