ПРЕССАК списку всех публикаций

10 ноября 2015   Источник: Новая газета 

«Мы не узнаем, сколько наших людей убили в Сирии. А сколько повесилось под Воронежем — должны знать»


Могила десантника Леонида Кичаткина, причина смерти которого в августе 2014 года тщательно скрывалась военным руководством. Фото: «Новая газета»

Указ, который вчера в очередной раз пытались опротестовать в Верховном суде, был подписан Владимиром Путиным 28 мая 2015 года и, по словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, «это не связано с Украиной», просто «происходит совершенствование законодательства в области гостайны».

С иском об отмене указа выступили десять человек. В их числе — экс-депутат Псковского законодательного собрания и редактор газеты «Псковская губерния» Лев Шлосберг, журналист «Новой» Павел Каныгин, журналисты Тимур Олевский, Аркадий Бабченко и Григорий Пасько, многодетная мама Светлана Давыдова, которая была арестована в январе этого года по подозрению в разглашении гостайны, а затем отпущена. Президента на процессе представляли сотрудники Министерства обороны. 13 августа Верховный суд отказался отменять указ президента. Истцы попытались решение оспорить.

«Наша позиция очень проста, — говорит Лев Шлосберг. — Перечень сведений, которые относятся к гостайне, определяется пятой статьей закона о гостайне. Президент майским указом расширил этот перечень. Но любые решения об ограничении прав и свобод гражданина могут устанавливаться только федеральным законом. Президент не может подписать правовой акт, приравненный к федеральному закону. Я предполагаю, что люди в администрации президента, в Министерстве обороны, возможно, уже утратили понимание, что лишь парламент, лишь Федеральное собрание принимает федеральные законы. Они не разделяют власть на исполнительную, представительную, законодательную. Исходя из этого печального понимания рождается такой указ. А теперь государство всеми своими силами защищает допущенную грубейшую юридическую ошибку».

Заседание апелляционной коллегии продолжалось два с половиной часа. Решение — отказать. Мотивировочная часть будет готова через пять дней. Лишь изучив ее, заявители решат, продолжат ли они обжаловать указ президента, теперь — в Конституционном суде.

Между тем Вероника Марченко, глава фонда «Право матери», защищающего родителей военнослужащих, погибших в мирное время, говорит, что на их работу указ президента не повлиял:

«Это нормально, не должны посторонние люди заранее знать, где наши, если спецоперация идет. Иначе военные не выполнят свою задачу, их просто поубивают до начала спецоперации, до начала их работы. А вот криминал, "самоубийства", задавило БТРом на полигоне — это все не имеет к указу никакого отношения. Возможно, мы узнаем не сразу, сколько наших военных погибли в условной Сирии. Но сколько призывников повесилось под Воронежем — должны знать немедленно».

С Вероникой Марченко не согласен Иван Павлов, адвокат заявителей и лидер «Команды 29», борющейся за свободный доступ к информации. «Бывают потери боевые, бывают не боевые — «санитарные потери», например, от пневмонии, пропавшие без вести… И формулировка — «в период проведения спецоперации» — ограничивает время, но не место. В принципе возможно отнести к гостайне смерть, которая произошла на Дальнем Востоке, в то время как спецоперация шла на Северном Кавказе. А с учетом того, что в Сирии постоянно идет спецоперация, указ президента можно трактовать как угодно, в том числе — чтобы сокрыть сведения о случаях дедовщины. Это происходит из-за неудачной, мягко говоря, формулировки. Мы обращали на это внимание суда, но суд нас не услышал».

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!