ПРЕССАК списку всех публикаций

03 апреля 2016   Источник: Ko. Ru

Арестанты от реставрации

Кого госконтракты подвели под монастырь

Арестанты от реставрации

Бородатый анекдот про Министерство культуры и прачечную вдруг стал несмешной явью: высокопоставленных чиновников Минкульта обвиняют в мошенничестве, коррупции и в том, что под видом реставрации они отмывали бюджетные деньги. 

Уголовное дело реставраторов, по которому уже задержаны замминистра Григорий Пирумов, директор департамента управления имуществом и инвестиционной политики Минкульта Борис Мазо, директор подведомственного Минкульту ФГУП «Центрреставрация» Олег Иванов и руководители строительной компании «Балтстрой», прирастает новыми эпизодами и лицами. Экономический кризис аукнулся в стенах древней Изборской крепости и Новодевичьего монастыря. Многомиллиардные госконтракты освоены, качество работ оставляет желать лучшего, а кое-где памятники после реставрации находятся на грани разрушения. При этом суммы нарушений, задокументированные следователями, по меркам госконтрактов, очень скромные, от 3 млн руб.

Громко раздуваемый «росохрангейт» решает важную задачу – развлечь электорат, который после времен сирийских и покорения Крыма требует зрелищ высокого накала, – но кроется за этим передел рынка госконтрактов, а заодно и сфер влияния. Уникальные памятники стали полем битвы за остатки бюджетных денег. Расследованием хищения государственных средств в Минкульте занимаются 72 следователя Федеральной службы безопасности.

Суды вместо тендеров

Первым крупным игроком, покинувшим реставрационное поле, стала питерская компания «Интарсия», объединяющая реставрационную и строительную компании и архитектурное бюро. Созданная Виктором Смирновым и Александром Коротецким в 1992 г. небольшая реставрационная мастерская, которая занималась преимущественно восстановлением мебели, в 2006 г. чудесным образом смогла получить подряды на работы по реставрации Кремля. Позднее в портфолио «Интарсии» появились такие крупные объекты, как Константиновский дворец в Стрельне для резиденции президента, здания Сената и Синода для Конституционного суда РФ и восточного крыла Главного штаба для нужд Эрмитажа. В эти годы ежегодная выручка компании находилась около отметки в 10 млрд руб. В 2013 г. «Интарсию» возглавил бывший зампред комитета по строительству мэрии Санкт-Петербурга Виктор Московских. Взлет небольшой реставрационной компании связывают с главой управделами президента Владимиром Кожиным. С его отставкой в мае 2014 г., которую связывают с роскошной жизнью напоказ, начался и закат госконтрактного будущего «Интарсии». Последними масштабными заказами стали реставрация Каменноостровского дворца в Санкт-Петербурге и Тверского дворца Екатерины II.

Буквально за месяц до отставки Кожина был заключен договор на реставрацию Константиновского военного училища на 4,8 млрд руб., но его расторгли в мае 2015 г. в судебном порядке. В результате этого Главное управления обустройства войск требует взыскать с «Интарсии» 3,1 млрд руб. – аванс, процент за пользование денежными средствами и неустойку. Арбитражный суд решил уменьшить сумму взыскания до 2,2 млрд руб, но реставраторы подали апелляцию, и новое рассмотрение иска назначено на апрель. Согласно данным из электронной картотеки арбитражных дел, судебные разбирательства в отношении «Интарсии» идут чуть ли не ежедневно – это претензии от подрядчиков и арендодателей. Всего с начала 2016 г. «РК Интарсия» выступает в суде ответчиком по 26 искам. Интересно, что среди судебных документов есть заявление о признании компании банкротом от 25 сентября 2014 г. и заявление об отзыве этого документа днем позже.

Еще одно знаковое судебное разбирательство тянется уже почти три года и касается реставрации «Дома со львами» на Вознесенском проспекте. Бывший особняк Лобанова-Ростовского, принадлежащий Управделами президента, был передан в долгосрочную аренду ЗАО «Тристар инвестмент холдингс», совладельцем которого считается сын бывшего главы РЖД Владимира Якунина Андрей. В 2009 г. «Интарсия» стала генподрядчиком контракта по превращению бывшего проектного института в элитную гостиницу Four Seasons. Но спустя три года, в октябре 2012 г., «Тристар» заявил о расторжении договора, из-за того, что «Интарсия» затянула сроки работ и выполняла их некачественно. Подрядчик подал встречный иск с претензией, что работы выполнены, но не оплачены. Разбирательство продолжается по сей день, но теперь третьей стороной в деле выступает собственник здания – Управделами президента.

В таких условиях реставрационные работы пошли побоку: в ноябре 2015 г. «Фонтанка» сообщила, что «Интарсия» уволила около 600 сотрудников, а в лучшие времена штат компании приближался к 1500 человек. «С рынка уходит компания, которая долго играла существенную роль, но это нормальный процесс», – считает представитель реставрационной компании «Коринф» Игорь Бурдинский.

Однако, возможно, скоро появится информация о новых госконтрактах. В 2013 г. 75-процентной долей ООО «Строительная компания «Интарсия» завладел Борис Ротенберг. В пресс-службе группы отметили, что «таким образом данная компания усиливает строительное и реставрационное направление», и появление Ротенберга в числе ее учредителей «даст новый толчок к развитию». В июне компания получила другое имя, «Трансепт групп», видимо, чтобы избежать нежелательных ассоциаций, а в сентябре – лицензию Минкульта на реставрационные работы. По мнению историка архитектуры Алексея Клименко, существующая система выдачи экспертным советом специальных лицензий на работу – «это абсолютно коррупционный опыт». Однако «Трансепт групп» этой лицензией может в ближайшее время воспользоваться: два представителя семьи Ротенбергов уже давно в топе королей госзаказа.

Между законом и искусством

На место «Интарсии» сразу нашелся претендент, который может полностью повторить ее судьбу: поднялся благодаря связям с силовиками и занял место лидера рынка, а сейчас рискует уйти в небытие со скандалом. АО «Балтстрой» было основано в 1998 г., а в конце 2015 г. входило в перечень крупнейших господрядчиков России. Всего в истории «Балтстроя», согласно данным сервиса «Контур.Фокус», было 249 госконтрактов на 71 млрд руб., за последний год компания выиграла 47 тендеров на 14 млрд руб. Она имела статус головного исполнителя федеральной целевой программы «Культура России (2012–2018 гг.)». Правоохранительные органы заинтересовали реставрационные работы в Новодевичьем монастыре и Иоанно-Предтеченском ставропигиальном женском монастыре в Москве, драмтеатре во Пскове, Изборской крепости под Псковом и Эрмитаже в Санкт-Петербурге, непосредственное отношение к которым имела компания «Балтстрой». Гендиректор компании Дмитрий Сергеев и управляющий Александр Коченов арестованы по подозрению в хищении бюджетных средств.

Владелец «Балтстроя» – глава холдинга «Форум» Дмитрий Михальченко. У холдинга более десятка направлений деятельности, в том числе юридическое агентство «Форум», рестораны (Buddha-Bar Saint Petersburg, IL Lago dei Cigni, Tse Fung), магазины одежды, ассоциация охранных предприятий «Магистраль», завод оборудования для нефтехимической промышленности «Измерон», морской порт Бронка. Состояние Михальченко по итогам 2015 г. «Деловой Петербург» оценивает в 18 млрд руб. Следующее за Дмитрием Михальченко место в рейтинге миллиардеров Северной столицы занимает совладелец холдинга «Форум» Николай Негодов. Они оба связаны с силовыми структурами: Михальченко был гендиректором АНО «Управление делами Фонда поддержки ФСБ»; Негодов – генерал-майор ФСБ в отставке. Отсюда и большое количество заказов от ФСО и различных министерств.

Именно в помещениях «Форума» и искали сотрудники Службы экономической безопасности УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленобласти вместе со столичными коллегами из центрального аппарата ФСБ России улики по другому уголовному делу, возбужденному еще в мае 2013 г. Оно связано с реставрацией крепости в Изборске в Псковской области, где, по версии Следственного комитета, исчезло около 100 млн руб. бюджетных денег.

«Вопросы есть по его (холдинга «Форум». – Прим. «Ко») «дочке», которая участвовала в реставрации Изборска в 2013 г.», – сообщил Дмитрий Михальченко и охарактеризовал арестованного гендиректора «Балтстроя» Дмитрия Сергеева так: «Это мой друг, и отказываться от него я не собираюсь. Если бы я так сделал – вот это был бы настоящий репутационный удар. Формально мы юридически не связаны с ним, но фактически у нас много совместных и важных проектов. Для начала, его группа строительных компаний ведет работы на Бронке».

К работам в Старом Изборске перед его 1150‑летием готовилась Псковская реставрационная мастерская №1, однако неожиданно конкурс, объявленный Минкультом, выиграл «Балтстрой». Тендер предусматривал провести объемные работы за шесть месяцев, в то время, как проект реставрации, подготовленный мастерами еще на закате советской эпохи, был рассчитан на четыре года. Общая стоимость работ составила 1,3 млрд руб., и большую часть федеральных денег освоил «Балтстрой».

«Закон формально обязывает выбирать компанию, которая дает меньшую цену, – разъясняет экс-замминистра культуры Павел Пожигайло. – Но очень много демпинговых компаний, на этом специализирующихся, выходит на конкурс, сознательно снижает цену, а дальше продает субподряды. Поэтому, чтобы вписаться, используют некачественные материалы и другие – нереставрационные – технологии. И в конечном итоге получается плохое качество». Вызванная в Изборск для составления независимого заключения группа архитекторов‑реставраторов и археологов из Санкт-Петербурга и Великого Новгорода во главе с кандидатом искусствоведения Михаилом Мильчиком дала негативный отзыв на проведенные работы. «Это грубейшее нарушение методических рекомендаций при реставрации, и качество выполненных работ было вне всякой критики. Мы написали большое заключение и направили его в Министерство культуры. Но получили отписку, в которой было сказано, что проект принят государственной комиссией с оценкой «хорошо», – поясняет Мильчик. При этом даже Счетная палата России обнаружила при анализе документов этого проекта 60 млн руб. ничем не подтвержденных расходов из 297 млн руб., выделенных на него. Есть предположение, что это откаты, то есть примерно 20% от всей суммы государственного контракта.

Но такая система сложилась задолго до нынешнего кризиса: с 2006 г. реставраторов стали выбирать на тендерной основе. Получается, кто предложил меньшую стоимость работ, тому и лом в руки. Понятно, что сокращение сроков и снижение стоимости возможно только за счет снижения качества работ.

Как полагает Лев Шлосберг, который, еще будучи депутатом Псковской областной думы, пытался привлечь внимание к проблеме реставрации: «В России уже давно сложилась очень тяжелая ситуация с реставрацией объектов культурного наследия – и в финансовом, и в технологическом плане. Дело в том, что в самом начале века при Министерстве культуры была образована частная коммерческая организация «Торги и консалтинг», которой поручили распределять бюджетные средства на реставрацию объектов культурного наследия. Эту организацию крышевали чиновники, и контракты получали только те компании, в которых были заинтересованы чиновники. Речь шла о самых знаменитых объектах культурного наследия – не только об Изборске, но и о Морском соборе в Кронштадте, Новодевичьем монастыре, Троице-Сергиевой лавре». По его мнению, система конкурсов была извращена и превратилась в коррупционную схему распределения госсредств. А это, в свою очередь, привело к демонстративному несоблюдению правил реставрации, что подкреплялось подписанием фиктивных документов.

Она сгорела

Благодаря горе-реставраторам, причем все тем же, Москва чуть не лишилась одного из трех памятников, охраняемых ЮНЕСКО, – колокольни Новодевичьего монастыря, которая горела весной 2015 г. В департаменте культурного наследия Москвы вину подрядчика, питерской компании «Стройкомплект», считают очевидной. «Работы проводились с нарушениями установленных правил и регламентов, по нашему мнению, именно эти нарушения и привели к пожару», – говорит представитель ведомства. ООО «Стройкомплект» было создано в 2004 г. топ-менеджерами «Балтстроя» Дмитрием Сергеевым и Дмитрием Торчинским. Компании поручили реставрацию не абы каких объектов, а резиденции «Бочаров ручей», Мавзолея Ленина и Морского собора в Кронштадте. Причем на конкурсах «Стройкомплект» и «Балтстрой» иногда выступали дуэтом, увеличивая шансы друг друга. По факту пожара общественники требовали возбуждения уголовных дел, «Стройкомплект» возражал, что причиной возгорания стал бумажный китайский фонарик. Потом все затихло, но спустя год дело неожиданно снова всплыло на поверхность, а в случае с Псковом прошло еще больше времени, хотя СКР Псковской области проводил проверку по этим фактам еще в 2013 г. Но тогда дело спустили на тормозах. Возобновление расследования игроки рынка связывают с тем, что у компании при покровителях в погонах могло возникнуть ощущение безнаказанности и возросли аппетиты. Зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Дмитрий Горовцов связывает это с делами по контрабанде и желанием надавить на владельцев морского порта Бронка.

«Великие боксеры и то падают на ринге! Нет ни одного серьезного бизнесмена, кто бы не пропускал. Главное – это продолжать бой. Под боем я имею в виду активный бизнес», – утверждает Дмитрий Михальченко. Бой предстоит серьезный: в кризис госзаказы сократились не менее чем на 40%, а претендентов на них много. В высшую лигу реставраторов, например, прорывается московское ЗАО «Стройфасад», которое уже получило два подряда Минкульта на реставрацию здания Санкт-Петербургской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова стоимостью 2 млрд руб. и пытается выйти на городской рынок Санкт-Петербурга, но в нынешнем году региональные власти готовы выделить на реставрацию всего 2,9 млрд руб. Но успех только наполовину зависит от репутации и способностей команды реставраторов, полагает Виктор Смирнов.

Как говорит главный редактор сайта «Хранители наследия» Константин Михайлов: то, что сейчас зачастую выдается за реставрацию, представляется злом даже худшим, чем воровство или растрата. Потому что деньги при наличии государственной воли можно вернуть – и не из кармана налогоплательщиков, а из кармана виновников, – а вот утраченный или испорченный памятник истории и культуры вернуть невозможно.

Подземные страсти

Вопросы по качеству реставрационных работ возникают и к компаниям, которые работают в столичной подземке. Как отметил координатор общественной организации «Архнадзор» Юрий Егоров, качество реставрационных работ на этих объектах очень низкое, но руководители метрополитена отказываются идти на контакт с градозащитниками, ссылаясь на особый статус спецобъекта, присвоенный столичному метро. «На реставрации, а фактически на уничтожении «Киевской» архитектора Дмитрия Чечулина работала компания «Китеж», – говорит Юрий Егоров. – Мраморные плиты просто отдирали ломом от колонн и ляпали, по-другому не скажешь, обратно». В Сети много фотоматериалов, как укладывали плитку на станции и закрашивали мозаику. «Самое страшное в том, что тендеры на ремонт всех станций первой линии выиграл тот же «Китеж», – резюмирует Юрий Егоров. По данным сервиса «Контур.Фокус», «Китеж» заключил четыре госконтракта на 165 млн руб., в том числе на проектирование работ на 10 станциях московской подземки.

Вопросы к руководству Московского метрополитена есть не только у градозащитников. Региональный штаб ОНФ в рамках проекта «За честные закупки» выяснил, что с недобросовестными подрядчиками, которые дважды срывали сроки выполнения работ, продолжают заключать дополнительные соглашения. Еще в конце 2014-го – начале 2015 г. заказчик, ГУП «Московский метрополитен», заключило девять договоров на осуществление работ по благоустройству вестибюлей 85 станций и прилегающих к ним подземных пешеходных переходов. Подрядчикам выделили 100 календарных дней на ремонтные работы, однако, как выяснили общественники, в сроки не уложился ни один. Как утверждает юрист ФБК Любовь Соболь, нарушения начались еще на этапе конкурса: в частности, в конкурсной документации, по ее версии, отсутствовала проектно-сметная документация для ведения строительных работ. Кроме того, в контрактах были установлены заведомо нереальные сроки проведения работ. Они истекли еще 3 сентября, однако штрафовать строителей никто не стал, а спустя полтора месяца метрополитен заключил дополнительные соглашения о продлении срока работ до 21 ноября 2015 г. К тому моменту штрафов уже набежало почти на 170 млн руб. Однако и эти сроки были сорваны.

В том числе возникли задержки при реставрации станции «Киевская». «Сроки сдвинулись до конца апреля. Это связано со сложным ремонтом системы гидроизоляции, а так как работы ведутся только в ночное время суток, сроки растягиваются», – сказал гендиректор архитектурного бюро «Китеж» Александр Иванов. Задержкам он нашел культурное объяснение: «Люстры выдувались из двойного стекла – часть из молочного стекла, часть из прозрачного, и по молочному стеклу еще идет алмазная грань. Кроме того, на «Киевской» делаются одни из лучших полов в метрополитене. Там используется камень из Индии и Китая, потому что исторические полы были из мрамора и быстро изнашивались. Чтобы продлить срок службы полов, мы заменили мрамор на гранит, но выбирали такой камень, чтобы он полностью соответствовал по цвету историческому», – отметил архитектор.

Однако защитники культурного наследия все же полагают, что реставрация наскоком может выйти боком.  «При существующей системе идущие сегодня работы на «Киевской» и остальных станциях, намеченных к реконструкции-реставрации методом перелицовки и подземного «евроремонта», рискуют резко понизить ценностный потенциал «самого лучшего метро в мире», – считают в «Архнадзоре».

Псевдореставрация в России превратилась в целую отрасль, и проблемы есть в каждом регионе. В Ростове идет суд над компанией, которая так отреставрировала Богоявленский собор XVI в., что у того обрушились своды. Сделать что-то качественное за два месяца, отведенных контрактом, было сложно, а вот освоить деньги вполне удалось. Тем более что руководитель компании-реставратора «Эшелъ» Евгений Загоскин оказался главой компании «Альфарекон», которая засветилась в деле о хищении бюджетных денег в Ярославле во время реставрационных работ на ротонде Гостиного двора. И он же стал победителем очередного конкурса. Это идеальный кейс для иллюстрации современного положения реставрационного бизнеса в России. Показательно, что ростовское дело дошло до суда, и ущерб при цене госконтракта в 12 млн руб. оценен в 200 000 руб. На исправление ошибок опять понадобятся бюджетные деньги. Министр культуры Владимир Мединский в шоке от озвученных коррупционных фактов, но продолжает работать. Целевая программа «Культура России (2012–2018 гг.)» предусматривает выделение более 40 млрд руб. из федерального бюджета на реставрацию памятников, определенные средства заложены на эти цели и в региональных бюджетах. А значит, грядут новые битвы за государственные миллиарды.


Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!