21 февраля 2014    Источник: Агентство "Псковская лента новостей"

«Шталаг 372»: это нужно живым?

В ближайшее время проблема увековечения памяти советских солдат - жертв «Шталага 372» (концентрационного лагеря, располагавшегося во время Великой Отечественной войны в районе нынешней улицы Юбилейной в Пскове) может быть решена. А может быть и не решена. Извините за пессимизм, но оптимизму после семи лет наблюдения за ситуацией взяться пока неоткуда.

""

Напомним, что 19 февраля в Псковском областном Собрании депутатов обсуждали вопрос установки границ захоронений времен Великой Отечественной войны на ул.Юбилейной и передачи земельного участка из федеральной в муниципальную собственность.

""

Проводил совещание заместитель председателя областного Собрания, координатор проекта «Историческая память» Борис Полозов. Проект, кстати, партийный, но надо отдать должное Борису Геннадьевичу: он ни разу не подчеркнул «единоросскость» «Исторической памяти». Напротив, отметил, что самое пристальное внимание к проблеме привлек его коллега по депутатскому корпусу – Лев Шлосберг,  «инициатор кричащих публикаций» по «Шталагу 372», часть захоронений которого уже оказалась под жилой застройкой, пешеходной зоной и проезжей частью улицы Юбилейной.

""

«Мы вторглись фактически в места захоронения, в те рвы, где лежали погибшие», - констатировал Борис Полозов. Теперь, спустя семь лет после того вторжения, задача формулируется просто: это не должно повториться. Потому что стыдно.

«Больше, чем население Пскова»

И еще бы не было стыдно: с 2006 года, когда тема строек на костях узников «Шталага» впервые была поднята в СМИ, это первое серьезное совещание на уровне областного Собрания. Лев Шлосберг дипломатично выразил надежду, что оно станет отправной точкой для выработки решения. Но сначала надо решить ряд проблем.

""

«Мы располагаем очень ограниченным комплектом документов. Это документы апреля 1945 года, когда Чрезвычайная государственная комиссия произвела фрагментарное исследование мест захоронений в Шталаге. Было обнаружено 9 рвов глубиной 3 метра, длиной по сто метров, шириной - 4 метра. Площадь захоронения предположительно занимала территорию 250 на 300 метров. У комиссии Владимирского в Пскове был колоссальный объем работы. Поэтому она производила только фрагментарные исследования мест захоронения, эксгумировано было 650 человек. По оценке членов комиссии, в концлагере, учитывая, что он функционировал с 1941 года, погибло около 75 тысяч советских граждан. Это больше, чем население довоенного Пскова», - рассказал депутат.

""

По всей видимости, о могилах знали военнослужащие, располагавшиеся на этом месте: до 90-х годов оно не застраивалось. «Там не было ничего, кроме временных строений и даже не было складов», - напомнил Лев Шлосберг. Но в 2006-м году всё изменилось, был нарушен федеральный закон о похоронном деле, согласно которому на местах захоронений, в том числе тех, что официально не являются кладбищем, любое строительство запрещено. «Надо признать, что дома, которые там уже стоят, стоят незаконно. И любые другие дома или сооружения не могут там появиться ни при каких обстоятельствах. Любое количество лет спустя: ни через 20, ни через 30, ни через 130 лет. Задача стоит только в исследовании и мемориализации этого места», - подчеркнул парламентарий. Он обращался в Министерство обороны РФ, в чьей собственности находится данная территория, там подтвердили готовность передать землю муниципалитету. Но надо направить соответствующее обращение с приложением схем расположения захоронений на кадастровой карте.

""

«В 2015-м году наша страна будет отмечать 70-летие Победы в Великой Отечественной войне, в 2014-м году – 70 лет освобождения Пскова. Очень хотелось бы, чтобы к лету этого года процесс создания мемориала стал необратимым. Все, кто изучал материалы, говорят, что это должен быть всероссийский мемориал. Впоследствии в Псков смогут приехать родственники тысяч погибших в «Шталаге», у них впервые за эти годы появится место, где они могут помянуть своих погибших», - так закончил Лев Шлосберг.

«Улыбка» над рвом

Старший научный сотрудник Псковского музея-заповедника Марина Сафронова подтвердила, что родственники похороненных в Пскове советских солдат находятся нередко. Летом, например, в Псков приедут те, чьи близкие скончались в «лазарете» для советских военнопленных (район областной больницы). «Стыдно выглядеть «иванами, не помнящими родства». Стыдно, когда застраиваются места, которые по законодательству должны быть оформлены как охраняемые государством зоны, где возможны только парки или мемориальные объекты. Ничего другого: никакого туристического кластера, никакой гостиницы с красивым видом на реку - на месте лазарета быть не может!» - Марина Сафронова четко дала понять участникам совещания, что такая опасность уже есть. И дома в военном городке на костях узников «Шталага 372», который к тому же имел много «отделений» по городу, это не единственная проблема, связанная с сохранением памяти о Великой Отечественной.

«Этот вопрос надо решать в комплексе, не только в одном отдельно взятом месте. Но начать надо, наверное, с военного городка. И точку надо поставить раз и навсегда: в городе воинской славы нам не должно быть стыдно за память о погибших. И еще хочу сказать: мне кажется неправильной практика перезахоронения останков военнопленных с территории военного городка в Песках. В области была идея: перезахоранивать погибших солдат на линии Сталина. Так уже делали в конце 40-х годов, в 60-е годы. Но когда переносили захоронения, получилась такая путаница, которую до сих пор не знаешь как распутать», - добавила она.

Руководитель проекта «Забытые крепости XX века», археолог Алексей Старков в 2008-м году подробно занимался исследованием мест массовых захоронений – их в Пскове очень много, в общей сложности 17, включая четыре места, где были похоронены немцы (не только военнопленные, но и погибшие в боях, умершие в госпитале, который я пишу без кавычек – понятно, что это был не тот «лазарет», в котором советские военнопленные умирали без еды и медикаментов).

Могильники на Юбилейной также были предметом пристального изучения. Как не быть: в материалах презентации Алексея Старкова первый же слайд – такой мирный, такой симпатичный. Фото магазина «Улыбка радуги» в доме №36 на улице Юбилейной. Это над траншеей №7 с останками… В 2010 году перезахоронили только часть.

""

Правда, и условия залегания останков теперь таковы, что к изначальной глубине в 2 метра добавилась современная подсыпка. И теперь (по результатам раскопок 2010 года) глубина обнаружения останков составляет до четырех метров от современной дневной поверхности. Поэтому часть захоронений сохраняется под фундаментами домов, но их было невозможно обнаружить при рытье экскаватором ям на глубину до двух метров (по информации Алексея Старкова, это пробовали поисковики с застройщиком). И изъять их теперь тоже невозможно. Но границы захоронения можно установить с высокой степенью точности. Остается лишь запретить тут хозяйственную деятельность и увековечить память погибших.

«К этому не все готовы»

Председатель Государственного комитета по охране культурного наследия Елена Яковлева также напомнила, что Алексей Старков проводил эти изыскания в 2008 году.

""

«Есть и обзорная работа: «Массовые захоронения на территории Пскова». Она была широко презентована, с тем, чтобы эта информация была включена в тогда еще создаваемый генеральный план Пскова. Она была передана во все инстанции, но была не востребована. Но информации здесь достаточно и какого-то дополнительного финансирования на исследования здесь не нужно», - почти обрадовала участников совещания Елена Александровна. То есть еще пять лет назад все материалы были собраны и всем участникам градостроительной и прочей деятельности переданы! Но - «оказались не востребованы». Также в 2012 году была проведена большая работа по определению в общих чертах границ этой территории. Был разработан соответствующий документ, который теперь можно брать за основу - в том числе для определения уже правовых основ функционирования этой земли. То самое требование Министерства обороны об обращении муниципалитета с прилагающимися схемами можно теперь можно подготовить быстрее. Еще и сэкономить на исследованиях почти 165 тысяч бюджетных рублей.

Елена Яковлева, кстати, высказалась против раскопок: «Это связано и с этическими, и с техническими вопросами: останки лежат на глубине до 4 метров, тревожить их не вижу необходимости. Потому что квартал уже сформирован, застройку здесь расширять не собираются - мы собираемся охранять это место как особое, связанное с местом погребения в том числе».

Но в  отношении формы мемориализации председатель «охранительного» комитета была осторожна. «Увековечить надо обязательно, помнить - обязательно, но вписать в жилой квартал ежедневную информацию о том, что вы живете на костях - к этому не все готовы... И у меня предложение: идти по пути примирения и уважения к памяти через создание часовни. Я за то, чтобы определить границы «Шталага». И за то, чтобы наряду со светскими меморативными объектами (может быть это будет памятная доска или что-то еще), там должен появиться объект, где можно помянуть этих людей», - заметила она.

Правда, Алексей Старков в записи в своем Живом Журнале потом отметил, что почти половина узников «Шталага 372» были мусульманами… Но это всё обсуждаемо.

Главное-то, чтобы у нас еще какая-нибудь «улыбка» над могилой не появилась. Борис Полозов в связи с этим свои опасения сформулировал прямо: то место, о котором уважаемые докладчики говорят как о пустыре, на генплане уже обозначено как школа (не та ли, строительства которой лет двадцать добивался бывший теперь уже депутат гордумы Николай Соболь?). Как такое вообще могло произойти? 

Ответ держал Виктор Котляров, ныне советник ООО «Спецпроект»: «Теоретически освоение этого участка начиналось с 2000 года, когда Минобороны занялось комплексным решением жилищной проблемы для военнослужащих. И решило, что земли, которые здесь использовались под склады, можно освободить и строить на них жилье. Кроме ограничений по высотности застройки, в то время мы не имели никакой другой ограничивающей информации!»

В момент этого заверения известный псковский поисковик, ныне заместитель председателя областного Совета ветеранов Николай Горбачев  саркастически усмехнулся и покачал головой. Но господин Котляров продолжал: «Года через два, когда вся уже документация без всяких замечаний и вопросов с захоронениями была подписана, мы проводили авторский надзор. И было одно место, где обнаружили останки при земляных работах. Но тогда особого значения не придали. Решили, что это камерное такое захоронение. У нас вся земля полита кровью, и останки можно найти везде. Я сейчас услышал, что только в 2008-м году появилась более-менее достоверная информация о том, что там нужно ограничить застройку. Но в генплане ничего нет.. Я поддерживаю Елену Яковлеву в том, что нужно срочно принимать любой документ, который хотя бы затормозит застройку».

«Граждане, нельзя же так!»

Председатель военно-патриотической организации «След «Пантеры» Геннадий Корольков не выдержал: «Мы с Николаем Антоновичем Горбачевым знаем, что при начале строительства этого военного городка всё было не так! Когда начали отрывать котлован под застройку 36-го дома, рабочие вывозили в Ваулины горы массу останков. Когда мы их обнаруживали, то спрашивали у водителей КАМАЗов – откуда это. Отвечали, что с Юбилейной. Останки наших отцов. Спасибо СМИ поднялись!» Николай Горбачев подтвердил: да, вывоз (фактически – выброс) останков узников Шталага поисковики заметили быстро. «Я хочу поблагодарить поисковиков из «Следа «Пантеры», которые тогда после рабочего дня до 11 вечера поднимали останки из открытого рва, где строился дом по улице Достовалова. Котлован мы очистили, но то место, где стояли вагончики (перпендикулярно улице Юбилейной) – из тех траншей мы не смогли их поднять», - рассказал Николай Антонович.

""

Никто не спорит – участники совещания были настроены решительно. Сформировали рабочую группу, которая займется скорейшей разработкой того, что нынче называется «дорожной картой». Тем более, что немалая часть работы уже выполнена, спасибо псковским археологам – и отдельное Алексею Старкову. И очень хочется верить, что будет в этом месте парковая зона с местом поминовения и мемориалом памяти павших. Но в эту рабочую группу вошел еще один пессимист, а точнее реалист: псковичка Галина Васильевна Прокофьева, которая на одном энтузиазме «с еще двумя бабульками» как раз и занимается если не увековечением, то хотя бы элементарной поддержкой памяти о героях и жертвах Великой Отечественной. И то, что её заботы зачастую превращаются в борьбу, свидетельствует, что с нами что-то не так. Сильно не так.

Вы только послушайте Галину Васильевну: «Меня долгое время возмущал забор вокруг памятного знака (так увековечена память погибших в «Шталаге» – чуть не снесли в 2012-м, мешал стройке и жителям – прим. авт.). Я бесконечно обращалась по этому поводу в городскую Думу, городскую администрацию, областную администрацию, областное Собрание депутатов – все инстанции прошла. Вынуждена была обратиться к федеральному инспектору Мурашову, который вызвал к себе командира 76-й дивизии Наумца и главу города Пскова Цецерского. И те ему дали клятвенное обещание помочь, но ничего не делалось! И только после очередного обращение к Наумцу забор убрали, ямы вокруг подзарыли. Но территория осталась в неприглядном виде, цветочница страшная, травой всё заросло. Вот мы, три бабульки, и драли этот дерн! Потом обращались в цветочное хозяйство, в котором работают очень хорошие люди, они выделили 75 штук бархатцев. Мы их посадили, и я целое лето их поливала. Спрашивается: где администрация? Городская или еще какая-то? А еще  я решила посмотреть, что делается в других местах: в Крестах памятник на месте концлагеря требует косметического ремонта, цветочница вся запущенна. На Мироносицком кладбище за памятником когда-то ухаживал радиозавод. Теперь там тоже всё запущено! Что касается кладбища воинов-освободителей на улице Юбилейной: там на многих керамидах почти стерлись надписи: с правой стороны два ряда пытались обновить, но на остальных в скором времени не останется ни одной надписи! Граждане, нельзя же так относиться к памяти о войне! За всеми этими памятными местами надо ухаживать постоянно, а не только ко Дню освобождения Пскова».

""

И стоит ли удивляться, что Галина Прокофьева мало верит в успех совещания? Ей было не добиться человеческого отношения к памятному камню! А тут - решение вопроса о целой памятной зоне. Конечно же, Галина Васильевна уверена, что оно растянется на долгие годы.

Разубедить её можно будет только делом.

Хотя защитить большое кладбище, где лежат солдаты Великой Отечественной, советские граждане – дело, безусловно, очень трудное и очень долгое. Это только телеканал «Дождь» можно мгновенно лишить эфира за несвоевременный вопрос. И считать после этого, что теперь-то историческая память надежно защищена.

Елена Ширяева

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!