ПРЕССАК списку всех публикаций

11 марта 2018, 09:00   Источник: Псковская губерния

Удачи, мистер Горски?

Шансов выполнить условия Минфина по реструктуризации госдолга приблизительно столько же, сколько и шансов полететь на Луну

Во всяком случае, многие эксперты говорят так и пока всё выглядит именно так. Администрация Псковской области вынуждена выбираться из тяжёлого финансового кризиса под жёстким контролем Минфина. Финансовые трудности в 2018 году были очевидными, но окончательные условия, на которые региону пришлось подписаться, выглядят пока  невыполнимыми. Либо выполнимыми, но в качестве жертвы чиновникам придётся принести либо социальную сферу и реальный сектор экономики, либо себя – целиком и без остатка.

Дай пять

Жуткая неприятность, которую основная масса населения пока в расчёт не берёт, называется «соглашение с Минфином о реструктуризации государственного долга». Региональные власти ещё в конце декабря не собирались подписывать это соглашение с министерством, потому что условия, которые предлагало регионам федеральное ведомство, кроме как кабальными не назовёшь. На сессии Псковского областного Собрания Михаил Ведерников заявил, что будет торговаться с Минфином до последнего. «Я не склонен подписывать соглашение в том варианте, в котором нам его предлагают. Там есть ряд нюансов, которые мы изначально не выполним. Мы будем просить дополнительных дотаций и замещения коммерческих кредитов на бюджетные», - сказал он тогда.

В итоге альтернатива, предложенная министерством, видимо, оказалась, ещё хуже, чем соглашение о реструктуризации долгов. И врио губернатора тихонько пришлось забирать свои слова назад. Его финансовый зам Татьяна Баринова 27 февраля сообщила, что если бы регион не подписал соглашение, то власти должны были бы вернуть в казну бюджетные кредиты до начала марта в размере 5 миллиардов 647 миллионов рублей. С сегодняшним псковским бюджетом это, разумеется, невозможно. «Риски невыполнения [бюджетных обязательств] есть, они есть всегда», - ответила Баринова на вопрос депутата Льва Шлосберга о возможных проблемах в связи с подписанием соглашения о реструктуризации.

Однако худшее, что можно делать в такой ситуации, - злорадствовать: команда Ведерникова, скорее всего, последняя, кто хотел это соглашение подписывать. Во-первых, оптимизация различных сфер жизни в регионе перед выборами президента и тем более перед сентябрьскими выборами губернатора никому не нужна. Во-вторых, руководить без денег и отчасти под внешним управлением Минфина (как минимум под жёстким контролем) никому не хочется. В-третьих, с недовольством населения можно столкнуться и в межвыборный период, особенно если протестные настроения будут аккумулировать те же профсоюзы и объединённая красно-оранжевая оппозиция. Ну и в-четвёртых: выполняя установки Минфина, регион ну очень вряд ли сможет выдержать планку по статистическим показателям в других направлениях. Экономия скажется на всём: рабочих местах, росте реальных доходов, покупательской способности, росте промышленности.


Михаил Ведерников и Татьяна Баринова не хотели, но подписали соглашение с Минфином. Фото: Тимур Галимов.

В чём же эти кабальные меры заключаются? Они озвучены в пяти дополнительных соглашениях (по числу выданных ранее бюджетных кредитов) к основному соглашению с Минфином, и там очень много нюансов. Например, в допсоглашениях указано, что к 1 января 2018 года соотношение госдолга к собственным доходам должно составлять не более 96 процентов, к 1 января 2019 года - не более 89 процентов, к 1 января 2020 года - не более 85 процентов, к 1 января 2021 года - не более 78 процентов, к 1 января 2022 года - не более 72 процентов, к 1 января 2023 года - не более 61 процента, к 1 января 2024 года - не более 55 процентов. По итогам 2017 года это соотношение по данным РИА «Рейтинг» составило 101,7 процента, притом, что за последние годы оно только росло.

И здесь мы сразу сталкиваемся с интересной математической ситуацией: по данным федерального информационного агентства, опирающегося на данные Минфина, соотношение госдолга к собственным доходам составило 101,7 процента, что есть по сути мы имеем нарушение соглашения прямо со старта. Однако финансовое управление Псковской области в подробном отчёте по итогам 2017 года показывает, что собственные доходы региона составили 17,19 миллиарда рублей. При госдолге в 16,37 миллиарда рублей соотношение составило 95,23 процента при необходимых 96 процентах. Поразительная точность исполнения критерия.

По другому критерию особо тяжелые регионы должны демонстрировать ежегодное снижение ещё большими темпами, но здесь Псковской области это не коснётся, если только не одно но: финансисты пока не озвучивали (и не удивительно), применяются ли к регионы меры, предусмотренные пунктом 4 статьи 130 Бюджетного кодекса РФ? Этот пункт предусматривает, что регионы, в бюджетах которых доля дотаций из федерального бюджета в течение двух из трех последних отчетных финансовых лет превышала 40 процентов объёма собственных доходов консолидированного бюджета осуществляется ряд дополнительных мер – начиная с создания спецсчетов в казначействе и заканчивая подробным ежегодным отчётом перед Минфином. В общем, это похоже на ситуацию, когда ты напортачил, и родители снова каждый день проверяют домашнюю работу и дневник.

Так вот, для таких регионов условия жёстче: на начало 2019 года указанные выше показатели должны составлять 60 процентов, а на 2020 – 50 процентов. Что для Псковской области не реально. Применяет ли к нам Минфин меры по статье 130 БК, повторюсь, пока неизвестно («ПГ» отправит запрос по этой информации в финуправление). В прошлом году безвозмездные поступления из федерального бюджета составили 10,7 миллиарда рублей, но Бюджетный кодекс, видимо, подразумевает именно дотации (они в 2017 году составили 4,5 миллиарда). Собственные доходы в 2017 году составили 17,2 миллиарда рублей, и 40 процентов от этой суммы – 6,88 миллиарда.

Что в случае неисполнения этого пункта? Минфин обязует региональную администрацию открыть спецсчета в федеральном казначействе, и в итоге именно федеральное ведомство становится фактическим распорядителем счетов, контролирующим все операции. В рамках этого процесса Минфин запрещает администрации проводить любые финансовые операции, кроме первоочередных. Неприятная для региональной власти процедура, фактически означающая финансовую импотенцию. Да, при определённых моментах придётся в течение двух месяцев единовременным платежом погасить и реструктурированную задолженность. И это будет похоже на ту же ситуацию, что сейчас, когда разом надо вернуть 5,6 миллиарда.


Со стороны министерства финансов соглашение подписывал замминистра Леонид Горнин. Фото: stolica-s.su

Важен и график погашения бюджетных кредитов: в этом и следующем годах регион должен вернуть в федеральный бюджет пять процентов общей задолженности (то есть порядка 288 миллионов рублей ежегодно не позднее 1 декабря плюс 5,6 млн рублей за льготную ставку в 0,1 процента), в 2020 году – 10 процентов (565 миллионов), с в 2021-2024 годах – по 20 процентов в год (1,13 миллиарда).

Да, все пять дополнительных соглашений подписаны министерством финансов России и администрацией Псковской области 29 декабря – в последний рабочий день 2017 года. А бюджет-2018 депутаты принимали 21 декабря, и тогда вроде бы никто не догадывался, что Минфин кинет регион через бедро, однако принятый дефицит региона составил 288 миллионов рублей – именно столько, сколько регион должен выплатить федеральному бюджету в 2018 году (Бюджет-2018: 26,72 миллиарда по доходам, 27,08 миллиарда по расходам).

Но есть и хорошие новости

Единственное, в чём Минфин проявил лояльную позицию, - это дефицит: ведомство разрешило иметь дефицит в размере 10 процентов от суммы собственных доходов, то есть, например, по итогам 2017 года Псковская область могла бы себе позволить 1,72 миллиарда рублей дефицитом. Но о таком порядке цифр, кажется, уже никто не рассуждает.

Да, ещё одно важное допущение, от которого может показаться, что ситуация не так трудна: Минфин разрешает региону брать коммерческие кредиты. То есть в реальности ситуация, когда администрация не сможет в конце года часть кредита, вроде бы невозможна. Однако министерство финансов устанавливает условия: ставка кредита должна быть не выше, чем ставка рефинансирования Центробанка плюс один процент (то есть на сегодня – 7,5 процентов плюс один процент). Какой банк даст кредит с таким небольшим процентом, к тому же не самому надёжному плательщику? Это серьёзный вопрос. Ну а во-вторых, если такая ситуация будет допущена, то мы опять получаем большие проценты за кредит (то, от чего, собственно, и уходили, получая бюджетные кредиты) и рискуем не выполнить тот самый основной пункт по снижению соотношения доходов и долгов.

В результате любое кардинальное изменение темпов финансовой политики принесёт дисбаланс в социально-экономическую модель. Это очевидно, но других предложений у меня для вас нет, как бы говорит Минфин.

Цена вопроса

Что делать в сложившейся ситуации? Любой, кто учился в начальной школе, знает: если ключевой показатель зависит от деления, в котором числитель – госдолг, а знаменатель – собственные доходы, то надо либо уменьшать числитель, либо увеличивать знаменатель. И, конечно, чтобы резко не разбалансировать показатели, лучше всего плавно делать и то, и другое.

На самом деле, для того, чтобы выполнить критерий Минфина на начало 2019 года (соотношение в 89 процентов), необходимо на сумму порядка 1,2 миллиарда либо уменьшить госдолг, либо увеличить собственные доходы.

Снижение госдолга достигается сокращением всех расходов, то есть оптимизацией и появлением свободных денежных средств, которые пойдут, например, на погашение коммерческих кредитов: это самый простой вариант, но самый непопулярный, и это показатель слабости финансового блока и всей администрации региона. Наращивать собственные доходы – это модель для сильной команды, но очевидно, что создание потенциала для роста собственных доходов – работа не одного года. И ждать, например, экономического чуда от ОЭЗ «Моглино» (допустим, площадка действительно когда-то заработает как надо) ближайшие годы бессмысленно: у резидентов – налоговые льготы на старте, и регион от них почти ничего не получит, кроме рабочих мест.

По итогам 2017 года основную часть собственных доходов по-прежнему составляют НДФЛ и налог на прибыль организаций: в сумме они составляют 56 процентов всех доходов бюджета (неконсолидированного) Псковской области. Таким образом, роль крупного бизнеса, который платит налоги и даёт рабочие места, резко возрастает: мы наверняка увидим усиление влияния и Великолукского агропромышленного холдинга, и так называемого электротехнического кластера и Александра Козловского, и предприятий вроде «ПсковАгроИнвест». И здесь можно констатировать, что ряд конфликтных ситуаций бизнеса и общества придётся аккуратно заминать, находясь на стороне именно бизнеса. Например, несмотря на все последние конфликты вокруг фигуры Яна Лузина, его бизнес и финансовые обороты сейчас нужны региональной власти: отчисления от его организаций должны быть стабильны и прогнозируемы.

Наверняка усилится работа и надзорных органов, которые занимаются сборами. Например, от различных штрафов в 2017 году Псковская область получила порядка 289 миллионов рублей. Возрастёт важность работы с лесопромышленниками (они в 2017 году перечислили в бюджет ровно 100 миллионов рублей) и дорожными сборами (доходы от эксплуатации платных дорог составили около 219 миллионов).


Приватизация «Псковавиа» и двух других организаций, которыми владеет Псковская область, может принести более 100 миллионов рублей.

Практически самым простым способом пополнить бюджет быстрыми деньгами можно назвать приватизацию, и это, в первую очередь – продажа в частные руки не зданий и участков, а крупных объектов вроде «Псковавиа». Да, в план приватизации уже давно включены продажа акций ОАО «Псковжилстрой», ОАО «ИКЦ «Октябрь» и ОАО «Псковавиа», но, например, в случае с региональным авиаперевозчиком проблема одна: актив проблемный и нерентабельный, продать его в таком состоянии очень сложно, нужно вести длительные переговоры. Тем не менее, это важно и делать это придётся, потому что планируемый доход от продажи акций трёх ОАО - 111 миллионов рублей.

Тактически важным будет, когда администрация Псковской области представит свои планы по корректировке расходной части бюджета (если она готова это сделать до выборов): важно понять, какие именно направления могут столкнуться с сокращением финансирования. Самые крупные бюджеты, традиционно – у социального обеспечения населения (ведомство Армена Мнацаканяна), образования (ведомство Александра Седунова) и дорожного хозяйства (ведомство Игоря Сильченкова). Разумеется, проще оптимизировать что-то самое большое – это меньше бросается в глаза, поэтому посмотрим, кто из руководителей как будет лоббировать своё направление.

Ну и, разумеется, всей команде администрации Псковской области придётся активно работать над инвестиционной привлекательностью региона, росте экспорта и трансграничных проектах, которые просто необходимы региону, который единственный в России граничит с двумя государствами Евросоюза. Причём пока непонятно, насколько квалифицирован сегодняшний финансово-экономический блок: с необходимостью работать так интенсивно он ещё не сталкивался.

Конечно, до успехов в работе над инвестиционной привлекательностью нужны годы, и до вала денег от инвесторов и импортёров ещё как до Луны. Но всё-таки и до неё можно добраться.

 

Денис Камалягин, Псковская губерния

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!