ПРЕССАК списку всех публикаций

04 мая 2018, 08:55   Источник: МБХ Медиа

Сельский депутат Светлана Василькова: «В мой дом кидают камни, чтобы заставить замолчать»

Светлане Васильковой 58 лет, из них 13 она занимается правозащитой: выигрывает суды по ЖКХ как глава реготделения «Российской ревматологической ассоциации „Надежда“», помогает получить лекарства ревмобольным, как депутат от «Яблока» публично рассказывает чиновникам от здравоохранения о плачевной ситуации в медицине на местах и разоблачает непрозрачные проекты местной администрации. За молчание ей сначала предлагали высокооплачиваемые посты, но после категорических отказов перешли к физическому воздействию. Мы узнали, зачем Светлане Романовне нужна бесплатная и опасная работа в райсобрании, и что при желании может сделать простой сельский депутат в России.

«Нас большинство: что хотим тут, то и делаем»

Светлана Василькова стала районным депутатом в Пустошке Псковской области в 2012 году. Они пришла туда с командой Льва Шлосберга. В январе 2012 года они впервые пообщались лично, и уже в марте Василькова выиграла выборы. Шлосберг выдвинул Светлану Романовну неслучайно: на тот момент у нее был уже 7-летний опыт работы в правозащите. В 2005 году она вместе с соседями по отделению в институте ревматологии участвовала в создании Российской ревматологической ассоциации «Надежда» (сегодня она возглавляет ее реготделение в Псковской области). Организация помогает аутоиммунным больным получать льготные дорогостоящие лекарства и консультирует по всем вопросам. В 2010 году Василькову выбрали старшей по дому, и она занялась судами с местной управляющей компанией. «Все началось с незаконных поборов собственников жилья: с них дважды брали плату за управление, — рассказывает Василькова. — Я выиграла суд, и моим прецедентом в Пустошке воспользовались 600 с лишним человек, все они победили».

Льву Шлосбергу и его команде активистка поверила сразу. «Я увидела, что он умный и честный человек, поэтому и решила с ним работать. Понимала, что нужно создавать свою фракцию в районном собрании, иначе бы мы просто не смогли рассказывать людям всю правду и бороться за них», — объясняет свой выбор Светлана.


Татьяна Василькова и Лев Шлосберга. Фото: личная страница в Facebook

О том, какой именно будет работа в Пустошкинском районном собрании, коллеги-единороссы предупредили яблочницу Василькову в первый день ее депутатства в 2012 году. «Вас тут меньшинство, нас большинство, и мы что хотим, то и делаем», — объяснили они на публичных слушаниях. Они отказывались регистрировать ее помощников, которые работают исключительно на общественных началах, не хотели устраивать на слушаниях парламентский час, который дает возможность подробнее обсуждать проблемы района, требовали прекратить задавать вопросы по проектам решений. Подключалась даже прокуратура, которая давала отрицательные заключения почти на каждый проект Васильковой.

 

Позже власти попытались зайти с другой стороны — предложили ей руководящую должность с 50-тысячной зарплатой (при обычной для района зарплате в 15 тысяч рублей — «МБХ медиа») в одной из районных автодорожных организаций. «Устроим, только брось Шлосберга», — просили Василькову.

Но она не бросала: выступала на каждом слушании и вчитывалась в любой проект решения, боролась с растущими тарифами ЖКХ — именно благодаря ей некоторые из них и сейчас держатся на уровне 2013 года. Районные депутаты и глава такому подходу очень удивлялись. «В команду „Единой России“ подобраны только лояльные исполнительной власти люди. Они и голосуют не задумываясь, не читая документы, и пакет с нормативными актами иногда не открывают, не просят распечатать. При этом многие даже электронной почтой пользоваться не умеют», — делится деталями местного парламентского процесса Светлана Василькова.

«Зеленая папочка»

Одно из главных направлений в ее депутатской работе — здравоохранение. В 2016 году, в Пустошке, где живут чуть более четырех тысяч человек, сложилась ситуация, когда люди по несколько месяцев не могли дозвониться в регистратуру местного филиала областной больницы. Анализы здесь сдавать также было бессмысленно: довезти до головного заведения их не успевали, биоматериал портился, и медики, по словам Васильковой, особо не заморачиваясь, просто указывали в результатах исследований нормативные показатели. «У всего Пустошкинского района в норме холестерин и сахар вдруг стали. Как это возможно?», — возмущается Светлана Романовна. Вместе с 9 районными депутатами (всего в Собрании работают 15 народных избранников, но некоторые члены «Единой России» отказались подписывать документ — «МБХ медиа») она написала запрос в территориальное управление Росздравнадзора по Псковской области. Там факт нарушений зафиксировали, но проблема от этого не решилась.

Тогда Василькова публично потребовала помощи уже у министра здравоохранения России Вероники Скворцовой. В ноябре 2016 на VII всероссийском Конгрессе пациентов она сообщила министру, что жители Псковской области безрезультатно пытаются дозвониться по единому номеру 88 001 006 603, а из-за морально устаревших компьютеров сотрудники медицинских учреждений не могут выйти в интернет. После этого в регистратуре Пустошкинского филиала областной больницы появился чуть более мощный компьютер, но участковые врачи по-прежнему не имеют возможности записывать пациентов на прием к узким специалистам. Многих из них просто нет в перечне системы «ПроМед». С анализами после вмешательства министерства вопрос также решился полумерами: теперь больные сами ездят их сдавать за 86 километров в Великие Луки.


Пустошка. Фото: Wikipedia

В 2017 году, подняв вопрос о тех же многострадальных больницах в районах, она испортила экс-губернатору Псковской области Андрею Турчаку позитивный доклад первому замминистра здравоохранения Игорю Каграманяну. «Я больная с 30-летним стажем, у меня системное аутоиммунное заболевание. Практически нет возможности получить качественную медпомощь: рентгеновские снимки не читаются, лаборатория в больнице закрыта», — сообщила она и привела в пример ситуацию с жительницей Пустошки, которой необходимо срочно сделать ангиографию нижних конечностей в Пскове, но ей постоянно отказывают из-за нехватки средств.

 

«В ближайшее время специалист комитета просто приедет на место и разберется. <…> Без партийного окраса и без партийно-политической оценки. Договорились? Вы же как пациент обращались? Или это коллективное творчество?», — разозлился Турчак.

«Какой окрас? Я пациент с 30-летним стажем. Я сама ассоциацию ревмобольных организовывала, какой еще окрас?», — не поняла Василькова.

Турчак процедил что-то про случайно замеченную «зеленую папочку» в руках у женщины. Зеленый цвет у экс-губернатора, кажется, ассоциировался исключительно с лидером псковского «Яблока» Шлосбергом.

Наслужили?

Другой «зеленый» вопрос Васильковой — земли и жилье в Пустошкинском районе. Помимо хорошей экологической обстановки край может похвастаться и большим количеством озер: здесь их 57. Несколько лет назад местный священник Сергий Макарусь занялся прибыльным делом: менял вид использования земли «для садоводства и огородничества» на вид «для ведения личного подсобного хозяйства». Последний дает возможность строить дома даже на берегу озер и рек и увеличивает стоимость земли в несколько раз. Матушку священника, которая также меняла земли, присбосабливала их под «территорию застройки ИЖС». Местные дачники и огородники многие годы безуспешно ходатайствовали о переводе земель в другой вид, но получали от местной администрации только отказы. А батюшке власть благоволила: с ее помощью он поменял вид у четырех участков, а после благополучно их продал. Пару лет назад земельные полномочия от администрации района перешли к депутатам, и очередную попытку в священнослужителя остановила Светлана Романовна. «У нас что, новый вид бизнеса появился — вид использования земель менять? — поинтересовалась она на июльской сессии 2017 года. — Почему местные годами не могут это сделать, а кто-то быстро решает вопрос? Почему у лесоперерабатывающего предприятия земли тоже начинают переводить в другой вид только после того, как там дочка замглавы района Екатерина Терентьева работать начинает?». Депутатам после этого пришлось внести изменения в Генплан, чтобы уравнять в правах с батюшкой и чиновниками простых смертных.

В конце 2016 года Василькова не согласилась отдавать единственное муниципальное жилье, в котором часто жили приезжие врачи, зятю заместителя главы администрации района Татьяны Осиповой Александру Терентьеву, который ранее занимал высокий пост в региональном УМВД. Правда, карьера Терентьева неожиданно оборвалась: в Псковской области были арестованы две организованные преступные группы, которые занимались угоном элитных иномарок, Терентьев по делу не проходил, но после передачи громкого уголовного дела в суд его отправили из УМВД на пенсию.

Терентьев переехал из Пскова в Пустошку к трудящимся в администрации и местном парламенте теще и зятю (тот был председателем райсобрания) и возглавил муниципальную типографию. После пожара в доме тещи, где он жил, Терентьев попросил у депутатов выделить ему муниципальную квартиру. Те предсказуемо согласились, только Василькова снова была против. «Эта квартира в мобильном фонде, а у депутатов нет полномочий им распоряжаться, — объясняет она. — И документов о том, что у Терентьева нет другого жилья в районе, тоже никто не видел. Даже прокуратура отметила, что нормативы выдачи служебного жилья в Собрании не прописаны». В ответ на письменное обращение депутата Васильковой надзорное ведомство рекомендовало собранию урегулировать процедуру проверки потенциальных арендаторов муниципального жилья, чтобы избежать необоснованной его выдачи. Терентьев, тем временем, продолжает жить в той самой муниципальной квартире.

Муниципальную типографию, источником дохода которой, по некоторым данным, может быть и неофициальный выпуск агитационной продукции во время выборов, он тоже решил приватизировать. «Мы станем субъектом малого бизнеса, которому оказывается всяческая поддержка на государственном уровне. Повысится наша конкурентоспособность, расширятся возможности для участия в торгах», — объяснял Терентьев райсобранию. Светлану Василькову эти доводы тогда не впечатлили, она предполагает, что приватизация просто развязала бы Терентьеву руки и лишила бы предприятие объективного контроля. Ведь единственным учредителем после его реорганизации была бы администрация Пустошкинского района с надежной тещей.

Александр Терентьев. Становая тяга от pskovkov4eg на Rutube.

Жену Александра Терентьева Екатерину активность Васильковой тоже утомила, поэтому, когда та в очередной раз выложила у себя на странице депутатский запрос о разрухе в районном здравоохранении, Екатерина там же написала, что Светлана Романовна старается ради «больших американских денег». Василькова в ответ подала в полицию заявление о клевете, но хода делу не дали. «Зарплату из Госдепа» Васильковой и Льву Шлосбергу власти Псковской области приписывают регулярно, но вот на местах эта байка не заходит. «Если он шпион, то и я живу на американские деньги, но люди смотрят на мой дом и огород и видят, где эти доллары и сколько их», — смеется депутат.

«Если кровать стоит между окнами, кирпич в голову не попадет»

Первые камни прилетели в окна Светланы Романовны в августе 2017 года, после той самой сессии, где она выступала против земельных привилегий священника и дочери заместителя главы администрации. Лев Шлосберг тогда также связал это нападение с депутатской деятельностью Светланы и назвал его попыткой запугивания перед выборами. Те Светлана Романовна снова выиграла и дождалась новых камней. 3 марта 2018 года окна снова были разбиты, сама Василькова в момент нападения на дом находилась в бане и не пострадала. Перед этим Светлана Романовна выступила на сессии и рассказала, как, по ее мнению, Контрольно-счетное управление (КСУ) муниципального образования «Пустошкинский район» покрывает многочисленные финансовые нарушения в работе администрации района и подведомственных ей организаций. По словам депутата, председатель КСУ предоставил недостоверную информацию Собранию депутатов и прокуратуре района, не опубликовал информацию о 25 из 26 официально проведенных контрольных мероприятий.


Камень, которым разбили окно. Источник: yabloko.ru

В апреле преступники сменили камни на кирпичи. «Меня работа в этот раз выручила, — вспоминает Светлана Романовна. — Я поздно сидела с документами за компьютером. Кирпичи попали на ту кровать, где я обычно сплю. Бросали с силой, умеючи, несколько раз». После последнего нападения пенсионерка переставила кровать на середину комнаты так, чтобы та стояла напротив перегородки между окнами. «Камни и кирпичи всегда летят по прямой, а так, глядишь, в голову не попадут», — надеется Василькова.

Ни по одному из случаев полиция уголовное дело не возбудила: в первый раз правоохранители оценили ущерб от нападения в 38 рублей, во второй — в 499 рублей, по третьему официального ответа еще нет. «Здоровье дороже, заделайте окно», — посоветовал участковый, но в документах, по словам Васильковой указал, что угрозы жизни и здоровью нет.

«Меня пытались заставить замолчать перед сессией районного собрания депутатов, где 27 апреля глава района Юрий Жуков представлял свой отчет о работе. Все, кроме меня, обычно голосуют за то, чтобы просто молча принять его, но я всегда, уже шестой год, задаю главе неудобные вопросы. Доходит до того, что депутаты-единороссы ставят на голосование вопрос о том, чтобы прекратить задавать вопросы главе», — говорит Василькова.

«Василькова, скажи, что тебе надо?»

«Почему это я должен думать о том, чтобы Василькова спокойно спала, и ей окна не били?», — возмущался глава района Жуков на последней сессии собрания депутатов. Также вел себя и его предшественник, председатель собрания V созыва Михаил Осипов. В свое время он практически еженедельно звонил ей с одним вопросом: «Василькова, скажи, что тебе надо?». Депутат, кажется, искренне хотел разобраться, чем можно нейтрализовать активную женщину, которая зачем-то бесплатно (Василькова работает депутатом вне штата и не получает зарплату, и живет исключительно на пенсию в 12 800 рублей — «МБХ медиа») отстаивает права людей.

Сегодня знающие люди и в Пустошке, и за ее пределами настоятельно рекомендуют Светлане Романовне не связываться с влиятельными людьми в районе, и, по возможности, даже покинуть его. «Если в дом полетит граната, то бессилен будет даже Шлосберг», — говорят ей.

Но Светлана Романовна убеждена: отступление — не вариант. «Я сегодня последняя инстанция в районе: когда из всех кабинетов гонят, люди идут ко мне. Понимаете, в „Единую Россию“ сейчас специально подобрали людей с теплыми высокооплачиваемыми рабочими местами в муниципальных предприятиях. Если они будут возражать администрации или просто по каким-то вопросам начнут поддерживать население, то тут же есть кнопочка, на которую можно нажать, чтобы уменьшить их доход. А на меня — только физическая расправа осталась», — говорит живущая на одну пенсию депутат. Она считает, что зарплата может испортить суть работы избранников: «Ринутся туда люди, которые сделают из этого бизнес-проект, тоже плохо будет».

Неделю назад команда Льва Шлосберга установила на ее доме системы видеонаблюдения. «Передвинула кровать назад, камер-то испугаются теперь. А я буду работать», — обещает Светлана Романовна.

 

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!