ПРЕССАК списку всех публикаций

30 мая 2018, 15:00   Источник: 360tv.ru

«Появилась жажда убийства — и я сошел с ума». Три воспоминания об Аркадии Бабченко

Российского журналиста Аркадия Бабченко убили в Киеве. Вечером 29 мая неизвестный пришел к нему в дом и трижды выстрелил хозяину в спину. Журналист умер по дороге в больницу. Бабченко дважды воевал в Чечне, работал в горячих точках и отличался резкими, подчас жесткими высказываниями. Но все коллеги и знакомые в разговоре с «360» отметили редкую искренность журналиста и его категорическое неприятие войны.
«Появилась жажда убийства — и я сошел с ума». Три воспоминания об Аркадии Бабченко

Что известно об убийстве

Вечером во вторник супруга Аркадия Бабченко вышла из ванной и увидела на пороге окровавленного мужа. Она сразу вызвала медиков, но в карете скорой помощи журналист скончался. Из-за умышленного убийства в Национальной полиции Киева возбудили уголовное дело. Причины произошедшего украинские правоохранители ищут в гражданскую позиции Бабченко, а также в его профессиональной деятельности. Проведя поквартирный опрос соседей, полицейским удалось составить фоторобот.

Со слов возможных свидетелей стало известно, что предполагаемому киллеру около 40-45 лет, он был одет в темную бейсболку, джинсы и джинсовую куртку. В киевском МВД не исключили, что убийца мог иметь сообщника. На месте расправы нашли гильзы от пистолета Макарова.

После новости о смерти журналиста его друг Мирослав Гай написал в Facebook об угрозах, которые Бабченко получал из России. Однако начальник киевской полиции Андрей Крищенко эту информацию неподтвердил.

«К Нацполиции Киева, по крайней мере, таких обращений не было. У нас не было с ним уголовных производств, где бы он проходил свидетелем или как лицо, которое нуждается в помощи. Соответствующий запрос уже есть в СБУ. Завтра мы сможем предоставить информацию вообще по Нацполиции Украины по этому поводу. Но он не охранялся, пока что получается так», — сказал он.

Как отреагировали в России

Официальный представитель Следственного комитета России Светлана Петренко также сообщила о возбуждении уголовного дела из-за убийства Бабченко. «За последние несколько лет на территории Украины были убиты уже несколько российских граждан: журналист Павел Шеремет, экс-депутат Денис Вороненков. Следственный комитет не намерен оставлять без внимания жестокие преступления в отношении граждан России», — сказала она.

МИД РФ потребовало от украинского правительства приложить максимум усилий для оперативного расследования убийства. В ведомстве также отметили рост числа убийств российских журналистов на Украине и выразили надежду, что международные организации возьмут дело под свой контроль.

«Уровень физического насилия, убийств в отношении работников СМИ в этом государстве неуклонно растет, а их расследования не приводят к наказанию преступников. Кровавые преступления и тотальная безнаказанность стали рутиной для киевского режима», — добавили в пресс-службе МИД.

На специальном заседании Совбеза ООН постпред РФ Василий Небензя усомнился в украинском правосудии. По его словам, независимых журналистов часто убивают, а их преступления не расследуются. Не исключено, добавил он, что официальный Киев, как обычно, найдет во всем российских след.

 

Пацифист, прошедший через войны

Экс-депутат Госдумы Илья Пономарев рассказал «360», что Бабченко был честным, смелым и «прямым, как палка» человеком. При этом в 80% случаев бывший парламентарий с журналистом не соглашался, но «Бабченко нельзя было не уважать за искренность в выражении своей позиции».

«Он был патриот России, остро за нее переживающий, но делающий при этом парадоксальные выводы. Но ощущающий жизнь оголенным нервом и доказавший свой патриотизм тем, что прошел несколько войн, был ранен, неоднократно рисковал жизнью. Очень незаурядный человек и талантливый писатель»
Илья Пономарев.

Пономарев и другие знакомые Бабченко много спорили относительно различных эпатажных высказываний, которыми славился убитый журналист, — вроде желания проехаться на танке по Тверской улице. При этом все понимали, что Бабченко движет глубокое чувство патриотизма и любви к России. Пономарев отметил, что эти споры всегда заставляли задумываться о серьезных вещах.

«Таким образом он надеялся призвать кого-то прекратить войну. Он был пацифистом до мозга костей, прошедшим войны и потому понимающим, что их нужно закончить любым способом», — добавил экс-парламентарий.

По мнению Пономарева, убийство Бабченко носит символический и демонстративный характер, как это было в случаях с Борисом Немцовым и Павлом Шереметом. В этом деле, пояснил собеседник «360», не может быть полутонов или подозрений на месть: в последнее время погибший не занимался активной журналистикой и чаще писал в Facebook, чем делал репортажи.

«Вся его жизнь была яркой. Читая книги, постоянно встречаешь невероятно интересные истории, которые он также любил рассказывать. Он был очень интересным человеком с безукоризненной репутацией. С ним можно и нужно было не соглашаться. Он хотел, чтобы с ним не соглашались, но чтобы в споре с ним задумывались относительно того, что происходит. Он заставлял всех вокруг фонтанировать энергией», — заключил экс-депутат.

«Когда появилась жажда убийства, я сошел с ума»

«Он был одним из немногих пишущих в современной России людей, кто имел полное право говорить, что знает, что такое война. Пройдя через боевые действия, он осознал это и стал ярым и радикальным их противником. А в личном общении, напротив, он был достаточно мягким. Увидев на войне, насколько беззащитен и ничтожен человек перед лицом боевых действий, он очень бережно относился к людям»
Лев Шлосберг

Политик и правозащитник Лев Шлосберг подтвердил «360», что Бабченко был ярым противником войны и предельно искренним, откровенным и честным человеком. Погибший считал, что войны — это абсолютное зло, а их организаторы — преступники. Крайняя степень честности и открытости, добавил политик, делала Бабченко очень уязвимым. На него реагировали самые яростные сторонники войны и насилия: он их невероятно раздражал.

«Его убили за его гражданскую позицию. Это политическое убийство. Но кто является организатором и заказчиком? Это те же вопросы, которые мы задавали по убийствам Анны Политковской и Бориса Немцова. Оно стоит в том же ряду», — сообщил Шлосберг.

Шлосберг и Бабченко познакомились в ноябре 2014 году на конференции по войне в Чечне. Тогда журналист отказался выступать, но согласился ответить на вопросы СМИ. Дмитрий Хлорин, который вел эфир, попросил Бабченко объяснить, что такое «мотивированность на войне». Бабченко очень развернуто объяснил, что на Первой чеченской войне, куда он попал срочником, это был «ужас, которого он не понимал». На Вторую чеченскую войну он пошел уже контрактником и понял, что, когда маховик войны переходит некий предел числа человеческих жертв, когда гибель становится массовой, а кровь — тотальной, включается личная мотивированность человека и появляется жажда убивать, которую невозможно остановить.

«Ни политики, никто другой не могут остановить эту жажду убийства. И тогда он сказал о себе: „В тот момент, когда у меня появилась эта жажда убийства, я сошел с ума“. Но он сделал фантастическую вещь — смог осмыслить происходившее с ним и страной и стал абсолютным противником войны. Такое далеко не все воевавшие могут сделать. Этот его рассказ 28 ноября у меня до сих пор перед глазами», — поделился воспоминаниями Шлосберг.

Собеседник «360» указал, что человек, который пережил ужасы войны, но смог стать творческим и пишущим, — редкость. Война давит, и люди утрачивают способность к творческому и образному мышлению. Война подавляет личность и психику, а Бабченко сумел это преодолеть. И если журналист и говорил какими-то радикальными образами, пояснил Шлосберг, то нужно понимать, что они появлялись из его личного опыта. А тот, кто не был на войне и не видел смерть и кровь, не всегда в состоянии правильно понять эти образы.

https://360tv.ru/media/uploads/article_images/2018/05/2763_crop_921_518.jpg

Человек, не признающий полутонов

Креативный продюсер и ведущая телеканала «Дождь» Анна Монгайт охарактеризовала Бабченко как мужественного и искреннего человека. В беседе с «360» она выразила мнение, что погибший был скорее публицистом, чем репортером. У него всегда было весьма жесткое мнение и устоявшаяся шкала ценностей, которым он никогда не изменял.

«Мы не всегда были с ним согласны, так как он был категоричным, не терпел полутонов. Для него всегда все было белым или черным. Но при этом он всегда был на стороне правды, и в этом смысле мало кто мог с ним сравниться»
Анна Монгайт

Другое дело, добавила Монгайт, что люди с такими чертами характера с трудом уживаются в преимущественно конформистском обществе, где часто нужны дипломатические подходы. А никакой дипломатии Бабченко не признавал, был в этом плане «настоящим офицером» и шел напролом. Именно эти черты негативно сказались на его журналистском будущем — он не вписался в российское общество.

«У меня пока нет абсолютной точки зрения о причине его убийства. Хотя он не любил лицемерие, периодически опережал официальные выводы. Поэтому мог не навредить, а случайно оскорбить кого-то. Но, в любом случае, никаких оправданий убийству быть не может. И я надеюсь, правда восторжествует, мы узнаем, кто его убил, и эти люди понесут наказание», — сказала ведущая.

По словам Монгайт, помимо Бабченко она не знает больше ни одного журналиста, работающего в публичной среде, который бы прошел через две войны. Она добавила, что помимо работы Бабченко уделял много внимания семье. В частности, помогал своей матери опекать шестерых приемных детей — это была их своеобразная семейная гуманитарная миссия.

«Его мама в самом деле опекала шестерых детей. Причем трое из них между собой родственники. Аркадий помогал их опекать: очень много помогал, постоянно гулял с ними. Его родная дочь фактически этим детям как сестра. И это все тоже очень многое говорит об Аркадии», — заключила Монгайт.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!