О судьбе Псковской областиК списку

22 октября 2014    Источник: Псковская губерния

Специалисты по усушке и утруске

14 октября, на первом после выборов публичном рабочем заседании администрации Псковской области Андрей Турчак объявил о намерении заняться в ближайшие годы укрупнением районов области: «Мы с вами не уйдем от вопроса укрупнения муниципальных образований на уровне районов. У нас сейчас 24 района и 2 города. Численность населения в некоторых районах продолжает сокращаться, а расходы на выполнение муниципальной функции остаются на том же уровне, потому что армия [управленцев] не уменьшается». За репликой про сокращение «армии управленцев» чиновник Андрей Турчак спрятал совсем другое намерение. Пытаясь использовать историческую российскую нелюбовь к чиновничеству, губернатор заговорил о кардинальной перекройке административно-территориального деления Псковской области, при котором местное самоуправление отдалится от людей на такое расстояние, когда человек уже перестанет видеть власть, не сможет до неё дотянуться. Речь не об экономии денег, речь о разрушении местного самоуправления как института власти, создаваемого самими людьми – для себя, в своих интересах.

Андрей Турчак говорит о местном самоуправлении Псковской области как о части подчинённого ему хозяйства – зависимой и безгласной части, говорит о своей позиции по отношении к переделу сложившегося административно-территориального деления области как об уже принятом решении, оспаривание которого бессмысленно, потому что просто невозможно.

При этом в зале заседаний не присутствует ни один глава района. Им просто сообщат решение губернатора. Зачем спрашивать мнение подчинённых? Им нужно просто приказать. В том числе – приказать самоликвидироваться.

Презрение к местному самоуправлению – в крови у сторонников нынешней «вертикали власти». Им неприятна сама мысль о том, что местное самоуправление государственной власти не подчинено. Они сквозь зубы проговаривают статью 12 Конституции: «В Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти».

Лишний прицеп

Местному самоуправлению посвящена в Конституции России небольшая 8-я глава. Там можно узнать следующее:

«Местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью.

Местное самоуправление осуществляется в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций. Структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно.

Изменение границ территорий, в которых осуществляется местное самоуправление, допускается с учётом мнения населения соответствующих территорий.

Органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного значения.

Местное самоуправление в Российской Федерации гарантируется правом на судебную защиту, на компенсацию дополнительных расходов, возникших в результате решений, принятых органами государственной власти, запретом на ограничение прав местного самоуправления, установленных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами».

Иными словами, это не государственная власть формирует органы местного самоуправления, это народ решает, какое самоуправление ему нужно. Так должно быть.

Написано это всё в Конституции России, но как будто не про Россию.

На деле вот уже двадцать пять лет местное самоуправление в России уничтожается последовательно и с особым цинизмом – ликвидируются полномочия, разрушаются финансовые основы, отменяются прямые выборы глав местного самоуправления, а теперь уже можно отменять и прямые выборы депутатов городов и районов [1]. Все реформы местного самоуправления в России после 1991 года приводили только к одному: его ослаблению и обесцениванию.

В глазах представителей российской властной вертикали местное самоуправление – это неприятное избыточное обременение, лишний прицеп к машине государственной власти, мешающий ей рулить куда хочется.

И при любой угрозе доходам государственной власти первыми под нож идут расходы местного самоуправления – как наименее приоритетные.

Местное самоуправление в России не просто бедно – оно унизительно бедно. И эта унизительная бедность – не вина местного самоуправления, а прямой результат усилий государственной власти. Совершенно сознательный результат, позволяющий это местное самоуправление добить.

Логика представителей «вертикали» примитивна, и в этой примитивности очень жестока: слабого – подтолкни; обделенного – ограбь; больного – добей.

План «муниципальной реформы» в Псковской области (подождите немного, и её торжественно провозгласят даже не «оптимизацией», а «модернизацией») очень прост: в 2015 году – зачистка сельских поселений, в 2016 году – муниципальных районов.

Что такое «укрупнение сельских поселений», Псковская область хорошо помнит по первому десятилетию этого века: когда из нескольких волостей под публичное враньё о том, как «всё останется доступным», сколачивали одну.

Враньё обнаруживало себя немедленно после объединения: до администрации волости уже не 10, а 40 км, автобус не ходит, простую справку не взять, главу волости люди в глаза не видят, откуда человек и что из себя представляет – не знают. Местное самоуправление – это по существу общинный термин. Какая тут община? Люди в лицо друг другу за всю жизнь ни разу не смотрели. А живут теперь в одной волости.

Не должен муниципальный район состоять из 3-4 волостей протяженностью в несколько десятков километров. Жителей деревень в этих волостях, кроме жителей самого волостного центра, бросают на произвол судьбы.

Сколько сэкономили на «армии чиновников» в бывших волостных центрах? Несколько десятков тысяч рублей на чиновнике. Насколько вынужденно увеличились расходы людей, причем сельских жителей – самых низко обеспеченных граждан? В каждой волости на сотни тысяч рублей.

Дело не в чиновниках на местах. Их на самом деле уже очень немного. Дело в том, что эти чиновники (по смыслу местного самоуправления) являются общественными лидерами, которым жители местного сообщества делегируют заботу о себе, организацию решения общих задач, народных задач.

На полвека назад

Псковская область уже испытывала на себе раж масштабных административно-территориальных преобразований, это началось в январе 1958 года, через три месяца после ликвидации (2 октября 1957 г.) Великолукской области, которую разделили (так и хочется написать «разделали») между Псковской и Калининской (нынче Тверской) областями.

Почти сразу после этого было решено укрупнить районы.

Напомним тем, кто не знает историю нашей земли.

В январе 1958 года в Псковской области путём укрупнения районов были ликвидированы районы: Качановский (разделён между Печорским и Палкинским районами), Кудеверский (разделён между Бежаницким, Опочецким, Новоржевским и Пустошкинским), Новосельский (передан Стругокрасненскому району), Подберезинский (разделен между Локнянским, Великолукским и Холмским районами), Пожеревицкий (передан Дедовичскому району), Полновский с центром д. Ямм (передан Гдовскому району) и Серёдкинский (передан Псковскому району), в марте 1959 года — Пореченский (передан Великолукскому району) и Усть-Долысский (разделён между Невельским и Пустошкинским районами), а в октябре 1959 года — Идрицкий (передан Себежскому району), Лядский (передан Плюсскому району), Павский (разделён между Порховским и Стругокрасненским районами), Пыталовский (разделён между Островским и Красногородским), Славковский (передан Порховскому району), Сошихинский с центром д. Воронцово (передан Островскому району), Усвятский (передан Невельскому району) и Усмынский (передан Куньинскому району).

В 1961 году был упразднён Палкинский район (разделен между Печорским, Псковским и Островским), а в 1963 году (с началом искусственного формирования крупных промышленных и сельских районов) — Ашевский район (разделен между Бежаницким и Дедовичским), Дедовичский район (передан Дновскому), Карамышевский район (разделен между Псковским и Порховским), Красногородский район (передан Опочецкому), Куньинский район (передан Великолукскому), Локнянский район (передан Новосокольническому), Печорский район (передан Псковскому), Плюсский район (передан Струго-Красненскому), Пустошкинский район (разделен между Невельским, Себежским, Новосокольническим и Бежаницким) и Пушкиногорский район (передан Новоржевскому).

Судя по кулуарным разговорам, Андрей Турчак планирует вернуть значительную часть административно-территориального деления Псковской области в 1963 год – на полвека назад.

Но после отказа от деления территорий областей РСФСР на большие промышленные и сельские районы (именно в этот момент и началось укрупнение больших районов), уже через год после начала этой неудачной реформы, когда её ошибки были публично признаны, в марте 1964 г. в Псковской области был восстановлен Печорский район, в январе 1965 г. — Куньинский, Локнянский, Пустошкинский и Пыталовский районы, в ноябре 1965 г. — Дедовичский и Плюсский районы, в декабре 1966 г. — Красногородский, Палкинский, Пушкиногорский и Усвятский районы.

Именно в декабре 1966 года, 48 лет назад, было сформировано нынешнее административно-территориальное деление Псковской области. Заметим – оно учитывает исторические корни Псковской земли.

Посмотрим, что сейчас происходит в тех бывших районных центрах, чей статус не был восстановлен в 1960-х годах: Качаново, Кудеверь, Новоселье, Подберезье, Пожеревицы, Ямм, Серёдка, Поречье, Усть-Долыссы, Ляды, Павы, Славковичи, Воронцово, Усмынь, Чихачёво, Карамышево.

Запустение и бедность, одним словом – упадок. В них нет больниц, бедствуют школы и библиотеки, далеко не везде сохранились дома культуры, отделения банка, не ежедневно работает почта, не каждый день ходит автобус в ближайший город. Это волостные центры, уже почти ничем не напоминающие о своём былом районном статусе. Только коробки старых общественных зданий подсказывают: когда-то здесь была другая жизнь.

Когда из города, посёлка, села уходит центр местного самоуправления – он перестает быть центром притяжения округи, привлекательным местом для жизни, территория рассыпается, теряет народ и нищает. Народ говорит прямо – вымирает.

Этот закон территориального развития нынешним «государственным управленцам» незнаком. Они просто не учили эту науку.

Разрушая местное самоуправление, лишая его собственных бюджетных ресурсов, сокращая его финансовую поддержку, власть разрушает саму основу провинциальной жизни – малые города и село. Разрушает то, на чем держалась и пока ещё держится страна Россия как государство.

Если государственные власти Псковской области хотят развивать наш край, то все возможные экономические ресурсы должны быть в полном объёме переданы на местный уровень – к земле, там, где живут люди.

В Псковской области надо не укрупнять, а разукрупнять сельские поселения, неразумно «слитые» в минувшем десятилетии.

Сельским поселениям нужно возвращать т. н. «шаговую доступность» – возможность для человека пешком за один рабочий день прийти в центр волости, решить свои вопросы и вернуться домой.

Псковской области не нужно сокращение числа районов, не нужно упрощение административной карты региона.

Псковской области необходимо всемерное усиление местного самоуправления – и волостного, и районного.

Необходимо развитие муниципальной экономики, обеспечивающей как занятость людей, так и поступления в бюджеты всех уровней. Причем развитие не только и даже не столько муниципальных предприятий (они имеют значение в первую очередь в городах), сколько развитие всех малых форм хозяйствования, в первую очередь небольших крестьянских и фермерских хозяйств, поддерживающих сам сельский уклад жизни.

Пирамида власти должна быть возвращена на своё естественное место: основание (местное самоуправление) – стоит на земле, обеспечивает потребности народа, держит на себе всё государство; вершина (государство) скромно питается тем, что делегирует ему местное самоуправление.

В развитых странах Европы бюджеты органов местного самоуправления получают в свое распоряжение до 28-30% от консолидированного национального бюджета. Причем налоговые системы позволяют органам местного самоуправления основную часть бюджета (до 70-75%) формировать за счёт собственных доходов, а доля внешней финансовой помощи в бюджетах органов местного самоуправления составляет около 25-30%.

Местное самоуправление – один из самых главных факторов народной демократии. Сильное местное самоуправление – признак свободного государства. Ограбленное и униженное местное самоуправление – признак авторитарного и тоталитарного государства, где унижен человек.

* * *

Мрачное время переживает сейчас наша страна. Оно не просто печально – оно драматично. Это время потерь – и общественных, и личных.

Но очень важно, в каком состоянии страна выйдет из этого времени.

В том числе, важно – в каком административно-территориальном состоянии выйдет. Потому что разрушить – быстро и легко, воссоздавать – долго и трудно, иногда – невозможно.

Центры провинциальной жизни, исторические центры развития местной округи – не просто точки на карте с малопонятными для гостей названиями. Это – жизнеобразующий каркас Псковской области. Его нельзя разрушать.

Потому что после этого разрушение перейдет на саму Псковскую область. Возможно, это и есть реальная цель объявленной «оптимизации районов», о которой пока решено публично не говорить.

Но эта цель прямо противоположна официальным задачам государственного управления Псковской областью, прямо противоречит интересам её жителей.

Возможно, Андрей Турчак и его свита иначе представляют себе эти задачи и эти интересы.

Но тогда пора бы и честь знать.

Лев ШЛОСБЕРГ, 
депутат Псковского областного Собрания депутатов

 

1. См.: Л. Шлосберг. Раздробить и уничтожить. «Единая Россия» приступила к окончательной ликвидации местного самоуправления в России // «ПГ», № 11 (683) от 19-25 марта 2014 г.; Л. Шлосберг.Пронзённые вертикалью // «ПГ», № 16 (688) от 23-29 апреля 2014 г.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!