ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

05 февраля 2020, 18:00   Источник: Эхо Москвы в Пскове

Лев Шлосберг: «Поправки к Конституции предназначены для того, чтобы Путин правил пожизненно»

Программа «Двое на одного» на радиостанции «Эхо Москвы в Пскове», 5 февраля 2020 года

Александр Савенко: Здравствуйте, дорогие друзья, уважаемые слушатели! В прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» программа «Двое на одного». У микрофона ведущие Максим Костиков…

Максим Костиков: Салют!

Александр Савенко: И Александр Савенко. И наш собеседник сегодня председатель Псковского регионального отделения партии «ЯБЛОКО», депутат областного Собрания Лев Шлосберг. Лев Маркович, добрый день!

Лев Шлосберг: Максим, Саша, добрый день! Добрый день, все, кто нас слушает!

Александр Савенко: В прямом эфире мы сегодня будем обсуждать темы актуальные общественно-политической повестки, в том числе обязательно поговорим о поправках в Конституцию, будем сегодня говорить об изменении политической системы нашей страны. Коснемся темы избирательных кампаний этого года в Псковской области, ну и также обсудим подготовку «яблочников» и на федеральном уровне, и на региональном к парламентской кампании, я так полагаю, следующего года, но различные прогнозы звучат, так что поговорим и об этих прогнозах.

Если у вас есть вопросы к Льву Шлосбергу, вы можете их задать. Телефон студии прежний: 56-73-72. Еще раз повторю, а вы запишите или запомните: 56-73-72. И последнее во вводной части: как обычно, на сайте «Псковской ленты новостей» идет уже прямая видеотрансляция из нашей студии, так что можете не только нас слушать, но и наблюдать за происходящим. И мы начинаем.

Максим Костиков: Лев Маркович, с тех пор, как мы с вами встречались последний раз (было это, напомню, в декабре минувшего года), в нашей стране произошли кардинальные перемены (по крайней мере, так это заявлено). Связаны они фактически с изменением политической системы, президент инициировал целый ряд поправок.

И по-разному, конечно же, отреагировали представители федеральной, региональной политической элиты, но в нашей области в целом (мы с Александром посмотрели) 99% опрошенных «Псковской лентой новостей» и коллегами нашими на «Эхе Москвы» все единодушно – как представители партии власти, так и так называемая системная оппозиция – с воодушевлением поддерживают инициативы президента.

Единственным человеком, кто дал достаточно критическую и, я бы сказал даже, жесткую оценку этим инновациям, стали вы. Вот я как раз хотел бы для начала прояснить вашу позицию, что вам не нравится в этих предложениях, что вас смущает, ну и разобрать это, может быть, более-менее детально.

Лев Шлосберг: Спасибо, Максим. Правильный вопрос для начала эфира. Самое главное: ничего в нашей стране не изменилось. Ничего. Всё осталось на своих местах. И все остались на своих местах по существу. Перестановки в правительстве, как мы с вами уже это обсуждали, не принесли никаких кардинальных изменений в российской политике, и то, что правительство Медведева делало спустя рукава, в частности, вытрясало доходы из граждан, правительство Мишустина должно по заданию Путина делать более квалифицированно и более жестко, набивать бюджет деньгами, а потом тратить эти деньги на то, на что угодно Путину.

Путин остается на месте, он остается центром власти. Поправки, которые он предложил внести в Конституцию, говорят о том, что он намерен оставаться этим центром власти при любых политических изменениях. И в этом смысле мы получили подтверждение этого намерения.

Все понимают, я думаю, что даже Путин это понимает, что он не будет править вечно, но эти поправки в Конституцию предназначены для того, чтобы он правил максимально долго, по возможности пожизненно, если ему позволит здоровье.

Почему мы против этих поправок?

Конституция – это основной закон, который должен устанавливать и гарантировать права и свободы граждан и определять основы устройства государственной системы. Это закон о самых принципиальных нормах права. В этом основном законе должны быть записаны вещи, на которых строится государственное и общественное устройство и которые позволяют гражданину России чувствовать себя гражданином. Этот документ, по сути, политическая декларация государства об уважении к человеку.

Все, что не имеет отношения к этому принципиально высокому уровню, является законодательным мусором. Абсолютно большинство поправок в 22 статьи Конституции, которые внес Путин в Госдуму, – это законодательный мусор. Из Конституции делают инструкцию Министерству внутренних дел и Центральной избирательной комиссии, кого пускать, кого не пускать на выборы.

Максим Костиков: Можно я вас перебью, Лев Маркович?

Лев Шлосберг: Можно.

Максим Костиков: Ну, вот это, скажем так, общие декларативные заявления о том, что есть некий заговор…

Лев Шлосберг: Это не заговор! Это четкий план, абсолютно понятный.

Максим Костиков: Ну хорошо, четкий план.

Лев Шлосберг: Ничего в нем заговорщического нет.

Максим Костиков: Хорошо.

Лев Шлосберг: Если только это не считать заговором власти против народа.

Максим Костиков: Ну, не будем давать столь жесткие характеристики – так, есть некий план по сохранению и стабилизации той политической системы, в которой стоит во главе Владимир Путин. Допустим. Однако там же не прописано, в этих поправках, что цель наших поправок – сохранить власть Владимира Путина навечно? Там есть конкретные предложения, например те, о которых на протяжении многих лет выступали ваши коллеги и представители демократических партий. Например, о том, что нужно дать больше полномочий парламенту, да?

Лев Шлосберг: Их там нет.

Максим Костиков: Можно я договорю? Вы меня перебиваете.

Лев Шлосберг: Конечно.

Максим Костиков: Так вот, почему? Там я слушал сам, что говорил президент о том, что нужно дать парламенту возможность утверждать правительство, Совет Федерации, утверждать силовых министров. То есть фактически расширяются, увеличиваются полномочия представительного законодательного органа власти.

А вы всегда в том числе говорили о том, что – и это всем было известно – у нас суперпрезидентская республика, что у нас дисбаланс в сторону исполнительной власти, что у нас деградация парламентских институтов. Об этом мы неоднократно говорили, в том числе и в этой студии.

Казалось бы, президент предлагает (я сейчас просто пытаюсь разобраться) увеличить полномочия парламента за счет полномочий президента. Казалось бы, это же та норма, за которую демократы всегда выступали. Что, собственно, вам не нравится?

Лев Шлосберг: Все не так.

Максим Костиков: Давайте.

Лев Шлосберг: Рассказываю: изменилось одно слово. В действующей редакции Конституции Госдума и Совет Федерации согласовывают назначение на должность, а президент назначает. В новой редакции Конституции парламент утверждает кандидатуры, а президент назначает. Не изменилось по существу абсолютно ничего. И согласование, и утверждение является предшествующим действием той или иной палаты парламента перед назначением президентом этих лиц на должность.

Если бы решение парламента действовало непосредственно: коллегиально Госдума решила такого-то гражданина назначить министром здравоохранения Российской Федерации, и президент подписывает решение Госдумы, потому что оно является для него обязательным. Но всё не так. В процедуре не изменилось ничего. Изменилось одно слово, при том чем назначение отличается от утверждения, юристы продолжают спорить, читая текст поправок.

Поэтому я абсолютно уверен, что эти декоративные псевдостилистические поправки на самом деле являются исключительно дымовой завесой, не более чем дымовой завесой, для того чтобы имитировать перемены во власти.

Максим Костиков: Подождите, но вот там же раньше у нас только премьер-министра согласовывали, а теперь будут утверждать не только премьер-министра, но и вице-премьеров и профильных министров.

А очень часто у парламентариев есть как раз негативное отношение, например, к министрам социального блока – теперь у них будет возможность в том или ином случае не утвердить того или иного министра. И, так сказать, в этой ситуации, если парламент не утвердит, вряд ли Владимир Путин все равно этого потом назначит (ну, я так предполагаю).

Лев Шлосберг: Те изменения, которые вносятся в эту процедуру, сделаны только для одного: у нас до последнего времени и сейчас отправить в отставку можно только правительство целиком; по тем изменениям, которые вносятся в Конституцию (предлагается внести в Конституцию), возможна будет отставка премьер-министра отдельно – и правительство при этом остается на своих местах.

Соответственно, премьер-министр слабеет, он становится фактически подчиненным лицом президента, ассистентом президента, и оторванное от него правительство получает большую зависимость от президента, чем оно имеет сейчас. Потому что отправить в отставку все правительство целиком – это достаточно хлопотно. Сейчас Путин вынужден был это сделать, потому что общественный запрос на перемены не позволял ему дольше сохранять Дмитрия Медведева во главе правительства. Он бы с удовольствием пристроил его одного куда-нибудь, но действующее законодательство не позволяет.

Поэтому ремарки, которые предложено внести в Конституцию, – это даже не косметический ремонт. Это попытка заменить одну полоску обоев в комнате, где нужно проводить капремонт, – вот что происходит у нас с Конституцией. Только одна принципиальная поправка из 22 статей вносится в Конституцию, единственная: убирается слово «подряд» из предельных сроков полномочий президента.

Максим Костиков: Вот опять же!

Лев Шлосберг: Единственная, единственная!

Максим Костиков: Вы же, опять же, тоже всегда выступали за то, что это нужно убрать.

Лев Шлосберг: Поэтому мы и предлагали изначально: если будут голосоваться поправки к Конституции, то предоставить гражданам проголосовать каждую поправку отдельно, для того чтобы…

Максим Костиков: А не оптом.

Лев Шлосберг: Не в едином пакете.

Максим Костиков: Пакете.

Лев Шлосберг: Закон, внесенный Путиным, назван «О поправке к Конституции», то есть это единая, консолидированная поправка. Сейчас они, организаторы этого процесса, пытаются понять, что им делать с тем селевым, простите, потоком, который хлынул с предложениями о Конституции: там есть вещи настолько экзотические, что их не могут комментировать юристы ввиду отсутствия там юридического содержания. Но совершенно очевидно, что итоговая, вторая, для второго чтения версия этого законопроекта будет вноситься Путиным: то, что он захочет внести, он внесет. Какие-то жесты будут сделаны…

Максим Костиков: Давайте за Путина не будем решать – давайте решать…

Лев Шлосберг: А такова процедура!

Максим Костиков: Я понимаю…

Лев Шлосберг: Такова процедура! Мы не решаем за Путина.

Максим Костиков: Давайте просто вернемся все-таки к поправкам.

Лев Шлосберг: Давайте.

Максим Костиков: Еще одна поправка, про которую тоже много говорят, – это конституционное закрепление статуса Госсовета. Мы неоднократно говорили, в том числе с вами в этой студии, о том, что у нас есть проблемы с федерализмом, что у нас регионы не представлены, что их голос не слышен, что Совет Федерации – декоративный орган (кстати говоря, сейчас тоже там ему подкинули немножко полномочий). Вот Госсовет: надежда, что будет некий коллегиальный орган, в котором будут представлены губернаторы, повышается их статус, повышается… Что здесь не нравится?

Лев Шлосберг: Именно поправка о Госсовете является символической с точки зрения стилистики всех поправок. В Конституцию вносится оболочка без содержания.

Максим Костиков: У нас, например, есть в Конституции одно упоминание слова «администрация президента», там никакие его полномочия не прописаны.

Лев Шлосберг: Однако же какой мальчик вырос!

Максим Костиков: Несмотря на то что это самая всесильная структура в нашей стране.

Лев Шлосберг: Де-факто во власти. Соответственно, вот так же, как администрация президента через запятую, у президента есть администрация (точка). А дальше – выросло что выросло.

Точно так же сейчас в Конституцию вносится через запятую категория общественной безопасности среди названий силовых министерств и ведомств, и что это будет – непонятно. Упоминается Госсовет, полномочия и функции которого устанавливаются федеральным законом. 35 законов, 35! На трех листах находится перечень правовых актов федерального уровня, которые должны быть изменены после принятия Конституции. Это неслыханная вещь. А после той чехарды, что сейчас происходит с поправками, их, возможно, станет 50.

Соответственно, принимается оболочка. То, что будет внутри этих норм… Вот что из себя будет представлять Госсовет, будет понятно только из федерального закона, а он будет приниматься Федеральным Собранием.

В Конституцию не должны в принципе вноситься неясные нормы, неясные по содержанию. Человек имеет право на свободу слова. Точка. Ничья свобода не может быть ограничена иначе, кроме как. Никто не имеет право ограничивать право избирать и быть избранным. Точка. Исключая случаи, которые перечисляются. Когда в Конституцию вносится название госоргана без определения его места в системе власти – это потенциальный хаос.

Александр Савенко: Подсказывают, что у нас телефонный звонок. Вы в прямом эфире, представьтесь, и ваш вопрос Льву Шлосбергу.

Радиослушатель 1: Добрый день, здравствуйте!

Александр Савенко: Здравствуйте.

Максим Костиков: Задавайте вопрос.

Радиослушатель 1: Добрый день, здравствуйте! Меня зовут Антон, я неравнодушный гражданин и интересуюсь политикой. Слушаю Льва Марковича и очень хочу ему задать вопрос. Подскажите, пожалуйста, Лев Маркович, просто когда будет голосование, опрос всероссийский, который планируется, я полагаю, что большинство жителей страны при достаточно высокой явке поддержат пакет законопроектов об изменении Конституции. Скажите, пожалуйста, как это объяснить: что народ не тот или в чем причина, что люди в большинстве своем поддержат эти инициативы? Подскажите, пожалуйста, объясните.

Александр Савенко: Спасибо за вопрос.

Максим Костиков: Понятно. Вопрос в том, что да, уже социологи показывают, как бы вы там ни говорили о том, что это путинские купленные социологи, но тем не менее…

Лев Шлосберг: Где я сказал «путинские купленные социологи»? Максим, вы начинаете…

Максим Костиков: Ну, вы просто в каком-то эфире нам говорил, что сегодня нельзя доверять социологическим исследованиям.

Александр Савенко: У вас программа «Шлосберг Live» была посвящена социологии современной.

Лев Шлосберг: Я могу процитировать: в несвободном обществе не может быть свободной и честной социологии.

Максим Костиков: Ну хорошо. И все-таки…

Лев Шлосберг: Про купленных социологов мы с вами еще не говорили.

Александр Савенко: Да, собственно, можно было не дожидаться результатов каких-то социологических исследований: было и так понятно, что, конечно, поддержат, когда изменения и по социальной сфере…

Лев Шлосберг: Друзья, давайте я отвечу на вопрос Антона (надеюсь, что он на связи).

Максим Костиков: Я думаю, процентов 95 поддержат.

Лев Шлосберг: Итак, уважаемые коллеги, первое: предлагаю быть мудрыми и не предвосхищать мнение народа.

Второе: до настоящего времени ни администрация президента, ни Центральная избирательная комиссия, ни парламент не прояснили, по какой процедуре будет происходить голосование. Это не всенародное голосование, закрепленное в Конституции. Памфилова использовала термин «общероссийское голосование», которого нет в законодательстве, при этом ни о всенародном голосовании, ни о всероссийском голосовании нет федерального закона.

Моя версия, моя гипотеза заключается в том, что они постараются принять такой закон, при котором даже при недостижении явки 50 процентов результат будет действителен. То есть будет некое уникальное голосование с уникальным статусом, когда будет иметь значение только счет на табло, но не будет иметь значения явка или же они обусловят это какими-то еще дополнительными обстоятельствами.

Максим Костиков: Ну, это все гадание на кофейной гуще.

Лев Шлосберг: Мое мнение заключается в том…

Максим Костиков: Вы не ответили на вопрос: почему народ-то за?

Лев Шлосберг: Я отвечаю. У нас народ еще не высказался ни за, ни против. Я абсолютно убежден, что нам предстоит плебисцит о доверии либо недоверии Путину. Именно так стоит вопрос: вы доверяете Владимиру Путину делать все то, что он хочет делать с Российским государством и страной, тогда вы за то, что он внес в Госдуму; или вы не доверяете в связи с тем, что он делает, – и вы голосуете против этих поправок. Это абсолютно понятная конструкция и для власти, и для оппозиции. Более того, не далее как вчера Путин сам сказал, что это будет плебисцит, он сформулировал...

Максим Костиков: Достаточно распространенная модель. И я напомню, что, например…

Лев Шлосберг: У нас выборы 18 марта 2018 года были организованы как плебисцит.

Максим Костиков: Ну и что? Я помню, Шарль де Голль, например, в свое время, французский президент и один из основателей Четвертой республики, он поставил вопрос на голосование по поводу своей реформы и связал свое дальнейшее нахождение у власти: если народ поддержит, он остается…

Шлосберг: Только там была реформа.

Максим Костиков: Ну а это тоже реформа.

Лев Шлосберг: Это не реформа. То, что внесено Путиным, – это не реформа, это укрепление действующей модели власти.

Максим Костиков: Ну, поверьте мне, французские левые тоже говорили, что это не реформа. Это вопрос политической терминологии.

Лев Шлосберг: Слушайте, меня очень радует, что в Пскове в 2020 году в эфире «Эха Москвы» обсуждается реформа де Голля и отношение к ней левых. Это на самом деле здорово! Я отвечу на вторую часть вопроса...

Максим Костиков: У нас звонок.

Лев Шлосберг: Можно я договорю по Антону? 30 секунд!

Максим Костиков: Давайте мы вначале ответим радиослушателю, который у нас висит?

Лев Шлосберг: Еще один?

Максим Костиков: Да.

Лев Шлосберг: Хорошо, давайте.

Максим Костиков: Здравствуйте! Алло, мы вас слушаем.

Радиослушатель 2: Алло, да! Добрый день! Меня Евгений зовут. Вопрос к вам такой, не по Конституции, а другая тема немножко. В ходе прошедших избирательных кампаний и вы, и ваши кандидаты от вашей партии обещали новое качество жизни и управления в районах, если «ЯБЛОКО» придет к власти. Ваши кандидаты на этих обещаниях стали главами районов, но на этом, судя по всему, все и закончилось.

Насколько мне известно, проекты, которые реализуются в районах, большей частью реализуются на средства федеральные и региональные. За областной бюджет вы, как всегда, не голосуете. Получается, что все, что делается для районов, та же школа, которую будут строить в Гдове, делается это без вашего осознанного участия, тут вы как бы самоустранились. А в Новоржевском районе вообще СМИ пишут о проверке прокуратуры в отношении главы Пугачевой: это та самая история с ее неудачной подготовкой к отопительному сезону. Собственно, вопрос: где то светлое будущее, обещанное вами, Лев Маркович? Спасибо.

Александр Савенко: Спасибо.

Максим Костиков: Понял. Спасибо, Евгений! Давайте мы вот этот вопрос себе отложим на будущее, а вначале ответим Антону?

Лев Шлосберг: Нет, Евгений явно ждет. Мы договорим Антону – Евгений, оставайтесь, пожалуйста, на связи, будет дан ответ на ваш вопрос. Антон задал вопрос: тот или не тот народ? Антон, народ везде одинаков, во всех странах мира на всех континентах народ одинаков. Есть разные...

Максим Костиков: Вот сейчас, я думаю, патриоты возмущены, патриоты возмущены!

Лев Шлосберг: Это их право. Есть разные государственные системы и разные общественные ситуации, и люди раскрывают себя в этих ситуациях в соответствии с этими системами. Не нужно ругать народ, нужно общаться с народом.

Все, что мы сможем сделать, не я лично, а мы в целом как люди, не согласные с Путиным, для разъяснения опасности внесенных им поправок и необходимости голосования против этих поправок, мы сделаем. Результат покажет голосование, если его подсчеты будут честными, на что мы надеемся. Теперь...

Александр Савенко: Мне кажется, вы начинаете противоречить сами себе.

Лев Шлосберг: Нет.

Александр Савенко: У меня уже голова кругом идет. Вы нас же призываете с Максимом не предвосхищать события до окончания этого процесса.

Лев Шлосберг: Да.

Александр Савенко: А сами уже говорите о том, что это манипулирование общественным мнением, навешиваете эти ярлыки, после чего опять...

Лев Шлосберг: Саша, у меня есть предложение хотя бы в ходе одного эфира цитировать буквально то, что было сказано. Я ничего не сказал про манипулирование.

Александр Савенко: Я цитирую именно вас, фразу выписал: еще одной присягой на верность Путину и открытым манипулированием общественным мнением вы называете вы называете вот это голосование...

Лев Шлосберг: Этот про плебисцит? Да.

Александр Савенко: Которое, в общем-то, Путин мог и не проводить, и он об этом говорил в своем послании.

Лев Шлосберг: Путину нужно это голосование, жизненно нужно для того, чтобы после того кризиса, который возник в стране в 2018 году после пенсионной реформы, подтвердить свое реноме высокорейтингового лидера общественного мнения. Именно для этого ему нужно это общенародное голосование, только поэтому оно введено. Это фактически голосование о доверии и недоверии Путину. Все, что вы сказали, соответствует действительности.

Максим Костиков: Вернемся к нашей дискуссии и ответим на звонок радиослушателя.

Лев Шлосберг: Еще один?

Максим Костиков: Еще один, да.

Александр Савенко: Да, еще один.

Лев Шлосберг: Так.

Максим Костиков: Здравствуйте!

Александр Савенко: Да, еще один. Вы в прямом эфире, здравствуйте! Ваш вопрос?

Радиослушатель 3: Да, добрый день! Меня зовут Ольга. Лев Маркович, хотелось бы узнать, что у вас вообще в партии происходит, да? Вас во второй раз не избрали на пост председателя партии, о вас фактически вытерли ноги, да? И дважды. И в конце января члены партии «ЯБЛОКО» потребовали созвать общее...

Максим Костиков: Ольга, давайте корректнее формулировать вопросы.

Александр Савенко: Да, никто ноги не вытирал.

Радиослушатель 3: Смотрите, в конце января этого года члены московского «ЯБЛОКА» потребовали созвать общее собрание для перевыборов избранного в ноябре руководства, в 2019-м. И 20% членов отделения выборы фактически считают нечестными и нелегитимными.

Максим Костиков: Вы хорошо очень знакомы как-то о существовании дел в «ЯБЛОКЕ». Давайте Льву Шлосбергу дадим возможность ответить на этот вопрос. Спасибо.

Лев Шлосберг: У меня впечатление, что или читатели, или соавторы текстов в пригожинских СМИ в этот раз решили пообщаться со мной посредством «Эха Москвы». Друзья, отвечаю всем по плану.

Максим Костиков: Мы всем предоставляем возможность задать вопрос.

Лев Шлосберг: Да, мы всем предоставляем возможность задавать вопросы, у нас открытый эфир, и спасибо «Эху», что такая возможность существует.

Александр Савенко: Мы как: вначале – Евгению, потом – Ольге? Или Ольге, а потом вернемся к Евгению?

Лев Шлосберг: В порядке очереди. В демократии так: в порядке очереди. Уважаемый Евгений, вы также, очевидно, черпаете информацию из недобросовестных источников. Прокуратура проверяла донос, поступивший в областную прокуратуру о якобы неготовности отопительного сезона в Новоржевском районе. Проверка показала, что район готов к отопительному сезону и проходит его лучше, чем во все предшествующие годы: и запасы дров, и запасы угля больше, чем были при господине Пашкове и больше, чем при господине Мезенцеве.

Все, что сделано администрацией Новоржевского района по подготовке к отопительному сезону, привело к удивительным вещам: район впервые за все последние годы начал гасить долги, включая долги перед энергетиками (это фатальные долги у всех районов).

С 2015 года Новоржевский район не платил – вообще не платил! – в Фонд капитального ремонта, накопив задолженность свыше 1 миллиона 200 тысяч рублей, просто не платил! И ничего господину Пашкову и господину Мезенцеву за это не было. Администрация Софьи Пугачевой стала гасить и эти долги также.

Новоржевский район принял впервые в своей истории за последние годы профицитный бюджет: около двух миллионов рублей в профиците.

Что касается в целом политики наших новых избранных глав, перемены, которые происходят в районе, заметны тем людям, кто живет в районе, а не тем, кто читает всевозможные СМИ известной группы из шести букв.

Во-первых, к власти пришли честные люди, которые не берут взятки. Предприниматели в районах тыкались в двери и спрашивали, куда заносить, в том числе в Новоржевском районе. Им сказали: «Вы что, с ума сошли? Здесь не принимают деньги». Это касается конкретных компаний, которые работают по подрядам администрации Новоржевского района. То есть и в Новоржевском районе, и в Пустошкинском районе, и в Дновском районе, и в других наших районах полностью прекращена муниципальная коррупция. Это имеет исключительно важное значение.

Что касается Новоржевского района и средств областного и федерального бюджета, сегодня в муниципальных бюджетах всей Псковской области и в 95% муниципальных бюджетов России средства федерального и областного бюджета составляют свыше в среднем – это средний показатель, это медиана – свыше 80%. Собственные доходы муниципальных бюджетов сегодня в Псковской области находятся на уровне от 14 до 16%.

Говорить о том, что в конкретном районе местное самоуправление живет за счет средств федерального бюджета, а в соседнем этого не происходит!.. На самом деле основные средства – это даже не федерального бюджета, а областного.

Что касается школы в Гдовском районе (вы упомянули): если бы не глава Гдовского района Юрий Павлов, который в течение месяца после прихода к власти выделил площадку под школу, затем отмежевал эту площадку, затем добился выбора проекта (к сожалению, без бассейна, потому что при отсутствии газа нельзя взять проект с бассейном, а взять можно только проект, внесен в специальный реестр Минстроя), ничего бы сейчас не было.

Затем большими усилиями, кстати говоря, совместными усилиями и администрации района, и областного комитета по строительству и ЖКХ подписано соглашение с Фондом реформирования ЖКХ. И ключевая задача, которую 25 лет не могли решить власти Гдовского района, о создании новых мощностей отопления – в этом была проблема Гдовской школы главная: было невозможно отапливать новое здание, мощности были исчерпаны...

Так вот, проект в сумме около 60 миллионов рублей будет на 60% оплачен из средств Фонда реформирования ЖКХ, то есть фактически из федеральных средств, и на 40% – концессионером, организацией «Нева Энергия», которая обслуживала Гдовский район, обслуживает город Гдов и в городе Гдове вообще нет проблем с отоплением, только мощности были исчерпаны.

В Дновском районе впервые в этом веке строится жилой дом для расселения аварийного жилья на 37 квартир. И такой дом в прошлом году построен в Гдовском районе также впервые в этом веке: там был построен дом на 57 квартир.

Я по каждому из наших районов могу отчитаться и могу сказать: честный человек, который приходит во главе власти в маленьком районе, сталкивается с огромным количеством проблем, в том числе с отсутствием кадров, с нежеланием людей работать, с привычкой приходить на работу в девять утра, пить чай в течение восьми часов и через восемь часов уходить домой. И все эти вещи переделываются.

Могу сказать: сегодня оппоненты наших глав во всех районах, где в прошлом году мы одержали победу, приходят к нашим руководителям и говорят: «Вы нас убедили, вы сильные и честные люди. Мы готовы с вами работать». Вот что на самом деле происходит в районах.

Максим Костиков: Лев Маркович, я вас вынужден остановить, иначе вы будете всю программу нам рассказывать, как там наступили райские времена.

Лев Шлосберг: Скажите спасибо...

Александр Савенко: Нет, у меня на самом деле еще один вопрос про эти же районы и о «Псковской яблости» есть, да?

Лев Шлосберг: Вот, пожалуйста.

Максим Костиков: Давайте, а то мы...

Лев Шлосберг: Давайте.

Максим Костиков: У нас как-то все это...

Лев Шлосберг: Так, и у нас еще бедная Ольга ждет вопроса о том, что у нас случилось в партии «ЯБЛОКО».

Максим Костиков: Ольга подождет.

Александр Савенко: Да, Ольга... Я хотел бы в продолжение разговора об этих районах: у меня на днях вышла статья, называется «Битва за МСУ». Знаю, Лев Маркович, что вы читали ее.

Лев Шлосберг: Да, я читал эту статью.

Александр Савенко: Я там, так сказать, рассматриваю сценарии развития событий в районах Псковской области на выборах 2020 года.

Лев Шлосберг: Да.

Александр Савенко: Ну и в том числе рассматриваю группу «яблочных» районов, где руководителями работают люди, избранные либо при поддержке «ЯБЛОКА», либо члены вашей партии.

Лев Шлосберг: Все выдвинуты «ЯБЛОКОМ». Не при поддержке: поддержка – это когда идет самовыдвиженец и партия его поддерживает. А если партия выдвигает кандидата – это кандидат от партии.

Максим Костиков: Хорошо, хорошо.

Александр Савенко: Принимается, да. Я – о другом.

Лев Шлосберг: Давайте.

Александр Савенко: Согласны ли вы с тем тезисом, моим предположением, что, в общем-то, вот эти районы «Псковской яблости», согласно вашей известной оговорке, они неоднородны. У нас есть два района, где представительницы прекрасного пола, Новоржев и Пустошка – это такие «яблочные-яблочные», да?

Максим Костиков: Ультра-«яблочные».

Александр Савенко: С которыми власть, в общем-то, как мне...

Лев Шлосберг: Какие вещи я слышу в этом эфире! Ультра-«яблочные»! Слушайте, нужно это записать! Ультра-«яблочные» – я такого не слышал.

Александр Савенко: Да. И есть районы, с главами которых региональная власть пытается работать, пытается перетянуть на свою сторону и…

Максим Костиков: Да, вот, кстати говоря, Гдов: вы только что рассказывали про школу, которую там построят, но, насколько я понимаю, это вот как раз пример сотрудничества губернатора Ведерникова и главы района Павлова. Они, там, нашли друг друга, уж я не знаю, кто там первый, кто второй, но смысл в том, что именно при поддержке администрации области этот проект реализуется. Вот, например, такая история в Новоржеве в настоящее время невозможна, да?

Лев Шлосберг: Возможна.

Максим Костиков: А в Гдове возможна.

Лев Шлосберг: Возможна. Могу сказать, какая история будет в Новоржеве. В Новоржеве будет история спасения Новоржевского районного стадиона, который был угроблен бывшим главой района Пашковым, при помощи 1 миллиона 200 тысяч рублей областного бюджета угроблен стадион: его просто вспахали, сделали из него болото, засеяли какой-то мутью, и после этого там можно ходить в резиновых сапогах, что показывало…

Александр Савенко: А зачем это сделали?

Лев Шлосберг: От дурости. Не зачем, а почему.

Максим Костиков: Бог с ним, с Пашковым и с болотом...

Лев Шлосберг: Нет, погодите!..

Максим Костиков: Нет, сейчас нас волнуют политические вопросы – давайте на них…

Лев Шлосберг: Максим, я отвечаю на конкретный вопрос.

Максим Костиков: Нет, вы не отвечаете на вопрос, вы…

Лев Шлосберг: Да что такое?! Дай мне сказать.

Максим Костиков: Мы хотим вам задать вопрос, а вы хотите рассказать, как истинный парадайз появился в районах. Мы это поняли, вы нам долго рассказывали.

Лев Шлосберг: Хорошо, сейчас я все равно отвечу.

Максим Костиков: Вот скажите, вы согласны с тем, что есть вот деление на те районы…

Лев Шлосберг: Нет, не согласен.

Максим Костиков: Вот! Давайте.

Лев Шлосберг: Нет, не согласен. Рассказываю: взаимодействие с администрацией области идет у всех районов Псковской области, потому что сегодня ни одна администрация района и ни один глава администрации не может работать без взаимодействия. Это совершенно естественный процесс.

Мы не избирали лидеров революций и партизанских отрядов, мы не избирали лидеров подпольного движения, организующего жителей на свержение незаконно избранной власти. Мы избирали нормальных руководителей районов. Они все ведут нормальный, уважительный диалог с администрацией Псковской области и органами исполнительной власти.

Вы не дали мне договорить – я договорю: ситуация с угробленным стадионом в Новоржеве – это ситуация, которая будет сейчас главным инфраструктурным проектом ЖКХ в Новоржевском районе, потому что без помощи областного бюджета его восстановить невозможно. И администрация района этим занимается.

Максим Костиков: Администрация области даст деньги?

Лев Шлосберг: Администрация Псковской области даст деньги тогда, когда будет переделан проект, сделанный в 2016 году, срок реализации которого прошел. Администрация района должна сейчас найти деньги, переделать неправильный проект, представить проектно-сметную документацию и изыскивать деньги, возможно, с участием средств федерального бюджета. И ни один район не будет обойден.

То, что есть волнительная, достаточно нервная реакция в связи с тем, что люди, состоящие в политической партии «ЯБЛОКО», женщины (у нас есть политики, которые очень нервно относятся к тому, что женщины выигрывают выборы, они в этом видят какую-то неполноценность других кандидатов), это выглядит очень странно, на мой взгляд: я очень положительно отношусь к женщинам, которые идут в политику и возглавляют районы.

Максим Костиков: Я тоже. Вообще к женщинам положительно отношусь.

Лев Шлосберг: Прекрасно! Поэтому могу сказать, взаимодействие во всех районах присутствует. В том же самом Дновском районе сейчас идет взаимодействие по спасению спортивной площадки при Дновской школе № 1: это не та школа, которая новая введена, 50-я, это школа, по которой уже в течение шести лет есть решение суда, которое не исполнялось властями района, и нужно найти почти 10 миллионов рублей. Эти деньги будут изыскиваться.

Максим Костиков: Лев Маркович, я понял. У меня тогда в связи с этим вопрос.

Лев Шлосберг: Да?

Максим Костиков: А почему тогда вот по Гдовскому району, по Плюсскому району и по Дновскому району мы не видим никаких негативных публикаций вот в тех самых СМИ, про которые вы только что упоминали?..

Лев Шлосберг: Да.

Максим Костиков: О как, значит, орудие режима. А именно по Пустошке и по Новоржеву мы видим вот уже не первый месяц скандалы, интриги, расследования, да?

Лев Шлосберг: Да, притом являющиеся абсолютной ложью от начала до конца. Рассказываю. Воевать с пятью главами районов не может ни один губернатор одновременно: это закончится политическим поражением губернатора, и решение об этом поражении будет принимать Москва. Соответственно, выбраны те районы, которые являются наиболее брендовыми в понимании специалистов по внутренней политике, которые теперь ошиваются в Псковской области. Вот эти вот замечательные молодые люди, которые нам звонят, они с воодушевлением выполняют…

Максим Костиков: Давайте не будем обижать наших радиослушателей: мы не знаем.

Лев Шлосберг: Я же сказал, замечательные молодые люди, которые нам звонят, они находятся в тренде той внутренней политики… Заметьте, я никого не обидел.

Максим Костиков: Хорошо.

Лев Шлосберг: Я сказал, что эти замечательные люди – Евгений и Ольга – находятся в тренде внутренней политики, проводящейся в Псковской области, просто у них беда с ограниченностью источников, они не из тех источников пьют информационную воду, к сожалению.

Безусловно, есть намерение – мы это видим – намерение специалистов не по управлению Псковской областью, а специалистов по внутренней политике, работающих в Псковской области, вести жесткую информационную политику в отношении этих двух районов. Это ошибка, это политика, вредная для губернатора, она дискредитирует губернатора Псковской области больше, чем ошибки, которые совершаются…

Максим Костиков: Разделяй и властвуй – я так понимаю, да?

Лев Шлосберг: Отчасти это «разделяй и властвуй», на самом деле это политика примитивного уничижения избранных глав. Эта политика, хочу сказать, вызывает в районах очень жесткое отторжение, люди возмущены этой политикой. На этой политике реально проигрывает губернатор.

Вообще на всякой примитивной политике проигрывает тот, кто занимает наиболее высокопоставленное положение. Поэтому я абсолютно уверен, что со всеми теми задачами, которые сейчас в экономической и социальной сфере решают наши руководители, они справятся. В районах созданы (где-то доформируются) управленческие команды – это команды, которые реально работают в режиме 24/7. Теперь такая формулировка модна в Псковской области.

Александр Савенко: Вы тоже?

Лев Шлосберг: А это на самом деле было всегда, это было всегда. Это не новость.

Александр Савенко: А, то есть это у вас взяли, да?

Лев Шлосберг: Это у нас взяли, это же у нас взяли, вы же понимаете!

Александр Савенко: Лев Маркович…

Лев Шлосберг: Да, бедная Ольга заждалась.

Александр Савенко: Еще один вопрос.

Лев Шлосберг: Ольга заждалась.

Максим Костиков: Давайте…

Александр Савенко: Пять глав, избранных при поддержке партии «ЯБЛОКО»…

Лев Шлосберг: На самом деле шесть: был еще Дедовичский район.

Александр Савенко: Ранее, да…

Максим Костиков: Не при поддержке, а выдвинуты, выдвинуты!

Лев Шлосберг: Выдвинуты! Вот Максим уже выучил: выдвинуты.

Александр Савенко: Мы про действующих, кто на данный момент…

Лев Шлосберг: Пять.

Александр Савенко: Ваш прогноз: будет ли их становиться больше? Я уже перехожу к разговору о выборах.

Лев Шлосберг: То есть вы решили, Саша, обидеть Ольгу. Она там сейчас плачет.

Максим Костиков: Да нет, Ольга, да, подождет, сейчас дойдем.

Александр Савенко: Чуть позже, да? Печорский район – у нас 5 апреля выборы, Себеж наверняка будет.

Лев Шлосберг: Да.

Александр Савенко: Планы на эти кампании?

Лев Шлосберг: Планы на эти кампании – мы готовимся к тем выборам и к другим. Решение партии по выборам главы Печорского района будет объявлено в начале будущей недели, решение партии…

Максим Костиков: А что вы тянете? Там уже осталось-то…

Александр Савенко: Да, будет ваш кандидат?

Максим Костиков: Все уже сказали, а вы все никак карты не раскроете.

Лев Шлосберг: Во-первых, сказали еще не все.

Александр Савенко: Все-все сказали, все сказали, кроме вас.

Максим Костиков: Все сказали, кроме вас, только вы тут все пытаетесь создать некую интригу.

Лев Шлосберг: Слушайте, мы ничего не создаем кроме того, что мы работаем. Когда эта работа завершится, мы объявим о завершении этой работы. Мы никуда…

Максим Костиков: Нет, все политические партии обозначили своих… Кроме вас.

Лев Шлосберг: Не все, не все. Кроме нас – значит, не все. Там, где без нас, значит, не все.

Максим Костиков: Мы предоставляем вам сейчас возможность открыть карты, как говорится, назвать правду гордую миру, кто пойдет. Нам же интересно.

Александр Савенко: Или пойдет, или поддержите (Тарасика, допустим).

Максим Костиков: Или не пойдет. Вот я сегодня, кстати, в одном телеграм-канале прочитал, популярном у ваших сторонников, о том, что, оказывается, у «ЯБЛОКА» есть по Себежу какие-то договоренности с администрацией области. Может, вы там?..

Александр Савенко: По эксперименту в системе МСУ, да?

Лев Шлосберг: Я предполагаю, что не все авторы телеграм-каналов пользуются услугами врачей, а это бывает полезно, чтобы писать правду.

Максим Костиков: Ну вот господин Малов – даже назову фамилию этого, так сказать…

Александр Савенко: Замечательного человека: не будем никого обижать, тоже в тренде.

Максим Костиков: Человека, да.

Лев Шлосберг: А там стоит подпись? Это на самом деле Малов?

Максим Костиков: Но там написано «К», ну и волшебные цифры, да.

Александр Савенко: 8442.

Лев Шлосберг: То есть это никнейм товарища Малова?

Максим Костиков: Да. Вот, кстати говоря, верный тоже сторонник к нам как раз сейчас звонит в эфир, мне пишут, член вашей партии.

Александр Савенко: Наушники возьмите, пожалуйста.

Максим Костиков: Давайте послушаем, что он нам скажет. Алло, здравствуйте, Николай!

Радиослушатель 4: Добрый день! Николай Кузьмин. Лев Маркович, по Конституции хотел спросить, мы ее как раз вначале… вы ее разбирали. Мы вроде все сошлись на том, что Владимир Путин хочет усилить свою власть. Но вот по первым поправкам в Конституцию, по поводу которых…

Максим Костиков: Подождите, а кто «мы сошлись»? Вы давайте за нас-то не говорите, пожалуйста.

Радиослушатель 4: Окей.

Лев Шлосберг: А то сейчас «Эху Москвы» прилетит.

Максим Костиков: Мы здесь…

Радиослушатель 4: Многие оппозиционные люди, лидеры считают, что Владимир Путин желает усилить свою власть.

Максим Костиков: Вот, отлично.

Радиослушатель 4: Но по конкретно первой поправке говорят о том, что он не хочет уходить куда-то в Госсовет или так далее, а наоборот, усиливает полномочия и так без того суперпрезидентской республики.

Вопрос тогда: то есть либо сам Владимир Путин идет на шестой срок, ну, на пятый, а формально на шестой (я не знаю, может, это новое государство будет, либо он как-то обойдет этот вопрос), либо он делает вот эти поправки под нового супергаранта своей защиты, ведь он много таких вещей наделал, которые в цивилизованном государстве ему бы стоили не только поста, но и…

Максим Костиков: Николай, вы вопрос закончите?

Радиослушатель 4: Вопрос: нас хотят запутать? Или что этими поправками собираются сделать?

Максим Костиков: Знаете, Николай, мне кажется, вы сами меня запутали, но…

Александр Савенко: Я бы адресовал вопросы Льву: Лев, вы нас тоже хотите запутать? Николай нас тоже запутывает.

Максим Костиков: Да, я думаю, что Владимир Владимирович еще не успел сообщить Льву Марковичу о своих истинных планах. Но тем не менее мы попытаемся сейчас у Льва Марковича узнать. Лев Маркович, расскажите нам для Николая Кузьмина, что же хочет Владимир Владимирович Путин-то, по вашему мнению? Блестяще!

Александр Савенко: И неужели не было возможности сделать это без изменения Конституции, да?

Лев Шлосберг: Хорошо, как только я увижу Владимира Владимировича, я его об этом спрошу лично.

Александр Савенко: А мы помним, кстати, у вас какие-то источники у него в приемной, да?

Максим Костиков: Да, вы обычно всегда знаете…

Александр Савенко: Когда-то вы проявляли знания, там, каналы информации.

Лев Шлосберг: Я не сказал про приемную! Я не сказал про приемную – я сказал про окружение. Друзья, предполагается, что в ближайшее время Путин будет в Псковской области: это будет связано с 20-летием гибели шестой роты. Скажем так, предполагается, что президент приедет.

Александр Савенко: Назначена встреча с вами? Пустит? На Володина ж пустили, кстати говоря.

Лев Шлосберг: Что значит пустили?

Александр Савенко: Ну, председатель Госдумы когда приезжал, разные были слухи.

Лев Шлосберг: Прошу прощения, не пустили, а пригласили.

Александр Савенко: А! Даже комплементарную оценку дал председатель Государственной Думы, похвалил.

Лев Шлосберг: Саша, давайте вы будете комплименты в адрес депутатов разбирать без депутатов: это, мне кажется, будет этично.

Максим Костиков: Хорошо.

Лев Шлосберг: Что касается господина Путина, если его приезд в Псков будет включать в себя интервью на «Эхе Москвы», что было бы революционным событием, нужно попросить Алексея Алексеевича Венедиктова обратиться к Дмитрию Сергеевичу Пескову и попросить Владимира Владимировича Путина прийти в эту комнату. Я думаю, что это будет пик популярности «Эха Москвы в Пскове».

Максим Костиков: Мы – за.

Лев Шлосберг: Да, и уважаемые Саша и Максим зададут Путину в том числе вопрос, что находится (или находилось) у него в голове при внесении поправок в Конституцию. Поэтому за Путина я отвечать не буду точно.

Максим Костиков: Извините, Николай Кузьмин, сегодня вы не получите ответ на ваш вопрос. Давайте к вопросам Ольги тогда.

Лев Шлосберг: Итак, Ольга, очевидно, является читателем еще одного телеграм-канала, или, может быть, это даже не телеграм-канал. Я не помню, где я читал ту формулировку, которую она сейчас произнесла: она буквально списана из цитатника.

Оля, никто ни о кого не вытирал ноги в партии. В партии прошли жесткие внутри, не очень яркие извне выборы председателя партии. В них участвовало несколько кандидатов, пять кандидатов, трое из них более известны: это Николай Рыбаков, Эмилия Слабунова и я. Николай Рыбаков стал председателем партии, я занял второе место, как и четыре года назад. И это мнение делегатов съезда партии, которых было 135 человек: они так проголосовали.

Это право съезда. Съезд шел в прямом эфире, была трансляция, его запись можно посмотреть сейчас на канале «ЯБЛОКА». Никаких оскорблений никто из участников выборов в адрес друг друга не допускал, выборы прошли абсолютно корректно.

Я с уважением отношусь ко всем делегатам съезда – и к тем, кто проголосовал за меня, и к тем, кто проголосовал за других кандидатов. Такова демократия внутри партии. Если я проиграл выборы, значит, я несу ответственность за это поражение, в том числе и перед партией. Это нормально.

Что касается событий в московском «ЯБЛОКЕ», в эфире псковского «Эха Москвы» комментировать конфликт внутри московской региональной организации я не буду, потому что это полностью выходит за рамки формата этого эфира.

Максим Костиков: И нам это не интересно.

Лев Шлосберг: Вы можете позвонить в «Эхо Москвы» в Москве, там постоянно участники – в том числе участники этого конфликта – получают большой объем эфирного времени, им этот вопрос нужно задать (там тоже это возможно сделать) и получить у них ответ.

Максим Костиков: Я напомню нашим радиослушателям, что это программа «Двое на одного». Наш телефон в студии 56-73-72. У нас сегодня Лев Шлосберг, мы задаем ему острые вопросы, а он блестяще отбивается, как всегда.

Лев Шлосберг: Не отбивается, а общается с вами. Что такое? «Отбивается»! От кого? Куда от вас отбиваться-то?

Максим Костиков: Единственный пока, на мой взгляд, прокол – это все-таки не ответил за Путина. А так все… Николаю Кузьмину.

Лев Шлосберг: Нет, ты хочешь – я отвечу.

Максим Костиков: Нет, нет, это я-то не хотел, это Николай Кузьмин.

Лев Шлосберг: Хорошо.

Максим Костиков: А у меня вопрос по… Так как Ольга напомнила о вашем неудачном походе на пост председателя партии, хочу сказать, что достаточно эффективно вы использовали фандрайзинговую схему последние годы, собирали средства, там, в мегаполисах, в Москве, в Санкт-Петербурге, финансовые средства на выборы, которые позволяли проводить «ЯБЛОКУ», ну, такие, достаточно конкурентные кампании, ресурсные.

А, например, я знаю, что многие представители «Единой России» даже говорили, что у вас денег больше, чем у партии власти, на выборах. Не знаю, правда это или нет, но существует такое убеждение. Много вы там АПМ разного выпускали на выборах. Как в этом году накануне большой кампании? Вот этот неудачный поход на пост председателя – он не отразится на сборе средств?

Лев Шлосберг: Максим, очень хороший вопрос. На самом деле я даже не ожидал, что эта тема поднимется. А тема очень интересная. Значит, мы в прошлом году… Я вот сейчас даже, пока вы задавали вопрос, я думаю, что я успею найти точную информацию, до нее осталось совсем немного… Мы в этом году поставили рекорд по сбору общественных денег на выборы. Это впервые мы смогли достичь такого результата. В этом году мы получили 2 тысячи 511 пожертвований в течение года из 56 регионов России. Общая сумма найденных денег, привлеченных денег, инвестированных в кампании Псковской области…

Максим Костиков: Лев Маркович, там у нас просто телефонный звонок, ищите быстрее.

Лев Шлосберг: Да, сейчас мы ответим…

Александр Савенко: А мы можем поступить иначе: ответить на звонок радиослушателя, потом искать ответ.

Лев Шлосберг: Ну, давайте мы сделаем так: я думаю, что пока будет задавать радиослушатель…

Максим Костиков: Всем же интересно, сколько миллиардов долларов все-таки аккумулировало…

Александр Савенко: Вы в прямом эфире. Здравствуйте! Представьтесь, пожалуйста, и ваш вопрос Льву Шлосбергу. Мы вас слушаем. Алло?

Максим Костиков: Ну, человек, видимо, не дождался.

Лев Шлосберг: Прошу простить.

Александр Савенко: Нетерпеливый какой, а?

Максим Костиков: Да, все-таки нам так было интересно узнать, сколько же вы денег смогли найти на выборы. Думаю, что управление внутренней политики тоже сейчас затаило дыхание.

Лев Шлосберг: Да, чтобы управление внутренней политики могло передохнуть, я нахожусь на расстоянии нескольких сантиметров от информации. Мы получили 2 тысячи 511 пожертвований от 453 жертвователей на общую сумму 5 миллионов 616 тысяч 959 рублей 93 копейки. Это наш рекорд с 2016 года.

При этом собственно на избирательные кампании мы потратили 4 миллиона и 800 тысяч рублей, из них 3 миллиона с половиной, 3 600 000 даже, были привлечены за счет средств жертвователей. То есть на 67% избирательные фонды наших кандидатов были заполнены деньгами жертвователей. И на одну треть – полтора миллиона выделила федеральная партия.

Максим Костиков: Ну, это в прошлом году.

Лев Шлосберг: Да, в прошлом году.

Максим Костиков: А в этом-то году?

Лев Шлосберг: Я могу сказать, что в этом году средства партии будут выделяться в зависимости от того, состоятся ли в этом году досрочные выборы депутатов Государственной Думы. Я абсолютно уверен, что если будут досрочные парламентские выборы, то основные средства партии пойдут на общероссийскую кампанию и, более того, средства доноров, жертвователей тоже будут привлечены к большим кампаниям. Соответственно, нам нужно будет работать с нашими регулярными, постоянными жертвователями для того, чтобы в максимальной степени заполнить средства кампании.

Максим Костиков: А Николай Рыбаков вам краник-то не перекроет?

Лев Шлосберг: Никто не перекроет нам краник. Псковское «ЯБЛОКО» сейчас самое загруженное политической ответственностью региональное отделение партии.

Александр Савенко: А, неправда-неправда! Я читал интервью Николая Рыбакова «Фонтанке.ру», он говорил: «Много у нас таких, как Шлосберг!» Ну, смысл такой: «У нас и там, в Хабаровском крае, и там… А что Шлосберг? У них там избирательная комиссия хорошая в Псковской области, честно насчитает».

Максим Костиков: Да-да-да, вот это было блестяще, Лев Маркович! А как вот оказывается, что, наверно, Николай Юрьевич Цветков перевернулся, там, где-то у себя дома и зарыдал, как так получилось-то, что, оказывается, по мнению лидера демократической партии, у нас прекрасная избирательная комиссия, которая, в отличие от других регионов, честно считает! Как же так-то, Лев Маркович? Вы нам каждый… на каждых выборах говорили, что тут у вас украли голоса, тут украли голоса. А, оказывается-то, вот оно как все!

Лев Шлосберг: Друзья…

Максим Костиков: Сегодня у нас очень веселый эфир.

Лев Шлосберг: Да, у нас очень веселый эфир. Николай Рыбаков самостоятельно дает интервью, как и я, он высказал свое мнение в интервью журналисту «Фонтанки», и это мнение опубликовано, все желающие его могли прочитать. Соответственно, это мнение председателя партии.

Безусловно, мы как люди, живущие и работающие в Псковской области, видим более широкую картину и более детальную. У нас нет опасений по поводу участия либо неучастия партии в помощи нашим кандидатам на выборах в этом году. Участие партии будет, несомненно.

Каким оно будет – зависит от общей финансовой нагрузки на партию. В частности, сколько команд «ЯБЛОКА» выйдет на выборы депутатов законодательных собраний в этом году. У нас по-прежнему с точки зрения фракций в законодательных собраниях, избранных по спискам, как было три фракции, так и осталось. А в Мосгордуме нет партийных списков: четыре депутата избраны в одномандатных округах и, соответственно, они, согласно федеральному закону, не обладают статусом фракции, дающий партии право выдвигаться на выборы в Госдуму без сбора подписей.

Поэтому партия крайне заинтересована, и я заинтересован лично, чтобы у нас появились еще фракции в законодательных собраниях. Если такие успешные выборы будут намечаться, мы будем нашим коллегам помогать в регионах, где бы это ни было. Я лично буду помогать этим людям. И я надеюсь, что такие фракции появятся.

Конечно, они будут претендовать на большую помощь партии, но есть еще одна важная задача: мы будем учить наших коллег в регионах, помогать им организовывать фандрайзинг, чтобы не был только фандрайзинг псковского «ЯБЛОКА». Мы будем учить наших коллег, как привлекать общественные деньги, как их использовать прозрачно, как отчитываться за эти деньги, как создавать вокруг себя сообщество жертвователей.

Александр Савенко: У вас это подробно прописано в проекте предложений программы, да.

Лев Шлосберг: Да, абсолютно верно! То есть мы будем в этом году реализовывать несколько модулей из программы кандидата на должность председателя партии, с которой я выходил на выборы. Это будет работа с партией «ЯБЛОКО» по горизонтали.

Более того, такие заявки из регионов уже пришли. У нас есть просьбы из почти 20 регионов, готовых заниматься сбором общественных денег, и около 10 регионов ждут меня в гости в этом году для помощи в организации избирательных кампаний. Поэтому мы продолжаем работать в составе большой и широкой команды «ЯБЛОКА».

Александр Савенко: А скажите, пожалуйста, грядущие кампании – парламентская, выборы в Государственную Думу и выборы в Псковское областное Собрание депутатов – для вас что важнее? Учитывая, что вы проиграли на выборах партийных и не стали лидером «ЯБЛОКА», ну понятно, что сильно уж таким масштабным именно ваше участие не будет в федеральной кампании, при этом в регионе вы сколько уже? Почти 30 лет, да? Или 25 остаетесь председателем региональной организации?

Лев Шлосберг: 24.

Александр Савенко: 24, да? Ну вот я что-то уже забегаю вперед, и понятно, что по крайней мере здесь надо сохраняться. Что важнее для вас?

Лев Шлосберг: Саша, мне очень трудно искать баланс. Одна из причин того, что я не выиграл выборы председателя партии, – ответственность, которую я несу здесь, в регионе, достаточно значительна и требует большого времени работы. Я физически недоездил по стране. Нужно было посетить в три раза больше регионов, чем я смог проехать.

Максим Костиков: Как Николай Рыбаков.

Лев Шлосберг: Он посетил 49. Он посетил в четыре раза больше регионов, чем я. И это совершенно понятно: у нас разный род деятельности. Я отвечаю сегодня за Псковскую область…

Александр Савенко: Вы еще и депутатом работаете.

Лев Шлосберг: Да. Поэтому ответственность здесь является абсолютно приоритетной. Я отвечаю в первую очередь перед избирателями Псковской области.

Максим Костиков: Будете много пропускать – вам сразу же заметят коллеги по депутатскому корпусу.

Лев Шлосберг: Я не пропустил ни одной сессии и ни одного заседания комитета в Псковском областном Собрании депутатов за весь этот созыв и за весь прошлый созыв. Поэтому я могу абсолютно точно сказать, что работа в Псковской области – и в областном Собрании, и в региональном отделении партии – является приоритетом.

Другое дело, что я абсолютно кровно, в самом прямом политическом смысле, кровно заинтересован в том, чтобы партия усилила свои общероссийские позиции и получила фракцию в Государственной Думе. В зависимости от того, будут ли это плановые либо досрочные выборы, зависит то время, которое будет у партии для подготовки к ним.

Официально мы уже объявили подготовку к выборам. И политкомитет «ЯБЛОКА» 24 января, и бюро партии 31 января объявили о старте подготовки к выборам. Я участвую в этой дискуссии. Доля участия в общероссийской кампании на сегодняшний день неизвестна, роль остается открытой, и я отношусь к этому совершенно спокойно: время покажет.

Максим Костиков: У нас звонок висит уже давно, давайте послушаем.

Александр Савенко: Последний, я думаю, сегодня… Снова сорвался у нас звонок. Не дожидаются люди возможности задать свой вопрос Льву Шлосбергу. Я думаю, больше мы сегодня уже принимать не будем: у нас остается несколько минут до окончания эфира.

Максим Костиков: Да, Лев Маркович, давайте все-таки вернемся к избирательной кампании, которая грядет. Я так понимаю, что все-таки по Печорам вы нам кандидата не назовете.

Лев Шлосберг: А так хотели пообщаться по областному Собранию! Я уже приготовился.

Максим Костиков: Ну, по Печорам… Давайте вы нам называете кандидата по Печорам – и мы тогда про областное Собрание успеем поговорить.

Александр Савенко: Хорошая инициатива.

Лев Шлосберг: Так, это нужно уже в пресс-службу областного Собрания. Друзья, только конференция партии «ЯБЛОКО» назовет кандидата на выборы главы Печорского района.

Максим Костиков: Ну хотя бы кандидата в кандидаты-то можете назвать?

Лев Шлосберг: Нет, не могу. Только конференция.

Максим Костиков: Вот коммунисты, например, сказали…

Александр Савенко: Сразу двух, да.

Максим Костиков: У них был Олег Михайлов, потом Богатырев – все понятно. А у вас… Хорошо.

Лев Шлосберг: Будет решение – будет объявлено, да.

Максим Костиков: И также вы мне точно не ответили на вопрос по поводу Себежа: у вас будет кандидат или вы там в какие-то поддавки играете? Вот как господин Малов про договоренность… Договоренности есть или нет?

Лев Шлосберг: У нас нет договоренностей ни по каким закулисным политическим вопросам.

Максим Костиков: То есть это ложь.

Лев Шлосберг: То, что пишется в этом телеграм-канале не знаю кем (там нет подписи, фамилии, не знаю автора этого текста), безусловно, является ложью.

Максим Костиков: Так, хорошо. Давайте тогда… Все-таки у вас будут кандидаты по главам по всем?

Лев Шлосберг: Пока что у нас двое, две кампании.

Максим Костиков: Пока – да.

Лев Шлосберг: У нас будут кандидаты. Сколько и кто – будет известно. Первый ответ будет в начале будущей недели по Печорскому району.

Максим Костиков: Хорошо. У нас выборы в представительные органы местного самоуправления – вы какие-то для себя планы ставите?

Лев Шлосберг: Да, эти планы есть. Мы должны существенно увеличить число депутатов городских и сельских поселений.

Максим Костиков: А существенно – это насколько?

Лев Шлосберг: В несколько раз.

Максим Костиков: В несколько раз.

Лев Шлосберг: Да.

Максим Костиков: То есть задача максимум – преодоление муниципального фильтра?

Лев Шлосберг: С запасом.

Максим Костиков: Понятно. А также у нас еще и выборы, там, в районные собрания.

Лев Шлосберг: В три районных собрания, да: в Себежское, Невельское и Куньинское. В двух у нас сейчас есть представительства, в третьем нет. Будем добиваться…

Максим Костиков: Вот в третьем – это Кунья?

Лев Шлосберг: Да, это Кунья. Будем добиваться представительства во всех трех собраниях.

Максим Костиков: Понятно. Ну, дай бог вам удачи на этом непростом поприще.

Лев Шлосберг: Вашими молитвами.

Максим Костиков: Да. Вот верно Александр отмечал, что на последних двух кампаниях вы сталкивались с… ну, скажем так, назовем это юридическим прессингом, да? Когда ваших кандидатов вышибали из избирательной гонки, один раз вам удалось отбиться, другой раз не удалось отбиться – сейчас в историю не будем вдаваться. А как в этом году? Вы чего ожидаете от этой кампании?

Лев Шлосберг: Я вижу по всем признакам, что легких избирательных кампаний в Псковской области не будет, это абсолютно точно. То есть все будет либо так же, как было раньше, либо будет хуже. То есть условия ведения избирательных кампаний демократической оппозиционной партией в Псковской области легче абсолютно точно не станут. Скорей всего, наши достижения привели к политическому решению вести эти кампании против наших команд и наших кандидатов максимально жестко. Мы к этому психологически и политически готовы, мы знаем, в какой политике мы участвуем.

Максим Костиков: Как и раньше, вы с представителями оппозиционных партий не планируете как-то блокироваться, договариваться, идете своими колоннами, конкурируете с ними – или что-то все-таки сейчас поменялось?

Лев Шлосберг: Мы ведем взаимодействие с другими политическими партиями только в одном вопросе – в вопросе контроля за выборами.

В частности, у нас есть устоявшаяся практика взаимодействия с командами коммунистической партии на местах в организации качественного контроля на избирательных участках. Это открыто происходит, мы проводим совместные семинары. Я лично проводил семинары для членов команд «ЯБЛОКА» и КПРФ по контролю за выборами в районах. Это очень важная работа, мы здесь помогаем всем, кто готов работать на честные выборы.

Александр Савенко: Это что касается системной оппозиции, я так понимаю. А что касается несистемной? Не возникает ли у вас вообще ощущение в последнее время, что как-то эта публика вытесняет вас здесь, в Пскове, в то время, когда вы в Москве на федеральном уровне комментируете инициативы президента, да? Здесь, на региональном…

Максим Костиков: Международную политику, кстати, часто.

Лев Шлосберг: Кто кого вытесняет? Пожалуйста…

Александр Савенко: Вас вытесняет несистемная оппозиция, отбирает…

Лев Шлосберг: Откуда? Из «Эха Москвы»?

Максим Костиков: Из этого тоже.

Лев Шлосберг: Друзья, давайте уточним, что вы… кого вы имеете в виду под несистемной оппозицией.

Максим Костиков: Ну давайте мы вам сейчас фамилии не будем называть.

Александр Савенко: В том числе людей, которых вы когда-то выпестовали, дали им дорогу…

Максим Костиков: Нет, мы просто говорим то, что есть.

Лев Шлосберг: Кого мы только не выпестовали! Тут такой космодром «Байконур»! А расписание полетов – не только на Луну, но и до Марса уже долетели!

Максим Костиков: К сожалению, наше время истекло. Спасибо, Лев Маркович, что были сегодня на нашей программе «Двое на одного», ответили на все наши острые вопросы! Мы ждем вас в нашем эфире на следующих встречах.

Лев Шлосберг: Спасибо большое, друзья, всего доброго! Спасибо всем, кто слушал! Отдельное спасибо тем, кто задавал вопрос! До свидания!

Александр Савенко: До свидания!

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!