ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

07 апреля 2021, 18:00   Источник: Эхо Москвы в Пскове

Лев Шлосберг: «Единственный шанс на мирный путь изменения страны заключается в уравновешивании уличного протеста парламентскими представителями граждан»

Программа «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы в Пскове», 7 апреля 2021 года

Александр Савенко: Здравствуйте, дорогие друзья, уважаемые слушатели! В прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» программа «Особое мнение». У микрофона ведущий Константин Калиниченко.

Константин Калиниченко: Добрый день!

Александр Савенко: И Александр Савенко (это я). А вместе с нами сегодня со своим особым мнением руководитель Псковского регионального отделения партии «Яблоко», депутат областного Собрания Лев Шлосберг. Лев Маркович, здравствуйте!

Лев Шлосберг: Александр, Константин, добрый день! И добрый день всем, кто нас слушает.

Александр Савенко: Со Львом Шлосбергом, только что вернувшимся из Москвы, мы сегодня будем говорить об итогах этой поездки, о решениях 21-го съезд партии «Яблоко», отношении к реформе, которую затевают и принимали ключевые ее положения на состоявшемся съезде.

Также обязательно мы сегодня обсудим намерение Льва Шлосберга баллотироваться в Государственную Думу не от Пскова, как это бывало прежде, а от Москвы. Ну и поговорим на другие актуальные темы общественно-политической повестки. У радиослушателей, как обычно, есть возможность в прямом эфире задать свои вопросы нашему собеседнику, сегодня – Льву Шлосбергу. Телефон студии прежний: 56-73-72. Я повторю, а вы запишите или запомните: 56-73-72.

Константин Калиниченко: Ну а я также напомню, что вы можете не только слушать нас на волне 102.6FM, но также смотреть прямую трансляцию из нашей студии на канале ПЛН-ТВ в YouTube, и та же самая трансляция идет в группе Псковской ленты новостей в социальной сети «ВКонтакте». В общем, смотрите, слушайте там, где вам удобно. В течение ближайшего часа общаемся со Львом Шлосбергом.

Лев Маркович, давайте начнем, конечно же, со съезда. В минувшие выходные съезд партии прошел, на повестке дня была реформа партии, фактически обсуждалось ее ближайшее будущее. Почему Псковское «Яблоко», и в частности Лев Шлосберг, против реформы?

Лев Шлосберг: Псковское «Яблоко» и я за реформу. Вопрос о том, какая реформа нужна партии и из чего она должна состоять.

Константин Калиниченко: Против того формата, который предлагает руководство.

Александр Савенко: Да, против тех поправок, которые предложены в устав. Говорим о той реформе, которую предлагают руководители «Яблока».

Лев Шлосберг: Коллеги, меня всегда радует, когда в демократических СМИ обсуждаются поправки и регламенты: это означает то, что обсуждается главное в демократии.

На рассмотрение съезда было представлено большое количество поправок, содержательных было около 200, остальные – технические.

35 поправок оставлено на дальнейшее обсуждение партии, то есть все те поправки, которые вызвали отдельные мнения делегатов о необходимости индивидуального голосования и обсуждения каждой поправки, все были изъяты из пакета, и они будут обсуждаться отдельно.

Многие, большинство поправок, которые приняты в Устав партии «Яблоко», обсуждались давно, в течение примерно полутора лет. Я их полностью поддерживаю, потому что это усиление институтов внутрипартийной демократии. Это в том числе то, что мы практикуем в Псковском «Яблоке» в течение последних пяти лет, в частности праймериз, предварительное общепартийное голосование по значимым партийным вопросам.

Есть некоторые аспекты реформы, которые вызывают опасения, что для людей, желающих заниматься политикой, сложнее станет приход в партию «Яблоко» и использование всех прав членов партии.

Александр Савенко: Речь об испытательном сроке и наличии рекомендаций…

Лев Шлосберг: Речь о том, да, что вводятся дополнительные условия получения всей полноты прав в партии. Партия имеет на это право. Нужно с самого начала сказать, что все механизмы внутри партийной защиты – это естественная форма администрирования партии.

В нескольких регионах страны, в том числе в Москве, притом в Москве это случилось еще три года назад, были попытки рейдерского прихода в партию, когда несколько людей, связанных с мэрией Москвы, организовали массовый приход в «Яблоко» (это было удивительно, сначала не могли понять, что происходит) более 500 человек, в московскую региональную организацию, которые заявили о желании находиться в «Яблоке».

С ними стали разбираться, разговаривать, пока не выяснили, что они выучили примерно пять слов, а вот дальше у них начинаются сложности: шестое, седьмое и восьмое слово они уже произносят с трудом.

То есть у «Яблока» был очень сложный опыт остановки рейдерского захвата столичной организации. В нескольких регионах были случаи попыток захвата региональных отделений бизнес-структурами, которые хотели таким образом приватизировать кусочек партии, чтобы использовать для своих электоральных целей. Поэтому то, что партия принимает те или иные действия по защите, – это абсолютно нормально.

Александр Савенко: Я думаю, она принимает эти меры защиты не от этих рейдеров, о которых вы говорите.

Лев Шлосберг: С этими уже справились.

Александр Савенко: Я-то так понимаю, что речь идет о Максиме Каце.

Лев Шлосберг: Взаимодействие Максима Каца с партией «Яблоко» – это отдельная история. Я думаю, что уже целая глава в истории партии «Яблоко» о том, как это произошло. И эта история напоминает одну давнюю пословицу: от любви до ненависти один шаг.

Александр Савенко: А я правильно понял то, что говорил Иваненко, не называя конкретного имени, что некая группа лиц снимала помещение в том же здании или где-то рядом, где проходил этот съезд? Это о Каце и его сторонниках?

Лев Шлосберг: Мы впервые в нашей практике, впервые в истории партии проводили съезд в огромной гостинице «Салют»: это одна из гостиниц, построенных в Москве к Олимпиаде, к 1980 году. Это гостиница огромных размеров. Возможно, у Сергея Викторовича была какая-то информация о том, что из тысяч номеров кто-то снял из сторонников Максима… Не знаю.

Александр Савенко: У вас такой информации нет?

Лев Шлосберг: У меня такой информации нет. Я знаю номер, в котором я жил.

Александр Савенко: А насколько соответствуют действительности вот эти заявления и в СМИ то, что появляется, о вашей связи с господином Кацем, что чуть ли не единым фронтом выступаете и все звенья одной цепи…

Лев Шлосберг: Помните фильм «Семнадцать мгновений весны»?

Александр Савенко: Помню, он большой.

Лев Шлосберг: «В связях, порочащих его, не замечен». Такое ощущение…

Константин Калиниченко: Лев Маркович…

Лев Шлосберг: Сейчас я отвечу на вопрос Александра, он важный. У меня практически со всеми людьми в партии «Яблоко» и теми, кто пытался и пытается взаимодействовать с партией «Яблоко», ровные и спокойные отношения.

Я несколько лет участвовал в поиске компромисса между амбициозной, активной и талантливой группой Максима Каца и той частью партии «Яблоко», которая считается ветеранской частью партии, изначальной, начиная с прошлого века. С какими-то людьми компромисс найти удалось, с какими-то не удалось.

Результатом была очень тяжелая ситуация с исключением из партии 16 человек, и эта ситуация показала, что к компромиссу прийти не удалось. Я очень сожалею о том, что компромисс не состоялся, и могу сказать, что даже сейчас я продолжаю предпринимать усилия для погашения этого конфликта и появления возможности конструктивной работы в партии для самых разных людей.

Константин Калиниченко: Давайте послушаем звонок радиослушателя. 56-73-72. Добрый день, слушаем вас.

Радиослушатель 1: Здравствуйте. Григорий Шустов, Общественный совет Псковской области.

Константин Калиниченко: Здравствуйте.

Радиослушатель 1: Лев Маркович, что хочется сказать? Вы человек талантливый, но зачем вы допускаете такие вот досадные, так сказать, плюхи, подменяете понятия, сейчас рейдерский захват, там, в ваших региональных отделениях. Такой рейдерский захват выглядит просто как покупка бизнесом членов вашей организации, скорее всего. Вы же в юридической сфере хорошо ориентируетесь, вы же понимаете, что такое на самом деле рейдерский захват. Не надо подменять понятия. Удачи вам.

Константин Калиниченко: Спасибо.

Лев Шлосберг: Я думаю, что здесь совершенно нечего комментировать. Господин высказал свое мнение, можно идти дальше.

Константин Калиниченко: А я вот тогда, раз мы идем дальше, задам вопрос. Лев Маркович, не показалось вам, что когда вообще ставился, поднимался вопрос о рейдерском захвате – это вообще-то про вас была речь?

Лев Шлосберг: Часть партии «Яблоко» не может захватить партию «Яблоко». Я долька «Яблока», я ничего не могу захватить. Я часть партии.

Константин Калиниченко: Долька не может…

Лев Шлосберг: Долька не может. Долька – это часть.

Александр Савенко: На самом деле высказываются уже разные суждения по поводу того, что Псковское «Яблоко» и вы – это часть до сих пор большого «Яблока» или это уже какая-то отдельная организация, как, если мне память не изменяет, Николай Кузьмин как-то сказал в прямом эфире?

Лев Шлосберг: Псковское «Яблоко» изначально, сегодня, вчера и завтра – это часть большой партии «Яблоко».

Константин Калиниченко: Многим кажется, что ваша «долька» уже местами поглощает некое «яблочное» целое, но это, наверно, дискуссионный вопрос.

Лев Шлосберг: «Долька» участвует в жизни партии.

Константин Калиниченко: У нас еще один звонок, давайте послушаем еще одного радиослушателя. Добрый день, слушаем вас.

Радиослушатель 2: Добрый день и вам тоже.

Константин Калиниченко: Здравствуйте.

Радиослушатель 2: Лев Давыдович, можете считать это даже комплиментом…

Александр Савенко: Лев Маркович.

Радиослушатель 2: Да-да-да, можете считать это даже комплиментом.

Лев Шлосберг: Сомневаюсь, что это комплимент, но давайте.

Радиослушатель 2: Был такой у нас самый лучший оратор в свое время, вот. Поэтому у меня такое предложение: вы вступили бы в «Единую Россию»! Ведь задачи и цели у вас с этой партией одинаковые. Расшевелите вы эту контору – может, на самом деле пойдет дело лучше.

Константин Калиниченко: Понятно. Тут, видимо, весь вопрос содержит некую иронию, но…

Александр Савенко: Но иронию… на самом деле «Единую Россию» вспоминали и в ходе съезда, да? Вот тот фрагмент, когда вы назвали председателя, поступок председателя партии Николая Рыбакова бессовестным и когда там пошла такая дискуссия с переходом на личности, там и про «Единую Россию» вспомнили, и про такие заявления, и другие оскорбительные высказывания. Так что, наверное, все-таки наш радиослушатель не так далеко ушел и от повестки «яблочников» во время съезда.

Лев Шлосберг: Я думаю, что радиослушатель спросил о чем-то своем. К сожалению, я не могу понять, о чем. Ни о каком взаимодействии с партией «Единая Россия» в виде вступления не может быть и речи. Я полагаю, что у человека своя картина политического мира, и дай бог ему счастья.

Что касается конфликтов на съезде, могу сказать: весь съезд – это 130 человек – мы искали компромисс для партии, который позволил бы двигаться дальше. Представления об этом компромиссе были очень разные. Компромисс в политической партии – это трудный и по-человечески, и политически вопрос.

Такие компромиссы на съезде были, такие точки компромисса были. По некоторым из них удалось прийти к согласию. Значительная часть дискуссии съезда прошла не в прямой трансляции на YouTube, которую смотрели, смотрят и пересматривают политики и обозреватели.

Александр Савенко: Я думал, только 20 минут, о которых вы просили: вот эта консультация 20 минут без прямой трансляции…

Лев Шлосберг: Нет.

Александр Савенко: Нет? Было еще и больше?

Лев Шлосберг: Было значительное количество непубличных встреч, частично эти встречи завершились успешно, это отражено в решениях съезда. Не весь съезд проходил на виду. Но должен вам сказать, и это, мне кажется, принципиально для оценки партии: мы единственная партия, которая в живом эфире показывает свои съезды. Когда можно смотреть все.

Александр Савенко: Да, согласен.

Лев Шлосберг: Это демократия, это свобода.

Александр Савенко: Это особый жанр теперь уже за последние годы – съезды «Яблока».

Лев Шлосберг: Да. Это нас ставит в высокую зависимость от общества и полностью раскрывает нас перед прессой, чем, собственно говоря, пресса и пользуется, и дай бог ей здоровья.

Александр Савенко: Давайте ответим на очередной звонок. Вы в прямом эфире, представьтесь и задавайте вопросы Льву Шлосбергу.

Радиослушатель 3: Добрый день! Это Гдов, Дмитрий. Скажите, пожалуйста, у меня вот такой вопрос: у нас на носу выборы будут, в сентябре, а у нас сейчас под главой Гдовского района зашаталось кресло. Скажите, пожалуйста, так все-таки относится он к вашей партии, Павлов Юрий Сергеевич, или не относится? Потому что он сам себе противоречит. Вы можете конкретно сказать? Козловский тогда сказал, что он относится к «Единой России», вы сказали, что он относится к «Яблоку». Еще раз можете нам, избирателям, сказать, все-таки к какой партии он принадлежит? Спасибо.

Константин Калиниченко: Понятно. Спасибо за вопрос!

Лев Шлосберг: Спасибо за вопрос, Дмитрий. Юрий Сергеевич Павлов 12 ноября 2017 года избран главой Гдовского района, выдвинут партией «Яблоко», он был и остается беспартийным человеком. Мы поддерживаем Юрия Павлова, мы считаем его абсолютно честным человеком, который честно управляет районом.

Обострение ситуации вокруг Гдовского района, не вокруг Юрия Сергеевича Павлова лично, а вокруг Гдовского района связано с принятием новой территориальной схемы обращения с отходами Псковской области, при которой на несколько лет вводится временная схема [транспортировки и складирования отходов], при которой 20% – это пятая часть отходов, формируемых на территории города Пскова, – должны вывозиться на маленький гдовский полигон, в деревне Брагино расположенный в трех километрах от уреза воды Чудского озера, фактически в заповедной зоне, и на таком же расстоянии от города Гдова.

Юрий Сергеевич Павлов возражает против такого подхода. Чтоб вы понимали, о каком бедствии идет речь: в течение года гдовский полигон принимает – в течение года со всего Гдовского района – три с половиной тысячи тонн отходов. За один год из города Пскова будет ввозиться почти 17 тысяч тонн отходов. Это не шутки. Соответственно, позиция Юрия Сергеевича Павлова достойная, я её полностью поддерживаю.

Мы делаем всё для того, чтобы был найден разумный компромисс. В течение года, до конца этого года у властей Гдовского района есть возможность привести в нормативное состояние гдовский полигон – это позволяет сделать законодательство – и таким образом поставить эту ситуацию под контроль.

Вчера в Гдове состоялось заседание сессии районного Собрания, где не было принято внесенное моим коллегой Александром Конашенковым решение о запрете ввоза отходов на территорию Гдовского района из-за пределов района. Шесть депутатов проголосовали за, шесть воздержались от голосования, остальные не участвовали в голосовании – всего в Собрании 15 депутатов.

Я уверен, что позиция Юрия Сергеевича Павлова соответствует интересам жителей Гдовского района полностью, он уже очень много сделал для жителей Гдовского района, и у него есть возможности сделать еще больше.

Александр Савенко: Лев Маркович, возьмите наушники, у нас очередной звонок. Вы в прямом эфире. Представьтесь, и ваш вопрос Льву Шлосбергу.

Радиослушатель 4: Здравствуйте, меня зовут Вера. Лев Маркович, вот у меня к вам такой вот вопрос интересный. Вы все время говорите о сменяемости власти, о том, как это важно, но сами при этом остаетесь лидером регионального отделения уже как 25 лет. Не видите ли вы в этом какого-то парадокса? Можно ли ответ ваш получить?

Константин Калиниченко: Спасибо.

Александр Савенко: Ну, если реформу реализуют, ограничат региональных руководителей восемью годами, насколько мне известно.

Константин Калиниченко: Но Лев Маркович всегда может провести поправки об обнулении, конечно же, в таком случае.

Лев Шлосберг: Ответим и на ваш вопрос, Константин. Сначала – на вопрос уважаемой Веры. Уважаемая Вера, пожалуйста, не путайте политическую партию, то есть общественную организацию, с органами государственной власти.

Власть – это возможность распоряжаться бюджетом и принимать нормативные решения для неограниченного круга людей на той территории, которой вы руководите.

В партиях нет власти. Председатель регионального отделения партии – это не власть. Председатель партии – это не власть. Политкомитет и бюро партии – это не власть. Внутри общественной организации решаются вопросы самоорганизации людей – и больше ничего. Поэтому никаких ограничений – ни политических, ни административных – в этом вопросе существовать не должно.

Собственно говоря, по этой причине эта поправка была снята с голосования, изъята из пакета и перенесена на дальнейшее обсуждение, потому что председатели региональных отделений – а я вообще не высказывался по этой поправке на съезде, вообще нигде, ни в закрытых дискуссиях, ни в открытых, – председатели реготделений попросили снять этот вопрос, и связано это со следующим: найти человека в регионе, готового возглавлять оппозиционную политическую партию, очень трудно.

Поправка вносилась в очень мягком варианте: она изначально вносилась с обнулением. Исчисление срока должно было длиться с момента регистрации устава в Минюсте. Но ее рассмотрение отложили. Поэтому если говорить о каких-то персональных вопросах, они меня абсолютно не затрагивают.

Некоммерческая политическая организация своим сообществом принимает решение, кто и как должен ею руководить. Если есть развитие у организации, она может оказывать доверие своему руководителю, если доверия нет, она будет его менять.

Рано или поздно у Псковского «Яблока» будет новый председатель, он будет подготовлен организацией к этой работе, это будет спокойное публичное решение.

Александр Савенко: Означает ли то, что Гайдук, по всей видимости, станет лидером списка на выборах в областное Собрание, списка «Яблока», и он, вероятно, представит партию в одномандатном округе, что именно его вы и ваши сторонники видят в качестве руководителя регионального отделения в будущем?

Лев Шлосберг: Слушайте, я, вернувшись из Москвы, почитал «Псковскую ленту новостей» и узнал очень много нового про Псковское «Яблоко», чего я не знал.

Александр Савенко: Ну я очень рад, мы стараемся, да.

Константин Калиниченко: Чаще читайте «Псковскую ленту новостей», Лев Маркович, будете всегда в курсе последних событий.

Александр Савенко: А в какой части новое вы узнали?..

Лев Шлосберг: Это было 20 секунд рекламы «Псковской ленты новостей» в эфире «Эха Москвы в Пскове».

Александр Савенко: Спасибо.

Лев Шлосберг: Ладно, это было бесплатно, ни мы, ни они за это не платили. У нас неизвестно, кто будет лидером списка в областное Собрание, потому что…

Александр Савенко: Так я вам задаю этот вопрос.

Лев Шлосберг: Саша, 20 секунд – и вы будете знать правду. У нас будут проведены праймериз, общепартийные праймериз по единому списку партии, такие же, как в 2016 году. Каждый член партии тайным голосованием, в конверте будет определять тройку регионального списка: за первое место – три балла, за второе место – два балла, за третье место – один балл. Так, как проголосует большинство…

Александр Савенко: «Рейтингомер» своего рода. Еще одна реклама «Псковской ленты новостей». Никто ни за что не платит.

Лев Шлосберг: Кто займет первые три места по итогам праймериз, тот и возглавит список.

Константин Калиниченко: Лев Маркович, возвращаясь все-таки к съезду, вы пошли против воли руководства партии. Как бы там у вас организовано не было, но тем не менее против первых лиц партии. Ждете ли вы теперь, что они будут вам палки в колеса вставлять?

Лев Шлосберг: Нет.

Константин Калиниченко: По крайней мере, в избирательной кампании 2021 года?

Лев Шлосберг: Нет.

Александр Савенко: И вообще, не опасаетесь ли того, что в партии-то станете… хотите – назовите это белой вороной, хотите – изгоем? Даже не рассматриваю сценарий, когда дойдет до того, до чего доходило с Максимом Кацем и с другими членами партии, что будете изгнаны.

Лев Шлосберг: Я абсолютно уверен в том, что моему статусу в партии ни как члена федерального политкомитета, ни как председателя партии «Яблоко» в Псковской области, не угрожает абсолютно ничто. Это не был вопрос противостояния воле руководства. Я часть руководства партии, у нас 17 членов политкомитета, я один из них.

Мы обсуждаем судьбу нашей партии, реформу партии, политические планы партии. Никаких проблем в этой дискуссии нет, это обычно для партии «Яблоко». Просто в последние шесть лет все стали смотреть прямые трансляции съезда «Яблока»: «Боже мой, как они там спорят – они еще там не поубивали друг друга, нет? Они, может, могут после этого общаться и как-то вместе работать в одной организации?»

Александр Савенко: Это вы описали мою реакцию: именно так я и думаю, да.

Лев Шлосберг: Да, это я описал реакцию Александра. Я могу сказать, что члены партии «Яблоко» – это люди, объединенные общими ценностями, общими политическими позициями и общими политическими задачами. Наша дискуссия между собой – это дискуссия о том, как сделать партию «Яблоко» сильной, успешной политической партией.

Я абсолютно точно могу сказать, что ни ход съезда, ни события перед съездом, ни события после съезда ничего не изменили в моих позициях внутри партии, возможности общаться с партией.

Константин Калиниченко: Лев Маркович…

Лев Шлосберг: В понедельник после съезда мы встречались с Григорием Явлинским, мы обсуждали ситуацию в партии, подготовку к выборам, это была встреча вдвоем.

Константин Калиниченко: Лев Маркович…

Александр Савенко: А вы согласитесь с тем, что у вас теперь, а может быть, уже и достаточно давно статус в партии главного оппозиционера внутри «Яблока»?

Лев Шлосберг: Внутри партии не может быть оппозиции. Оппозиция – это организация, которая борется за государственную власть. Партия не обладает государственной властью. Я представляю…

Александр Савенко: Вы слышали то, что ваш заместитель Дмитрий Пермяков говорил на съезде? Это не оппозиция, когда человек говорит о том, что «Яблоко» – это гроб?

Лев Шлосберг: Дмитрий Пермяков – человек образного мышления, он получает сейчас политический опыт работы депутатом городской Думы. Он получает опыт работы – в меньшинстве – в городской Думе как один депутат. Его картина мира формируется сейчас в такой ситуации. Я думаю, что Дмитрий Пермяков в самое ближайшее время сможет вырасти в политика, который будет взвешивать каждое свое слово.

Константин Калиниченко: А кстати, его заявление, скажем так, наполненное метафорами и аллегориями, – оно было как-то с вами согласовано или этого его был личный политический экспромт?

Лев Шлосберг: Делегаты съезда партии обладают правом самостоятельных выступлений.

Константин Калиниченко: Хорошо. Я все-таки хочу вернуться и хотел спросить, когда вы говорили, что у вас в «Яблоке» такая классная свободная демократическая дискуссия идет, но видите, председатель партии Николай Рыбаков фактически вам, как говорится, на роток платок-то накинул, после чего вы и обвинили его в бессовестном поступке.

Лев Шлосберг: Нет, этого не было, нет.

Александр Савенко: Да и не только. Вы же как-то там говорили о том, что предоставляет слово, возможно, потому, что там кто-то ближе к нему сидит, какая-то там такая мысль у вас была.

Лев Шлосберг: Нет, не так, все есть на видео, это можно посмотреть. Это была ситуация обсуждения порядка голосования за поправки в Устав, одно из компромиссных предложений, которое я вносил на съезде, для того, чтобы не сталкивать одну часть партии с другой частью партии, заключалось в том, чтобы весь пакет поправок принять в первом чтении, то есть принять за основу.

Учитывая то, что там были поправки, не вызывающие никаких дискуссий, эти поправки можно было выделить из пакета и проголосовать сразу же, потому что в партии по ним изначально был консенсус.

Некоторая часть поправок вызывала дискуссии, и время для этих дискуссий, в моем понимании, должно было быть достаточно до следующего съезда, поскольку внесение изменений в устав партии перед выборами с регистрацией в Минюсте, появление фактически новой редакции устава партии создает определенные риски перед выборами.

Частичным следствием этой дискуссии было то, что съезд принял специальное постановление о том, что все поправки в устав, касающиеся порядка выдвижения кандидатов, вступают в силу через 10 дней после официального опубликования результатов выборов в Государственную Думу.

При споре о порядке вынесения вопросов на голосование я сказал Николаю Игоревичу, что очередность внесения вопроса на голосование не должна зависеть от расстояния от председательствующего до того лица, которое вносит предложение по голосованию.

Съезды «Яблока», как правило, проходят очень долго. Мы первый день съезда начали в 10 часов – административные вопросы решались – и завершили после 11 часов вечера.

Александр Савенко: Ну да, там же делегаты уже взмолились, что «мы тут уставшие, уже не соображаем, за что голосуем».

Лев Шлосберг: Проблема таких поздних съездов заключается в том, что делегаты Сибири и Дальнего Востока заканчивают работу съезда, когда у них наступает утро, и мы об этом всегда помним. Поэтому моя эмоциональная человеческая реакция заключалась в том, что при такой ситуации соблюдение, маниакальное соблюдение порядка действий регламента является обязательным. Любой председательствующий на съезде несет за это особую ответственность.

Это не лишило меня возможности общаться с Николаем Рыбаковым и его не лишило возможности общаться со мной. Мы и общались дальше.

Александр Савенко: А с Иваненко что?

Лев Шлосберг: О, Иваненко – это мой любимый человек в партии «Яблоко».

Александр Савенко: Да, мы это прочувствовали.

Константин Калиниченко: Обратили мы внимание, конечно.

Лев Шлосберг: Это без кавычек. Это человек с принципиальными позициями. Это один из самых мощных депутатов Госдумы России за всю ее историю, это человек, который, если бы он изменил своим принципам, мог бы после того, когда «Яблоко» было изгнано из Государственной Думы, работать на уровне не ниже заместителя министра финансов и решить все свои личные жизненные проблемы…

Александр Савенко: Мог бы Центризбирком возглавлять.

Лев Шлосберг: Все что угодно мог возглавить, что ему предложили бы. Он отказался. Он произнес знаменитую фразу: «Есть вещи поважнее мандатов депутатов Государственной Думы», – эта фраза принадлежит Иваненко.

Александр Савенко: И он прав, да.

Лев Шлосберг: Я его глубоко уважаю. Мы с ним общаемся время от времени. Это необычный человек в российской политике, я его уважаю. И при этом у нас с ним практически на каждом публичном мероприятии возникает некий обмен мнениями.

Александр Савенко: Как вы любите говорить, стилистические расхождения, он поправляет, что…

Лев Шлосберг: Разногласия.

Александр Савенко: Да.

Лев Шлосберг: По этому поводу мы с ним потом продолжаем дискуссию вдвоем.

Александр Савенко: Ну а благодарны ему за то, что поправил вас так про Екклезиаста?

Лев Шлосберг: Он поправил мою очевидную оговорку, мне очень за нее стыдно. Я читал выступление на съезде впервые, оно было завершено утром. Во-первых, Сергей Викторович предложил мне открыть съезд, я еще не успел ему принести за это отдельную личную благодарность, потому что он уехал чуть раньше, чем я имел возможность это сделать. В тексте была написана другая фраза, более длительная: там было написано «так сказано в книге проповедей Екклезиаст. В ходе выступления я решил сократить фразу и получилось неудачно, что Екклезиаст – это не книга, а проповедник.

Константин Калиниченко: Сэкономили.

Лев Шлосберг: Хотя версия о том, что автором Екклезиаста является царь Соломон, существует, но не в V веке до нашей эры, а в X веке до нашей эры, когда он был царем Третьего Иудейского царства.

Александр Савенко: Да, конечно. Да, безусловно. Лев Маркович, то, что вынуждены были выступать в самом начале съезда до доклада Григория Алексеевича Явлинского, – это для вас было невыгодно, раз это предлагали ваши оппоненты? Вообще как это поменяло, так сказать, вашу тактику, как это отразилось на решениях съезда?

Лев Шлосберг: Это никак не поменяло тактику. Я видел, что в партии идет значительная дискуссия, и считал своей задачей на этом съезде призвать все части партии к компромиссу, все дольки «Яблока» призывать к сплочению. Я написал выступление в Пскове, до отъезда оно было готово.

Я приехал на съезд, вечером в пятницу мы получили поправки – они позволили мне значительную часть выступления, финальную, переписать, поскольку появилась конкретика: все-таки 256 листов поправок – это серьезный документ.

Я обратился к делегатам съезда еще в пятницу с предложением поставить подпись за моё выступление с докладом в соответствии с регламентом: если треть делегатов съезда высказываются за внесение вопроса в повестку дня, то он вносится, – и за пятницу удалось собрать 60 подписей, некоторые депутаты не успели подписать ходатайство утром в субботу до начала заседания, в итоге подписи более половины делегатов съезда были собраны. Я подал их в президиум председательствующему.

Сергей Викторович счел… Это его соображения, я совершенно не мог представить себе, что такое произойдет. Я полагал, что мой доклад будет после выступлений по реформе партии, то есть он будет где-то во второй половине дня. Сергей Иваненко сказал: «Вот тут сказано, 30 минут просят для Шлосберга. Предлагаю дать ему эти 30 минут сразу, сейчас, в начале, но без дискуссий», – то есть пусть выступит, а дискуссия будет…

Константин Калиниченко: Прекрасно…

Александр Савенко: Нет, дискуссия – она состоялась.

Лев Шлосберг: Она состоялась.

Александр Савенко: Собственно, Григорий Явлинский в своем докладе сказал, что он будет апеллировать или опровергать…

Лев Шлосберг: Несколько раз апеллировал. Он не опровергал – несколько раз апеллировал. Иваненко спросил меня: «Вы готовы выступить сразу?» Я сказал: «Да, готов». Так и случилось.

Александр Савенко: Да, и еще один вопрос (извини, Константин). Мне кажется, тоже важно получить ваш ответ: не стали ли вы и Псковское «Яблоко» голосовать по вопросу о доверии председателю партии? Казалось бы, если вы говорите о компромиссе, о том, как у вас там все замечательно в отношениях, чего ж вы не поддержали господина Рыбакова, почему не доверяете, почему не голосуете за него?

Лев Шлосберг: Вопросы «не доверяем» и «не голосуем» – это разные вопросы. Первое: Николай Рыбаков избран председателем партии «Яблоко» 14 декабря 2019 года на четыре года. Вопрос о выборах председателя партии «Яблоко» решен на четыре года. Никто из делегатов съезда не ставил вопрос об отставке председателя и выборах нового председателя. Председатель избран тайным голосованием, он получил 69 голосов делегатов съезда.

Я считаю абсолютно неуместным после избрания председателя при тайном голосовании ставить на открытое голосование съезда вопрос о доверии, не включенный в повестку дня, не обсужденный, напомню, он был внесен в повестку в середине съезда без изменения самой повестки дня. Анатолий Голов, делегат от Петербурга, внесший этот вопрос, – очень интересный человек в партии «Яблоко», он часто выступает с такими инициативами. В моём понимании, это было полным нарушением процедуры, это не соответствовало повестке дня съезда.

Кроме того, представим себе такую невозможную сегодня ситуацию. Я председатель партии. Кто-то из делегатов вносит вопрос о доверии мне. Я поддерживаю внесение этого вопроса. Вопрос вносится в повестку дня, и я сам инициирую тайное голосование, потому что самое демократичное голосование по персональному вопросу – это всегда тайное голосование, в любом парламенте – от муниципального до федерального.

Александр Савенко: Если бы было тайное голосование, вы бы проголосовали против Рыбакова?

Лев Шлосберг: Если было бы тайное голосование, и вопрос о доверии председателю был бы внесен в повестку дня, я предложил бы тогда, чтобы председатель выступил перед этим голосованием. В зависимости от этого выступления я принимал бы решение. То есть я сам попросил бы Николая Рыбакова в связи с внесением внепланового вопроса в повестку дня выступить перед делегатами, по итогам этого выступления я принимал бы решение. Я мог бы сказать о своем решении открыто, даже при тайном голосовании.

Александр Савенко: Давайте ответим на звонок радиослушателя. Наушники… Вы в прямом эфире, а телефон студии 56-73-72. Мы вас слушаем. Ваш вопрос.

Радиослушатель 5: Здравствуйте!

Константин Калиниченко: Здравствуйте.

Радиослушатель 5: Меня зовут Валерий, я из Пустошки. Лев Маркович, совсем недавно глава Пустошкинского района уволила своего заместителя-«яблочника» Андрея Иванова за критику в свой адрес, а официально уволили типа за прогулы. За такую же критику партии изжили из фракции «Яблока» пустошкинского депутата Германа Валутина. Лев Маркович, подскажите, пожалуйста, где демократия? Почему вам критиковать можно, а вас – нельзя?

Александр Савенко: Да, спасибо.

Константин Калиниченко: Спасибо.

Лев Шлосберг: Спасибо.

Александр Савенко: Лев Маркович, дополню этот вопрос. Я сам собирался об этом тоже вас спросить. И знаете, здесь что вспоминаю? Как вы, в том числе в прямых эфирах, так сказать, гневно реагировали на даже упоминание журналистами того, что вот там депутаты-единороссы в этих «яблочных» районах дают свою оценку негативную деятельности ваших глав, журналисты это повторяют, все такие нехорошие. Сейчас мы наблюдаем в том же районе, о котором радиослушатель сказал, в общем-то, когда «яблочники» между собой что-то там до такой степени не поделили, что заместителя…

Лев Шлосберг: Сейчас поделим. Первое – я хочу поздравить «Эхо Москвы»: вас слушает Пустошка на расстоянии 190 километров от Пскова. Это техническое чудо. Позвоните, пожалуйста, в Москву и сообщите, что вас…

Константин Калиниченко: Техническое чудо при помощи youtube-трансляции вполне не является чудом.

Александр Савенко: Кстати говоря, да.

Лев Шлосберг: Это большое достижение, что в маленьком городе слушают «Эхо Москвы в Пскове».

Александр Савенко: А, вы в этом смысле.

Лев Шлосберг: Да. Теперь по сути вопроса. Первое: Светлана Романовна Василькова известила меня о том, что она приняла решение о прекращении трудовых отношений с Андреем Петровичем Ивановым. Она глава района, избранная прямым голосованием. Администрация района, которую она возглавляет, действует на принципах единоначалия в соответствии с законом, и, соответственно, ее решение абсолютно правомочно. Это первое.

Второе: Андрей Петрович Иванов работал в администрации Пустошкинского района полтора года заместителем главы по социальным вопросам. У Светланы Романовны как главы района есть своя оценка его деятельности, она имеет на неё полное право. Я абсолютно точно знаю, что Светлана Романовна не тот человек, который будет подменять причины увольнения. Если сказано, что был прогул, значит, прогул зафиксирован. С чем он был связан, каким образом это произошло – это вопрос мотивировки увольнения, и если эти факты не соответствуют действительности, их может опровергнуть суд.

Я абсолютно уверен в том, что Светлана Романовна Василькова добивается в своей команде слаженных действий всех сотрудников без исключения. Мы с ней детально обсудили ситуацию с Андреем Петровичем, и ту информацию, которую она мне сообщила в обоснование своего решения я считаю исчерпывающей, не просто обоснованной, а исчерпывающей, и я считаю, что она поступила абсолютно правильно вне зависимости от того, что Андрей Иванов является членом партии «Яблоко», потому что вопросы единства команды и, что очень важно, вопросы слаженности действий администрации, маленькой администрации (там вся администрация меньше 40 человек) – это первостепенный вопрос.

Что касается Германа Анатольевича Валутина, ветерана партии, который был депутатом районного Собрания с момента победы Светланы Васильковой до последнего времени и подал заявление о сложении полномочий в этом году. Герман Валутин участвовал неоднократно в выборах от партии «Яблоко», это человек, который прошел с нами много избирательных кампаний, я ему за это благодарен. Он позвонил мне в феврале этого года, в начале февраля, и сказал, что состояние здоровья не позволяет ему больше участвовать в политических баталиях, он устал. Я знаю его точный возраст, и я понимаю, что это так.

Я знаю его, я знаю его семью, я неоднократно бывал у него дома. Никаких политических причин отставки Германа Валутина не существует. Человек сейчас счел необходимым снизить психологическую и политическую нагрузку на себя.

Список партии «Яблоко» в Пустошкинском районе не исчерпан, и Светлана Лапова, наш третий номер списка на выборах 2017 года, примет мандат депутата. Буквально вчера я подписал все необходимые решения бюро.

Константин Калиниченко: Коллеги, давайте послушаем еще один звонок радиослушателя. Добрый день! Говорите, слушаем вас.

Радиослушатель 6: Всем добрый день! Я хочу обратиться к Льву Марковичу и спросить у него. Уважаемый Лев Маркович, мне вот импонирует ваше поведение у нас как оппозиционера, как борца за справедливость и за правду. Я хочу у вас спросить, а не прекратить ли деятельность вам в партии «Яблоко», так как уже все равно чувствуется, куда там вектор пошел? Может, вам с такими единомышленниками, как Максим Шевченко, например, объединиться? Спасибо большое.

Константин Калиниченко: Спасибо. С кем вам еще, Лев Маркович, не предлагали объединиться?

Александр Савенко: Кстати, знаете, достаточно распространенное мнение. Я знаю, что многие читатели «Псковской ленты новостей» его высказывают, что если псковских «яблочников» что-то до такой степени не устраивает в деятельности федерального, в политике руководства, что бы им не выйти и не создать что-то новое? Есть такое мнение. Понятно, что есть аргументы и против этого, наверно, вы о них скажете, но люди по крайней мере так это видят.

Лев Шлосберг: Саша, я сначала отвечу на вопрос радиослушателя. К сожалению, слушатель не представился, поэтому я не могу обратиться по имени. Про Максима Шевченко: я знаком с Максимом Шевченко давно, больше 20 лет. Я едва ли могу находиться с ним в одной политической партии, у нас разные политические взгляды. У нас есть человеческие отношения, мы с ним даже вместе участвовали в разных форумах…

Константин Калиниченко: По патриотической линии расходитесь, мне кажется.

Лев Шлосберг: У нас в целом разные политические взгляды. Я считаю его человеком искренним в своих взглядах, я знаю это лично. Наши политические взгляды не совпадают по огромному числу позиций.

Что касается создания собственной партии: ценности партии «Яблоко», цели партии «Яблоко», задачи партии «Яблоко» команду Псковского «Яблока» устраивают полностью. Между нами нет никаких ценностных разногласий по самым принципиальным вопросам без исключения.

Съезд партии «Яблока» – единственный съезд политической партии в России сейчас, который принял заявление по внешнеполитической ситуации в связи с угрозой новой войны между Россией и Украиной. Наши танки на чужой земле. Это заявление писал я, и мы вносили его вместе с Явлинским и Рыбаковым на рассмотрение съезда во второй день, оно принято, опубликовано даже раньше основной резолюции съезда по внутриполитическим вопросам.

По всем вопросам жизни страны, социально-экономической политики, войны и мира, отношения к людям, законодательства, прав и свобод человека Псковское «Яблоко» полностью поддерживает позицию партии, разделяет её, это наша общая позиция. Никаких политических причин создания отдельной политической организации нет.

Константин Калиниченко: Лев Маркович, давайте, поскольку уже Пустошка прозвучала, вернемся немножко и на Псковскую землю, нам это интересно. Вот вы приняли решение участвовать в выборах в Госдуму в Москве. Неожиданное для многих было решение, но мне кажется, что оно полностью противоречит вашим принципам даже каким-то, по крайней мере прежним многолетним заявлениям о том, что вы насквозь такой, на сто процентов псковский политик, пскович до мозга костей, «тру-пскович», как молодежь сейчас говорит. Вы же не любите, мне кажется, что вы даже ненавидите Москву, и я, в общем, вот в этом вас полностью поддержу. А в чем тогда логика маневра? Цель оправдывает средства, то есть, я не знаю, или вы просто исчерпали свои политические электоральные возможности в Пскове?

Александр Савенко: Я в том материале, кстати, пять версий выдвинул: я насчитал пять, чем может объясняться ваше решение идти на выборы в Госдуму Москвы.

Константин Калиниченко: Сейчас посмотрим, какая будет выбрана. Лев Маркович, только не говорите номер.

Александр Савенко: Там приведена, кстати, первая и ваша версия, которая была озвучена в СМИ.

Лев Шлосберг: Так. Отвечать можно?

Александр Савенко: Можно.

Лев Шлосберг: Причина первая: у Псковского «Яблока» появился политик, способный выиграть выборы депутата Государственной Думы в Псковской области. Это Артур Гайдук. Это единственный одномандатник в областном Собрании депутатов не от «Единой России».

Хочу напомнить деталь, которая важна при новой системе выборов: когда в сентябре 2019 года Гайдук стал депутатом, то по результатам досрочного голосования, тогда еще всего лишь в конвертах, он проиграл Игорю Максимову, кандидату от «Единой России», один к трем, то есть гандикап у Максимова был три к одному.

А в день голосования за Гайдука голосовал каждый второй избиратель – 50%. И мы выиграли 11 избирательных участков из 13 с учетом досрочного голосования.

Константин Калиниченко: То есть вы округ экстраполируете фактически на Госдуму?

Лев Шлосберг: Я считаю, что Гайдук – это успешный представитель избирателей, он честный рядовой врач скорой помощи. Он полтора года, уже почти полтора года работает с ковидом как рядовой врач, каждые четыре дня со своей бригадой выезжает на суточные смены. Он очень твердый человек…

Александр Савенко: Лев Маркович, можно я буквально вставлю пять копеек здесь вот в продолжение ваших слов.

Лев Шлосберг: Можно.

Александр Савенко: Он врач, он, в отличие от вас, не политик, возможностей 24 часа в сутки заниматься политикой не будет. Во-вторых, он известен в Пскове…

Лев Шлосберг: Погодите, депутат Государственной Думы работает только на освобожденной основе. Если Гайдук станет депутатом Государственной Думы, он будет жить и работать в Москве.

Александр Савенко: Я про другое.

Лев Шлосберг: Да.

Александр Савенко: Я про тот период, который предстоит пройти Псковскому «Яблоку» в избирательной кампании.

Лев Шлосберг: Для этого есть команда.

Александр Савенко: Вы уезжаете в Москву.

Лев Шлосберг: Куда я уезжаю? Слушайте, я чувствую, что я вам настолько надоел, что вы уже просто мечтаете, чтобы со мной расстаться. Не дождетесь!

Александр Савенко: Лев Маркович, вы неделю назад сами говорили о том, что рассматриваете такой вариант, все об этом говорят неделю.

Лев Шлосберг: Давайте я доскажу.

Константин Калиниченко: В моем вопросе, наоборот, опасение было, что вы уезжаете.

Лев Шлосберг: Опасение? А, то есть скучать будете!

Константин Калиниченко: Конечно.

Лев Шлосберг: Друзья, а вы не хотите сказать Александру Николаевичу Козловскому, председателю «Единой России» в Псковской области, что тот факт, что он является председателем Псковской «Единой России», но при этом работает депутатом Госдумы в Москве с дислокацией в Москве, что он покинул Псковскую область? Нет, вы ему это никогда не скажете и так никогда не напишете.

Депутат – это человек с ненормированным режимом дня.

Кстати говоря, решение лежало на поверхности. Я с удивлением читаю изумленные восклицания: «Как это так? Почему не Шлосберг? Почему Гайдук?» А что, после сентября 2019 года было не догадаться, что появился политик, который может показать в одномандатном округе более успешный результат?

Александр Савенко: Да у вас, «яблочников» псковских, никогда не догадаешься: пока Аршинов – это маленький глава Плюсского района или он уже сегодня – это надежда всего Псковского «Яблока» и кандидат в губернаторы.

Лев Шлосберг: Хорошо! Значит, мы можем таким образом преподносить сюрпризы. Давайте я по пунктам отвечу, а то мы до конца эфира не успеем обсудить эту живую тему.

Первое: появился сильный кандидат в одномандатном округе. Я никогда не буду держаться ни за одни выборы только потому, что нужно зафиксировать себя в бюллетене, упаси бог.

Второе: вы же видите, какая катастрофа в стране с медициной. У нас сейчас нет ни одного представителя этого сообщества в Государственной Думе, чтобы он мог внятно и четко сказать: приведите в порядок медицину, приведите в порядок финансирование, приведите в порядок страховую медицину, защитите врачей, дайте им работать и зарабатывать.

Псковская область при выдвижении Артура Гайдука получит депутата, который сможет влиять на политику всего парламента в сфере здравоохранения, и это важно для жителей Псковской области.

Константин Калиниченко: Слушайте, у нас фракция главврачей в областном Собрании фактически – и что это поменяло в отношении нашей медицины?

Лев Шлосберг: Тишайшие! Я каждого знаю лично.

Константин Калиниченко: Почему это должно тогда позитивно сказаться в Госдуме?

Лев Шлосберг: Потому что Гайдук не будет молчать. Потому, что когда обсуждали бюджет Фонда медицинского страхования в Псковской области, по которому ни один главный врач не высказался, рядовой врач скорой помощи высказался: «Посмотрите, по нормативам правительства 1100 рублей – один страховой случай в Псковской области, из них собственно за медицинскую работу – от 300 до 400 рублей. И до тех пор, пока будет так, медицина будет умирать». Он не боится об этом говорить.

Александр Савенко: Лев Маркович…

Лев Шлосберг: Потому что он в «Яблоке», потому что ему можно и нужно об этом заявлять.

Александр Савенко: Лев Маркович, извините, пожалуйста, у меня такое ощущение, что мы задаем вам одни вопросы, пишем в статьях одно, а вы отвечаете другое, вы просто как бы агитируете за Артура.

Лев Шлосберг: Я агитирую за Гайдука прямым совершенно образом, потому что я объясняю, почему он будет выдвинут…

Александр Савенко: Да, да! Вопрос-то в другом.

Лев Шлосберг: Я объясняю, что…

Александр Савенко: Мы знаем вас, вот этого «энерджайзера», как я написал в статье, мы знаем, как вы способны заниматься, да.

Лев Шлосберг: А так было написано?

Александр Савенко: А сейчас мы фиксируем ваши намерения поехать на выборы в Москву в Государственную Думу. Здесь вместо вас Артур Гайдук на выборах в областное…

Лев Шлосберг: Теперь я понял, что означает «вместо меня». Я понял, Саша, ваш мудрый вопрос. Рассказываю. Первое: успокойтесь, я никуда не уезжаю.

Александр Савенко: Я абсолютно спокоен, Лев Маркович, и вас тоже к этому всегда призываю.

Лев Шлосберг: Да, я никуда не уезжаю. Штаб партии «Яблоко», если все состоится так, как мы сейчас организуем и планируем, будет работать и в Псковской области, и в Москве.

Команда Псковского «Яблока» в полном составе будет баллотироваться в областное Собрание депутатов в той конфигурации команды, какое решит предварительное общепартийное голосование и партийная конференция.

Соответственно, избиратели Псковской области никуда меня не потеряют ни на уровне Псковской области, ни в Москве. Если случится таким образом, что я стану депутатом Государственной Думы, избранным жителями города Москвы, то у Псковской области появится еще один политик, представляющий интересы жителей Псковской области в Москве, и не политик, приезжающий раз в полгода, а политик, приезжающий каждый месяц, потому что я понимаю, как организовать работу и жизнь таким образом.

Вся кампания Псковского «Яблока» в областное Собрание депутатов будет делаться с моим личным участием. Как мы это обеспечим, это наша задача. Но совершенно точно могу сказать: никто никого не покидает, никто ниоткуда не сбегает, никто никого не оставляет на произвол судьбы. Мы команда и будем действовать как команда и на выборах, и после выборов.

Александр Савенко: На мой взгляд, это невозможно. У вас не хватит ресурсов, я думаю, на ведение кампании и там и там, будут проблемы. У вас не хватит времени, сил разрываться, все-таки…

Лев Шлосберг: Саша, я очень ценю ваши переживания. Впервые за все время наших эфиров вы заботитесь о моем здоровье.

Александр Савенко: Сочувствую.

Лев Шлосберг: Я это очень ценю.

Александр Савенко: Лев Маркович, я всегда желаю вам здоровья, я был, наверно, первый, кто, когда на вас было покушение…

Лев Шлосберг: Да, кто написал об этом на «Псковской ленте новостей», я помню об этом.

Александр Савенко: Да, безусловно, и…

Константин Калиниченко: Лев Маркович, вот вы заговорили о том, что «команда «Яблока», команда «Яблока».

Лев Шлосберг: Да.

Константин Калиниченко: Я вот гляжу – я вижу там нескольких, ваше самое ближайшее окружение, фамилии мы их знаем. Но меня, честно говоря, удивляет, не смущает ли это вас, что вокруг вас, во-первых, все-таки сузился пул ваших сторонников, вы стали в каком-то смысле нерукопожатным в региональной политической тусовке, все больше в вашем окружении я лично, по крайней мере (может, мне так кажется), вижу радикалов, каких-то политических маргиналов, мне кажется, что даже я вижу полтипровокаторов в вашем окружении, людей с крайне сомнительными нравственными прежде всего качествами.

Может быть, это, конечно, потому, что они посидели с вами в одном автозаке, может быть, еще по каким-то причинам. Не кажется ли вам, что вы, скажем так, во-первых, дрейфуете в сторону уличного протеста, такого вот не политического, я бы сказал? И что это означает в целом, куда вы идете?

Лев Шлосберг: Отвечаю по пунктам. Со мной в одном автозаке сидел молодой человек, программист 27 лет, Александр, замечательный человек.

Константин Калиниченко: Ну это аллегория.

Лев Шлосберг: Погодите, не надо! В автозаке сидел один человек, который пришел в «Яблоко» и вступил в партию. Это достойнейший человек, мы с ним лично разговаривали, я сам проводил собеседование с ним, и я абсолютно удовлетворен тем, что такие люди приходят в партию.

Второе: в моем окружении нет маргиналов, они мне неизвестны.

Что касается уличного протеста в связи с событиями января и февраля. Я уже год говорю, что единственный шанс на мирный путь изменения страны заключается в уравновешивании уличного протеста парламентскими представителями граждан.

Сегодня, по даже самым консервативным оценкам исследований в сфере общественного мнения, не меньше 20% жителей России, обладающих правом голоса, то есть не меньше 22 миллионов человек, – это люди демократических взглядов. Это консервативная оценка. И ни один депутат Государственной Думы из 450 не отражает интересы этих людей.

Вопрос спасения жизни этих людей, чтобы они не уехали отсюда, чтобы их не убили, не избили, не уничтожили все их права, – заключается в том, чтобы добиться легального представительства этих людей в политике на уровне федерального парламента.

Я эту мысль высказывал десять раз в различных выступлениях, в статьях, в эфирах «Эха Москвы», в эфирах других станций. Это сейчас принципиальнейший вопрос судьбы российского гражданского общества, принципиальнейший!

«Яблоко» является единственной политической партией в стране, которая может решить эту политическую задачу, единственной, других партий нет. Поэтому все, что можно сделать для того, чтобы уравновесить уличный протест и защитить его парламентским представительством, должно быть сделано, потому что это принципиальная альтернатива революции.

Люди, не имеющие своих представителей в парламенте, берутся за вилы. Люди, имеющие своих представителей в парламенте, обращаются к своим представителям в парламенте для решения политических вопросов.

Ещё очень важная вещь. Когда представитель граждан выступает с парламентской трибуны и заявляет принципиальную позицию, требует депутатских расследований, озвучивает свою позицию в средствах массовой информации, это дает человеку, рядовому гражданину чувство сопричастности, дает человеку понять, что есть политики, отражающие его интересы. И это человека защищает, сама мысль об этом защищает: «Я не один, я не брошен, я не изолирован, я не изгой».

Константин Калиниченко: Хорошо… Ну окей, хорошо. Лев Маркович, вы много очень артикулируете по актуальной политической повестке, но меня удивляет только одно: а почему вы всегда артикулируете негативную инфоповестку? Почему вы не говорите...

Лев Шлосберг: Это не так.

Константин Калиниченко: Но есть же, ведь не может же быть так, чтобы все было абсолютно плохо. Почему в вашей риторике всегда негатив?

Лев Шлосберг: Это не так. Я очень много выступаю по позитивным жизненным вопросам.

Константин Калиниченко: Не могу вспомнить ни одного выступления, чтобы вы сказали: «Вот здесь вот сделано было хорошо» (если это не касается партии «Яблоко», конечно).

Лев Шлосберг: Именно партия «Яблоко» занимается тем, что хорошо. Так что позитивная повестка существует.

Константин Калиниченко: Понятно.

Лев Шлосберг: Не сомневайтесь. Смотрите, вот звонят люди, сообщают, что вырублен сквер у «Шайбы», который никому не мешал. Скажите, это мы сделали отрицательную повестку, это наша заслуга? Что пришел совершенно обезумевший собственник, который просто уже забыл, наверно, или думает, что мы забыли, как он получил кусок земли в обход российского регионального законодательства, и вырубает несколько десятков деревьев.

Константин Калиниченко: Совершенно согласен. Для баланса почему не скажете, что был хорошо сделан Рижский проспект, улица Юбилейная, допустим? Вот хорошо реализуют дорожный проект, нацпроект.

Лев Шлосберг: Я не являюсь человеком, оценивающим действия властей по дорожному строительству. Я принимаю обращения граждан. Вся моя повестка дня, вся без исключения, сформирована избирателями.

Константин Калиниченко: Мне кажется, вы лукавите. Вот негатив вы увидели, а позитив вы не комментируете.

Лев Шлосберг: Константин, вся моя политическая и рабочая повестка депутата сформирована избирателями. К большинству депутатов люди обращаются с проблемами и вопросами, я реагирую на их повестку дня.

Константин Калиниченко: Это логично.

Лев Шлосберг: Когда мы объявляем программу политических действий, эта повестка абсолютно позитивна. Когда мы говорим о том, что необходимо делать, что мы будем делать, какие мы отстаиваем идеалы, какие задачи мы ставим, это полностью позитивная повестка. Так устроена политическая жизнь. Если я не буду откликаться на обращения избирателей, они будут считать, что я не представляю их интересы, а я представляю именно их интересы.

Константин Калиниченко: Хорошо. Несколько таких, может быть нейтральных, вопросов.

Лев Шлосберг: Не может быть!

Константин Калиниченко: В Америке новый президент (у нас, правда, старый).

Лев Шлосберг: Мне кажется, они оба старые.

Константин Калиниченко: Не в физиологическом, а по срокам, да. Какие у вас ожидания на предмет отношений наших стран? Ждать ли разрядки или впереди долгие годы холодной войны?

Лев Шлосберг: Система международных отношений разломана. Огромная проблема заключается в том, что Потсдамский мир, политическое устройство мира, оформленное в 1945-1946 годах, в том числе создание Организации Объединенный Наций в том виде, как она была создана, исчерпал себя. Это произошло в конце XX века.

Вот уже 20 лет мир ищет ответ на вопрос, как изменить мироустройство, как сделать так, чтобы международное сообщество могло контролировать конфликты, в том числе военные конфликты, как организовать систему международной защиты людей в случае нарушения прав человека. И ответа на этот вопрос нет.

То есть система надгосударственного регулирования международных отношений, которая была создана после Второй мировой войны, пришла в тупик, и пришла она в тупик потому, что руководители огромной части стран решили, что можно обойтись без ценностей. То есть фактически вернулась позиция Realpolitik.

Возвращение Realpolitik в реальную политику в конце XX века, в изменившемся мире с другой политической географией, после распада Советского Союза, после распада Варшавского договора приход Realpolitik в доминирующую политику сломал всю систему международных отношений.

Я думаю, что строительство новой мировой системы займет десятилетия и не жду никаких глобальных изменений в международных отношениях на ближайшие годы. Единственное, чем должны заниматься все политики без исключения, – это недопущение войны. Самое страшное, что может случиться, – война.

Александр Савенко: У нас очень мало времени до окончания эфира. Я, наверно, вернулся бы к нашим делам.

Лев Шлосберг: Давайте.

Александр Савенко: У меня два вопроса. Так или иначе давали ответ, но все-таки, наверно, хочу зафиксировать.

Лев Шлосберг: Давайте.

Александр Савенко: Вопрос первый: есть ли у вас уверенность в том, что федеральное руководство партии «Яблоко» поддержит вас в вашем намерении, если оно все-таки будет присутствовать, идти на выборы в Госдуму в Москве. Это первый вопрос.

И второй: все-таки не опасаетесь ли вы того, что вот этими своими действиями, уходом в Москву, вот при том, что вы говорите о том, что будете там совмещать, помогать, все, вы наносите по Псковскому «Яблоку» на самом деле серьезный удар перед выборами? Потому что, не буду повторяться, мы знаем, кто такой Лев Шлосберг и имели возможность…

Константин Калиниченко: И знаем, кто такой Артур Гайдук.

Лев Шлосберг: Слушайте, Гайдук – великолепный врач и прекрасный политик, начинающий свою политическую биографию.

Константин Калиниченко: Да что ж вы начинаете…

Александр Савенко: Да не спорим: врач хороший, человек хороший. Не давал повода говорить о себе как о политике и организаторе.

Лев Шлосберг: Хороший представитель. Итак, у меня осталось две минуты и два вопроса. Блиц.

Первое: появление у команды Псковского «Яблока» депутата Государственной Думы вне зависимости от того, избран он от Псковской области или он избран от Москвы, а еще лучше – двух депутатов Государственной Думы – и от Псковской области, и от Москвы – это усиление команды Псковского «Яблока» на порядок, просто на порядок.

Я постараюсь ни одну сессию областного Собрания не пропустить, будучи депутатом Государственной Думы, я буду в курсе всех псковских дел и буду вести прием людей, и буду ездить по районам вне зависимости от территории избрания, потому что депутат Госдумы избирается не от регионов и кварталов, он избирается в национальный парламент для решения общенациональных задач.

Что касается решения вопроса в Москве: да, позавчера, в понедельник, с Явлинским мы обсуждали этот вопрос, когда встречались. Вопрос обсуждается.

Александр Савенко: То есть ответ – да.

Лев Шлосберг: Ответ – да. Знаете, в чём главная задача? Никому не помешать и никому не сломать политическую судьбу. Вот это главное.

Александр Савенко: Да, топтание там будет, все прогнозируют.

Лев Шлосберг: Да. Главная задача – сделать так, чтобы не было людей в команде, кому будет некомфортно. Эту задачу мы сейчас решаем, задачу согласования отношений внутри партии с партийными политиками, с партийными руководителями, чтобы это было консенсусное решение. Мы к нему придем.

Александр Савенко: На этом ставим точку. Это был Лев Шлосберг.

Лев Шлосберг: Многоточие.

Александр Савенко: Многоточие, да. Это программа «Особое мнение» в прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове». Всего доброго, до свидания!

Константин Калиниченко: До свидания!

Лев Шлосберг: Спасибо всем, всего доброго, до свидания!

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!