ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

05 апреля 2021, 18:00   Источник: Эхо Москвы

Лев Шлосберг о съезде «Яблока», «умном голосовании» и выдвижении в Москве

Интервью в рубрике «Живой гвоздь» программы «Утренний разворот» на радиостанции «Эхо Москвы» с Александром Плющевым и Татьяной Фельгенгауэр, 5 апреля 2021 года

Татьяна Фельгенгауэр: Сегодня это Лев Шлосберг, депутат Псковского областного Собрания, член федерального политкомитета партии «Яблоко». Лев Маркович, доброе утро!

Александр Плющев: Доброе утро!

Лев Шлосберг: Таня, Саша, доброе утро! Москва, доброе утро! И всем, кто нас слушает за пределами Москвы, тоже доброе утро.

Александр Плющев: С кем еще обсудить прошедший съезд «Яблока», как не с «яблочником».

Татьяна Фельгенгауэр: Правильно. Тем более что Лев Шлосберг не абы какой «яблочник», а очень даже специальный «яблочник»

Александр Плющев: Специфический.

Татьяна Фельгенгауэр: С особым мнением, так скажем. Вот для тех, кто не следил за съездом партии «Яблоко», такие люди есть, как ни странно.

Лев Шлосберг: Надо же!

Татьяна Фельгенгауэр: Да, такие существуют. Что самое важное лично для вас как для члена федерального политкомитета партии? Какие-то принципиально новые вещи, типа «мы решили стать максимально открытыми и сделаем так, чтобы каждый человек мог вступить в нашу партию».

Александр Плющев: Чтоб побольше членов было, массовость, так сказать, нагнать.

Татьяна Фельгенгауэр: Да. Или нет? Может, другие акценты были сделаны?

Лев Шлосберг: Сейчас будет главный акцент. Спустя полтора года я смог увидеть живьем 150 человек делегатов съезда партии «Яблоко». Мы не общались полтора года, и я был очень рад видеть этих людей. Главное у меня чувство от этого съезда – я соскучился по этим людям. Я почти всех их знаю лично, и это большая радость человеческая была увидеть своих знакомых людей и товарищей по партии.

Что касается открытости партии, это была главная тема съезда, и я думаю, что на этом съезде обсуждение не завершено, партия должна быть открытой для общества в целом.
Мечты о том, чтобы в партии состояло 110 миллионов избирателей Российской Федерации, по последним данным, с учетом выдачи паспортов на Донбассе число приближается к этой цифре, и я думаю, что таких идей нет и не будет.

Но открытость партии для общества – это не просто возможность для любого человека вступить в партию. Это возможность любого человека работать в партии, обратиться в партию, получить поддержку и защиту партии.

Александр Плющев: Давайте просто я поясню некоторым нашим радиослушателям, которым…

Лев Шлосберг: Давайте.

Александр Плющев: Просто в Танином вопросе существует, конечно же, некая ирония, потому что в последнее время, комментируя шаги партии «Яблоко», которые она предпринимала, многие говорили, что она закрывается как раз от избирателей. Поэтому вот эта ирония – я чисто для слушателей, не для вас, конечно, поясняю – эта ирония заключается в том, что стало ли еще больше этого и предприняты ли были усилия по консервации партии каким-то образом? Вот так.

Лев Шлосберг: Саша, у нас прошла большая дискуссия, и она точно не завершена. На мой взгляд, партия не закрылась. Были существенно ужесточены требования к членам партии, то есть человек должен пожить в партии какое-то время, чтобы подтвердить, что он не ошибся дверью.

На самом деле есть разные формы работы партии с людьми, можно быть совсем открытой партией. У нас до этого съезда был фактически уведомительный прием в партию. Это решение было принято в 2005 году, когда, если помните, минимальная численность партий была увеличена до 50 тысяч человек, и для того, чтобы спасти партию, нужно было принимать в нее друзей, родственников, знакомых друзей и знакомых родственников.

В течение более чем 15 лет в «Яблоке» действовал уведомительный принцип вступления в партию: человек пишет заявление и, если никто из членов регсовета не возразил, он вступает в партию.

Теперь ввели голосование при вступлении в партию, что есть во всех партиях, кроме «Яблока», и ввели отдельный кандидатский стаж перед тем, как человек получает все права, чтобы избирать и быть избранным.

Я думаю, что партия перестроится, адаптируется к этим условиям. Для меня как для политика, действующего политика, депутата и будущего кандидата на выборах принципиально важно, чтобы в таком организационном измененном состоянии партия не утратила возможности работать с обществом. То есть сейчас нужно спокойно принять все, что сделано на съезде, и готовиться к выборам. Это нормально.

Александр Плющев: То есть мы начнем готовиться к выборам, и через минутку вы увидите нас совершенно иными.

Лев Шлосберг: Да конечно, давайте.

Татьяна Фельгенгауэр: С нами Лев Шлосберг, депутат Псковского областного Собрания, член федерального политкомитета партии «Яблоко», – про выборы. Это, наверно, самое важное для избирателей, для граждан, которым предстоит сделать выбор этой осенью. Что здесь может предложить партия и, даже важнее так, кого, за кого голосовать и как это все будет организовано? Здесь удалось до чего-то договориться? Потому что как бы разные есть взгляды, разные концепции.

Лев Шлосберг: До этого мы еще не договорились по той причине, что кандидатов в депутаты в Госдуму съезд «Яблока» выдвинет во второй половине июня. То есть это был тот не съезд, который обсуждает кандидатуры, и не тот съезд, который принимает решения о конфигурации списка, о персонах и лицах. Но так устроена политика, что людям сразу хочется знать: назовите фамилию, имя, отчество, размер сапог и цвет костюма, да?

Татьяна Фельгенгауэр: Конечно, нам нужен мануал. Лев Маркович, нам нужен мануал. Значит, пришли на избирательный участок – что делать? И как бы…

Лев Шлосберг: Рассказываю методичку. Сразу рассказываю методичку.

Татьяна Фельгенгауэр: Да, дайте методичку, пожалуйста.

Лев Шлосберг: Даю методичку. Приходите на избирательный участок, ищете «Яблоко» и голосуете за «Яблоко». Объясняю почему. Во всей стране за 27 лет всяческого безумия и в прошлом веке, и в этом веке выжила одна демократическая партия. Ругайте нас, не любите нас, любите нас (второе мне нравится больше), критикуйте нас, участвуйте в нас – мы единственные, кто выжил на этой войне, единственные. Это не означает, что этого достаточно, чтобы за нас голосовать, но это достаточно, чтобы к нам обратиться и смотреть на нас.

Александр Плющев: И тут еще не было упомянуто, какой ценой.

Лев Шлосберг: Мы выжили ценой того, что мы выжили. Вот такой ценой.

Про конкретную ситуацию: в стране сейчас нет парламентских представителей свободных граждан, ни одного. Государственная Дума – это политическая организация одного цвета, и этот цвет – серый. Все четыре партии Государственной Думы, так называемые парламентские партии, они гордо называют себя «большой четверкой» по такой специфической аналогии с известными событиями середины ХХ века, на самом деле партии одного человека – это партии Владимира Путина.

Каждый раз, когда представители любой так называемой парламентской оппозиции – желтой, красной, жовто-блакитной – будут говорить о том, что они оппозиция, спрашивайте у них одну вещь: «Как вы голосовали по поправкам Путина к Конституции? Быстро представили поименные распечатки голосования». Они все есть на сайте Госдумы, к слову.

Сообщаю, как голосовали: ни одного голоса против. Все, на этом конец разговора. Вся эта несвобода, полицейщина, безумное отношение к людям, уничтожение свобод, принятие трижды в день законов запретительных, соответственно…

Александр Плющев: Лев Маркович, не будем терять время. Мне кажется, для нашей аудитории здесь не надо пояснять, что все эти партии не оппозиция.

Лев Шлосберг: Хорошо, тогда последняя мысль в этом ряду: чтобы защитить свободных возмущенных граждан, которые чувствуют себя обделенными, потому что они никем не представлены (помнится знаменитая фраза Леонида Парфенова 2011 года: «Вы нас даже не представляете»), чтобы сберечь уличное крыло протеста, необходимо парламентское представительство, и это только «Яблоко».

Нам нужно там быть для того, чтобы защитить миллионы людей, и наше присутствие в российском парламенте зависит от этих миллионов людей, и согласных с нами, и не согласных с нами.

Сейчас сложилась ситуация, когда есть белое и есть черное, есть свобода и есть несвобода. Выбирайте! Выбираете свободу – голосуете за «Яблоко». Такая ситуация.

Татьяна Фельгенгауэр: А если нет возможности голосовать за «Яблоко»?

Лев Шлосберг: Что такое «нет возможности»? Расскажите. Автомат?

Татьяна Фельгенгауэр: Нет кандидата.

Лев Шлосберг: Список партии будет по всей стране в каждом бюллетене. Голосуйте. В каждом бюллетене голосуйте за список партии. Чтобы партия прошла в Думу, необходимо от трех миллионов голосов по всей стране из 110 миллионов избирателей.

В нашей стране, по моей личной оценке, не меньше 10 миллионов человек, обладающих правом голоса, исповедуют в целом идеалы свободы, демократии, уважения к человеку и демократических институтов.

Татьяна Фельгенгауэр: Исповедуют, но партия «Яблоко» не в Госдуме.

Лев Шлосберг: Партия «Яблоко» не в Госдуме, потому что 95% этих людей два цикла подряд – в 2011 году в меньшей степени и особенно в 2016 году в большей степени – не пришли на выборы, считая, что все бесполезно.

Александр Плющев: Как вам кажется, последнее письмо Григория Явлинского, которое он написал, оно будет способствовать тому, чтобы за «Яблоко» побольше голосовали?

Лев Шлосберг: Явлинский – честный человек, он всегда пишет и говорит то, что думает. При этом он часто говорит и думает то, что не нравится другим людям. И здесь принципиальный вопрос: мы уважаем право человека на его мнение или не уважаем?

Есть вещи в статье Явлинского, с которыми я не согласился и написал ему открытое письмо. Это не сломало наши отношения, это не помешало нам общаться между собой, обсуждать проблемы всей страны, проблемы партии, проблемы отношений внутри партии.

Мы открыто высказываем свои позиции. Второй такой партии в России нет. Если бы такое открытое письмо написал член «Единой России» к Медведеву, то в этот же день он исчез бы вообще.

Александр Плющев: Нет, то, что у вас идут дискуссии и часто круглосуточные, я бы так сказал…

Лев Шлосберг: В живом эфире, онлайн: можно смотреть онлайн всё, что происходит в «Яблоке».

Александр Плющев: Мы тоже в курсе, да, и там мало кто выживает из тех, кто смотрит. А эти дискуссии продолжаются, да.

Лев Шлосберг: Участники дискуссии выживают.

Александр Плющев: Да. Я хотел спросить вот что: а вы с Григорием Явлинским договорились о своем выдвижении?

Лев Шлосберг: Мы с ним общаемся о моем выдвижении в Госдуму, это общение идет. Я не могу это комментировать в эфире, но я подтверждаю, что идет общение.

Александр Плющев: То есть вы пока… пока результата нет этого?

Лев Шлосберг: Я не могу назвать округ, потому что это вопрос очень тактичного, очень тонкого согласования внутри партии. С одной стороны, сейчас ни в одной партии нет пакета политиков, готовых закрыть 15 округов Москвы.

Александр Плющев: А регион можете назвать?

Лев Шлосберг: Регион – Москва.

Александр Плющев: То есть вы точно в Москве будете выдвигаться?

Лев Шлосберг: Я могу подтвердить, что мое выдвижение в одномандатном округе обсуждается именно в городе Москве, где мы сейчас с вами находимся.

Александр Плющев: На прошлой неделе, здесь выступая, ваш коллега по партии Сергей Митрохин сказал, что это потому… в общем, тоже продолжил традицию демократических дискуссий, которые у вас внутри партии.

Лев Шлосберг: Да, так…

Александр Плющев: Он не стал как бы уходить от ответа или выбирать дипломатичный какой-то, избегать его…

Лев Шлосберг: Сергей – прямой человек.

Александр Плющев: Да. И Сергей Сергеевич сказал, что, во-первых, вообще это не здорово, типа «понаехали тут»…

Лев Шлосберг: Он не так сказал.

Александр Плющев: Я так его услышал.

Лев Шлосберг: Я слушал и читал. Ладно-ладно.

Александр Плющев: Я так услышал Сергея Сергеевича, что у нас здесь свои проблемы, надо понимать специфику и все такое. А второе, или это было первое даже, что вы бежите, потому что не можете одномандатный взять в Пскове.

Лев Шлосберг: Слушайте, Сергей Сергеевич – прямой человек, но вы его сделали совсем прямым. Он сказал, что такое выдвижение может быть «кем-то воспринято» как бегство из Пскова. Он сказал очень тактично.

Возвращаюсь. Мы буквально вчера долго разговаривали с Сергеем Сергеевичем о ситуации в стране и Москве, и могу сказать, какие в Москве особенные проблемы. Те же самые, что в России, – отсутствие свобод, полицейщина, абсолютная беззащитность человека перед властями и обнаглевшая власть, которая готова сделать что угодно: отнять дом, разрушить его, отнять квартиру, заставить человека переехать из одного места в другое, суды, которые являются судами только по вывеске, – все проблемы и в Псковской области, и в Москве одни и те же.

Есть разница, и большая: здесь примерно в сто тысяч раз больше денег, чем в Псковской области. Это на самом деле проблема. Эти деньги давят на власть и формируют решения власти. Я это хорошо понимаю. Я десять лет депутат, я понимаю, как работает государственная машина: чем больше в ней денег сегодня, в российской государственной машине, тем она более наглая и тем она более бессовестно и неуважительно ведет себя по отношению к людям.

Что касается ситуации с Псковской областью и Москвой, вообще Псковское «Яблоко» – это самая сильная региональная демократическая команда в стране. У нас в трех четвертях муниципалитетов области представлены депутаты от «Яблока», у нас за последние восемь лет шесть глав районов избраны от «Яблока» прямым голосованием, в том числе две женщины – члены «Яблока» являются действующими главами сейчас и возглавляют районы: Светлана Василькова – в Пустошке и Софья Пугачева – в Новоржеве.

У нас есть выбор, вот понимаете, у нас есть выбор, кого выдвигать в областное Собрание депутатов и в Государственную Думу. Мы приняли коллегиальное решение региональным советом неделю назад, 29 марта, о том, что, по нашей оценке, оптимальным кандидатом в депутаты Государственной Думы в Псковской области является действующий депутат областного Собрания от партии «Яблоко», единственный на всю область, выигравший одномандатный округ (все остальные – «Единая Россия») Артур Гайдук, врач скорой помощи.

При досрочном голосовании он проиграл административному кандидату от «Единой России» один к трём, а в день голосования каждый второй избиратель голосовал за него, в сумме – более 40%. Мы смогли переломить ситуацию в день выборов, почти все избирательные участки нами были выиграны.

Наша официальная коллегиальная позиция, и моя лично в том числе: это наилучший кандидат сегодня в Псковской области для этого округа.

Соответственно, встал вопрос: мне просто заниматься списком партии в областное Собрание и списком партии в Госдуму или найти возможность баллотироваться в одномандатном округе. Там, где есть избиратели «Яблока», которые со мной знакомы хотя бы дистанционно.

Кстати говоря, Псковское «Яблоко» на две трети сегодня работает за счет пожертвований граждан со всей страны. И первое место в этих пожертвованиях занимают пожертвования из Москвы. Сотни людей – жителей Москвы сегодня жертвуют деньги Псковскому «Яблоку».

Александр Плющев: Действительно, не будем загружать телеграф и отправлять в Псковскую область, оставим здесь. Подождите, вот что будет, если Явлинский… вы не придете к согласию с Явлинским по вашему выдвижению в Москве?

Лев Шлосберг: Мы придем к согласию о моем выдвижении в Москве.

Татьяна Фельгенгауэр: Ваша уверенность восхищает, Лев Маркович.

Александр Плющев: Подкупает.

Татьяна Фельгенгауэр: Говоря о грядущих выборах, как вы считаете, вам придется бороться не только с «Единой Россией», но и с «умным голосованием»?

Лев Шлосберг: Это очень важный вопрос. Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Алексеевич Венедиктов не далее как несколько дней назад настолько заострил эту проблему, что сегодня, пока я в Москве, я напишу письмо лично Алексею Алексеевичу, а если он сейчас уже придет на работу, то зайду к нему в кабинет и пожму ему руку, потому что нужно большое мужество для того, чтобы сейчас, в ситуации отчаяния, которое охватило огромную часть российского общества, когда люди уже готовы голосовать, простите за непарламентское слово, за любую сволочь, чтобы выжить из власти другую сволочь, сказать прямо и честно: «Смотрите, за кого вы голосуете. Смотрите, как это пахнет. Смотрите, чем это может закончиться».

Александр Плющев: Чем это может закончиться? Победой единоросса это может закончиться.

Лев Шлосберг: Нет.

Татьяна Фельгенгауэр: В общем, да.

Александр Плющев: Чем?

Лев Шлосберг: Я вам расскажу одну вещь, которая важна для эфира «Эха Москвы».

Александр Плющев: Давайте, да.

Лев Шлосберг: На съезде «Яблока» я говорил с нашими делегатами из Хабаровска, из того самого Хабаровска, где был губернатор Фургал, где ЛДПР является партией власти и где совершенно другая политическая ситуация с точки зрения внутрипартийного соотношения сил. И этот человек сказал мне: «Вы знаете, мы жили при большинстве «Единой России», а сейчас у нас абсолютное, тотальное большинство – это ЛДПР. Они с нами даже не разговаривают».

Александр Плющев: «Единая Россия»-то разговаривала до этого?

Татьяна Фельгенгауэр: Верните «Единую Россию», да.

Лев Шлосберг: «Единая Россия» разговаривала высокомерно, а эти не говорят вообще.

Татьяна Фельгенгауэр: «Ты обращаешься ко мне без уважения».

Лев Шлосберг: То есть нужно очень хорошо понимать, что любая политическая монополия смертельно опасна.

Александр Плющев: Подождите, но Госдума – это не разговаривать с нами. Госдума – это вообще, честно говоря, ныне штука для проштамповки, и все.

Лев Шлосберг: Вы знаете, в этой штуке для проштамповки можно для начала подсыпать песок в некоторые детали, чтобы не все двигалось в части полицейского механизма, и еще в Госдуме можно вносить квалифицированные альтернативы и поднимать всю страну в поддержку этих законодательных инициатив. Не только в поддержку инициатив об отмене варварских законов, которых уже третья сотня пошла по счету.

Александр Плющев: Да, это если у вас есть шанс туда провести своего кандидата, которого допустили.

Лев Шлосберг: Который будет это делать.

Александр Плющев: А если у вас выбор между одним людоедом и другим, то у вас нет такой возможности.

Лев Шлосберг: У меня есть другая возможность: сделать бюллетень недействительным и показать, что я не разбираюсь в сортах дерьма. Вот мой выбор.

Александр Плющев: Ну и что он даст? Все равно одно из «дерьмов» будет.

Татьяна Фельгенгауэр: Фоточку в соцсетях красивую.

Лев Шлосберг: Саша, я никогда не возьму на себя как гражданин, даже при тайном голосовании, ответственность за политический выбор дерьма, никогда! Потому что это на всю жизнь. Всё, что вы поставили в бюллетени, всё, за что вы проголосовали, – это пожизненно, помните об этом. Вы несете за это личную ответственность, даже если, кроме вас, ещё миллионы человек сделали ту же самую ошибку. Не присоединяйтесь к этому.

Александр Плющев: Настоящий живой гвоздь Лев Шлосберг, депутат Псковского областного Собрания, член федерального политкомитета партии «Яблоко» был в прямом эфире. Спасибо большое!

Татьяна Фельгенгауэр: Спасибо огромное, Лев Маркович!

Лев Шлосберг: Спасибо, Таня, спасибо, Саша! Спасибо всем, кто был с нами!

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!