ИНТЕРВЬЮК списку всех интервью

23 августа 2021, 21:00   Источник: Эхо Москвы

Снятие с выборов в ГД — Лев Шлосберг — Рикошет — Эхо Москвы

С. Крючков: 18―34 в Москве. Меня зовут Станислав Крючков. Это «Рикошет». Сегодня Первый апелляционный суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы на решение Мосгорсуда об отмене регистрации кандидатом в депутаты Госдумы по Ховринскому одномандатному 207 округу политика Льва Шлосберга. Лев Шлосберг сейчас по телефону с нами на связи. Лев Маркович, я приветствую вас. 

Л. Шлосберг― Станислав, я приветствую вас также. 

С. Крючков― Давайте по пунктам. Какие-то документы в сегодняшнем заседании были рассмотрены? И второе. Вы видите какие-то шансы еще оспорить это решение? 

Л. Шлосберг― У нас есть не только шансы, но и право оспорить решение и Московского городского суда, и Первого апелляционного суда. Уже на этой неделе мы подадим кассационную жалобу в Верховный суд России. Мы считаем решения обоих судов не имеющими никакого отношения к закону. То есть закон говорит одно, а суды решают другое. То есть это полностью политически мотивированное решение, никак не связанное даже с действующим российским репрессивным законодательством. 

Сегодня в процессе мы заявили письменное ходатайство о привлечении Центральной избирательной комиссии для дачи заключения по делу. У ЦИК России есть право по делам о защите избирательных прав граждан давать официальные заключения суду на любой стадии судебного процесса. Мы известили заранее Центральную избирательную комиссию о том, что подаем такое ходатайство. Это было сделано не за спиной ЦИК. 

И суд отказался привлечь Центральную избирательную комиссию, высшую избирательную комиссию в системе всех избирательных комиссий, для того чтобы комиссия высказала свое заключение. Странно, чего суд опасался. ЦИК могла дать заключение не в мою пользу. Тем не менее Центральную избирательную комиссию не допустили до участия в деле. 

Партию «Яблоко», которая выдвинула меня кандидатом в депутаты и по единому избирательному округу, и по одномандатному округу, не допустили до участия в процессе. Документ Министерства юстиции России, который был представлен в избирательную комиссию, – и не какой-нибудь документ, а документ за подписью начальника Главного управления Минюста по Москве, – о том, что у меня отсутствуют какие бы то ни было связи с экстремистскими организациями. Суд отказался истребовать в окружной комиссии и приобщить к материалам дела. 

То есть это был судебный процесс, не основанный ни на каких доказательствах, а основанный только на весьма специфических, мягко говоря, версиях заявителя и представителей, которые поддержали его в этом процессе. Мы с этим решением не согласимся никоим образом. Этот процесс дойдет до Верховного суда. В том случае, если Верховный суд не восстановит законность и не вернет меня на выборы в одномандатном округе, этот процесс перейдет в Конституционный суд России. То есть просто так и дешево те политики, которые заказали это судебное решение, не отделаются. Никоим образом мы не опустим руки и не прекратим борьбу. 

Кроме того, я остаюсь кандидатом в депутаты Госдумы по единому федеральному избирательному округу в составе партии «Яблоко». Пусть теперь политическая система решает эту задачу, каким образом один и тот же кандидат, дважды прошедший регистрацию в Государственную думу, в одном случае может участвовать в выборах, а в другом случае не может участвовать в выборах. Вот в такой ситуации мы сейчас находимся. 

С. Крючков― Скажите, а какие-то мотивировки об отказе в привлечении этих ходатайств были представлены? Просто чтобы понимать, чем руководствуется даже в рамках этого законодательства суд, вынося такое решение. 

Л. Шлосберг― Мы не можем сейчас ничего сказать о мотивировочной части решения суда, потому что этого решения еще нет. Нам озвучена сегодня только резолютивная часть решения суда. Мотивировочное решение появится, очевидно, завтра. При этом процессуальный закон позволяет суду не писать отдельное определение об отказе в удовлетворении ходатайств, а фиксировать отказ в удовлетворении ходатайства в рамках протокола судебного заседания. То есть это может быть одно предложение или максимум один абзац. То есть никакой детальной мотивировки в отклонении ходатайств мы в этом решении суда не увидим. 

Мы увидим позицию суда. Она будет так или иначе заявлена. Мы понимаем, что она будет поддерживать логику Московского городского суда, где мы не видим никакой логики, связанной с законом. И мы оба этих решения будем обжаловать в Верховном суде России. Если кому-то нужна была в Москве избирательная кампания протяженностью 2 месяца, не вылезающая из судов – эта избирательная кампания получилась без всякого нашего к тому желания. 

С. Крючков― Скажите, а если разводить вот эти две истории (хотя понятно, что это общий контекст) – ваше присутствие в федеральном списке «Яблока», которое пока не ставится под сомнение и, собственно, не может быть поставлено под сомнение, и история с 207 округом – если эта история затягивается, а она, очевидно, затягивается, потому что вы идете дальше по судебным инстанциям, то в каком виде будет фигурировать бюллетень в этом округе, если допускаем, что до 3 дней голосования никакого финального решения не будет вынесено? 

Л. Шлосберг― Избирательный бюллетень будет выдан избирателям в том состоянии, которое будет в судебной системе на момент вступившего в силу решения суда. То есть на сегодняшний день решение суда вступило в силу. И избирательная комиссия не может печатать бюллетень с моим именем. Она как раз сегодня изъяла меня из этого бюллетеня и из информационного стенда. Но если в Верховном суде мы докажем нашу правоту, то избирательная комиссия будет заново печатать 500 тысяч бюллетеней и 300 информационных плакатов для избирательных участков, где будут указаны сведения о кандидате. Избирательная комиссия будет выполнять решение суда. Сегодня одно решение суда – они изъяли имя кандидата, биографию и фотографию из избирательных документов. Будет другое решение суда – все будут переделывать заново. 

С. Крючков― Что касается вашего присутствия в бюллетенях и, собственно говоря, в голосовании на местных псковских выборах, то там методические указания, которые дала Элла Александровна Памфилова, были приняты к сведению. И вы там остаетесь в списках фигурантом. 

Л. Шлосберг― Да, я остаюсь кандидатом в депутаты Псковского областного собрания. Я лидер списка партии «Яблоко» на выборах в Псковское областное собрание. На этот час никаких действий по исключению меня из этого списка не было. Исключить меня оттуда можно только на основании судебного решения. Если таковые судебные процессы будут инициированы, вы о них узнаете, можно сказать, первыми. Мы не будем никоим образом это скрывать. И если потребуется защищать избирательные права не только в Москве, но и в Псковской области, мы, безусловно, будем это делать. 

Еще раз хочу сказать, никаких оснований у суда исключать меня из списка и отменять регистрацию не было. Решение суда не основано на том законе, с помощью которого сейчас ограничивают избирательные права граждан. То есть это удивительная ситуация даже в нашей стране. Законодательство уже не нужно судам для того, чтобы принимать решение. Это 2021 год, Россия. Законы (даже репрессивные) – отдельно, а судебная практика – отдельно. Я полагаю, что нам будет что сказать в Верховном суде по тому безобразию, что произошло в Мосгорсуде и в Первом апелляционном суде. 

Л.Шлосберг: Еще раз хочу сказать, никаких оснований у суда исключать меня из списка и отменять регистрацию не былоQТвитнуть

С. Крючков― Лев Маркович, если абстрагироваться от вот этих формальных, буквоедских в плане законодательства изысканий, то с чем вы связываете такое пристальное внимание к вашей фигуре со стороны разных персон, которые жалуются на то, что вы якобы отвечаете за причастность к деятельности сочтенной экстремистской организацией и так дальше, и так дальше, и так дальше? 

Л. Шлосберг― Вы знаете, судя по тому, что я увидел и услышал в Москве, наши политические противники уверены в том, что если я буду в избирательном бюллетене в 207 Ховринском округе, то я выиграю эти выборы у Ирины Белых. Вот просто выиграю. У них нет никаких сомнений в этом. То есть они в этом уверены настолько, что уже не озабочены законностью продавливания решений судов. Это первая причина. И это, я думаю, главная причина. Дело не просто в отдельном поражении «Единой России», а в отдельном одномандатном округе. 

Причина заключается также в том, что сейчас те политические силы, которые заняты формирование персонального состава Государственной думы России, хотят сформировать Государственную думу из согласных шипящих звуков и больше не из кого. А я по их спискам прохожу по категории гласных. И вот допустить гласные буквы в Государственную думу следующего созыва эти люди категорически не хотят. Это не соответствует их представлениям о том, какая в России должна быть политика, кто должен заниматься политикой, кто может представлять интересы граждан. Поэтому здесь мы расходимся абсолютно радикально и кардинально. 

Думаю, что оба этих обстоятельства имели решающее значение для того, чтобы инициировать этот судебный процесс. 

С. Крючков― Если о том, что до обстоятельств. Собственно говоря, почему безосновательны те претензии, которые выдвинуты в ваш адрес теми людьми, которые инициировали этот процесс? Я думаю, что в большей или меньшей степени это всем очевидно, но, тем не менее, чтобы проговорить. Мне кажется, это будет важным. 

Л. Шлосберг― Важно проговорить. Для того, чтобы гражданин, не являвшийся ни сотрудником, ни учредителем, ни руководителем организации, признанной экстремистской, был лишен избирательного права, необходимо, чтобы по этому гражданину было отдельное решение суда об установлении факта причастности. Такого решения по мне не только не было, а такого судебного процесса не было. То есть его не было. В руках у суда и в руках у наших политических противников отсутствует такое судебное решение. Его нет. И мы об этом говорили в суде первой и в суде второй инстанции. 

Наши противники пытаются использовать административное наказание, которое мне вынес Псковский городской суд в январе 2021 года. 

С. Крючков: 23―го. 21-го, извините. Да, вы правы. 

Л. Шлосберг― Нет, сама акция была 23 января, а решение Псковского городского суда было вынесено 26 января и оформлено 29 января. Поэтому официально решение суда, безусловно, другой датой, не той датой, когда были политические события. 

И в этот день уже после окончания большого шествия, которое состоялось по всей стране, в том числе в Пскове, я предложил людям, которые продолжали стихийное движение по городу, на одном из участков Летнего сада пройти в гайд-парк – это специально отведенное администрацией области место, где до 100 человек могут выразить свое мнение по любым политическим вопросам без уведомления властей. Он оказался буквально на пути вот этой группы людей. Я также предложил полицейским не препятствовать движению людей в законное место и фактически из несанкционированного публичного мероприятия сделать хотя бы частично законное публичное мероприятие. 

Ну вот несколько десятков человек прошли вместе со мной меньше 100 метров по нашему Летнему саду к гайд-парку. Вот за это шествие длиной меньше 100 метров, где я предложил людям законно выразить свою волю и не заниматься незаконными публичными мероприятиями, за эти 100 метров меня признали организатором. И вот это решение суда об административном наказании и штрафе 20 тысяч рублей сейчас эксплуатируется нашими противниками как решение о причастности к деятельности экстремистской организации. Это нонсенс. Вообще, в делах по КоАП по административным правонарушениям причастность человека не может устанавливаться в принципе, она устанавливается в делах другой категории. 

Вот эти все вещи – они для юридического спора имеют базовое, фундаментальное значение. Ни не могут быть не восприняты судом. Но суд не воспринял законные вещи и воспринял незаконные вещи, к моему, на самом деле, большому сожалению, потому что это бьет по суду в моем понимании, это очень сильно бьет по этим выборам и это бьет по легитимности будущей Государственной думы, потому что как вы комплектуете этот, простите, Ноев ковчег, таким он и будет. 

С. Крючков― Что касается перспектив в дальнейших инстанциях – в Верховном суде и Конституционном. Понятно, что телегу поперек лошади ставить бессмысленно, но, тем не менее, как вы их оцениваете? 

Л. Шлосберг― С самого первого дня этого судебного процесса я сам и те юристы, которые помогают мне в этом судебном процессе и представляют интересы как мои личные, так и партии «Яблоко», те независимые специалисты, которым мы показывали судебные документы, нашу правовую позицию, в том числе апелляционную жалобу, все без исключения говорят о том, что наша позиция юридически безукоризненна, в ней нет изъянов. То есть это не та позиция, когда можно сказать: с одной стороны – вот так, а с другой стороны – вот так, вот аргументы за, вот аргументы против, и суд может вынести решение на основании баланса этих аргументов разных сторон. 

Здесь совершенно другая ситуация. У противной нам стороны нет никаких юридических оснований, для того чтобы их позиция была принята судом, но суд принимает эту позицию. У нас 6 пакетов оснований, каждого из которых одного достаточно, чтобы защитить нашу позицию. Тем не менее суд не воспринимает ни один из 6 аргументов. 

С. Крючков― Лев Маркович, благодарю вас. Истекло наше время. Мы желаем вам удачи. Это «Рикошет». С нами был политик Лев Шлосберг. Меня зовут Станислав Крючков. Я благодарю вас. Делайте свои выводы.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!