АВТОРСКИЕ ПУБЛИКАЦИИК списку всех публикаций

14 октября 2021, 10:00   Источник: Официальный сайт Льва Шлосберга

Не стать зверем

Открытое письмо сторонникам прекрасной России будущего

 

«Два пальца вверх – это победа!
И это – два пальца в глаза.
Мы бьемся насмерть во вторник за среду,
Но не понимаем уже четверга.

В этом мире того, что хотелось бы нам,
Нет!
Мы верим, что в силах его изменить
Да!
Но, революция, ты научила нас
Верить в несправедливость добра.

Сколько миров мы сжигаем в час
Во имя твоего святого костра?»

Юрий Шевчук, «Революция»

 

Алексей Навальный написал открытое письмо* из тюрьмы, адресованное ближайшим сотрудникам команды, назвав его письмом друзьям, и это обращение намного шире, чем для круга людей, работающих в одной организации. По существу, это письмо всем сторонникам, избирателям.

Письмо из российской тюрьмы – особый жанр русской литературы, который давно существует в нашей стране и который нельзя признать предметом национальной гордости. Это – часть национальной трагедии и часть трагедии миллионов людей.

Письма из неволи – печальная историческая традиция, когда статус узника, жертвы репрессий во многом определяет значение им написанного. То, что пишет пострадавший человек, всегда приобретает особую искренность и подлинность.

Навальный пишет о своём и других лишенных свободы людей положении: «русская жизнь». Но это жизнь, за каждой минутой которой проступает смерть. Российская тюрьма несовместима с уважением к личному достоинству человека, страшные подтверждения чему мы в очередной раз получили из публикаций портала Gulagu.net. Выжить в российской тюрьме физически и морально, не сломаться – огромное личное достижение.

Письмо Навального на волю – политическое послание действующего политика обществу. И это, безусловно, приглашение к публичному обсуждению написанного. Если находящийся в заключении политик обращается к неограниченному кругу людей, он преодолевает несвободу и говорит со всеми гражданами – и согласными с ним, и несогласными.

В письме есть вещи, с которыми я не могу согласиться. Более того, есть вещи, о которых необходимо говорить публично. Поэтому отвечу, также открыто. Давайте поговорим обстоятельно и спокойно, с уважением друг к другу. Это сохранит для каждого из нас шанс на прекрасную Россию будущего.

Иллюзия большинства

Алексей Навальный подводит итоги состоявшихся парламентских выборов и пишет: «Наше УМГ раздолбало ворье из ЕР так, что любо-дорого посмотреть... Мы-то задачу мобилизации людей выполнили. Мы (извините за капслок) СОЗДАЛИ БОЛЬШИНСТВО. И это прекраснейшее коалиционное (!) большинство. Трудное, нервное, требующее тонкой работы и бесконечных терпеливых разъяснений. Но создали, привели на участки и победили партию власти во всех основных округах крупнейших городов».

Безусловно, официальная статистика российских выборов может использоваться сейчас только как материал для исследований и расследований о масштабах фальсификаций в разных регионах и на разных избирательных участках. Анализировать её как политически достоверную невозможно.

Но, так или иначе, из 450 мест депутатов Государственной Думы 324 места отданы «Единой России». Это – не просто большинство, это конституционное большинство, позволяющее голосами одной фракции менять Конституцию и принимать федеральные конституционные законы. Именно для этого такое большинство создавалось, именно для этого использовалось ранее, именно для этого будет использоваться в дальнейшем. Не нужно иллюзий: изменения в Конституции 2020 года – не последние при Владимире Путине.

Я не вижу никаких признаков того, что в составе фракции тоталитарного большинства нового созыва есть хотя бы один депутат, способный проголосовать против Владимира Путина и его политической повестки.

Я не вижу также ни одного депутата в составе всех других фракций сформированной властями Государственной Думы, готового выступить против власти и политики Владимира Путина и представить альтернативу им.

Это – главный официальный результат парламентских выборов в России: в Государственной Думе нет ни одного независимого от Владимира Путина политика. Эту цель власти ставили перед собой, этой цели они добились той самой «любой ценой». Этот результат не изменится в течение пяти лет.

Я понимаю, что, говоря про «прекраснейшее коалиционное (!) большинство», Алексей Навальный пишет про избирателей, а не про депутатов. Но печальная правда заключается в том, что этого большинства тоже не существует, оно не появилось и не могло появиться в ходе произвольного голосования «за любого второго кандидата, кроме кандидата от «Единой России».

Мы не знаем (никто не знает), сколько избирателей на самом деле последовали призыву «умного голосования». Нет никаких даже косвенных статистических признаков того, что их было большинство. Но – самое главное – центром устойчивого притяжения избирателей должна быть участвующая в выборах политическая сила; это точно не может быть виртуальная и де факто не существующая сиюминутная коалиция из «всех, кто не».

Есть две политические партии, которые получили реальную существенную помощь от «умного голосования» на этих выборах – КПРФ и «Справедливая Россия – за правду». И есть простой способ проверить реальную политическую позицию этих (как и всех других) парламентских партий – на примере отношения к попытке отравления Алексея Навального. Кто из этих партий потребовал расследовать это преступление? Никто. Кто из них потребовал освободить Алексея Навального и всех других политических заключённых в России? Никто. Кто из них выступил против «обнуления» сроков Владимира Путина? Никто.

Тогда о чём речь? Мы что хотим сделать и чего хотим добиться? Какую прекрасную Россию будущего (без кавычек) мы хотим построить с этими политиками, с этими партиями? Какая власть будет сформирована в такой стране? Кто будет определять её политику по отношению к людям?

Мы хотим сломать систему и создаём большинство для разрушения существующего строя («весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…») или мы хотим создать и создаём большинство для строительства нового? Это – самый принципиальный вопрос для демократической оппозиции и гражданского общества.

Иллюзия революции

«Разрыв «реальные результаты выборов vs электронные и фейковые вбросы» — он никуда не делся. Не исчез. Да, революции не случилось, но и — не сомневайтесь — бесследно не пройдет», — пишет Навальный.

Это место в письме Навального особенно важно. Всё-таки — революция. Это – точка самоопределения, водораздел. Куда идти? Куда и к чему вести людей? Если к революции, то скажите об этом, пожалуйста, как можно громче и как можно яснее. Люди, идущие к революции, должны понимать, в какую сторону они идут. Должны понимать, что конкретно понимается под революцией. Должны знать, как прошли и чем завершились предшествующие революции в России.

Не нужно говорить, что между ХХ и XXI веком большая разница и повторение трагедии вековой давности невозможно. Правда заключается в том, что у революции не может быть никакого другого исхода, кроме трагедии – массового насилия, крови, убийства людей. Насилие – мать всех революций.

Кто как приходит к власти – так и будет управлять. Если прийти к власти с помощью насилия, власть будет действовать с помощью насилия. Не нужно испытывать иллюзий, что если дорога к власти проложена через насилие, то власть может быть гуманной и законной. Не может и не будет. Способ прихода к власти определяет всю дальнейшую работу власти.

Революция страшна не только человеческими жертвами. Она страшна ситуацией, когда можно всё и всем. Когда нет ограничений на произвол. Нет закона, нет права. Есть только насилие – со всех сторон. Насилие требует мести, месть взывает к насилию. И так – до последней капли крови.

Самое страшное во всех смыслах последствие революции (большевистского переворота) 1917 года – это гражданская война, начавшаяся по существу в день переворота 25 октября 1917 года и продолжавшаяся юридически до конца 1922 года, а очагами – до 1923 года. В этом пожаре ненависти погибло (точных данных нет и не будет никогда) от 10 до 17 млн. человек, около 7 млн детей стали беспризорными, несколько миллионов человек навсегда покинули Россию.

Повторение невозможно? Вопрос ведь не в цифрах предполагаемых жертв, вопрос в принципиальной допустимости жертв. Если вы допускаете революцию – вы допускаете человеческие жертвы.

Если вы допускаете человеческие жертвы – можно ли узнать список допустимых жертв? Очевидно, это люди, живущие в России, не имеющие возможности или не желающие уехать из страны, связывающие свои жизненные, в том числе политические, планы с жизнью в стране.

Если вы допускаете человеческие жертвы – значит, вы готовы идти к власти любой ценой. К своей власти любой человеческой ценой.

Но чем тогда вы отличаетесь от тех, кто готов сохранить свою власть любой ценой?

Стремясь сменить власть, нельзя превращаться в тех, кого хочешь сменить.

И ещё одно место в письме Алексея Навального меня поцарапало: «Когда вы работаете, у вас никогда и ни при каких обстоятельствах не должны возникнуть мысли: «как бы не пережестить, вдруг это повредит Навальному?» или «может, это не публиковать, а то мало ли, чего выйдет с ним?». Публикуйте. Жестите. Работайте без оглядки. С террористами, захватывающими заложников, мы переговоров не ведем».

Только здесь важно говорить не только и даже не столько про Алексея Навального. Надо говорить в первую очередь о тех, кому предлагается «жестить и работать без оглядки». Про тех, о ком не будут вести переговоры с террористами, захватившими заложников. Это ведь они лично будут рисковать. Жестить лично. Работать без оглядки лично. Они не Навальный, мир не будет смотреть за их жизнью и смертью. Может никто ничего ни о ком не узнать. Никогда. Найдут повод, посадят человека, сломают жизнь. В оглушительной, как смерть, тишине.

Давайте по большому счёту: кто из политиков, инициировавших протесты в этом году, взял на себя ответственность за судьбы сотен подозреваемых и обвиняемых по более чем 100 уголовным делам, возбужденным после уличных акций 2021 года? Кто знает имена этих людей? Как много пресса пишет об этих людях? Как надежна была их защита? Как они чувствуют себя в СИЗО и колониях? Как живут их семьи?

Если все эти люди – жертвы несостоявшейся революции, можно ли сказать об этом прямо: «Мы надеялись на революцию и призвали людей на улицы. Революции не случилось. Люди пострадали. Мы несём ответственность за судьбы этих людей. Сделаем для них всё, что можем. Простите нас».

Давайте каждый будет платить свою цену за свободу сам. Лично.

«Сколько миров мы сжигаем в час / Во имя твоего святого костра?».

Образ зверя

Говоря о будущем своей организации и команды, Алексей Навальный написал: «Под этим прессингом мы эволюционируем и изменимся. Пока точно не ясно, каким зверем мы станем, но точно красивым. И быстрым. И смелым. И с острыми зубами».

Я привык внимательно читать написанное. Читаю: «Зверем с острыми зубами». Не считаю это оговоркой или шуткой. Речь ведь точно не про скифо-сибирский или германский звериный стиль в искусстве. Если политик ассоциирует себя со зверем – то почему и для чего? Какой образ он создаёт для общества? Чем будет заниматься этот зверь в российской политике? Зверствами?

Стать зверем – значит озвереть. Буквально так. Другого смысла нет.

Озвереть в ситуации тотального насилия нетрудно. Но нужно хорошо понимать, что утрата человеческого облика демократической оппозицией – мечта нынешней российской власти. Чтобы люди испугались оппозиции, она должна быть безжалостна и бесчеловечна. Страшна и опасна, как зверь.

Лишение свободы обостряет чувства и ожесточает людей. Лишение свободы – это ненормальное состояние человека. Я понимаю, в каких чувствах Алексей Навальный пишет: «ужасно по вам всем скучаю, хочу всех обнять».

И это читается как обращение не только к сотрудникам своей команды. Читается намного шире – как обращение к стране. Но нельзя обнимать людей, держа в руках молот революции, под ударами которого эти люди могут погибнуть. Нельзя выращивать в себе и людях зверя – на беду себе и всем.

Я сочувствую Алексею Навальному. Его хотели убить. Он чудом выжил. Он вернулся в Россию и лишен свободы по не формально юридическим, а политическим причинам. Навальный – политический заключённый Владимира Путина. Но он – действующий политик. Обращаясь к людям из тюрьмы, он пишет о политике и говорит о своих политических планах. Эти политические планы касаются не только нескольких десятков людей, с которыми он работал в одной команде. Они касаются всей страны, десятков миллионов людей. Эти планы – предложение направления движения для общества и государства.

В мои представления о направлении движения страны к прекрасной России будущего никак не входит озверение политики и расчеловечивание людей.

С этим направлением в политике я не согласен. Это направление может привести в места лишения свободы тысячи и тысячи людей. Это направление может прервать жизни тысяч людей. В том числе жизнь Алексея Навального.

А я хочу увидеть его живым и на свободе. Хочу, чтобы он вернулся к семье, увидел и обнял родных. Согрел их и придал им силы жить.

Я не хочу видеть зверем никого. В том числе Алексея Навального.

Хочу, чтобы преступники, заказавшие, организовавшие и выполнившие покушение на жизнь Алексея Навального, были установлены независимым судом в России на открытом и состязательном процессе. И были справедливо наказаны в соответствии с законом.

Независимый суд будет возможен после смены власти в России. Но только после смены политики насилия на политику свободы и права. Это невозможно сделать с помощью революции.

Политику насилия на политику свободы и права невозможно сменить через озверение общества и расчеловечивание политики. Нельзя стать зверем во имя добра.

Как жить? Что делать?

Что надо понимать и что нужно сделать, чтобы принести свободу, право и мир в нашу страну?

Вот – главный вопрос политической повестки дня в России.

Я предложу свою версию ответов.

Первое. Надо честно признать перед собой и сказать об этом обществу, что парламентские выборы 2021 года завершились поражением демократических политических сил. Абсолютно ничего не говорит о победе ни по спискам политических партий, ни в одном одномандатном округе. Нужно расстаться с иллюзиями и принять реальность – как врачебный диагноз.

Второе. Нужно понять, что политический режим Владимира Путина в 2021 году окреп, а не ослаб. Способом разговора с гражданским обществом у этого режима являются политические репрессии и удушающая всё живое ликвидация прав и свобод человека, в том числе права на свободные выборы. События 2021 года, в том числе уличные протесты, не укрепили, а ослабили сопротивление режиму, деморализовали многих людей, многих привели к лишению свободы, многих выдавили из страны. Эти процессы продолжаются. Людям страшно.

Третье. Нужно увидеть, что власти не только обесчеловечились сами, но стремятся расчеловечить и ожесточить гражданское общество, чтобы сделать оппонента неотличимым от себя. На эту задачу работают все варварские законодательные механизмы маркировки людей и гражданских организаций в качестве «иностранных агентов», «нежелательных организаций», «экстремистов» и «террористов». В обществе культивируются доносительство, предательство и подлость. Демократическим гражданам и демократическим политикам нельзя озвереть вслед за властями, нельзя превратиться в свою противоположность. Сохранение гуманистических основ общества стало общенациональной политической задачей.

Четвёртое. Нужно осознать каждому, буквально каждому человеку, что быть человеком – это работа. Личная работа каждого над собой. Никто – ни государство, ни общество в целом, ни партии, ни образование, ни наука, ни вся человеческая культура – не сделают вместо самого человека его личную работу над собой. Быть зверем – нетрудно, это означает быть в толпе, быть в стае. Чтобы озвереть, надо катиться под гору. Не нужны никакие усилия, кроме первобытных инстинктов. Чтобы быть человеком, надо подниматься в гору. Шаг за шагом, самому, не оглядываясь на других. В том числе на толпу. Человек – в любую эпоху – отвечает за себя сам.

Пятое. Нужно принять как аксиому, что демократические политические силы в России делают ставку на смену власти мирным путём через выборы, несмотря на то, что выборы как система свободного волеизъявления в нашей стране практически уничтожены. Борьба за свободные выборы даже при отсутствии выборов является задачей номер один для демократических политиков. Именно эта принципиальная позиция является точкой сборки демократических политических сил. Насилие неприемлемо. Ложь неприемлема. Революция неприемлема.

Шестое. Нужно осмыслить, что создание устойчивого политического большинства в стране возможно только при создании общенационального сообщества самостоятельных и самодостаточных избирателей – миллионов людей, принимающих решения по своему личному политическому убеждению, а не по сиюминутным и внеценностным рекомендациям. Т. н. «умное голосование» наносит удар по ценностным основам общества и политически развращает его, уничтожает идеалы и мораль в политике, делает политику всеядной и беспринципной, разрушает человеческие отношения между политиками и обществом.

Седьмое. Консолидацию демократических избирателей нужно проводить вокруг ценностей – принципов и содержания новой политики. Не вокруг разрушения, а вокруг задач нового политического строительства. Вопрос о том, что строим, важнее вопроса о том, что разрушаем. Смена власти не означает разрушение государства. Без достижения общественного согласия по содержанию новой политики невозможен новый общественный договор.

Восьмое. Для демократических политических перемен в России необходима сильная демократическая партия, объединяющая гражданское общество. Вся система власти в стране сейчас противостоит работе такой партии. Манипулирование общественным мнением, ставка на революцию и расчеловечивание политики прямо работают против такой партии. Такая партия может стать противовесом тотальному и тоталитарному союзу политических сил, в том числе парламентских, поддерживающих Владимира Путина, только тогда, когда сможет получить массовую поддержку общества – не только на выборах, а в повседневной жизни. Политическая работа по выращиванию такой партии и её общественных связей должна стать точкой сборки демократических сил России. Это – главная политическая работа сегодня.

Девятое. Работа по созданию демократического общественного большинства будет долгой. Это не только работа на выборах и точно не список сиюминутных подсказок, как голосовать. Никто не может сейчас назвать сроки перемен и события, которые их ускорят. История будет двигаться в том темпе, в котором решит время. Нужно спокойно идти вместе со временем. Нельзя потерять лицо. Нельзя превращать на этой дороге избирателей в одноразовых солдат. Нельзя идти по сломанным жизням. Нельзя убеждать людей в несправедливости добра.

Десятое. Демократическим избирателям России нужна уверенность в том, что их представители в политике не предадут людей, не принесут их в жертву, не бросят один на один с произволом властей, не пойдут к власти по крови и слезам своих сторонников. Политическая работа в нашей стране стала в огромной своей части правозащитной. Эта работа предполагает в первую очередь защиту права человека на жизнь. Политика в России сегодня не может быть безопасной. Но демократический политик должен заботиться о безопасности своих сторонников, избирателей. Можно жертвовать собой, если так складываются жизненные обстоятельства, но нельзя жертвовать людьми.


* * *
Россия будет свободной. Но для этого не нужно ставить перед свободными людьми выбор из трёх зол: предать себя, сесть в тюрьму или уехать из страны.

Лев ШЛОСБЕРГ, член Федерального политического комитета партии «ЯБЛОКО»

 

*Письмо А. А. Навального опубликовано на сайте международного русскоязычного издания «Медуза», которое власти РФ считают СМИ-иностранным агентом.

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!