ПРЕССАК списку всех публикаций

11 апреля 2020, 10:00   Источник: Росбалт

ИП вынесен смертельный приговор

Микробизнесы разоряются из-за коронакризиса каждый день. И разрешение вернуться к работе этот процесс уже не остановит.

Индивидуальные предприниматели и до нынешнего кризиса с закрытием магазинов, салонов и микроофисов не имели большой прибыли, поэтому не могли «накопить жирка», а сегодня оказались в самом плачевном положении. Они не в состоянии не только оплатить наемным работникам предписанную президентом зарплату за время простоя, но и аренду коммерческих площадей. При этом лишь единицы муниципалитетов идут им навстречу и предоставляют минимальную поддержку, потому что на федеральном уровне таких решений не принято. Выживут ли ИП в таких условиях?

Лев Шлосберг, руководитель фракции «Яблоко» в Псковском областном собрании депутатов:

Фото с сайта shlosberg.ru

«Вынужденный простой уже поставил на грань разорения абсолютное большинство индивидуальных предпринимателей и людей, ведущих малый бизнес, у которых, как правило, нет никаких финансовых запасов. Эти люди либо, по существу, самозанятые, то есть не работающие с наемными работниками, либо люди, с которыми работают только несколько наемных работников. Годовой оборот таких предпринимателей очень невелик. Некоторые из них пользуются заемными ресурсами. Но главная особенность этого бизнеса заключается в том, что он живет только тогда, когда „дышит“. То есть это бизнес, который нельзя останавливать. Он не может законсервироваться и спустя какое-то время вернуться, потому что неисполнение обязательств перед наемными работниками (там, где они есть), невыполнение обязательств (пусть даже скромных в численном выражении) перед бюджетом и социальными фондами приводит к закрытию этого бизнеса.

Как правило, люди, которые ведут этот бизнес, получают небольшой собственный доход на личное потребление, а все остальное тратят на само производство. Им — если это материальное производство — нужны комплектующие, а сейчас остановились в числе прочего и поставки комплектующих. Если это услуги, то им нужны клиенты, а клиенты сейчас не могут посещать эти бизнес-точки — общепита или сервисных услуг, — потому что людям предписано находиться дома.

Вообще ситуация с малым бизнесом в нашей стране изначально крайне сложная, поскольку у малого бизнеса затруднен доступ к заемным средствам. Банковские условия для них малопосильны, и у них нет достаточной гарантии выхода на рынки. В целом малый и средний бизнес в нашей стране занимает примерно 15-20% того сектора рынка, где он мог бы присутствовать. Соответственно, государство не считает важным в принципе заботиться о небольшом сегменте экономики. Власти не заинтересованы в расширении числа экономически самостоятельных людей — и это принципиальная политика, — потому что эти люди независимы от бюджета и обеспечивают себя сами.

Все представители малого бизнеса, которые сейчас были вынуждены остановить работу, не в состоянии платить зарплату своим наемным работникам иначе как из заработанных в бизнесе денег. А им предписали сохранить рабочие места и платить зарплату. Это просто невозможные условия, и те предприниматели, которые пытаются выполнить закон, сейчас действуют на основании Трудового кодекса и при объявлении простоя платят две трети зарплаты. Но при этом у большинства бизнеса и на это денег нет, поэтому с людьми просто расстаются.

Способ сохранить наемных работников в данном случае находится не в руках у бизнеса, а в руках у государства. Люди, предприятия которых остановлены согласно решению властей, должны получать зарплату или компенсацию этой зарплаты из федерального бюджета».

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК, доктор экономических наук:

Фото ИА «Росбалт»

«Пострадавшие от ограничительных мер отрасли известны — их более двадцати, начиная от туризма, который первым принял на себя удар коронавируса, продолжая сферой общепита, развлекательной отрасли, кинотеатров и т. п. Это те сферы, где осуществлялись тесные коммуникации людей, которые теперь запрещены. Они и пострадают больше всего.

Требование сохранения зарплаты в условиях, когда не работают предприятия, это малореалистичное, мягко говоря, пожелание или требование. Чудес не бывает: если предприятие не работает, дохода нет, то и зарплаты не будет. Предприятие надо закрывать.

Меры поддержки, которые объявлены — это не то, что надо. Допустим, объявлено, что для малого бизнеса размер страховых платежей снижается с 30% до 15%. Логика у властей такая: в результате уменьшения страховых платежей у предприятия высвобождаются средства для уплаты налогов. Вроде бы логично. Но если предприятие не работает, у него нет дохода, то снижение страховых платежей не имеет никакого значения. Если в принципе дохода нет, то с чего платить зарплату, не говоря уже о налоге на эту зарплату?

В объявленных властями мерах поддержки, на мой взгляд, нет главного: государство должно бы напрямую субсидировать зарплаты в наиболее пострадавших отраслях. У государства есть такие средства. На 1 апреля в Фонде национального благосостояния было накоплено почти 13 трлн рублей. Денег достаточно, но государство не хочет с ними расставаться. Наверное, оно хочет сидеть на мешке денег, чтобы быть уверенным, что, если станет хуже, оно найдет финансы. Но я боюсь, что от этой экономики уже мало что останется».

Роман Коростелев, координатор предпринимательского сообщества «ИП против узаконенного грабежа»:

Фото из личного архива Романа Коростелева

«Разорение индивидуальных предпринимателей — это уже даже не прогноз, а наступившие реалии. По себе лично могу судить. У меня в кармане лежат последние деньги — 170 рублей. Лично я, наверное, смогу выпутаться, выкрутиться, выжить за счет помощи родни. Но при этом платежи по аренде никто не отменял, взносы никто не отменял. Поборов остается очень много.

Первыми разоряются те, кто работает в сфере услуг или торгует одеждой. У тех же предпринимателей, кто, например, торгует продуктами, сильно упал спрос. Таксисты вроде продолжают работать, но на их услуги спроса тоже нет. Еще до самоизоляции спроса почти не было, а теперь люди вообще по домам сидят. То есть даже те предприниматели, которые работают, находятся на грани.

Есть поговорка: свято место пусто не бывает. Если ИП разорятся, то их место займут, конечно, не коллеги по предпринимательскому цеху, уже не малый бизнес. Может, какие-то крупные сети начнут сами огурцы с арбузами выращивать. А начнут ли при крупных сетях парикмахерские работать? Кажется, это сейчас звучит как бред, но, возможно, что так и будет.

Если на сегодня есть возможность свернуть, закрыть ИП и стричь или печь пироги на дому, то лучше так и сделать».

Дмитрий Травин, научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге, кандидат экономических наук:

Фото ИА «Росбалт»

«Проблемы будут очень серьезные. Если бизнес не может работать, то естественно, что какая-то его часть разорится из-за запретов, а другая часть будет терять из-за отсутствия спроса, из-за того, что люди не могут приобретать товары, как до кризиса.

Нельзя говорить: разорятся все или не все. Но чем дольше будут „карантинные“ меры, тем большая часть бизнеса будет под угрозой. Если срок этих мер будет небольшим, до мая — то разорится какая-то часть бизнеса, а кто-то останется. Сейчас туризм практически умирает, проблемы испытывают различные транспортные компании — начиная от крупных, от авиакомпаний, и заканчивая маршрутками, которые сокращены в значительном количестве, страдают кафе и рестораны, гостиницы.

Где-то произойдет укрупнение, и на место малого бизнеса придет крупный. Это даже не от кризиса зависит: такой процесс происходит в любое иное время».

Дмитрий Ремизов

Поздравляем,
Ваш электронный
адрес подписан
на рассылку!